Глава - 697: У ворот Города Феникса
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Пройдя через духовную формацию, Юнь Чэ оказался на первом этаже Гильдии Черной Луны. Так как это был всего – лишь начальный уровень, аура здесь была куда как менее насыщенной, чем на седьмом этаже. Он посмотрел по сторонам, судя по всему, духовная формация привела его в небольшую аккуратно обставленную комнатку, служащую приемной. Но не успел Юнь Чэ рассмотреть все детали обстановки как его взгляд уткнулся в одну точку. Мужчина средних лет медленно поднялся со стула и улыбнулся: “Чэ’эр, ты вернулся”. Рот Юнь Чэ непроизвольно открылся. Он сделал несколько шагов вперед, прежде чем упасть на колени: “Дядя Ся…”, а затем после недолгой паузы продолжил уже более спокойным тоном: “Тесть, вот мы и встретились снова”. “Хаха, поднимайся”. Ся Хун И протянул руку Юнь Чэ, по-прежнему не отрывая от того взгляда: “Шесть лет прошли так быстро, ты вырос. Во время свадьбы с Цин Юэ ты доставал мне только до лба, а сейчас уже перегоняешь на пол головы”. Юнь Чэ не виделся с Ся Хун И с тех пор как его изгнали из клана Сяо. Вернувшись же в Город Плывущего Облака, он застал лишь заброшенный дом семьи Ся. Три года назад, находясь в Городе Феникса, Юнь Чэ случайно узнал, что Су Хун И – член Гильдии Черной Луны и проживает в её здании, но в тот момент он не нашёл в себе сил на эту встречу. Он не заметил никакой печали или мрачности в поведении Ся Хун И; скорее спокойствие и расслабленность. Поэтому и сам повеселел: “Если говорить о росте, то нельзя не упомянуть Ся Юань Ба. Если Тесть сейчас увидит своего сына, то может не узнать”. “Ох? Ты виделся с Юань Ба?” с прежней улыбкой спросил Ся Хун И, но в глазах его появилось беспокойство. “Да” кивнул Юнь Чэ. Гильдия Черной Луны знает практически о любых событиях, происходящих на Континенте Бездонного Неба, так что Ся Хун И вероятно также в курсе: “Юань Ба вырос прекрасным человеком. Прямо сейчас он защищает Империю Голубого Ветра от захватчиков… и пока он это делает, ни единый солдат Империи Божественного Феникса не сможет приблизиться к столице!” “Молодец… молодец”. Беспокойство во взгляде Ся Хун И сменилось на гордость и удовлетворенность. “После того как мы восстановим Империю Голубого Ветра и вернем ей былое величие, вы сможете встретиться… уверен, этот день уже не за горами”. “Юань Ба…” тихо пробормотал Ся Хун И и тяжело вздохнул. Кто бы мог подумать… Ся Юань Ба, чей талант считался крайне посредственным даже в Городе Плывущего Облака, над которым издевались во Дворце Голубого Ветра, спустя всего несколько лет возродился подобно фениксу и сейчас стоит на вершине Континента Бездонного Неба, его имя заставляет понервничать даже членов Четырех Священных Земель. Если другие были просто в шоке от такой трансформации, эмоции Ся Хун И же оказались гораздо сложнее. Двое мужчин сидели друг напротив друга и улыбались; Юнь Чэ всегда уважительно относился с Ся Хун И, ведь тот единственный за исключением его дедушки, Сяо Ле, кто относился к нему по доброму в Городе Плывущего Облака. Более того, он никогда не называл Юнь Чэ ‘калекой’ и сдержал обещание, выдав за него свою дочь, даже взяв на себя организацию свадьбы. С высоты своего опыта двух жизней, наполненных болью и предательствами, Юнь Чэ прекрасно понимал, как драгоценны столь доверительные отношения. Ся Цин Юэ отправилась во Дворец Ледяного Облака, а Ся Юань Ба пропал… ужасный удар для Ся Хун И. В поисках Ся Юань Ба, он бросил семейный бизнес, покинул Город Плывущего Облака и использовал все свои связи, чтобы присоединиться к Гильдии Черной Луны, а позже и переехать в её главное здание. В Гильдии Черной Луны дни проходили один за другим, заполненные рутинными занятиями. Он встречался со множеством людей в попытке узнать хотя бы слухи о его детях и Юнь Чэ. “Тесть, я бы хотел задавать вам вопрос. Но не уверен стоит ли начинать с него, когда мы только встретились…” Юнь Чэ действительно собирался расспросить Ся Хун И, однако открыв рот, он внезапно заколебался… ведь этот вопрос вероятно пробудит болезненные воспоминания Ся Хун И. “Хочешь спросить… о матери Юань Ба и Цин Юэ?” мягко сказал он. “…” Юнь Чэ застыл с удивленным лицом. “Хаха, вполне ожидаемо” с натяжкой рассмеялся Ся Хун И, в то время как его лицо резко осунулось, словно он выпустил печаль, которую сдерживал долгие годы: “Юань Ба и Цин Юэ – дети торговца и все мои предки были торговцами. Мой отец, дедушка и я сам отреклись от пути развития внутренней силы. И все же Цин Юэ с ранних лет показала себя как необычайно талантливого ребенка, а Юань Ба… за несколько лет он достиг уровня, находящегося за гранью для большинства людей”. Юнь Чэ некоторое время молча думал, прежде чем слегка кивнуть: “Так как я знал о вашей семье чуть больше чем другие, то всегда хотел узнать ответы на множество вопросов”. “Я знаю, что Юань Ба обладает особой силой, называющейся ‘Божественные Каналы Тиранического Императора’. Но в чем именно заключается особенность представляю слабо, однако сильнейший практик Континента Бездонного Неба – Святой Император Святилища Абсолютного Монарха высоко ценит Юань Ба. Его появление три года назад вызвало огромный ажиотаж среди Священных Земель. И после этого множество людей начало тщательно исследовать мою семью, её прошлое и непосредственно мой уровень внутренней силы. Но все они ушли с пустыми руками, хаха…” Ся Хун И слабо усмехнулся. Судя по его реакции, он не был сильно удивлен способностями, проявленными его сыном Ся Юань Ба и дочерью Ся Цин Юэ. Лицо Ся Хун И выражало скорее некую глубокую меланхолию. После долгой паузы, Юнь Чэ тихо сказал: “Мною движет лишь простое любопытство, если тестю сложно обсуждать этот вопрос – я пойму…” “Холодной зимой двадцать пять лет назад” внезапно перебил его Ся Хун И. Он поднял голову и затуманенным взором уставился в потолок: “Я заключил крупную сделку за пределами города и возвращался домой уже ближе к закату. Внезапно вокруг меня поднялась буря. Из-за мороза и приближающейся ночи я решил срезать путь через холмы, где по слухам обитали агрессивные духовные звери. Где-то в середине пути мои слуги заметили… человека без сознания, лежавшего в снегу неподалеку”. “Молодую девушку примерно моего возраста. Она была одета во все белое, но большая часть её одежд была пропитана кровью. На тот момент мне было чуть больше двадцати лет, но главный принцип любого торговца – не лезть в дела духовных практиков, уже крепко сидел в моей голове. Спасти незнакомого человека, которого явно преследуют… полнейшее безумие. Но девушка была так прекрасна, что не описать словами.1 Почти сливавшаяся со снегом и еле дышавшая, она выглядела настолько хрупкой… я просто не мог пройти мимо. В итоге я принял решение забрать её с собой в Город Плывущего Облака… отчетливо осознавая, что мне это еще аукнется”. 1 ПП – словно нефрит☺ “…”Юнь Чэ слушал молча, он знал – девушка, спасенная Ся Хун И была матерью Ся Юань Ба и Ся Цин Юэ. В каких же необычных обстоятельствах они повстречались. Кто она и откуда? “Я принёс её к себе домой, но проходили дни, а она все также оставалась в бессознательном состоянии, жизнь медленно утекала из ее тела. Я искал помощи у самых знаменитых врачей, доехал даже до Города Новой Луны. Но каждый из них повторял одни и те же слова ‘её жизнь подходит к концу, я не могу ничем помочь’. И вот спустя неделю, когда я уже потерял всякую надежду, она очнулась… ослабленная и потерявшая память”. “Потеряла память?” удивленно спросил Юнь Чэ. “Да, она не знала, кто на неё напал, кто она такая и откуда пришла. Может быть причиной тому была рана на голове. Она осталась в семье Ся и из-за своего крайне слабого здоровья очень редко покидала пределы дома. Я заботился о ней и не жалел денег на лекарства в надежде помочь… но какие – бы зелья или пилюли она не пробовала, ничего не помогало. Даже после легкой прогулки она еще долго не могла избавиться от отдышки. К счастью, за исключением слабости, других симптомов у болезни не было”. Лекарства не помогали? Но при этом никаких симптомов болезни? Даже Юнь Чэ был озадачен. “Так как мы встретились холодной зимней ночью, я предложил ей имя Дун Юэ. Мне показалось забавным если бы моя летняя фамилия Ся контрастировала с её зимней Дун. Я проводил с ней почти все время, пока не понял, что влюбился. Я не знал кто она, где её дом и родственники, но любовь пересилила любые опасения и спустя два года мы поженились. Вскоре она забеременела, но опять же из-за своего слабого здоровья врачи настойчиво рекомендовали ей отказаться от ребенка. Я был солидарен с врачами, но она настояла на родах… спустя всего семь месяцев родилась Цин Юэ.” “Причина ли тому преждевременные роды или слабость Дун Юэ, но наша дочь не кричала после рождения, а её тело было холодное словно лед. Акушерки и доктор уже собрались объявить девочку мертворожденной, но внезапно твой отец, Сяо Ин, заметил, что в Цин Юэ еще теплится жизнь, он влил свою внутреннюю энергию в её тельце, дал ей шанс на выживание. Благодаря Сяо Ин случилось чудо и спустя два часа Цин Юэ издала первый крик…” “…” сердце Юнь Чэ гулко билось; эта история стала своеобразной легендой Города Плывущего Облака, он сам не раз слышал её от Сяо Ле. Собственно, поэтому Ся Хун И в порыве благодарности предложил выдать замуж Ся Цин Юэ за сына Сяо Ина, когда они повзрослеют. Ся Хун И на мгновение прикрыл глаза прежде чем продолжить: “Сперва мы думали, что из-за недоношенности Цин Юэ будет болезненным ребенком. Но все случилось совсем наоборот, она росла всегда бодрой и совершенно здоровой девочкой. Более того, она обладала невероятным для своего возраста умом и мудростью. На этом чудеса не закончились, Дун Юэ спустя всего месяц после родов полностью восстановилась, то есть восстановилась до уровня обычного человека. Более она не страдала от слабости. Спустя еще год родился Юань Ба…” Ся Хун И внезапно остановился. Его взгляд по-прежнему был направлен в потолок, но на глазах виднелись слезы, а руки затряслись. Встретить свою вторую половинку и завести детей, увидеть, как его жена излечилась от болезни, а сын и дочь растут здоровыми и веселыми, окруженные теплом и заботой… О чем еще он мог мечтать. Ся Хун И молчал долгое время, словно полностью уйдя в счастливые воспоминания. Юнь Чэ терпеливо ждал, но в итоге не выдержал: “И… что случилось после? Со слов дедушки, мать Юань Ба и Цин Юэ умерла от болезни… это правда?” Раньше он никогда не сомневался в этой версии, на то не было причин. Но после рассказа Ся Хун И у Юнь Чэ возникли подозрения. “Когда Цин Юэ было четыре года, а Юань Ба три, она… ушла” с трудом выговорил Ся Хун И. “Ушла?” “Улетела… улетела словно небесная дева.” Юнь Чэ: “?!” “В тот день к ней вернулись воспоминания и спящая внутри сила… после этого не прошло и часа… она ушла… она рыдала, но не изменила своего решения… сказала, что теперь с восстановившейся силой, её ауру будет слишком легко засечь… и если она задержится, то принесет ужасные беды мне и нашим детям… прощальные слова… мы никогда больше не встретимся… чтобы я не пытался искать её… продолжал жить, как если бы она уже…” Голос Ся Хун И был пронизан болью и даже спустя двадцать лет воспоминания о жене мучили его все с той же силой. Он был владельцем крупнейшего в городе торгового предприятия, воротил огромными сумами, но никогда более не заводил романов с женщинами. Сложно представить, какое огромное место в его сердце заняла девушка с именем ‘Дун Юэ’. “Эм… а она не назвала… место куда собиралась отправиться?” осторожно спросил Юнь Чэ. Ся Хун И не меняя позы лишь испустил тяжелый вздох и медленно произнес два слова, навсегда отпечатавшихся в его сердце. Два слова, которые ни о чем ему не говорили, как бы он не искал… “Царство Богов”. “!!” Юнь Чэ открыл рот от изумления и долгое время не мог выдавить из себя ни звука. Когда он наконец покинул Гильдию Черной Луны была уже середина дня. Он посмотрел в небо и задумчиво сказал: “Какой же загадочной оказалась история матери Цин Юэ и Юань Ба. Зато теперь все встает на свои места, объясняя Божественные Каналы Тиранического Императора, Сердце Снежного Зеркала и Тело Девяти Душ... наследие от матери”. “Впервые я услышал о Царстве Богов от Бога Дракона. Теперь еще одно упоминание, на этот раз в истории дяди Ся”. “Женщина ни за чтобы не бросила своих детей и мужа навсегда… вероятно у неё были серьезные на то причины. Если я, когда-нибудь попаду в это Царство Богов, то может быть смогу лично расспросить её… хотя бы ради Юань Ба и Цин Юэ”. Услышав монолог Юнь Чэ, Жасмин очнулась ото сна в Небесной Ядовитой Жемчужине и, подняв одну бровь, спросила: “Ты действительно хочешь отправиться в Царство Богов?” “Ну конечно” не раздумывая, кивнул он: “Я пообещал Богу Дракону. Ведь только благодаря его самопожертвованию я сейчас обладаю таким телом и силой. Если это возможно – я обязательно выполню его просьбу”. “Пожалуй, стоит сразу развеять твои наивные мечты” ледяным голосом произнесла Жасмин. “Э? Почему? Разве ты не хотела, чтобы я отправился туда?” с изумленным видом переспросил Юнь Чэ. “Слишком рано думать о подобных путешествиях” а затем она вдруг резко сменила тему: “Гораздо больше тебя сейчас должна волновать связь между Гильдией Черной Луны и Верховным Океаническим Дворцом”. “О, этот вопрос я уже решил”. Сказал Юнь Чэ и направил взгляд на полумесяц, затерявшийся высоко в облаках: “Вероятно, Гильдия Черной Луны находится под покровительством Верховного Океанического Дворца… или они две части одного целого”. “Другие Священные Земли имеют множество поставщиков необходимых им ресурсов, владеют богатыми землями, в то время как Верховный Океанический Дворец находится посреди океана. Однако он не уступает другим священным землям в силе, скорее наоборот идет вторым после Святилища Абсолютного Монарха. Они не могут добывать ресурсы со своих территорий, но тысячи лет сохраняют свой статус. Логично предположить, что их поставщиком является Гильдия Черной Луны”. “Кажется Цзы Цзи специально дал мне подсказку. К тому же он очень настаивал на личной покупке десяти Пилюль Повелителя и неодобрительно высказывался об идее их продаже другим священным землям”. Почесав подбородок, продолжал Юнь Чэ: “Верховный Океанический Дворец стал обладателем десяти Пилюль Повелителя еще до начала торгов, в то время как на долю остальных осталось всего двадцать штук. Вероятно, Четыре Священные Земли решат разделить их поровну и в итоге Верховный Океанический Дворец увеличит свои запасы до пятнадцати штук”. “Но все это ерунда, ведь в распоряжении Дворца Ледяного Облака окажется три тысячи пилюль!” “А священные земли пусть грызутся за крошки, хахаха” довольно рассмеялся Юнь Чэ. Он держал путь на запад… в сторону Секты Божественного Феникса. “Используешь Небесное Сокровище ради создания таких глупостей, еще и злорадствуешь. Ты практически оскверняешь Небесную Ядовитую Жемчужину! Совесть поимей!” презрительно фыркнула Жасмин. “Так, пора расплатиться с долгами…” мрачно сказал Юнь Чэ. Город Феникса располагался на северо-западе Города Божественного Феникса, своего рода город внутри города. Город Феникса наравне с Дворцом Божественного Феникса являлся центральным столпом Секты Божественного Феникса. Один представлял силу, а другой власть. Тем не менее, два этих места охранялись лучше, чем любой другой объект в Империи Божественного Феникса, даже если смотреть в масштабах всех семи империй, им не было равных. Чем ближе к городу приближался Юнь Чэ, тем выше становилась температура воздуха в округе. Он второй раз посещал это место, но теперь уже с совсем другим настроением и целью. Снова взглянув на скульптуру феникса, высоко поднявшего голову и расправившего крылья, он уже не восхищался как три года назад. Перед его глазами мелькали кадры с опустошенными землями Империи Голубого Ветра, превращенные в руины города, люди, потерявшие все, места сражений, заваленные костями и залитые кровью… надгробный камень Цан Ван Хэ… слезы Цан Юэ… крики солдат… бессильные вопли Сы Кун Ду… В его груди горел огонь ярости и ненависти… ни на секунду он не забыл зачем пришёл сюда, о миллионах убитых людей… о своем доме, что едва не исчез в его отсутствие. “Кто идет? Это Город Феникса, простолюдинам вроде тебя здесь не место, проваливай!” Не слишком дружелюбно поприветствовал Юнь Чэ ученик, охранявший врата. “Эй? Тебе не кажется знакомым его лицо?” вдруг задумчиво сказал другой охранник, стоявший справа. Юнь Чэ слегка сузил глаза и постарался говорить, как можно более спокойным тоном: “Сообщите Мастеру Секты, Фэн Хэн Куну, что Юнь Чэ пришёл повидаться с ним”. Эти слова были и правда произнесены мягко и спокойно, но каждое из них буквально сочилось убийственной аурой.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава