Глава - 20: Время для проблем всегда найдётся
Предыдущая глава
Следующая глава

У Чу Яна заболело сердце. Когда он посмотрел в сторону Мэн Чао Рана, его тень с руками за спиной уже тихо удалилась. Перед уходом он не проронил ни слова. Атмосфера была по-прежнему тяжёлой. Даже спустя время она так и не рассеялась. Чу Ян всё стоял ошеломлённый. Он смутно ощущал, что Мэн Чао Ран страдал от какой-то старой горькой утраты. Что же случилось, что заставило ниспосланного небесами гения Небесной Школы стать таким? ************************************************************************** Этот камень на сердце учителя; если бы Чу Яну представилась возможность, он бы однозначно помог учителю от него избавиться. Чу Ян глубоко вдохнул и прищурил глаза. Он взмахнул мечом, и воздух наполнился ци меча! [п/п: энергией меча] Он прилагал максимум усилий на протяжении всей практики. Закончив отрабатывать бесшумное оголение меча, он начал комбинировать различные движения. Каждое движение и каждый метод казался лёгким, но на деле таким не был. Будь то защита Небесной Школы, поиски Мо Цин Ву или исполнение долга его учителя - везде требовалась сила. Не имея власти, можно было только полагаться на других в исполнении собственных желаний. Чу Ян мимоходом надел кулон с экстрактом чистого пурпурного нефрита. Пока ци его тела не войдёт с ним в контакт, этот камень почти ничем не отличался от других драгоценных камней. Чу Ян решил, что до завершения первого этапа культивации он не будет использовать исцеляющие способности кулона. По словам Мэн Чао Рана, если он будет слишком полагаться на физические объекты, то не только от этого не выиграет, но и пострадает от последствий. Единственным выходом было работать в поте лица; постепенные шаги закладывали прочную основу. Только тогда ты понимаешь: если зависеть от внешних сил, то даже если твоя боевая сила будет быстро расти, твоя культивация никогда не достигнет своего пика. Такой недостаток невозможно будет восполнить за всю жизнь. У Великого Мастера Боевых Искусств должна быть моральная выдержка как у Великого Мастера Боевых Искусств. Тогда ему нужно остановиться и убедиться, что он понял все принципы, прежде чем перейти в ранг Продвинутого Мастера боевых искусств. Если Воину Боевых Искусств каким-то образом повезло и он вдруг овладел тысячелетней боевой силой, но без её понимания ему вряд ли удастся кого-то превзойти. Он так и останется Воином Боевых Искусств! В крайнем случае - необычным Воином Боевых Искусств. Поэтому каждый шаг должен быть твёрдым! Путь, которому тебя научили, и путь, по которому ты сам взобрался на вершину, кардинально отличаются. Если кто-то сбросит тебя вниз, то ты упадёшь и разобьёшься! Время пролетело незаметно. Во время обеда Чу Ян столкнулся лицом к лицу с Ши Цянь Шанем. Старший ученик выглядел хмуро и мрачно. Он поддался меланхолии и казался апатичным. Все знали, что случай с Ли Цзянь Инем так просто не оставят. Ученики Второго Старшего Дяди боевых искусств захотят отомстить за Ли Цзянь Иня, хотя бы просто чтобы угодить своему учителю. Они до сих пор не объявились, потому что еще строили планы. Это ещё не конец... Тан Тан простодушно, без задних мыслей грыз куриные ножки. Он ел с таким аппетитом, что его руки запачкались жиром. Чу Ян тоже был в хорошем расположении духа, он присел и широко открыл рот, чтобы начать трапезу. Только Ши Цянь Шань был полностью безразличным; он машинально положил в рот ложку риса, но тот показался ему безвкусным, как вода. Пережевав несколько раз, он глубоко вздохнул. Его тёмный взгляд постоянно замирал на Чу Яне. Гнев в его глазах, казалось, вот-вот вырвется наружу. - Ши Цянь Шань! Мы слышали, ты вёл себя очень грозно? Даже говорил что-то о лучшем ученике? Ха-ха! Выйди-ка сюда и проверим. Давайте устроим небольшое состязание, - в это время раздался громкий голос снаружи, вслед за которым последовала волна смеха. Судя по звукам, там было около семи или восьми человек. - Точно! Точно! Ши Цянь Шань посмел назвать себя лучшим учеником среди ровесников! Видимо, он не знает как пишется слово «смерть»! - Лучший ученик? А Ши Цянь Шань достойный? Скорее поклонись и проси о пощаде! **************************************************************************** Наконец, нашлось место для проблем. Даже Чу Ян не ожидал, что это произойдёт так скоро. Ши Цянь Шань мгновенно побледнел. Он угрожающе взглянул на Чу Яна. «Лучший среди сверстников», это были слова Чу Яна. В то время такой комплимент был Ши Цянь Шаню на руку, но потом он, наконец, понял, что попал в грязную яму, из которой невозможно выбраться! Было слишком поздно! Теперь эти слова стали ножом, который прошёл сквозь его сердце. Насмешка. Он умело насмехался над ним. Кроме того, вся эта история стала самой проблематичной в Небесной Школе. Сейчас каждый ученик восьмого поколения мечтал заполучить титул лучшего, должность Старшего Боевого Брата школы! Все хотели обрести право входа на Земли Братства Семи Оттенков… Боевые братья Ли Цзянь Иня не посмели доставлять неприятности и сходу мстить за него, но звание «лучшего ученика», которое Чу Ян присудил Ши Цянь Шаню, стало отличным для этого поводом. Школа тайно поддерживала внутреннее соперничество среди учеников. Ши Цянь Шань мог лишь представить, что его ждало его на пороге ближайшего будущего. Чу Ян наклонился и продолжил есть, будто не услышав криков и насмешек снаружи. Как и обиженного взгляда, которым одарил его Ши Цянь Шань. Про себя он подумал: «Ха, ха, если в этой жизни я не смогу играть ложного героя до конца своих дней, то моё перерождение было напрасным...» Восемь юношей были в синей/зелёной одежде с красными поясами и обшитыми красной нитью рукавами. Это был цвет Вершины Замыкающих Облаков. Ученики Двора Пурпурного Бамбука, к которому принадлежал Чу Ян, носили пурпурные пояса. Как только Ши Цянь Шань вышел к ним, их глаза вспыхнули презрением. Ли Цзянь Инь был единственным сыном Ли Цзиньсуна. Он был избалованным ребёнком, и поэтому был неприветлив со своими боевыми братьями. Но даже несмотря на то, что они плохо ладили друг с другом, когда кто-то посмел посмотреть на него свысока, месть была неизбежна. Пусть и не ради самого Ли Цзянь Иня. Это была отличная возможность подлизаться! - Я вижу, нас посетили Старшие Боевые Братья Лю и Цюй. Пожалуйста, простите Ши Цянь Шаня за то, что не встретил вас должным образом, - хоть выражение его лица было не самым приятным, он говорил с ними церемонно. - Ши Цянь Шань, я не посмею ничего от тебя принять, - жёстко ответил Боевой брат Лю. - Не говоря уже о том, что ты «лучший ученик» Небесной Школы. С моим-то уровнем культивации, я не смею быть твоим Старшим Боевым Братом. Конечно же, он упомянул «лучшего ученика»! Лицо Ши Цянь Шаня исказилось еще больше. Его ненависть к Чу Яну достигла пика. Он вдруг вспомнил. «Может быть, Чу Ян тогда специально сказал это, чтобы дать повод этим ученикам сюда явиться.» Боевому Брату Лю было около тридцати лет. Его полное имя - Лю Юнь Янь. Он был самым старшим учеником Ли Цзиньсуна. Боевого Брат Цюй звали Цюй Пин. Ему было около 27-28 лет. Он был вторым старшим учеником. Остальные были младшими учениками. После слов Лю Юнь Яня все они громко рассмеялись. - Ши Цянь Шань, выходи, выходи, позвольте мне испытать на себе навыки лучшего ученика школы! - Цюй Пин сделал шаг вперёд и направил свой меч на Ши Цянь Шаня. - Разве я смею выступить против Боевого Брата Цюй? – смиренно обратился Ши Цянь Шань. Эти ребята, должны быть, шутили. Разве он смеет делать первый шаг? Противников в общей сложности было восемь. А Лю Юнь Янь был выше него рангом. Цюй Пин и остальные шестеро тоже были сильнее него, но не намного. Эти противники явно хотели устроить скандал, а у Ши Цянь Шаня не было ни единого преимущества. Стоит ему сделать шаг, и его изобьют так, что родная мать не узнает. Тан Тан и Чу Ян были недостаточно сильными, поэтому от них не было никакой пользы. Значит, один против восьми. Но пока Ши Цянь Шань стоял в нерешительности, Цюй Пин не собирался бездействовать. Внезапно раздался громкий шлепок и пронеслась вспышка, после чего послышался многократный свист. Оказалось, что, не говоря ни слова, Цюй Пин ударил Ши Цянь Шань рукой по лицу, а затем ногой в живот. Удары получились довольно сильными. Ши Цянь Шань не успел увернуться. ОТ боли он шлёпнулся на землю. Ши Цянь Шань понимал, что если он не будет сопротивляться, то его немного побьют и ничего серьёзного не произойдёт. Дай он отпор, и тогда ему точно не выжить. Принимая пинки противника, он лишь стиснул зубы и продолжал молча терпеть. - Этот парень посмел меня ударить! – выкрикнул Цюй Пин явную ложь. - Этот ублюдок! Как больно! Вот уж действительно лучший ученик Небесной Школы! Братья, он опасен, спасите меня скорее… [п/п: у Чу Яна появились последователи] - Это плохо. Второй Старший Боевой брат пострадал. Скорее! Шестеро человек бросились вперёд, подобно рою пчёл. Они стали избивать Ши Цянь Шаня кулаками и ногами как мешок с мусором. С каждым ударом они приговаривали: - Как ты посмел ударить Второго старшего боевого брата?! - Он хотел мирно всё обсудить, а Ши Цянь Шань осмелился украдкой напасть на него. - Давайте изобьём этого бесстыдника до смерти... Среди тех, кто его избивал, были и те, кто кричал: -Ши Цянь Шань, только потому, что ты из Двора Пурпурного Бамбука, не даёт тебе право быть высокомерным. Ты... ты... стойте ... Второй Боевой Брат, ты в порядке? Звучало так, будто до смерти избивали Цюй Пина. Цюй Пин стоял в стороне, жалобно выкрикивая: - Больно! Я умираю... Ши Цянь Шань, ты такой жестокий... Сначала Ши Цянь Шань стонал и просил о пощаде, но постепенно с каждым ударом он сильнее сворачивался калачиком, и в итоге впал в состояние шока ... Семь человек по-прежнему были в гневе, они еще какое-то время продолжали избивать его, но затем остановились. Они запыхались. Цюй Пин вытер пот и сказал: - Это было опасно, он чуть не избил меня до смерти... - Ты прав, этот Ши Цянь Шань действительно коварный, - подтвердил другой ученик. Тан Тан выпучил глаза настолько, что они покраснели. Он хотел вмешаться, но Чу Ян остановил его. С таким количеством противников Тан Тан не смог бы ничем помочь. Его бы побили на пару с Ши Цянь Шанем. К тому же, наблюдать за побоями Ши Цянь Шаня было настоящим наслаждением. Он не мог прервать такое... Вдалеке, в тени бамбуковой рощи Мэн Чао Ран глубоко вздохнул. Глядя на избитого до полусмерти Ши Цянь Шаня посреди двора, его глаза стали прожигающе ледяными.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава