X
X
Глава - 2: Начать всё сначала и не отпускать
Предыдущая глава
Следующая глава

- Цин Ву, - Чу Ян резко проснулся. Он ещё не успел открыть глаза, но его лёгкие наполнились криком. Он почувствовал, как судорожно сократилось его сердце. Его едва было слышно, будто оно стонало от боли. Когда сорвался с его губ, Чу Ян резко замер. Я…точно помню, как Цин Ву встретила меня, помню эту знакомую и приятную улыбку, ее трепетные чувства, которые успели пронять меня до самых костей…. И всё же, где я? Перед его глазами простилались бескрайние горные породы, а на горизонте горело кроваво-красное солнце. Со всех сторон шелестел зелёный бамбук, который смешивался с пурпурным вечерним горизонтом. С каждым новым дуновением ветра по верхушке рощи по очереди проносились волны… Под ногами Чу Яна сохранилась лужица крови. Он внезапно почувствовал резкую боль в голове и протянул руку, чтобы пощупать ее. Вся ладонь покрылась темно-красной жидкостью. Этот пейзаж, эти камни, эта рана – всё то казалось ему слишком знакомым! Что это за место? Рядом с его ухом раздался голос, который, казалось, готов был разрыдаться в любой момент: «Эй…пожалуйста…прошу, не пугай меня. Я…я такой симпатичный и милый, я не люблю, когда меня пугают…» Чу Ян был сбит с толку. Что же это? Может, я и впрямь ещё не умер? Но что за парень кричит у меня над ухом? Да, он явно не дурён собой. И он в самом деле был напуган до смерти, но даже в такой ситуации не забыл подкинуть пару хвалебных слов в свой адрес. Когда парень не получил ответа, он снова слезливо воскликнул: «Ты правда…не дышишь? Ву…» - его плачь был больше похож на гудок паровоза. Если бы его услышал кто-то со стороны, то решил бы, что где-то поблизости воет голодный волк. *Аууу* Этот вой был длительным и громким, и в то же время раскатистым. Он отдавался слабым эхом. Вот это талант, - подумал Чу Ян. Это ощущалось в его голосе. Этот вой был полон страха и сожаления, и его сложно было подделать. Но этот звук…таким не похвастаешь. Казалось, будто Небеса допустили ошибку, когда создавали его голос, и использовали горло утки в его теле. Кроме того, это была не просто утка, а селезень. Скорее всего, по завершении Небеса заметили, что что-то не так и решили исправить свою ошибку небольшой компенсацией – они добавили ему звучание волка… Этот звук казался очень знакомым… Он был абсолютно уникальным! У Чу Яна сразу же содрогнулось сердце, и воспоминания из далёких времён внезапно ворвались в его сознание. - Я всего лишь практиковался с розгами. Ты не должен падать замертво от первого же удара, да? – этот голос дрожал, он был явно напуган. – Они столько раз били тебя розгами, и ничего страшного не было. Но почему, когда я ударил тебя всего раз, ты свалился на землю…Это, это не честно, черт возьми! Или ты просто завидуешь, что я вырос таким красавчиком, и от зависти решил сделать из меня убийцу? Чу Ян потерял дар речи. Кто этот человек? В таком положении он еще и жалуется…Конечно, он имел полное право пожаловаться на судьбу, в конце концов, никто не хотел бы оказаться на его месте, так ведь? Просто, даже в такой час он умудрился похвалить себя… Такого самолюбия было достаточно, чтобы повергнуть в шок Небеса и Землю, и заставить рыдать духов и богов! Издав болезненный стон, Чу Ян наконец открыл глаза. Он не мог больше игнорировать эти рыдания. Хотя Чу Ян был Продвинутым Мастером Отравленного Меча своего поколения, даже он не мог вынести этот голос. В этом голосе смешался вой волка, который долгое время изнывал от голода, и хриплый, гортанный звук, присущий селезню. От такого голоса не то, чтобы человек, даже тигр не смог бы долго продержаться. - Ты очнулся, ты очнулся! Я знал. Ты просто не смог устоять перед моим очарованием и упал в обморок, – голос продолжил издеваться над ушными перепонками Чу Яна. – Прямо как я и говорил. Иначе почему во время нашего боя ты уставился на моё лицо, не в силах отвести взгляд….Значит, вот оно что! Чу Ян нахмурился. Его разум по-прежнему утопал в боли. Он закричал слабым голосом: «Заткнись!» Он не мог больше это терпеть. Если ты скажешь еще хоть слово, я проткну своё сердце еще несколько раз, лишь бы это скорей закончилось. Я ведь уже умер, так почему я должен страдать от твоего ужасного голоса. Какой в этом смысл? Даже после смерти мне не дают покоя… Осталось в этом мире хоть что-то святое?... Хотя его голос был тихим, но он был полон достоинства. И его аура Продвинутого Мастера Отравленного Меча незаметно рассеивалась вокруг. Парень, который до этого болтал без умолку, опешил от резкости в его голосе, и в недоумении не мог выдавить из себя ни слова. Чу Ян яростно открыл глаза, но его тут же ослепило яркое солнечное сияние, от которого у него перед глазами закружились сияющие звезды. Он снова зажмурился и на этот раз медленно и осторожно поднял веки. Прямо перед ним оказалось человеческое лицо. И это был именно тот парень, который проклинал судьбу и одновременно хвалил себя. Точно. Кроме Чу Яна и этого человека рядом больше никого не было. Однако когда Чу Ян разглядел это лицо, он тут же почувствовал близость к этому человеку, и не мог решить, плакать ему или смеяться. Это лицо было противоположностью «уродливого». У него были крупные глаза, прямой и выступающий нос. Рот казался довольно маленьким, а брови мгновенно бросались в глаза. Кроме того, его кожа была белоснежной. Его нельзя было назвать ни толстым, ни худым. Но самыми выделяющимися были его крупные, энергичные глаза: они были посажены далеко друг от друга. Один глаз был почти рядом с левым ухом, а другой соседствовал с правым. Его брови были естественно выделяющимися: прямые, но одновременно вздёрнутые вверх. Хотя они напоминали два меча, один из них был направлен в Небеса, а второй – прямо в Преисподнюю. На самом деле они были наклонены в разные стороны. Его нос был прямым и выделяющимся, вот только… он был слишком прямым и выделяющимся. Его переносица была похожа на горную цепь, которая разделяла оба глаза! Прямо как Млечный Путь, разделяющий звёзды «Пастуха» и «Ткачихи», отчего они вынуждены смотреть друг на друга издалека. Даже если бы он окосел, его глазам все равно было бы сложно встретиться. Рот у него был небольшим, а губы с розоватым оттенком. Однако изящные губы в виде вишенки на лице мужчины…особенно на таком… В целом его лицо напоминало блюдо – белоснежный тофу с маленькой красной вишенкой сверху. Кажется, такое сочетание нигде больше не встретишь! - Тан Тан? – у Чу Яна занемело всё тело, и раны давали о себе знать. Ему казалось, что сквозь его голову просунули несколько мечей и она вот-вот взорвётся. Но он продолжал держать себя в руках, и слегка улыбнулся. – Тан Тан, ты всё такой же болтливый и самовлюблённый! Это удивительно! Этот парень был другом детства Чу Яна, младший брат по боевым искусствам Тан Тан. Первый иероглиф ‘Тан’ означал «речь», а второй ‘Тан’ – «кактус». Такое имя располагало к себе людей. Тан Тан был приятелем Чу Яна, и они оба были сиротами, точнее, брошенными. Их нашёл Учитель их и сам воспитал. Когда Чу Яну было девятнадцать, Тан Тан отправился в путешествие. Но вскоре после этого к ним пришло известие о его смерти. Всё это время, до последнего момента Чу Ян не знал, почему Тан Тан умер. Кто был его врагом?! Он очень долго пытался это выяснить, но в конечном счёте он ничего не добился. Смерть Тан Тана стал для Чу Яна большим ударом. После этого происшествия он стал еще более замкнутым и тихим. Когда Чу Ян услышал этот голос с закрытыми глазами, он уже знал. А когда открыл глаза и окинул взглядом окрестности, он почти сразу же понял, где находится. Он действительно слишком хорошо знал это место! За Небесной Нишей, позади гор, роща Пурпурного Бамбука. Когда ему было шестнадцать, они с Тан Таном проводили тренировочные бои на розгах, и когда он внезапно получил оглушительный удар, он потерял сознание. Значит, он вернулся в то время, когда ему было шестнадцать? Но как такое возможно? Чу Ян обернулся и посмотрел по сторонам. Когда он обвёл глазами всё по кругу, он окончательно убедился. Он переродился! Обратно в то время, когда ему было шестнадцать лет. Именно поэтому в этот самый момент он пропустил удар. Даже такой грубы человек как Чу Ян, невольно опешил и обрадовался! Если я всё начну заново, то сколько же ошибок смогу исправить!? Сегодня я действительно вернулся в прошлое?! Чу Ян долгое время не мог оправиться от потрясения. Он сделал глубокий вдох и сдержал все эмоции, которые норовили фонтаном вырваться наружу. Но вот краску, прилившую к лицу, и безумный барабанный бой сердца, которое вот-вот готово было выпрыгнуть наружу, он унять не смог. Обернувшись, он внимательно посмотрел на когда-то потерянного, то вновь обретённого брата. Глубоко в душе Чу Яна на поверхность всплыли глубокие и поглощающие чувства. Немного тихим, но хриплым голосом он обратился к Тан Тану: «Я наконец понял, почему тебя бросили…» В самом деле, если бы семья не избавилась от него сразу после рождения, если бы они сразу же не испугались, то наверняка закалили бы собственные нервы. Тан Тан смущённо почесал затылок. Внезапно, с ноткой стыда в голосе он сказал: «Это потому что я слишком хорошо собой…А вот тебя бросили, потому что ты страшилище…» Чу Ян закатил глаза и резко ощутил желание кого-нибудь побить, и одновременно громко рассмеяться. …… Согласно его воспоминаниям, из-за этих ран он пролежал в кровати полмесяца. Лишь позже он узнал, что во время боя он не совершил ошибку. На самом деле его отравили! Этот яд оказывает паралитическое действие, поэтому его тело отказало в нужный момент. Но он был не единственной целью своего отравителя. На самом деле этот человек всё заранее просчитал и выгадал самый подходящий момент. Он подстроил всё так, чтобы Тан Тан убил Чу Яна одним ударом. Таким образом, конец пришёл бы не только Чу Яну, но его товарищу… Совместные тренировочные бои между учениками в школе были обычным явлением. Тем не менее, летальный исход в таких боях был явлением исключительным! Тан Тана однозначно изгнали бы из школы. Но человек, ответственный за отравление, совсем не задумался над тем, что, хотя Тан Тан казался равноправным соперником Чу Яну, по своим реальным боевым навыкам он мог его превосходить. Во время боёв с Чу Яном он всегда использовал лишь часть своей истинной силы. В самый ответственный момент, хотя он не сумел вовремя сдержать свою атаку, но он убавил силу, которую вложил в удар розгами. В результате Чу Яну достались незначительные травмы! Под присмотром его Учителя, включая Тан Тана и Чу Яна, было всего три ученика. Отравителем оказался Старший Брат по боевым искусствам Ши Цянь Шань. В глазах Чу Яна мгновенно промелькнула ледяная вспышка. Он мысленно повторил это имя – Ши Цянь Шань. Его лицо стало ледяным и неподвижным как камень. Его медленно начала окутывать жажда мести и убийства. Тан Тан, сидевший рядом с ним, внезапно ощутил пронизывающий до костей холод. Посреди летней жары он не мог унять дрожь. [п/п: Небесная Ниша – название школы, к которой принадлежит Чу Ян]

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава