Глава - 827: Бессердечность.
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Жасмин снова махнула рукой, и окружение покрылось невероятно толстым и прочным изолирующим барьером.

Луноцвет не приближалась и не пыталась проникнуть в барьер и подслушать, что она говорит. Она склонила взгляд, слегка прищурившись, не спеша, занимаясь своими волосами. Волосы Луноцвета казались тёмными словно ночь, но cо светом солнца, в её локонах можно было заметить странный тёмно-зелёный цвет.

«Юнь Чэ». - Жасмин звучала очень спокойно и невозмутимо, - «Изначально я собиралась остаться здесь ещё на двадцать четыре года, после чего вернулась бы в тот мир, но… воля небес не склоняется перед желаниями людей, поэтому у меня нет другого выбора, кроме как уйти сегодня».

Она не сказала, что она возвращается «домой», вместо этого она сказала, что возвращается в «тот мир». Это ненамеренно соскочило с её языка, казалось, выражая, что она уже подсознательно признавала это место как то, которому она принадлежит, и то место уже стало для неё другим миром.

Юнь Чэ пристально смотрел на неё, и в сравнении с хладнокровием Жасмин, его глаза и голос излучали тоску: «Тебе обязательно… уходить сейчас?»

Жасмин не принадлежала этому миру. Она пришла из совершенно другого мира, совершенно другого пласта реальности. Как только она сбежала из лап дьявольского яда и воссоздала своё тело, он решил, что может её потерять. Просто этот день настал слишком внезапно.

Не так давно, она сказала, что останется рядом с ним, по меньшей мере, ещё на двадцать четыре года…

«Если я буду упрямой и решу остаться, этот человек может решить лично нанести сюда визит. И очень вероятно, что он выместит свой гнев на этом мире». - Жасмин сказала с тусклым голосом, - «Будь то Континент Бездонного Неба или Империя Иллюзорного Демона, если он захочет уничтожить любой из них, это будет так же просто, как щёлкнуть пальцами».

«Этот человек?» - ошеломлённо пробормотал Юнь Чэ. Слова, действия и решения Жасмин, очевидно дали понять, что «этот человек», к которому отсылалась она, это был «мой король», к которому ссылалась Луноцвет. Сила Жасмин, когда она была даже не на десяти процентах от полной, уже была настолько могущественной, что он не мог её понять. Так что если «тот человек», к которому отсылается Жасмин действительно захочет уничтожить Континент Бездонного Неба, ему действительно может понадобится лишь щелчок пальцев, чтобы это сделать.

Взгляд Жасмин сместился в сторону и мгновенно, в её глазах образовался тусклый холод: «Он – мой отец, и он человек – которого я ненавижу больше всего. Одна из причин, почему я не желаю возвращаться – потому что я не хочу видеть его отвратительное и ненавистное лицо!»

Юнь Чэ: «…»

«Хаах…» - Беспомощно вздохнул Юнь Чэ. После чего отрешённо и ошеломлённо заговорил, - «Может возвращение обратно тоже хорошо. В конце концов, то место – твой дом. Тебя уже семь лет не было дома, так что пора возвращаться. Несмотря на то, что я очень сильно не хочу видеть, как ты уходишь… Я не могу своим эгоизмом, привязать тебя к миру, которому ты не принадлежишь. Я не знаю, что вызвало такое отчуждение между тобой и отцом, но, в конце концов, он всё ещё твой отец. Как и сказала Луноцвет, после того, как он выяснил, что ты не мертва, он посылал людей, чтобы тебя найти. Так что это демонстрирует, что он, по меньшей мере, о тебе беспокоится».

Слова Юнь Чэ не успокоили холод в глазах Жасмин, даже самую малость. Она лишь холодно ответила: «Ты не поймёшь».

Не пытаясь спорить или объяснять, Жасмин внезапно подняла свою правую руку. Её указательный палец вспыхнул слабым красным светом, после чего она ткнула в центр лба Юнь Чэ, пока не увидела, как красный свет входит в лоб Юнь Чэ.

«В этом фрагменте воспоминаний, все слова, которые я не могу произнести тебе прямо сейчас». - Милое личико Жасмин всё ещё было холодным и отстранённым, но её глаза слегка мерцали, - «Через двадцать четыре часа, печать на фрагменте воспоминаний автоматически снимется. В это время, ты узнаешь то, что я хочу тебе сказать».

«Кроме того». - Жасмин не дала шанса Юнь Чэ что-нибудь сказать, незамедлительно продолжив, - «Этим утром, я решила, что до этого дойдёт, когда ощутила присутствие Луноцвета. Поэтому, я кое-что отдала Хун’эр, и она забрала это обратно с собой в Небесную Ядовитую Жемчужину. После того, как я уйду, можешь у неё это забрать… Несмотря на то, что оно не сможет сильно увеличить уровень твоего развития, по меньшей мере, оно сможет увеличить продолжительной твоей жизни на несколько тысяч лет».

«Что ты мне отставила…»

«Не нужно меня расспрашивать, узнаешь когда увидишь». - Сказала Жасмин, слегка наклонив голову, чтобы посмотреть вдаль, - «Сегодня, здесь слишком много посторонних… включая эти так называемые Четыре Великие Священные Обители. Когда я уйду, как только они поймут, что меня больше нет поблизости, они незамедлительно развернутся и попытаются с тобой разобраться. Не только из-за того, что у тебя Зеркало Сансары, но и из-за того, что они хотят выместить свой гнев и обиду на тебя, за наказание и унижение, которым я подвергла их в тот день – особенно Небесный Регион Могущественного Меча и Божественный Чертог Солнца и Луны. Как только угроза моего существования исчезнет, они не позволят будущей угрозе, вроде тебя, существовать и дальше на этой земле».

«Я понимаю». - Тихо сказал Юнь Чэ. В сравнении с предстоящим отбытием Жасмин, все эти вещи были для него незначительными.

«Я думала о том, чтобы лично их всех убить, чтобы никто в мире не смог стать для тебя угрозой». - Сказала Жасмин, слегка качая головой, - «Но, они обладают репутацией священных мест в Континенте Бездонного Неба, так что если я уничтожила бы их все, все грехи и позор падут на твои плечи. Кроме того, учитывая твой характер, ты бы тоже не хотел, чтобы я это сделала».

«В тот день, в Высшем Океаническом Дворце, ты пощадила и Хуан Цзи Уюй и Цюй Фэн И. Если у них есть хоть немного чувства стыда и чести, они не станут что-либо предпринимать против меня ещё раз,» - тихо сказал Юнь Чэ. - «Что до Небесного Региона Могущественного Меча и Божественного Чертога Солнца и Луны, я уже обещал, что их расплата будет зависеть от моей собственной силы, и я не буду зависеть от твоей. Так что даже если у меня не будет твоей защиты, они не смогут со мной ничего сделать».

«Кроме того, я не побоюсь, даже если Абсолютное Святилище Монарха и Высший Океанический Дворец попытаются сделать против меня шаг, как сделали это двадцать дней назад! В худшем, я воспользуюсь Ковчегом Изначальной Эры, чтобы забрать Дедушку, Дворец Ледяного Облака, и остальных в Империю Иллюзорного Демона. Однажды, я заставлю их умереть с сожалением! Поэтому, они даже не заслуживают смерти от твоих рук, тебе определённо не нужно обо мне волноваться».

«На самом деле, я не волнуюсь о тебе». - Сказала Жасмин, - «Несмотря на то, что твоя сила далека от удовлетворительной, если бы с тобой было так легко справиться, ты бы не дожил до этого дня. Я могу лишь надеяться, что Абсолютное Святилище Монарха и Высший Океанический Дворец не будут столько глупы, чтобы снова повторить свою глупость!»

«Я не убью этих людей. Будет лучше, если они будут вести себя разумно, но если нет, то я оставлю их на тебя, чтобы ты с ними лично расправился. Это так же будет держать тебя в напряжении, и не даст тебе заскучать. Однако, если они действительно понимают мою доброту… В следующие несколько лет, после моего отбытия, прежде чем у тебя появится полная гарантия твоей победы, тебе нужно избегать столкновений, не спеши к своей погибели».

«Я понимаю». - Сильно кивнув, сказал Юнь Чэ.

«В сравнении с угрозой Четырёх Священных Обителей…» - Взгляд Жасмин потяжелел, - «О чём я действительно волнуюсь, так это о сфере дьявольского происхождения в твоём теле».

«Теперь, когда ты восстановил свои силы, ты должно быть едва способен её запечатать своими силами. Просто тебе придётся запечатывать её чаще, чем если бы это делала я. Будет лучше, если ты сможешь всегда поддерживать это состояние, но я боюсь, что в будущем могут произойти странные изменения… В конце концов, это нечто на уровне богов и дьяволов, и оно уже связано с твоими внутренними каналами».

«Не волнуйся». - Сказал Юнь Чэ с натянутой улыбкой, - «Моя удача всегда была очень хороша».

«Если будут какие-нибудь странные изменения, отправляйся в Долину Молниеносного Пламени Золотого Ворона и найди Духа Золотого Ворона». - Это было единственное, о чём могла подумать Жасмин, - «В конце концов, он унаследовал часть воли и воспоминаний Золотого Ворона, так что должен обладать обширными знаниями и опытом. Возможно, он сможет что-то придумать».

«Угу, я понимаю». - Сказал Юнь Чэ, и ещё раз кивнул, но он не мог скрыть тоску в своих глазах. Каждое слово Жасмин беспокоили его, толкали и подготавливали к будущему.

Для обоих, незаметно, многие вещи между ними стали обыденными.

«Есть ещё две вещи, о которых тебе стоит помнить». - Сказала Жасмин, взглянув на Луноцвет. Она обнаружила, что Луноцвет поглаживала свои плечи руками, будто она неспешно оценивала свою красоту, и совершенно не обращала на них внимание: «Первое – тебе нужно хорошо относиться к Хун’эр. Несмотря на то, что она может беситься время от времени, её сердце чистое и она исключительно предана тебе. После того, как я уйду, ты будешь единственным человеком, оставшимся в её мире, ты определённо не должен к ней плохо относиться».

«Да, я буду хорошо о ней заботиться… Кроме того». - Сказал Юнь Чэ с улыбкой, которая стоила ему огромных усилий. - «Я не осмелился бы к ней плохо относиться».

«Второе… Это то, что ты обещал мне до этого. Ты обязан, никогда не пытаться исследовать глубины Заоблачного Утёса».

«Не волнуйся, я определённо не стану приближаться к этому месту». - Сказал Юнь Чэ, легонько кивнув. - «Ты сказала, что у Ковчега Изначальной Эры достаточно энергии только для одного путешествия на Континент Лазурного Облака и обратно. После того, как я туда отправлюсь, я заберу с собой Лин’эр. Кроме Лин’эр, на Континенте Лазурного Облака, меня больше ничего не заботит. После этого, я никогда туда не вернусь».

«Угу». - Тихо согласилась Жасмин, после чего обернулась, - «Юнь Чэ… это прощание».

Бах!!

Изолирующий барьер рассеялся, и Жасмин медленно поплыла в небо, полетев к Луноцвету.

«Жасмин!!» - Юнь Чэ сделал вперёд лишь шаг, после чего заставил себя остановиться. Он кричал, его голос был полон безграничными эмоциями и решимостью: «Можешь идти без забот, потому что однажды… однажды, я приду и найду тебя! Чтобы увидеть тебя снова, я не расслаблюсь и на день! Мы определённо встретимся снова».

Жасмин остановилась, долгое время не двигаясь. После чего, она повернула лицо к Юнь Чэ, но выражение её лица не было взволнованным или эмоциональным. Вместо этого, он был ледяным, заморозив душу Юнь Чэ.

«Юнь Чэ, в конце концов, мы всё ещё мастер и ученик». - Глаза Жасмин были наполнены холодом, из-за чего у Юнь Чэ перехватило дыхание, - «Если ты всё ещё уважаешь меня, как своего мастера, то тебе нужно пообещать мне одну, последнюю вещь!»

«…» - Глаза Жасмин заставили Юнь Чэ ощутить себя беспокойным и озадаченным. Он мог лишь кивнуть головой, - «Несмотря ни на что, как только ты это произнесёшь, я пообещаю это».

«Хорошо!» - сказала Жасмин, едва заметно кивнув, её голос был холоден и бессердечен, - «Я хочу, чтобы ты немедленно поклялся, что ты никогда не сделаешь и шага в Обитель Богов!»

«Ооо?» - взгляд Луноцвет быстро сместился, её пальцы слегка поглаживали длинные волосы спадающие на плечи, на лице был немного заинтересованный взгляд.

«Аа…» - Юнь Чэ был совершенно ошеломлён. После чего озадаченно спросил: «Почему?»

«Потому что это не то место, куда тебе стоит идти!» - Жасмин холодно сказала, -«Учитывая твой врождённый талант, способность к пониманию и все остальные вещи в твоём распоряжении, ты будешь полностью не превзойдён в этом мире. Ты сможешь, стать повелителем над всем живым, и ты будешь в мире и безопасности всю свою жизнь. Не будет никого, кто сможет угрожать тебе или людей, которых ты хочешь защитить – это так же причина, почему ты гнался за внутренней силой. И изначальная причина, почему ты выбрал тяжёлый меч. Но если ты прибудешь в Обитель Богов, ты будешь лишь слабаком! Любой случайный человек сможет с лёгкостью устроить тебе собачью смерть!»

«Я хочу пойти туда, чтобы снова тебя увидеть. Это не ради развития к более высоким уровням, и не какая-то там готовность к любым опасностям!» - закричал Юнь Чэ.

«Увидеть меня? Зачем тебе меня искать?» - глаза Жасмин смотрели в сторону, но её голос оставался холоден и бессердечен, - «После того, как я уйду, тебя всегда будет сопровождать Хун’эр! У тебя всё ещё есть родственники, друзья и множество женщин! Без меня, что изменится?»

«Определённо всё будет по-другому! Жасмин, ты…»

«Не трать слов!» - прервала Жасмин, ещё раз отвернувшись, - «Похоже, у тебя нет желания пообещать мне одну эту вещь. Мы были мастером и учеников так долго, но ты даже не слушаешь последнее, что я тебе говорю. Это действительно очень сильно меня разочаровывает. Хмф. Ладно, тогда оставлю это на тебя. Учитывая твой врождённый потенциал, вероятно, у тебя действительно будет сила, чтобы отправиться в Обитель Богов, через пару сотен или даже тысяч лет. Но, несмотря на то, что ты сможешь войти в Обитель Богов, ты определённо не сможешь меня найти».

«Учитывая все возможности, даже если случится самое неожиданное, и ты действительно сможешь меня найти… Я определённо тебя не встречу!»

«Когда всё сказано и завершено, ты лишь неожиданный компаньон, которого я встретила, и я – тоже самое для тебя. Судьба, которую мы с тобой разделяли, уже подошла к своему концу! Перестань представлять, что твои чувства взаимны!»

Когда ещё бессердечные слова стихли, фигура Жасмин размылась, и она мгновенно оказалась рядом с Луноцветом, холодно сказав: «Идём, Луноцвет!»

Вжжж!!

Пространство было разорвано, фигура Жасмин мгновенно исчезла.

«Ай-ай». - Рука Луноцвета наконец спала с её волос, она смотрела на ошеломлённого Юнь Чэ, который, казалось, потерял душу.

В миг, когда её пальцы были убраны от волос, один волос упал с кончиков её волос, поплыв к земле внизу.

Дул лёгкий ветерок, раздувая пыль, но упавший волос не двигался и на сантиметр, незаметно мелькнул странный зелёный блеск.

«Увидимся, братик». - Сказала Луноцвет, бросая на Юнь Чэ тяжёлый и влюблённый взгляд. После чего, она сказала что-то, что было неизмеримо странным и причудливым: «Чтобы поблагодарить тебя, за заботу о её высочестве в течение этих лет, слуга приготовила специально для тебя подарочек, ладненько? Тебе стоит им насладиться».

«Хехехехехе…»

С очаровательным и соблазнительным смехом, голос Луноцвета растворился в воздухе, словно лёгкий туман.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава