X
X
Глава - 793: Гигантское Ледяное Пламя
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Юнь Чэ впервые подошёл к месту, что было прямо перед выходом из Дьявольского Гнезда Лунной Погибели. Он стоял перед барьером, когда два потока внутренней энергии одновременно хлынули из двух его рук. Пламя горело вокруг левой руки, в то время как на правой руке собирался кристалл льда.

Алый и ледяной внутренний свет быстро собирались между руками, увеличиваясь в размерах. Он закрыл глаза и сконцентрировал разум, его внутренняя энергия Злого Бога циркулировала, медленно сливая вместе две взаимно отталкивающие силы.

Три дня назад он осознанно остался в Дьявольском Гнезде Лунной Погибели, которое окружал невероятно сильный изолирующий барьер. Несмотря на то, что этот барьер был известен как сильнейший на Континенте Бездонного Неба и даже объединённые силы Четырёх Священных Мастеров не смогут проделать в нём брешь, но его ледяное пламя нарушало сами законы и принципы этого мира. По сути, его можно было назвать существом, идущим в разрез с небесами! Когда он был всего лишь на Небесной ступени, он мог с помощью этого ледяного огня оплавить стены в Ковчеге Изначальной Эры. Когда он ступил на начальные стадии Императорской ступени, это ледяное пламя было способно стереть с лица земли Старейшину Солнца и Луны Е Ши, просто его коснувшись.

— Жасмин, этот барьер, может, и зовётся сильнейшим барьером на Континенте Бездонного Неба, но он не должен быть крепче и прочнее, чем Ковчег Изначальной Эры, не так ли? Ледяное пламя могло повредить Ковчегу Изначальной Эры, так что оно определённо способно пробить в барьере брешь, — уверенно сказал Юнь Чэ.

Когда он впервые сформировал ледяное пламя, ему нужно было полностью сконцентрироваться, и его внутренние каналы, и тело испытывали огромную тяжесть. Если бы он расслабился лишь на самую малость, то потерял бы контроль над ледяным пламенем и навредил бы сам себе. Но сейчас он мог создавать его практически просто так.

—Ковчег Изначальной Эры происходит из Изначальной Эры, как этот запечатывающий барьер вообще может сравниваться с ковчегом? — презрительно сказала Жасмин. — Но не забывай, тебе потребовалось целых шесть месяцев, чтобы создать брешь в стене Ковчега Изначальной Эры, чтобы ты смог выйти, и ты создал за то время около тысячи сгустков ледяного пламени.

— Более того, стены Ковчега Изначальной Эры не обладают способностью к самовосстановлению. Так что, несмотря на то, что этот запечатывающий барьер куда слабее, чем Ковчег Изначальной Эры, в миг, когда он получает какие-либо повреждения, он быстро себя восстановит! Так что если ты хочешь выбраться, то тебе нужно будет проделать довольно большую дыру!

— Это я уже знаю, — сказал Юнь Чэ, кивнув головой. — Как думаешь, у меня получится?

— Я не знаю, — не раздумывая сказала Жасмин, когда с сомнением ответила. — Так называемое «ледяное пламя», что ты держишь в своих руках, просто нарушает все принципы и законы этого мира! Я никогда не слышала о таком раньше. Кроме того, я никогда не могла ощутить все принципы силы, на которых оно основано, и его мощь я тоже не могу осознать… Или, возможно, в нём нет ничего, что можно было бы связать с «силой». Невозможно с обычными знаниями или обычным здравым смыслом предсказать, что им можно совершить.

— В Дворце Ледяного Облака этот старейшина из Божественных Чертогов Солнца и Луны лишь коснулся ледяного пламя, но не смог оказать никакого сопротивления и был сожжён настолько, что даже кости оплавились. Этот результат полностью превзошёл мои ожидания. Сегодня, естественно, я не способна сказать что-нибудь убедительное, тебе нужно выяснить это, просто попытавшись.

— Хорошо, тогда просто попробую! — Юнь Чэ отвёл руки, после чего спокойно толкнул ими вперёд. Это оттолкнуло ледяное пламя к изолирующему барьеру.

Разрушительная сила ледяного пламени, без сомнения, была ужасающей, и Юнь Чэ был убеждён, что оно способно ранить даже Четырёх Священных Мастеров серьёзно, если их коснётся. Но создание пламени требовало от него не только концентрации, но и много времени. Ему также нужно было обращаться с ним невероятно осторожно. Он не смел использовать слишком много силы, когда его бросал. Поэтому оно было полезно в убийствах, но непригодным в реальном бою.

Иначе, если бы ледяное пламя можно было вызвать так же легко, как и любое другой, он бы смог втоптать все Священные Обители, гремя на Континент Бездонного Неба, без каких-либо забот.

Ледяное пламя беззвучно горело, когда соприкоснулось с барьером.

Горящее ледяное пламя всегда было совершенно беззвучном. Этот раз не был исключением. Под оставшимся светом Юнь Чэ смотрел, как ледяное пламя мгновенно выжгло круглую дыру в невероятно упругом изолирующем барьере, что существовал целых десять тысяч лет…

Казалось, будто в шёлковом одеянии прожгло дыру.

Эта дыра была размером всего лишь с ладонь, но с тем, как ледяное пламя продолжило пожирать барьер, дыра становилась всё глубже и глубже. Когда пламя полностью рассеялось, дыра была сантиметров 15 в глубину… Но всё ещё недостаточно глубоко, чтобы пробить барьер.

*Ш-ш-ш-ш!*

Звук испепеляющей молнии непрерывно раздавался в воздухе, когда голубой свет вокруг повреждённого барьера начал мерцать. Энергия хлынула вперёд со всех направлений, когда барьер начал колебаться, как вода.

Одним вздохом позже, колебания утихли, и дыра, проделанная ледяным пламенем, полностью исчезла. Он не видел ни единого следа повреждений, которые ему нанёс.

— … — Юнь Чэ.

Снаружи барьера.

— Сюэ’эр, почему бы тебе сначала не вернуться с августейшим отцом… Августейший отец безусловно назначит людей, чтобы те наблюдали за этим местом двадцать четыре часа в сутки. В миг, когда произойдут какие-нибудь подвижки, я незамедлительно тебе сообщу. Хорошо? — Фен Хэн Кун смотрел на дочь с болью в глазах и изо всех сил пытался её убедить. За прошедшие три дня он приходил по разу в день. Он видел, что Фен Сюэ’эр становилась всё более изнурённой и худой с каждым прошедшим днём. Просто Фен Сюэ’эр отказывалась уходить, несмотря на все его слова.

Исходя из его понимания своей дочери, она не была упрямой или упёртой личностью. Наоборот, она всегда была послушной к нему и к Богу Фениксу. Она всегда их слушалась.

Но, как только это касалось Юнь Чэ, она действительно становилась упёртой… или можно даже назвать её решительной и непоколебимой.

До этого Юнь Чэ был тем человеком, которого он ненавидел больше всего в этом мире, и едва мог сдержать своё желание лично и жестоко оборвать его жизнь… Но прямо сейчас он отчаянно молился всеми силами, чтобы Юнь Чэ был всё ещё жив и вдобавок совершенно невредим.

Потому что он боялся, что улыбка его дочери пропадёт навсегда, если с Юнь Чэ что-нибудь случится.

— Августейший Отец, не нужно обо мне волноваться. Старший Брат Юнь, безусловно, будет в порядке. Более того, он так сильно обо мне беспокоится, что определённо не заставит меня долго ждать, — Фен Сюэ’эр, тихо говоря, закрыла свои глаза, её руки были на груди.

— Мастер Секты Божественного Феникса, перестаньте пытаться её убедить. Завтра — день Конференции Дьявольского Меча, так что вы определённо должны быть заняты подготовкой многих вещей. Не нужно волноваться о Сестрице Сюэ’эр, оставьте это мне, — Ся Юань Ба нашёл момент, чтобы высказаться.

Небо потемнело и было усеяно звёздами. Ночь уже начала опускаться на голубое небо и океан. Момент, когда ночное небо будет вновь пронизано лучами солнца, станет сигналом для начала Конференции Дьявольского Меча. В общем, она начнётся через 10-12 часов.

В этом чрезвычайно редком событии в этом месте будут собраны практически все сильнейший практики Континента Бездонного Неба. Встреча, которая якобы использовалась для понимания «тайн Божественной ступени», была событием, которого многие участники ожидали с большим нетерпением.

— Ха-ах… — губы Фен Хэн Куна двинулись, но в итоге он мог лишь вздохнуть. Тот факт, что Юнь Чэ был запечатан в Дьявольском Гнезде Лунной Погибели давно распространился по Высшему Океаническому Дворцу, так что все пришедшие для участия в Конференции Дьявольского Меча хорошо об этом знали. Изначально люди продолжали приходить к этому месту, чтобы посмотреть, мог ли Юнь Чэ вырваться из этого места. Но на второй день ради этого пришли очень немногие.

На третий день все уже считали, что Юнь Чэ, без сомнения, мёртв.

Потому что это было Дьявольское Гнездо Лунной Погибели!

Даже Четыре Священных Мастера не смогли бы продержаться внутри и дня.

— Сюэ’эр, если ты действительно веришь, что Юнь Чэ вернётся живым, то твой августейший отец тоже будет в это верить… Так что твой августейший отец будет навещать это место каждый день.

Прежде чем уйти, Фен Хэн Кун слегка похлопал Сюэ'эр по плечу, тихо вздохнув и подавляя эмоции в своём сердце.

Он начинал всё сильней и сильнее ощущать, что когда Секта Божественного Феникса спуталась с Юнь Чэ… Это стало величайшим бедствием, что происходило с ними за последние пять тысяч лет!

В сравнении с Фен Сюэ’эр Ся Юань Ба был взволнован текущей ситуацией куда меньше. Как только его Божественные Каналы Тиранического Императора пробудились, его характер, ментальное состояние и воля были этим затронуты. Он был куда спокойнее в сравнении с прежним собой. Вместе с тем, что он абсолютно доверял Юнь Чэ, означало, что, несмотря на прошедшие три дня, он всё ещё непоколебимо верил, что Юнь Чэ был уверен в том, что сможет сбежать, если останется в Дьявольском Гнезде Лунной Погибели.

— Как мы может проделать дыру в этом барьере… — смотрел на барьер Ся Юань Ба, нахмурив брови, раздумывая в попытках найти ответ на этот вопрос.

В этот миг стройное тело Фен Сюэ’эр внезапно задрожало, её глаза открылись, и она взволнованно спросила:

— Громадный Братец, ты не слышал звук, только что?

— Звук? Какой звук? — спросил Ся Юань Ба ошеломлённым голосом, он был в глубокой задумчивости, поэтому ничего не слышал.

— Он раздался из барьера! — Тело Фен Сюэ’эр опустилось, и она начала невероятно эмоционально кричать: — Старший Брат Юнь, это ты… Старший Брат Юнь, это действительно ты, ведь так?!

В Дьявольском Гнезде Лунной погибели.

— Несмотря на то, что барьер немного сильней, чем я предполагал, по итогу его возможно разрушить ледяным пламенем.

Хотя его первая попытка окончилась неудачей, на лица Юнь Чэ не было и следа разочарования. Он отступил на два шага, вновь протянув обе руки. Его левая рука пылала, в то время как в правой собиралась ледяная энергия… Однако в этот раз он не беспокоился о ранениях, которые может получить, он использовал свою внутреннюю энергию на полную силу. Пламя в левой руке начало гореть ещё сильнее, а ледяная энергия безумно собиралась в правой… Даже после того, как он собирал энергию более десяти вздохов, он всё ещё не останавливался.

— Ты хочешь собрать огромное ледяное пламя? — Жасмин, заметившая, что произошло, заговорила серьёзным голосом. — Ты сейчас совершенно безнадёжно рискуешь! Мне потребуется не больше дня или двух, чтобы воссоздать своё тело! Ты не можешь подождать даже это короткое время?! Ещё раз зайти так далеко чтобы… Твои раны ещё не полностью исцелились, твои внутренние каналы всё ещё пусты! Пытаться создать столь гигантское ледяное пламя прямо сейчас, ты просто играешь со своей жизнью!

— Нет! — Юнь Чэ покачал головой с невероятно решительным выражением на лице. — Если бы это было так, я бы действительно игрался с жизнью. Но прямо сейчас я практически на сто процентов уверен, что смогу это сделать.

— На сто процентов уверен? С чего такая уверенность? — с подозрением спросила Жасмин. — В прошлом ты никогда не пытался собрать столь огромное ледяное пламя! Не говоря уже о попытке сделать это в твоём текущем состоянии!

— Когда я очнулся, я обнаружил, что мой разум не только не был истощён, но на самом деле был предельно ясен. Я даже чувствую, будто моя ментальная сила внезапно невероятно возросла. Когда я только что собрал первый шар ледяного пламени, я обнаружил, что не ошибся. Несмотря на серьёзные травмы и недостаток во внутренней силе, разве ты не заметила, что создание ледяного пламени было куда быстрее, чем обычно?

— …Я тоже почувствовала, что это странно, что ты не ощущал и капли тяжести, после того как очнулся, — сказала Жасмин, задумавшись об этом на мгновение. После чего тихо пробормотала про себя. — Возможно ли, что после этой невероятно мучительной силы похищающей душу… Его душа действительно поднялась на новый уровень? Или это… из-за того, что теперь Душа Бога Дракона, Душа Феникса и Душа Золотого Ворона были куда крепче связаны с его душой?

«Или, может быть… произошли оба этих события?!»

— Когда в прошлом я пытался создать чуть более крупное ледяное пламя, во мне бессознательно появлялись сомнения, предупреждая об опасности. Это заставляло меня чувствовать, что у меня нет шансов на успех, и если бы я попытался это проигнорировать, то для меня всё кончилось бы катастрофическими последствиями. Но в этот раз, несмотря на то, что я всё ещё чувствую боль, я не чувствую никакой опасности или сомнений. Наоборот, моё сердце спокойно.

Юнь Чэ сделал глубокий вздох, после чего начал медленно объединять невероятно сильные энергии пламени и льда вместе, сливая их вместе…

Прошло пятнадцать минут…

Прошло полчаса…

Процесс завершился лишь спустя сорок пять минут. Юнь Чэ открыл глаза, и ледяное пламя, что было около полуметра в высоту, тихо горело в центре его ладони!

— Только подумать, что… — Жасмин сделала маленький вдох, — Адский Цветок Удумбара не только не нанёс твоей душе неизгладимого вреда, но в действительности дал огромный рост твоим силам. Ты действительно монстр.

Грудь Юнь Чэ быстро вздымалась. Его лоб был покрыт холодным потом, на его лице было сильное волнение.

Пламя, что было всего около полуметра высотой, было совершенно незначительным и жалким, если говорить об обычном внутреннем пламени. Но когда дело касалось ледяного пламени, то оно было ужасающим. Несмотря на то, что оно молча горело в центре ладони, только Юнь Чэ знал, невзирая на то, что он только что создал это пламя, он уже начал терять над ним контроль.

— В этот раз я определённо смогу пробить брешь в этом барьере! — пробормотал про себя Юнь Чэ, осторожно толкнув руки вперёд.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава