Глава - 739: Гость Дворца
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Непреднамеренно Юнь Чэ оставался во Дворце Замороженного Облака уже больше месяца.

В течение этого времени, он был занят каждый день. Вслед за Му Жун Цянь Сюэ, используя Пилюли Повелителей, он помог Цзюнь Лянь Це, Му Лань И, Чу Юэ Ли, Фэн Хан Юэ и Фэн Хан Сюэ в прорыве на Тираническую ступень внутренней силы, и на протяжении всего процесса не было никаких ошибок или несчастных случаев.

Благодаря этому методу, который не требовал от них прилагать какие-то усилия, всего лишь за один день они достигали уровня, которого они ни разу не смели надеяться достигнуть за целую жизнь. Даже по истечению более чем месяца, подобное сну удивление все еще не рассеялось. В течение всего времени они все каждый день были сосредоточены на оттачивании и стабилизации их внутренней силы с помощью Ледяной Нефритовой Жабы, усовершенствованной Юнь Чэ.

После Семи Фей Ледяного Облака Юнь Чэ начал повышать внутреннюю силу других учеников Ледяного Облака. Подобным образом он осуществил, используя Пилюли Повелителя, выполнение такого же точно метода и процесс прошел с тем же успехом. Отличие было только в том, что уровень внутренней силы у каждого ученика Ледяного Облака был разным и, естественно, количество целебной энергии от Пилюль Повелителя каждому из них нужно было усвоить также разное. Время, использованное на каждого из них, также было разным.

Му Лин Сюэ, сильнейшая среди них, использовала две Пилюли Повелителя, заставившие ее внутреннюю силу повыситься до Императорской Ступени Внутренней Силы лишь за два часа; на протяжении дня это позволяло ей ощущать все будто во сне. Что касается других молодых, недавно допущенных учеников, им было тяжело выдерживать даже половину пилюли.

Следовательно, для повышения внутренней силы постоянных учеников Ледяного Облака количество использованного времени было гораздо короче в сравнении с Семью Феями Ледяного Облака, однако его снижение трудности не вызвало. На протяжении всего процесса Юнь Чэ аналогичным образом должен был находиться в состоянии абсолютной концентрации, наряду с этим его внутренняя энергия становилась полностью освобожденной. Чем ниже внутренняя сила, тем слабее было телосложение, по существу, он должен был быть даже еще более осторожен ради предупреждения возникновения любых несчастных случаев.

Примерно через месяц он уже помог трем сотням девушек Ледяного Облака в подъеме их внутренней силы даже без совершения единого провала.

Внимательно изучив вновь назначенного Главу Дворца, не говоря уже, что это их первый Глава Дворца мужского пола в истории, глаза всех девушек Ледяного Облака уже не несли хоть немного отторжения и странности. Вместо этого, они приходили в восхищение, как будто заметили, что становятся богоподобными.

Был полдень, однако Юнь Чэ еще не повышал внутреннюю силу учеников Ледяного Облака. Вместо этого, он сидел, положив ногу на ногу в одиночестве в Ледяном Павильоне, медленно проводя потоки внутренней силы через свое тело. Лишь в это утро, когда он закончил повышение внутренней силы Шуй Ус Хуан, внутренняя сила всего ее тела внезапно выплеснулась в полном беспорядке. В глазах у него потемнело, и его голову отшвырнуло на землю, в то время как выражение лица устрашающе помертвело. Шуй Ус Хуан была крайне напугана, у нее не было времени даже надеть ее снежный халат, когда она молниеносно подхватила его. После сильного потрясения она, наконец, осознала, что внутренняя сила Юня Чэ стала внезапно ослабленной из-за ограничения.

От третьего уровня Императорской Ступени Внутренней Силы до четвертого уровня Императорской Ступени Внутренней Силы.

Юнь Чэ владел Великим Путем Будды, поэтому даже если он не развивался, его тело все еще автоматически впитывало элементы Вселенной. Даже во сне его сила и телосложение продолжали оживать, осуществлять подъем внутренней силы все время.

Два наибольших подъема в телосложении и внутренней силе были, когда он был в Ковчеге Изначальной Веры и в Долине Молниеносного Пламени. Элементы льда во Дворце Ледяного Облака были исключительно живыми. Несмотря на то, что они не могли сравниться с пространственными бурями в Ковчеге Изначальной Веры или в Море Смерти в Долине Молниеносного Пламени, его скорость поглощения частиц Вселенной была все еще быстрее, чем другие стороны на небольшом уровне.

После отдыха в течение двух часов, внутренняя энергия в теле Юнь Чэ целиком и полностью успокоилась и официально установилась на четвертом уровне Императорской Ступени Внутренней Силы. Повышение внутренней силы учеников Ледяного Облака было также исключительно мощным шагом вверх к усовершенствованию его внутренней силы. Если бы не случилось ни одного происшествия, его внутренняя сила должна была сделать рывок к пятому уровню Императорской Ступени Внутренней Силы до его битвы с Фэнь Цзюе Чэнь.

Если бы он мог добыть жизненную женскую силу феникса Фэн Сюэ’эр...

В этот момент глаза Юня Чэ медленно открылись, и за пределами ледяного павильона прозвучал тихий голос Фэн Сюэ’эр: “Старший брат Юнь, могу я войти?”.

Юнь Чэ незамедлительно ответил: “Сюэ’эр, поскорее заходи.”

Ледяная дверь слегка приоткрылась, и Фэн Сюэ’эр прошла легкой поступью. В момент глаза Юня Чэ весело заблестели; его взор был прикован к Фэн Сюэ’эр и долго еще выражал чувство восхищения.

Одежды Фэн Сюэ’эр обычно одевала либо золотого, либо огненно-красного цвета, но в этот раз она была одета в чистый снежно-белый халат Дворца Ледяного Облака.

Старший брат Юнь, я красиво выгляжу?” она стояла перед Юнь Чэ и демонстрировала свой вид, пока была одета в Снежный халат Ледяного Облака. При этом она в свою очередь ловила на себе совсем ошеломленный взгляд Юня Чэ.

Абсолютно белоснежное длинное платье, простиравшееся до пола, и пара изящных туфелек снежного феникса, едва видневшаяся из-под него. Вокруг ее талии был обернут белоснежный шелковый поясок, прекрасно подчеркивающий ее тонкую, узкую талию, позволяющий также чувственным изгибам ее груди выглядеть бесподобно и ошеломляюще.

Хотя во Дворце Ледяного Облака были приняты белоснежные халаты, постоянные ученики одевались в отличные от Семи Фей Ледяного Облака комплекты, а Фэн Сюэ’эр оделась в белоснежный халат по принадлежности к Семи Феям Ледяного Облака. Юнь Чэ был особенно осведомлен в этом, но так как он провел некоторое время без сознания, он не был в белоснежном халате, вместо него он был одет в то, что одевали молодые девушки.

Кожа Фэн Сюэ’эр была чрезвычайно белой… как чистейший лед или снег, настолько блестяще белой, что была похожа на самые безупречные из белых сальных нефритов.

Даже в контрасте с чистейшим белоснежным халатом, даже внутри Ледяного Павильона, где нет яркого света, было явно видно, что ее кожа была еще более ослепительно блестяще белой. Ее лицо, словно вырезанное изо льда и снега, было украшено тонкими бровями в виде полумесяца и парой ясных, глубоко посаженных глаз. Ее благоухающие щеки были белее снега, ее ямочки были так же прекрасны, как поэма или картина, и отсутствие помады на ее чувственных губах было, словно они вычерчены кровью и душой небес, прекрасно для разжигания трепета одного сердца.

Моя Сюэ’эр… На самом деле, не имеет значения, во что ты одета, ты самая прекрасная на всем белом свете”, Юнь Чэ смотрел на нее изумленно, откровенно восхищаясь. Фэн Сюэ’эр распростерла руки в то время, как на ее лице расцветала улыбка. “Это подарок Младшего Мастера Хан Юэ. Он очень подходит, никакого дискомфорта. И он очень светлый и также легкий… Ах!”

Во время чувственного стона Фэн Сюэ’эр, Юнь Чэ уже схватил ее за талию и тут же усадил к себе на колени. Юнь Чэ осторожно обнял ее нефритовое тело в то время, как проговорил в еле заметной хитрой манере “Сюэ’эр, ты в самом деле, настолько красива, что я даже не знаю, как мне следует поступить.”

Фэн Сюэ’эр слегка свернулась клубком в объятиях Юня Чэ, ее благоухающие щеки окрасились в бледно-розовый цвет, когда она с кротостью в голосе робко проговорила: “Большой брат Юнь, ты… тебе не придется меня принуждать снова, правда…”

Все время, пока он обнимал мягкое фее подобное тело Фэн Сюэ’эр, тело Юнь Чэ постоянно неконтролируемо сильно трепетало. Он приблизил лицо Фэн Сюэ’эр и нежно сказал: “Сначала я об этом и не думал, но раз уж Фэн Сюэ’эр напомнила…”

Тот час его голос сел, Юнь Чэ уже крепко сжал Фэн Сюэ’эр и накрыл ее податливые губы. Далее он в полной мере получал удовольствие от впитывания аромата и сладости ее рта.

Ммм”, - Фэн Сюэ’эр закричала, застенчивость и робость молодой девушки незамедлительно отразились жарким румянцем на ее снежно-белом лице.

Уже не первый раз Юнь Чэ наслаждался ее губами. После того, как ее первый поцелуй был похищен полмесяца назад, Юнь Чэ стал гораздо более нетерпеливо осторожно сокращать дистанцию, он целовал ее нежно, деспотично, бесстыдно, она даже была застигнута врасплох несколько раз за день. Каждый раз она могла лишь стыдливо подчиняться ему. Поскольку в глубинах сердца она уже была той, кто был обручен с Юнь Чэ ее царственным отцом.

Ее нежные маленькие руки бессильно отталкивали плечи Юнь Чэ так, что она слегка запыхалась, в ее широко распахнутых глазах помутнело… Если бы жители Империи Божественного Феникса увидели что их Принцессу Снежку, которую они считали богиней, была фактически принуждена таким образом мужчиной, это могло привести к бунту целой империи.

Пока разум Фэн Сюэ’эр был замутнен, она не почувствовала, что ее белоснежное платье уже было полностью поднято до талии большой, накачанной рукой, обнажив нефритоподобные белоснежные бедра. Шелковый поясок с талии уже был полностью развязан и вместе с белоснежным халатом сброшен, наконец, ее искусные белокожие благоухающие плечики, которые были такими же глянцевыми, как масло с блестящим розовым глянцем, показались, как будто солнце сияло на морозе и снеге во время зимы.

В глазах Юня Чэ был восторг, и он просто не был способен сдерживать сильнейшие пульсации внутри тела. Его руки,по-видимому, были неконтролируемы, и они сомкнулись на беззащитных плечах Фэн Сюэ’эр.

Без каких-либо препятствий его руки и ее кожа соприкоснулись, от чего прекрасные глаза Фэн Сюэ’эр тот час расширились. Словно испуганный кролик, она выскочила из объятий Юня Чэ, учащенно дыша, в то время как в выражении ее глаза было смятение…

Я… Я должна вернуть снежный халат… Младшему Мастеру Хану Юэ…”

Лицо Фэн Сюэ’эр и уши были малиново-красными. Она подобрала ее белоснежный халат, который был отброшен в сторону ею бессознательно в возбуждении, таким образом, послуживший ей поводом к бегству.

Ааах…” Юнь Чэ, почувствовав себя подавленно, плюхнулся на ледяную кровать.

Ты вообще-то еще не достиг цели. Не боишься проиграть от рук Фэня Цзюэ Ченя?” проговорила холодно Жасмин. “В душе и сердце Фэн Сюэ’эр не должно быть и маломальского отвращения по отношению к тебе. Если бы ты был немного более убедителен, ты уже давно бы получил ее жизненное женское начало феникса.”

Очевидно, я не могу этого сделать!” пробормотал Юнь Чэ, покачав головой, “Процесс, подобный этому, должен происходить постепенно. Сюэ’эр ведет себя со мной искренне. Если я пойду по пути, что ты предложила, я могу испугать или даже ранить ее. К тому же обладание ее жизненным женским началом феникса, дабы обменяться ударами с Фэнь Цзюэ Ченем, заставит меня чувствовать себя так, будто я причиняю боль и использую Сюэ’эр для моей собственной выгоды. Я не могу сделать этого… Это дело принципов.”

Принципов?”- Жасмин фыркнула и холодно засмеялась. “Когда дело касается женщины, тебе, как ни странно, хватает мужества говорить о принципах… Хмм. Как и следовало ожидать, твое лицо сейчас даже более непробиваемое, чем городская стена.”

Хехе. Жасмин все еще самый близкий человек с некоторыми неплохими особенностями, которым я располагаю.” Юнь Чэ выдавил легкую ухмылку.

“…Но при взгляде на тебя, кажется, что ты не волнуешься о битве с Фэн Цзюэ Ченем.”

Полагаю, ты можешь сказать это. В конце концов, этот человек, Фэн Цзюэ Чень имеет очень большую слабость в своем характере,” невозмутимо сказал Юнь Чэ, закрыв глаза.

Слабость в характере? Ты имеешь в виду…”

Цзи Цянь Жоу из Храма Величественного Океана обратился с просьбой увидеть Главу Дворца Ледяного Облака, Юнь Чэ!”

В этот момент снаружи прозвучал легкий голос, содержащий в себе нотку доброты и мягкости. Юнь Чэ тотчас поднялся с ледяной постели. “Цзи Цянь Жоу?” Зачем он пришел сюда?

Могло ли быть так, что под человеком, который должен пригласить его на Конференцию Дьявольского Меча, про которого до этого говорил Цзы Цзи, подразумевался Цзи Цянь Жоу?

Из-за двери раздался голос Му Жун Цянь Сюэ: “Глава Дворца, чужак ждет за воротами дворца встречи с тобой, заявляя, что он пришел из Высшего Океанического Двореца”

Юнь Чэ встал и вышел из Ледяного Павильона. Видя, что Му Жун Цянь Сюэ и Му Лань И на данный момент стоят с мрачным выражением лица, он поспешно сказал, “Старшие Мастера, не о чем волноваться и нет нужды соблюдать бдительность. Это один из моих знакомых, и поэтому он здесь, чтобы передать мне кое-что. Как только я заберу это, то сразу же вернусь. Скажите Сюэ’эр, чтоб об остальном не беспокоилась.”

После этих слов, Юнь Чэ взлетел в воздух и направился к воротам дворца.

Кое-кто из Высшего Океанического Двореца… Хозяин Дворца, пожалуйста, будьте осторожны.” проговорили Му Жун Цянь Сюэ и Му Лань И в унисон. Хотя Юнь Чэ уже сказал им не волноваться… Этот человек был кем-то из Священных Земель.

В момент, когда он покинул Дворец Ледяного Облака, Юнь Чэ видел фигуру перед воротами дворца. Одетую в необыкновенно белый халат, рукава которого трепетали среди холодных ветров. Это был хорошо сложенный мужчина, и глаза его были как осенние воды, придающие очарование, которое было вне этого мира… Это был человек, обладающий такой красотой, что он мог быть описан, как наипрекраснейший, кому будет завидовать даже женщина. Прекрасный ликом Демонический Монарх - Цзи Цянь Жоу.

Юнь Чэ двинулся вперед и осторожно сложил руки в виде чаши. “Младший Юнь Чэ приветствует Старшего Цзи. Прошло три года с нашей последней встречи, как и следовало ожидать, манеры Старшего Цзи улучшились по сравнению с тем, что было”. Изысканные глаза Цзи Цянь Жоу были похожи на цветы персикового дерева, хотя они скрывали в себе тонкий намек на горечь. “Если мы говорим о манерах в сравнении с малышом ЧэЧэ, я полностью превзошел его”

Услышав снова голос Цзи Цянь Жоу спустя три года, от кончиков волос по всему телу Юнь Чэ прокатились мурашки. Как только зазвучал голос Цзи Цянь Жоу, он протянул правую руку и при легком повороте его подобного перу лука пальца из ниоткуда появился нечеткий голубой лепесток. Следуя за легкими движениями его пальца, лепесток без труда перелетел к Юнь Чэ.

Расплывчатый голубой лепесток не отличался от обычного лепестка. Он медленно приближался к Юнь Чэ, как будто подгоняемый легким ветерком. Холодные ветра были здесь свирепствующими и штормовыми, однако они не влияли на траекторию полета лепестка. Скорее… холодные ветра, что приближались к нему, казалось, сворачивались в большую невидимую воронку, исчезая без следа.

Пока лепесток приближался, с лица Юнь Чэ не сходила улыбка. Тот час же протянув пальцы, он небрежно поймал лепесток между двумя пальцами, и далее держал его в руке. Когда он снова открыл свою ладонь, лепесток уже исчез без следа... Не было ни одного звука на протяжении всего процесса, и не было даже малейшего колебания внутренней энергии.

Спасибо за ваш дар, Старший Цзи,” сказал Юнь Чэ с улыбкой.

Ааахх.” Цзи Цянь Жоу снова испустил легкий, грустный вздох. “Как и следовало ожидать, Малыш Чэчэ такой, как рассказывают слухи. Прошло всего три года, с тех пор, как мы в последний раз встречались, но вы уже оставили меня далеко позади. В будущем, я боюсь, что я не смогу даже проникнуть в глаза Малыша Чэчэ".

"~! @ # ¥% ..." Юнь Чэ удерживал свою улыбку изо всех сил, однако, его тон был более-менее искренним. “Данный младший никогда не посмел бы забыть спасительную милость старшего Цзи в Ковчеге Изначальной Эры три года назад. Если есть что-нибудь, чем я могу отплатить Старшему Цзи, младший безусловно, не пожалеет усилий, чтобы сделать это”

Блеск в глазах Цзи Цянь Жоу вскружил голову, мерцающий с оттенком удивления. Затем он подарил нежную улыбку. “То, что я сделал тогда в Ковчеге Изначальной Эры, было просто игрой с Малышком ХаньХань, и в то же время, возвратом благосклонности к вам. Это не преувеличение, как вы представили, так что нет никакой необходимости возвращать мне долг. Повторение таких вещей, как возвращение милости дальше лишь очень раздражает. На этот раз, я здесь главным образом по приказу нашего Главного Старейшины Высшего Океанического Двореца, что бы передать кое-что Малышу ЧэЧэ”.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава