X
X
Глава - 794: Воссоздание тела Жасмин
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

В миг, когда ледяное пламя коснулось барьера, оно неумолимо продолжало двигаться вперёд, совершенно не замедляясь.

Сильнейший изолирующий барьер на всём Континенте Бездонного неба начал расходиться, как слабый водный поток. Будто бушующее пламя касалось льда, потому что в мгновение ока в барьере была прожжена огромная дыра. Когда ледяное пламя пробиралось всё глубже и глубже, дыра не только себя не восстанавливала, но и медленно становилась больше, в то время как разрушительная мощь ледяного пламени продолжала его уничтожать.

Слабый луч света пробился снаружи барьера. Несмотря на то, что снаружи была ночь, ночное небо на Континенте Бездонного Неба было похоже на сияющее солнце в сравнении с абсолютной тьмой Дьявольского Гнезда Лунной Погибели… Не издавая ни звука, ледяное пламя полностью пробило изолирующий барьер.

Кроме того, дыра была более полуметра в ширину!

Невзирая на то, что Юнь Чэ был совершенно уверен, он не ожидал, что его план пройдёт так гладко… Потому что барьер перед ним был публично признан как самый могущественный барьер во всём Континенте Бездонного неба! Только подумать, что он не был способен выстоять даже одного удара от ледяного пламени! Ещё до того, как он отвёл руки, в барьере уже было пробито отверстие.

— Поторопись и уходи! — воскликнула Жасмин.

Несмотря на то, что сердце Юнь Чэ всё ещё было в шоке, его тело отреагировало моментально. Как только в воздухе раздался звук того, что барьер восстанавливается, он уже воспользовался Размытой Тенью Звёздного Бога и молниеносно выскочил оттуда.

*В-в-в-впп!*

Скорость, с которой себя восстанавливал барьер, была несравнимо быстрой. Только вырвавшись, он услышал, оглушающий грохот позади себя. Дыра, проделанная ледяным пламенем, быстро закрывалась и выглядела, будто вот-вот исчезнет. Единственное, что после него осталось, — это невероятно быстрые энергетические колебания.

Мир перед его глазами больше не был скрыт непроглядной тьмой, воздух вокруг него больше не был тяжёлым и мрачным. Холодный морской бриз был для Юнь Чэ очень освежающим. Как только Юнь Чэ остановился, он почувствовал, как его крепко обнимает мягкое, словно вата, тело.

Фен Сюэ’эр плакала, крепко его обнимая, она начала плакать практически тут же после этого.

Юнь Чэ на мгновение застыл, но чуть после немедленно принял меры… Фен Сюэ’эр, должно быть, оставалась здесь прошедшие несколько дней, дожидаясь его возвращения… Точно так как он видел это в тех своих сновидениях.

Он крепко обнял Фен Сюэ’эр, тихо её прошептав:

— Сюэ’эр, прости. Я заставил тебя волноваться эти пару дней.

Фен Сюэ’эр прильнула к его груди, всхлипнула и покачала головой:

— До тех пор, пока со Старшим Братом Юнь всё хорошо, то всё в порядке… Я знала, что Старший Брат Юнь, несомненно, разберётся с этим…

— Зять… Это великолепно. — Ся Юань Ба бросился к нему, его лицо было красным от возбуждения. Он был так эмоционален, что едва мог говорить. В это время выражение его лица внезапно изменилось, он с тревогой закричал: — Зять, ты ранен?

— Ах?! — Сюэ’эр в тревоге закричала, её личико одёрнулось от груди Юнь Чэ. Она только сейчас заменила, что его аура была слаба и не уравновешена и что его тело было покрыто ранами. Она видела даже несколько ран на его лице, что ещё не полностью зажили.

— Старший Брат Юнь, ты…

— Не волнуйся, — Юнь Чэ улыбнулся, махнув рукой. Выражение его лица было совершенно расслабленным и беззаботным, он продолжил: — Я столкнулся с парой происшествий в Дьявольском Гнезде Лунной Погибели и получит несколько ранений. Но вы оба должны хорошо знать, что я не пострадаю от травм. Только моим внутренним каналам пришлось тяжело, и мне потребуется пол месяца, чтобы полностью их восстановить.

— Старший Брат Юнь, давай… давай сначала вернёмся в Высший Океанический Дворец. Твоим ранам, безусловно, незамедлительно станет лучше.

Слёзы блестели в глазах Фен Сюэ’эр, её сердце находилось на грани невероятной радости и стресса. Она поддерживала Юнь Чэ, когда они летели на подходящей скорости к Высшему Океаническому Дворцу. Ся Юань Ба, что был за ними, хотел напомнить ей, что Юнь Чэ без проблем может передвигаться самостоятельно, но когда он собирался это сказать, то проглотил свои слова. Подумав мгновение, он догнал их и крикнул:

— Сестрица Сюэ’эр, зятю нужно восстановиться после ран, так что нам нужно найти тихое и спокойное место для его отдыха. Приведи зятя в Дворец Почтенного Облака. Это место, где сейчас живут люди из моего Абсолютного Святилища Монарха, так что зять будет там в полной безопасности.

— Абсолютное Святилище Монарха? — Юнь Чэ тихонько покачал головой. — Я думаю, что будет лучше, если мы не пойдём туда. Я не хочу, чтобы кто-нибудь меня потревожил в это время.

— Зять, не нужно волноваться, — серьёзно сказал Ся Юань Ба, хлопнув по груди. — Я всё объясню Мастеру и остальным, так что никто не станет беспокоить Зятя… И это касается даже самого Господина Святого Императора.

Юнь Чэ немного подумал, после чего наконец кивнул и ответил:

— Тогда ладно.

Абсолютное Святилище Монарха было главой Четырёх Священных Обителей. Рядом с ними, безусловно, самое безопасное место на Континенте Бездонного Неба.

Дьявольское Гнездо Лунной Погибели было лишь в пятидесяти километрах от Высшего Океанического Дворца, так что они добрались до Высшего Океанического Дворца очень быстро. После чего они отправились в Дворец Почтенного Облака, где размещалось Абсолютное Святилище Монарха, прибывая в павильон, где оставался Ся Юань Ба.

— Зять, я уже отправил звукопередачу моему мастеру. Ты можешь быть спокоен и сконцентрироваться на своём восстановлении, тебя определённо никто не побеспокоит, — Уверенно сказал Ся Юань Ба.

— … — Юнь Чэ взглянул на дверь павильона и, нахмурившись, спросил: — Что происходит? Почему в Высшем Океаническом Дворце так тихо? С того времени, как мы вернулись из Дьявольского Гнезда Лунной Погибели, я не видел ни одного человека. Я не видел даже учеников, что обычно следят за Высшим Океаническим Дворцом… Может, всё дело в Конференции Дьявольского Меча, что начнётся с приходом утра?

— Верно, — сказал Ся Юань Ба и кивнул. — Как мне сказал Мастер, завтра случится что-то необычайное. Парад Тринадцати Звёзд — редкое событие, случающееся каждые десять тысяч лет. Когда настанет время, естественная, энергия инь в мире будет на своём пике, и это будет то время, когда печать на «дьявольском меча» будет слабейшей. И именно поэтому они решили провести Конференцию Дьявольского Меча завтра.

— Кроме того, Конференция Дьявольского Меча была прозвана самым важным событием, происходившим за последние несколько тысяч лет на Континенте Бездонного Неба, поэтому все гарантируют, что не произойдёт никаких неудач. Поэтому никому не позволено что-либо нарушать за двадцать четыре часа до начала Конференции Дьявольского Меча. Более того, как только до конференции останется двенадцать часов, все должны будут оставаться в своих павильонах, и никому не позволено выходить.

— А, так вот оно что, — пробормотал Юнь Чэ, его брови дёрнулись.

— Так что Зять может спокойно здесь восстанавливаться. До того, как начнётся Конференция Дьявольского Меча, не будет никого, кто смог бы прийти и потревожить твой отдых. На самом деле, даже если бы я не отправил эту звукопередачу да и вдобавок Мастер бы и остальные знали, что ты вернулся, они не смогли бы прийти в этот… невероятно серьёзный период, чтобы навестить зятя.

— Старший Брат Юнь, ты получил вещь, которую хотел? Почему у тебя… такие серьёзные ранения? — спросила Фен Сюэ’эр, её глаза были полны беспокойства. Как один из людей, что понимали Юнь Чэ лучше всего, она знала, что тело Юнь Чэ было намного необычнее, чем у обычного человека. Так что для него получение столь серьёзных ранения означало, что в Дьявольском Гнезде Лунной погибели он столкнулся с необычайной опасность.

— Я остался в Дьявольском Гнезде Лунной Погибели, чтобы дождаться полного цветения Адского Цветка Удумбара, прежде чем его сорвать. Но я не понимал, что во тьме, кроме Адского Цветка Удумбара, была другая невероятно ужасающая вещь… — сказав эти слова, Юнь Чэ внезапно почувствовал, как у него потяжелело в груди. Его лицо внезапно залилось красным, огромное количество свежей крови прыснуло у него изо рта.

— Старший… Старший Брат Юнь!

— Зять!

Фен Сюэ’эр была так перепугана, что её личико совершенно потеряло цвет. В это время Ся Юань Ба поспешно бросился к нему, он был так шокирован, что чуть было не споткнулся и не рухнул на пол. Юнь Чэ быстро махнул рукой и попытался их успокоить:

— Не волнуйтесь, это кровь забившая мои внутренности. Теперь, когда я её отхаркал, моё самочувствие намного улучшилось… Прямо сейчас я чувствую себя немного слабым и не в себе. Как только я чуть-чуть отдохну, я буду в порядке.

Фен Сюэ’эр рукавом своей белоснежной одежды вытерла кровь с уголка рта Юнь Чэ. Она с тревогой закричала расплывчатым голосом:

— Тогда тебе для начала нужно немного отдохнуть, Старший Брат Юнь. Громоздкий Брат и я будем наблюдать за этим место… Или как насчёт того чтобы уйти из Высшего Океанического Дворца прямо сейчас и вернуться в Дворец Ледяного Облака?

Ся Юань Ба тоже поспешил высказаться:

— Тогда я пойду с вами. Я дождусь пока зятю не станет лучше, после чего вернусь в Абсолютное Святилище Монарха.

— Нет, — сказал Юнь Чэ, мотая головой, — сейчас не время возвращаться. Раз мы в Высшем Океаническом Дворце и Конференция Дьявольского Меча начнётся, как только наступит рассвет, будет пустой тратой времени, если мы её пропустим.

— Зять, ты собираешься участвовать в Конференции Дьявольского Меча? Но твои раны…

— Не волнуйся, я буду лишь зрителем, я не буду пытаться сломать печать на дьявольском мече. И я считаю, что в моём текущем состоянии, никто не будет настолько туп, чтобы заставлять меня участвовать, — сказал Юнь Чэ с лёгкой улыбкой.

Как только он услышал о подлинном происхождении Божественного Меча Небесного Греха от Демона-Правителя Кровавой Луны, Конференция Дьявольского Меча, в которой он изначально был немного заинтересован, стала событием, которое он не мог позволить себе пропустить.

Потому что Божественный Меч Небесного Греха был подлинным дьявольским мечом! Кроме того, внутри него была запечатана дьявольская душа подлинного дьявола… И это была дьявольская душа сына Демона-Правителя Кровавой Луны!

Исходя из слов Демона Повелителя Кровавой Луны, дьявольская душа внутри должна быть давно развеяна по ветру. Но в итоге она была всё ещё в древнем дьявольском мече, так что, даже если внутри не было дьявольской души, очень вероятно, что в клинке было скрыто несколько тайн… Более того, Небесный Регион Могущественного Меча не жалел средств на организацию этого события, так что очень вероятно, что они сделали какие-то особые открытия.

Вдобавок оба, он и Жасмин, были крайне подозрительны к одной вещи: почему Демон-Правитель Кровавой Луны сказал, что единственный способ спасти его сына в то время — запечатать его дьявольскую душу в его меч?

Ся Юань Ба подумал об этом и кивнул:

— Тогда ладно, я тоже не стану участвовать в разрушении печати дьявольского меча. Даже если там скрыт потрясающий секрет, меня это едва ли беспокоит.

Юнь Чэ засмеялся, отвечая:

— Юань Ба, не нужно ко мне такого внимания. Все люди в Высшем Океаническом Дворце прямо сейчас полностью сконцентрированы на Конференции Дьявольского Меча, так что ни у кого не будет времени, чтобы создать мне проблем.

Юнь Чэ замолчал на мгновение, после чего с извиняющимся тоном произнёс: — Юань Ба, Сюэ’эр, у меня есть важное дело, которое мне нужно завершить прямо сейчас. Кроме того, я могу этим заняться, только если буду один. Так что мне придётся вас побеспокоить и попросить помочь понаблюдать снаружи, и, несмотря ни на что, что вы здесь услышите, вы обязаны не входить… А также не дать войти никому другому.

На лицах Ся Юань Ба и Фен Сюэ’эр появились шокированные выражения, но они не попросили у Юнь Чэ объяснений или причин.

— Старший Брат Юнь, Сюэ’эр будет снаружи. Я не сделаю от тебя ни шагу больше, — сказала Фен Сюэ’эр тихим и нежным голосом, после чего покинула с Ся Юань Ба комнату, чтобы наблюдать снаружи.

Когда Ся Юань Ба и Фен Сюэ’эр ушли, выражение лица Юнь Чэ стало куда болезненнее, и он беспомощно произнёс:

— Жасмин, тебе правда нужно начинать прямо сейчас?

Маленькая и стройная фигура в красном появилась перед Юнь Чэ, её длинные малиновые волосы были прекрасны и ослепительны. Она проигнорировала слова Юнь Чэ и огляделась, паря в воздухе. Затем она направилась в самую глубь павильона, занимая угол комнаты за навесом. Она сказала спокойным тоном:

— Я сделаю это здесь. Достань всё необходимое.

— … — Юнь Чэ на мгновение потерял дар речи, но послушно сделал то, что она сказала. По сути, он мог понять, почему Жасмин казалась встревоженной и нетерпеливой. Прошло целых семь лет, с тех пор как у неё не было выбора, кроме как принять форму духовного тела. Так что она определённо мечтала о том дне, когда сможет воссоздать своё тело, одним махом вернуть себе жизнь, силу и свободу.

Теперь, когда все требования соблюдены, она едва могла ждать хоть в один вздох больше.

— Жасмин, в конце концов, это всё-таки Высший Океанический Дворец…

— Не нужно ничего говорить, — сказала Жасмин, махнув ругой, слегка надув своё молочно-белое лицо. — В любом случае со мной всё будет нормально. Через некоторое время я установлю изолирующий барьер вокруг этого места, и его сила будет в десятки раз сильнее, чем тот, что установлен вокруг Дьявольского Гнезда Лунной Погибели! Даже если это будет твоё ледяное пламя, у него не будет и шанса на то, чтобы проломить барьер. На жалком Континенте Бездонного Неба нет практика с достойной квалификацией, чтобы как-либо потревожить или волновать кого-то вроде меня.

— Тогда ладно, — Юнь Чэ мог только кивнуть, тихо сделав вдох холодного воздуха. «Барьер, что был в десятки раз сильнее барьера вокруг Дьявольского Гнезда Лунной Погибели…»

Юнь Чэ достал два духовных ядра Зверей Высшей ступени и тридцать пять килограмм Божественных Кристаллов с фиолетовыми прожилками… Подумав какое-то время, он боялся, что этого может быть недостаточно, так что достал все Божественные Кристаллы с Фиолетовыми Прожилками, что хранились в Небесной Ядовитой Жемчужине. Наконец, он осторожно достал лепестки Адского Цветка Удумбара, окружённые зелёным светом, и положил их за Божественные Кристаллы.

Практически пятьдесят килограмм Божественных Кристаллов с фиолетовыми прожилками были собраны вместе, испуская невероятно богатую и плотную духовную энергию. Жасмин сделала быстрый жест своей рукой, и невидимая энергия полностью поглотила всю духовную энергию, источаемую Божественными Кристаллами с фиолетовыми прожилками так, чтобы никто посторонний не смог их заметить. Естественно она не волновалась, что у неё будут из-за кого-нибудь проблемы, она убеждалась в том, чтобы не создать проблем для Юнь Чэ.

— Этих вещей на самом деле достаточно? — спросил Юнь Чэ.

— Ещё мне потребуется три капли твоей эссенции крови, — после того как Жасмин договорила, её тонкий палец внезапно попал между бровей Юнь Чэ. Прежде чем Юнь Чэ отреагировал, три капли тёмно-красной крови вылетели между его глаз, паря над пальцем Жасмин.

Это были не обычные капли крови, это были капли его эссенции крови! Жизненная энергия и врождённый талант человека будут повреждены, если он потеряет хотя бы одну каплю эссенции крови, не говоря уже о трёх каплях. Тяжёлые раны и нехватка крови, Юнь Чэ внезапно потерял три капли эссенции крови, его зрение тут же заплыло, он тотчас отступил назад, практически упав в обморок.

Однако у него был Великой Путь Будды, так что потеря эссенции крови будет восстановлена. Поэтому эта потеря эссенции крови куда менее серьёзная, чем была бы для обычного практика.

— Не волнуйся, после того как я воссоздам своё тело и восстановлю свою жизнеспособность и силы, я дам тебе каплю крови Звёздного Бога в качестве компенсации, — спокойно сказала Жасмин.

Юнь Чэ, поморщившись, покачал головой.

— Мне не нужна от тебя никакая компенсация. В любом случае… в самый первый день нашей встречи, ты уже выпила много моей крови. Для тебя даже если ты захочешь всю кровь в моём теле, я буду рад и готов тебе её отдать.

— Хмпф! — Жасмин холодно и презрительно рассмеялась. — Опять, как я вижу, пользуешься своими неискренними и вычурными словами. Я скажу это ещё раз, те шаги, которые ты предпринимаешь, чтобы соблазнять женщин, работают только на дурах! Даже не думай, что я когда-нибудь попадусь на твои трюки!

Жасмин бесчисленное количество раз до этого произносила эти слова, и каждый раз, когда она это делала, в них чувствовалось сильное презрение. Однако в этот момент, несмотря на то, что она была суровой и резкой, как и обычно, её глаза внезапно…

— Можешь уходить, я собираюсь начинать. Помни, в это время меня нельзя беспокоить. Барьер, что я скоро установлю, заблокирует всё, включая свет и звук. Так что единственным, кто сможет меня побеспокоить, являешься ты. До того, как я выйду из барьера сама, даже если случится что-то невероятно важное, ты не должен посылать мне каких-либо звукопередач.

— Более того, мне нужно будет поддерживать связь с твоей жизнь, прежде чем моё тело полностью воссоздастся. Так что в это время ты должен помнить, что обязан оставаться в радиусе десяти километров от меня. Если у тебя не будет другого выбора, кроме как превысить это расстояние, то это должно длиться не больше чем сотня вдохов! Если нет, то, возможно, что моя душа рассеется.

Юнь Чэ сохранил эти слова в своём сердце, после чего серьёзно произнёс:

— Тебе не стоит волноваться, я гарантирую, что ничего не случится… О, верно, Жасмин, есть кое-что, что я хочу у тебя спросить.

— ? — Жасмин.

Юнь Чэ внимательно посмотрел на Жасмин, после чего начал говорить со странным взглядом в глазах:

— Раз ты воссоздаёшь тело, тогда, возможно ли изменить внешность твоего тела… Эм-м, я пытаюсь просить вот что. Твоя внешность будет точно такой же, как и раньше, после того как ты получишь новое тело?

Жасмин презрительно отвернула от него лицо.

— Когда тело и душа соединяются в одно, душа будет составлять основу человека, в то время как тело — лишь сосуд. Так что в случае если твоя душа уничтожена, а плоть цела, то восстановить душу невозможно. Но если твоя душа выжила, а плоть уничтожена, то если сила твоей души достаточна, ты сможешь создать новое тело. Кроме того, воссоздание тела не значит, что ты заимствуешь тело для перерождения, оно рождается из твоей души, так что естественно, что оно не будет отличаться от духовного тела!

— Так что внешность, которую ты видишь перед собой, — именно то, каким будет моё новое тело! Я не могу изменить его, даже если захочу!

— А, вот оно как! — Юнь Чэ поспешно кивнул. На его лице появилось облегчение, после чего он искренне произнёс: — Ах, как рад это слышать! Раньше я беспокоился, как изменится твоя внешность после создания твоего нового тела. Я совершенно не хочу, чтобы моя идеальная Жасмин хоть капельку изменилась. Даже если это малейшие изменения, я буду чувствовать, что… это не слишком хорошо.

— … — Странные колебаний прошли во взгляде Жасмин, и по непостижимой причине она на мгновение отвлеклась. После чего она повернулась и посмотрела на Юнь Чэ. С холодных фырканьем и взмахом руки перед Юнь Чэ внезапно появился покров света, полностью закрыв её от его взора.

Юнь Чэ подсознательно отступил, и когда остановился, перед ним появился квадратный барьер со сторонами в три метра. Барьер был едва белого цвета, он был простым и не испускал ни света, ни ауры. Он просто казался ширмой, отделявшей это место.

Юнь Чэ не произнёс больше ни слова. Он медленно отошёл от барьера, на его лице появился сложный взгляд, когда чувства вспыхнули в его сердце.

За прошедшие несколько лет Жасмин была неотъемлемой частью его жизни. Несмотря на то, что он не позволял себе развить привычку полагаться на силу Жасмин, потраченного вместе времени было достаточно, чтобы её присутствие стало опорой, которая его поддерживала.

С того момента, как Жасмин воссоздаст своё тело, она больше не будет полагаться на его жизнь, чтобы выжить, и она больше не будет в Небесной Ядовитой Жемчужине. Так что они больше не смогут ощущать присутствие и звуки сердец друг друга, как было раньше, когда они были связаны так сильно, что не могли разделиться, даже если бы хотели.

Он отчаянно пытался помочь Жасмин восстановить её тело, и в миг, когда он добыл для неё Адский Цветок Удумбара, его сердце было наполнено неистовой радостью. Но сейчас в момент, которого они ждали, он обнаружил, что его сердце не было наполнено неумолимой радостью. Наоборот, в нём были сложные чувства, к которым сложно подобрать слова.

— О чём ты думаешь… — пробормотал про себя Юнь Чэ, усмехнувшись над самим собой. — Встреча с Жасмин — самая удачная вещь, что со мной случалась когда-либо. Без Жасмин я не был бы тем, кем являюсь сегодня… Так что я не могу позволить себе столь эгоистичные мысли.

Юнь Чэ покачал головой, пытаясь очистить сердце и разум от отвлекающих мыслей. Он сел, скрестив ноги, и начал успокаивать сердце, собираясь войти в состояние, в котором сможет сконцентрироваться на восстановлении.

В этот миг обратная сторона его ладони засияла ледяным светом, в воздухе появился образ Небесного Духа Ледяного Облака.

Юнь Чэ был шокирован… «Звукопередача из Дворца Ледяного Облака?»

Он быстро закрыл глаза и сосредоточился, понимая звукопередачу ледяной души, пришедшую от Небесного Духа Ледяного Облака. В мгновение ока его глаза распахнулись, и он закричал, вскочив на ноги:

— Чт… ЧТО?!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава