Глава - 814: Ужасающее Открытие
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Юг Высшего Океанического Дворца. Остров, что здесь когда-то был, полностью уничтожен. Однако тёмно-синяя печать всё ещё была цела и парила над морем, полностью изолируя Дьявольское Гнездо Лунной Погибели.

В небе над барьером внезапно появился пространственный разлом, и из него медленно вышла красноволосая девочка в красном платье.

Кроме бескрайне широкого океана и барьера, что продержался десять тысяч лет, здесь больше ничего не было. Жасмин опускалась прямо над барьером, небрежно махнув рукой.

Взж-ж-ж-ж-ж—

Изолирующий барьер, который считался сильнейшим на Континенте Бездонного Неба, треснул, словно лист бумаги, от простого взмаха Жасмин и долгое время не восстанавливался. Жасмин равнодушно ступила внутрь, и, только когда она зашла внутрь, трещина на барьере мгновенно была запечатана.

В это же самое время во Дворце Почтенного Облака Высшего Океанического Дворца.

— Тук-тук-тук…

Снаружи раздался осторожный стук, и ещё более осторожный голос Ся Юань Ба:

— Зять, мой мастер хочет встретиться с твоим мастером, будет ли это… удобно?

Юнь Чэ, что помогал сейчас Сяо Юню восстановить силу своей души, встал, подошёл и открыл дверь. Он увидел Ся Юань Ба и Духовного Наставника Древний Синий, они стояли невероятно осторожно, Юнь Чэ серьёзно ответил:

— Духовный Наставник Древний Синий, Юань Ба. У моего мастера некоторые дела, и она только что ушла. Прошу, входите.

— Фью… — услышав, что Жасмин не было рядом, лицо Духовного Наставника Древний Синий стало заметно спокойнее. Было очевидно, что он не хотел видеть Жасмин. Он сложил руки вместе и уважительно ответил: — Раз так, то этот Древний не будет больше тебя беспокоить. Когда твой уважаемый мастер вернётся, я должен побеспокоить тебя, чтобы ты помог выразить благодарность Святого Императора Священной Обители за то, что она его отпустила… Так же Святой Император невероятно сожалеет и стыдится того, что сегодня произошло. Хотя он хотел лично прийти и извиниться, он чувствует, что не имеет права показаться у тебя на глазах. Поэтому он послал сюда меня. В ближайшие дни Святой Император определённо принесёт множество даров, чтобы найти прощение. Если у тебя в будущем будут просьбы, Святой Император и всё Абсолютное Святилище Монарха определённо сделает всё, что в их силах.

Высокоуважаемый Духовный Наставник Священных Обителей был перед ним так почтителен… Даже если бы пришёл лично Святой Император Хуан Цзи Уюй, несомненно, всё было бы так же. Это был страх перед Жасмин.

Юнь Чэ быстро ответил с ноткой доброжелательности в голосе:

— Старший Древний Синий, не нужно этого делать. Сегодня среди Четырёх Великих Священных Обителей только Старший Древний Синий высказался за меня, и это я буду помнить всегда. Что до Святого Императора… Хотя он сначала относился ко мне бессердечно, из-за его доброты и отношения к Юань Ба я быстро забуду, насколько он был ко мне бессердечен!

— Однако только в этот единственный раз.

— Тогда я должен поблагодарить тебя за великодушие. Я думаю, что Святой Император запомнит эту милость, — Духовный Наставник Древний Синий про себя вздохнул с облегчением. Он не предполагал, что пара слов за Юнь Чэ обернутся такой наградой. Из-за отношений с Ся Юань Ба он несколько раз общался с Юнь Чэ, и можно сказать, что они были на хорошем счету. После произошедшего сегодня даже отношение Хуан Цзи Уюй к нему сильно изменилось.

Успокоившись, Хуан Цзи Уюй сел и тщательно обдумал. Тот факт, что он не закончил так же жалко, как три остальных Священных Мастера, безусловно, произошёл из-за того, что Юнь Чэ послал звукопередачу девочки, прося его отпустить… Это было единственным объяснением, а причиной, естественно, был Юань Ба. Практически все знали, что Юнь Чэ был человеком, который мстил за обиды. Однако любой, кто понимал Юнь Чэ, также знали то, что он был очень лояльным человеком. Несмотря на то, что Хуан Цзи Уюй изначально отнёсся к нему бессердечно, когда он подумал о личности и положении Ся Юань Ба, он решил отпустить Хуан Цзи Уюй… по меньшей мере, так казалось.

— Друг Юнь, могу ли я узнать имя твоего почтенного мастера? — когда Духовный Наставник Древний Синий задавал этот вопрос, он был невероятно осторожен, будто боялся, что Жасмин появится в любой момент и будет не рада этому вопросу.

Появление Жасмин заставило Четыре Великих Священных Обители едва не обделаться от страха, но с самого начала и до конца никто не знал, как её звали, только то, что она называла себя «эта принцесса».

Юнь Чэ заколебался на мгновение, после чего извиняющимся тоном ответил:

— Я не знаю, захочет ли она назвать своё имя другим. Когда она вернётся, я спрошу её разрешения.

Духовный Наставник Древний Синий поспешно ответил:

— Этот древний был слишком резок. Хорошо, друг Юнь, я слышал, что ты был ранен. Святой Император специально попросил этого древнего доставить «Росу Священного Сердца Мириады Цветов». Эта роса — самое ценное лекарство нашей Священной Обители. Производство одной занимает триста лет, и прямо сейчас в нашей Священной Обители осталось лишь три бутылочки.

Говоря, Духовный Наставник Древний Синий доставал крошечную нефритовую зелёную бутылочку, необычайный запах едва поднялся в воздух.

После первого вдоха Юнь Чэ уже мог сказать, что эта вещь не была обычной. Если эффекты были удовлетворительные, ему нужно было бы только проверить лекарственные свойства, после чего он сможет создать его сам, используя Небесную Ядовитую Жемчужину… Точно так же, как и Пилюлю Повелителя.

Юнь Чэ, разумеется, не стал церемониться и с благодарностью его принял.

— Ну что же, тогда этот древний не станет задерживаться. О, верно, Святой Император сказал, что во время радостного события между другом Юнь и Принцессой Божественного Феникса через девятнадцать дней он лично прибудет и ещё раз попросит прощения.

Когда Духовный Наставник Древний Синий и Ся Юань Ба ушли, и Юнь Чэ их провожал, как только он собрался закрыть дверь, то увидел торопящегося Цзы Цзи. Цзы Цзи, увидев Духовного Наставника Древнего Синего, остановился и немного с ним побеседовал, после чего спешными шагами подошёл к Юнь Чэ.

Даже используй Юнь Чэ свои пальцы, чтобы подумать, он бы уже выяснил причину, по которой пришёл Цзы Цзи. Поэтому он мог лишь открыть дверь в комнату и заговорить первым:

— Старший Цзы, как раны Владыки Морей?

Выражение лица Цзы Цзи тут же стало неловким, после чего он горько рассмеялся:

— Я всё ещё должен сильно отблагодарить твоего почтенного мастера за проявленную доброту. Старик изначально пришёл, чтобы выразить признательность твоему мастеру, но только что, когда я встретился с Духовным Наставником Древним Сильным, я узнал, что твоего почтенного мастера нет рядом.

У почтенной Владыки Морей все зубы разбились от одной пощёчины Жасмин… Хуже всего было то, что она потеряла всю свою мощь и репутацию. Теперь Цзы Цзи всё ещё должен был прийти и поблагодарить, чтобы укрепить отношения… Хотя можно сказать, что Цюй Фэн И это заслужила, стоит упомянуть, что это была сила абсолютной мощи. Даже если это были Четыре Великие Священные Обители и даже если они скрежетали зубами от гнева, у них не было выбора, кроме как подчиниться.

— Не нужно благодарностей. Её это совершенно не заботит. Она может даже счесть это раздражительным, — ответил Юнь Чэ.

— Да-да, на уровне твоего мастера сегодняшней проблемы, вероятно, уже и в мыслях нет, — Цзы Цзи поспешно добавил: — Эх-х, на самом деле старик сегодня здесь, чтобы извиниться от лица Владыки Морей. Она изначально хотела прийти лично, но из-за её раны на лице, немного не уместно встречаться с людьми. Кроме того, она знает, что у неё нет права на встречу с тобой, поэтому она отправила старика от своего имени.

— Что касается сегодняшней проблемы, это мой Высший Океанический Дворец повёл себя постыдно. Если мы можем как-то сладить ненависть в сердце Хозяина Дворца Юнь, то любая просьба Хозяина Дворца Юнь будет полностью исполнена усилиями нашего Океанического Дворца.

Слова Цзы Цзи были совершенно искренними... Но в сердце Юнь Чэ не ощущал и толики удовлетворения и утешения своего гнева. Он чувствовал себя лишь крайне удручённо. Если бы не Жасмин, то чувствовал бы хоть кто-то из них хоть сколько-нибудь вину? Были бы они так напуганы?

Как раз перед тем, как появилась Жасмин, каждое слово сказанное Хуан Цзи Уюй и Цюй Фэн И оставалось в сердце Юнь Чэ! Особенно их отвратительные лица, что появились после того, как он объявил, что Зеркало Сансары было у него. В то время где была их «вина»?

В сердце своём сердце Юнь Чэ отчётливо знал, что главной целью Святого Императора и Владыки Морей, отправляя Древнего Синего и Цзы Цзи, было проверить его к ним отношение. В конце концов, эти слова, что произнесла Жасмин, означали, что судьба четырёх Священных Мастеров были в руках Юнь Чэ… Кроме того, это была судьба их ближайшего будущего.

Для Хуан Цзи Уюй из-за отношений с Ся Юань Ба можно сказать, что он собирается «это забыть». Тем не менее для Цюй Фэн И… он не был настолько великодушен, чтобы простить того, кто хотел его убить.

— Хорошо, я запомню слова Старшего Цзы Цзи. Сейчас я всё ещё ранен, и мне нужно сосредоточиться на восстановлении. Я не стану больше задерживать Старшего Цзы Цзи. Если это всё, то можете уходить.

Брови Цзы Цзи слегка двинулись, когда он вздохнул про себя и достал блестящую фиолетовую коробочку.

— Если так, то старик больше тебя не будет тревожить. Это «Пилюля Морского Бога», что принадлежит только моему Океаническому Дворцу. Эта духовная пилюля сделана из «Каменного Акулодракона», самого большого морского зверя в океане, а также кишок десяти разных морских зверей и девятисот различных трав, найденных на дне океана. Из-за того, что Каменные Акулодраконы редкие существа с малой численностью и их сложно поймать, каждая Пилюля Морского Бога редка настолько, что это самое желанное и самое превосходное сокровище Высшего Океанического Дворца. Оно исцеляет от тысячи ядов и может помочь быстрому восстановлению жизненных сил. Она также весьма полезна в духовном развитии. Это маленький подарок от Владыки Морей. Хозяин Дворца Юнь, прошу, не отказывайтесь.

— Хорошо, младший благодарен за это, — Юнь Чэ протянул руку и взял пилюлю. Подарки от Высшего Океанического Дворца Юнь Чэ мог принять не задумываясь.

— Раз так, то старик уходит. Во время брачной церемонии Хозяина Дворца Юнь и Принцессы Снежки старик вместе с Владыкой Морей придёт, чтобы поздравить вас. До встречи…

Цзы Цзи ушёл. Достав «Росу Священного Сердца Мириады Цветов», что дал ему Древний Синий и «Пилюлю Морского Бога», что дал ему Цзы Цзи, Юнь Чэ протяжно вздохнул: «Когда я уже стану настолько же силён, как и Жасмин…»

«Возможно, не в этой жизни».

«Ладно… Может быть, и не в следующей жизни».

Дьявольское Гнездо Лунной Погибели.

Когда Юнь Чэ был здесь раньше, это место освещал фиолетовый свет, исходящий от Адского Цветка Удумбара. Однако сейчас Дьявольское Гнездо Лунной Погибели было морем бескрайней тьмы и ужасной тишины.

Даже со своим зрением Жасмин ничего не могла различить в этой абсолютной тьме. Тем не менее с её могущественным духовным восприятием каждая песчинка была исключительно отчётлива видна.

Жасмин шла вперёд, пока не добралась до конца Дьявольского Гнезда Лунной погибели и встала перед разрушенной каменной стеной.

За этой каменной стеной слои за слоями переливалась невероятно высокоуровневая тёмная энергия, сопровождаемая аурой опасности, что заставляло сжаться сердце Жасмин.

Жасмин протянула руку, и на её ладони появилась кроваво-красная сфера света. В этот миг каждый без исключение угол Дьявольского Гнезда Лунной Погибели был освещён кроваво-красным.

Выйдя из красного света, Жасмин прошла через разрушенную стену, и её шаги наконец вошли в тёмный мир за каменной стеной.

В самый первый шаг Жасмин будто ударило молнией и приковало к земле.

Потому что после того, как она вошла в мир за каменной стеной, рассчитывая на красный свет в её руке. С первого взгляда она уже увидела то, что источало тёмную энергию и ауру опасности…

Она смотрела на этот предмет, её глаза были слегка красными, то расширяясь, то сужаясь. Её тело парило, будто застыло, она оставалась совершенно неподвижной… Или, вероятно, она не смела шевельнуться.

Шокирующий… ужасающий… сюрреалистичный… невероятный… и неконтролируемый трепет души.

Такое её выражение глаз и лица не видел до этого даже Юнь Чэ.

Жасмин очень долгое время провела в этом состоянии, не двигаясь и не издавая и звука, будто её душа от шока покинула тело.

Только после того, как прошло больше пяти минут, голос с огромным шоком и серьёзностью сошёл с уст Жасмин, она произнесла абсолютно ужасающее название, от которого даже древние истинные боги и дьявольские божества задрожат…

— Круг… Вечных Мучений… Младенца Зла…

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава