X
X
Глава - 21: Не хочешь ли принять мою помощь?
Предыдущая глава
Следующая глава

Если Мэн Чао Ран были учителем Ши Цянь Шаня, то как он мог просто стоять в стороне и за всем наблюдать? Но сейчас он был полностью разочарован. Мэн Чао Ран всегда учил своих учеников решать собственные проблемы самостоятельно. Когда они терпели неудачу, он приходил им на помощь. Сегодня, если бы Ши Цянь Шань проявил хоть какое-то достоинство и дал отпор своим противниками, то Мэн Чао Ран вмешался бы и защитил его. Даже если бы ему пришлось сражаться до самой Вершины Замыкающих Облаков, Мэн Чао Ран не отступил бы! Когда твоих детей побили в драке, им нужно на кого-то положиться. Разве с учениками не так же? Мэн Чао Ран уже тщательно подготовился! Но он стал свидетелем трусости Ши Цянь Шаня. Его ученик не стал отбиваться, а покорно принял побои, чтобы сохранить свою жизнь. Разве это не доказывало, что у него не было ни убеждений, ни мужества. И что же произойдёт, когда однажды на него нападёт могущественный противник? «Ты бы встал на колени и поклонился ему?» Терпению тоже должен быть предел! «Я могу вступиться за тебя, но ты должен показать, что достоин моих усилий. Я могу защитить тебя один раз, но не всю жизнь. Все зависит только от тебя». Таков был главный принцип, которому учил Мэн Чао Ран. Хотя другие могли этого не понять, но таким образом он готовил своих учеников к жизни в мире военных искусств. Пылкость и мужество! Даже если эти два качества часто рассматривались как импульсивность молодёжи и причины трагедий, нельзя отрицать, что без этих двух добродетелей, невозможно добиться могущества даже с тысячелетней культивацией. Мэн Чао Ран был крайне разочарован в Ши Цянь Шане. Он больше не хотел ему помогать. В роще Пурпурного Бамбука, неподалёку от Мэн Чао Рана, задумавшись, стояли два человека. Они тоже наблюдали за комедией, которая развернулась во дворе. Это были мастера Небесной Школы, Ву Юнь Лян и мастер Вершины Иллюзорных Облаков, Кун Цзин Фэн. Неизвестно, зачем они сюда пришли, но они с живым интересом наблюдали за стычкой молодых учеников. Если бы Чу Ян их заметил, то однозначно очень удивился бы. Когда Цюй Пин и Лю Юнь Янь заметили, что покрытый грязью и кровью Ши Цянь Шань лежал на земле свернувшись и без сознания, они тут же потеряли к нему интерес и остановились. Они рассчитывали, что Ши Цянь Шань, который был настолько высокомерен, что осмелился покалечить Ли Цзянь Иня, по крайней мере устроить драку. Но к их большому удивлению они столкнулись с мешком песка, который не смел даже пошевелиться, позволяя другим делать что угодно. Они побоялись, что после их побоев Ши Цянь Шань мог умереть и поэтому решили поскорее уйти. Но стоило им развернуться, как позади послышался медленный голос: - Эй, ребята, вы вот так уйдёте? Лю Юнь Янь и группа учеников сразу же остановилась. Незнакомый голос продолжил: - Восемь Старших Боевых Братьев ввязались в драку с Ши Цянь Шанем и сильно пострадали. Уйти вот так будет неправильно. Лю Юнь Янь обернулся и холодно уставился на говорившего: - Что ты имеешь в виду? Остальные семеро учеников тоже повернулись, чтобы посмотреть на новенького. Когда они избивали Ши Цянь Шаня, этот парень не возразил ни слова. Но когда всё закончилось, он решил показать своё лицо. Может, он тоже напрашивался на пару тумаков? Чу Ян мирно улыбнулся и сказал: - Старший боевой брат Цюй пришёл во двор Пурпурного Бамбука, а ему нанесли такую обиду. Младший боевой брат чувствует себя очень виноватым. Его лицо всегда было холодным и безразличным, но сейчас он улыбался и говорил так лестно, что у Тан Тана от удивления открылся рот. Он будто увидел дьявола. «О боже мой! Я знаю тебя так давно, но сегодня в первый раз увидел твою улыбку. Моя жизнь была не напрасной!» – Тан Тан был полон тысячи эмоций. Но люди Лю Юнь Яня почувствовали раздражение. Только что восемь человек избивали Ши Цянь Шаня до смерти, крича при этом, что Ши Цянь Шань избивает их. Чу Ян был учеников из Двора Пурпурного Бамбука, но он стал подыгрывать и так же перекручивать правду. От этого восемь учеников почему-то погрустнели. Конечно, Чу Ян вышел не ради Ши Цянь Шаня. Если бы это случилось в другом месте, он просто сделал бы вид, что ничего не видел и ушёл. Но так как всё произошло во Дворе Пурпурного Бамбука, он не мог позволить им так просто уйти! Это было святилище учителя, и одновременно лицо своего хозяина. Ученики Вершины Замыкающих Облаков пришли избить ученика Мэн Чао Рана прямо во Дворе Пурпурного Бамбука, а затем спокойно уйти. Если об этом станет известно, репутация Мэн Чао Рана сильно пострадает. Хотя сам учитель не обращал внимания на нечто подобное, Чу Яну было не всё равно. Как в предыдущей жизни, так и в этой Чу Ян всегда больше всех уважал Мэн Чао Рана. Избиение Ши Цянь Шаня прошло точно так, как он планировал, но те, кто осмелился прийти во Двор Пурпурного Бамбука, чтобы избивать учеников, должны за это заплатить! По его мнению, это были две разные вещи. «Как мне выполнить грязную работу чужими руками?» - Чу Ян задался вопросом. Понимая, что поступает нечестно, он бессознательно потёр нос. «Но ведь это нормально? Хотя я притворяюсь невинным, эти идиоты - просто куча ослов. Кроме того, я могу использовать Ши Цянь Шаня как щит. При нынешней ситуации мне нужно как можно скорее заполучить фрагмент острия Меча Девяти Бедствий, тогда я смогу их растоптать собственными ногами. Если бы это лишь вопрос случая, то почему бы этому не произойти раньше?» - Так, в итоге, что ты предлагаешь? - Лю Юнь Янь знаком приказал младшим боевым братьям остановиться. Надменно глядя на Чу Яна, он подумал: «Этот пацан в лучшем случае Творец Боевых Искусств второго или третьего класса. Разве он сможет схитрить? О нём не нужно беспокоиться!» - Я имею в виду, что это Двор Пурпурного Бамбука, а не Вершина Замыкающих Облаков, - Чу Ян спокойно улыбнулся, но его взгляд был острым, как нож. - Ну и что, что это Двор Пурпурного Бамбука? - произнёс Лю Юнь Янь. - Вы из Вершины Замыкающих Облаков. Хоть все мы и из одной школы, но Вершина Замыкающих Облаков и Двор Пурпурного Бамбука – это не одно и то же, - вкрадчиво произнёс Чу Ян. - Вы, ребята, осмелились прийти сюда и устроить драку. Кто-нибудь из Старших дал на это согласие? - Какая еще драка? – грозно посмотрел Цюй Пин. - Мы пришли ради дружеского состязания с младшим боевым братом Ши Цянь Шанем. Разве в школе это запрещено? - Верно, всего лишь дружеское состязание! – подхватили остальные. Они не собирались брать на себя ответственность. - О, дружеское состязание? В правилах Небесной Школы говорится, что на дружеском состязании среди учеников должен присутствовать Старший. Могу я спросить, где он? - Чу Ян холодно улыбнулся и продолжил. - В правилах Небесной Школы написано, что дружеские состязания нужны для того, чтобы побудить учеников проявить себя. Но при этом должке присутствовать Старший. Поэтому я спрашиваю вас, где Старший? В правилах также говорится, что для дружеского состязания нужно обоюдное соглашение, так, где же это соглашение? - Ты… - Цюй Пин резко запнулся. Когда они пришли туда, они уже знали, что Мэн Чао Ран был во Дворе Пурпурного Бамбука. Они думали, что им нужно будет всего лишь попросить его разрешения на дружеское состязание, то все пройдёт гладко. Кроме того, это повысило бы репутацию Вершины Замыкающих Облаков. «Парни, вы только представьте, мы приходим во имя дружеского состязания, но на самом деле, чтобы отомстить за младшего боевого брата. Местом проведения состязания будет Двор Пурпурного Бамбука, поэтому Мэн Чао Ран будет нашим наблюдающим». Все было открыто и прямо, план был совершенным и без каких-либо недостатков. Если бы Ли Цзянь Инь пришёл домой раненный, и Вершина Замыкающих Облаков никак на это не отреагировала, это было бы странно. Но они не ожидали увидеть всего три человека. Поэтому они бросили одну или две фразы, и немедленно взялись за дело. Удивительно, но кто-то начал спрашивать о правилах уже после избиения Без Старшего этот спор решить было невозможно. - Чушь! Ши Цянь Шань первым спровоцировал драку и ударил Старшего Боевого брата Цюй. Старший брат Цюй оборонялся, - нагло заговорил один из юношей с широко раскрытыми глазами. Чу Ян холодно взглянул на него и сказал: - Если это так, то раны Старшего Боевого брата Цюй должны быть очень серьёзным, да? - Конечно! - лицо юноши покраснело, но он продолжал твёрдым голосом. - Смотри, у Старшего брата повреждено ребро и ещё одна рана спереди на груди. Все его тело пострадало! - О, так значит, сегодня было вовсе не дружеское состязание? - Чу Ян в восторге наклонил голову. - Почему ты так покраснел? Может, у тебя совесть не чиста? - Конечно ... конечно, это было не состязание, - продолжал Цюй Пин. только что восемь учеников твердили в один голос, что это было дружеское состязание. Но сейчас, после колких вопросов Чу Яна, они начали себе противоречить. - Значит, когда вы вернётесь, вы доложите об этом как следует? - спросил Чу Ян и улыбнулся. - Конечно, мы честно обо всем доложим. Школа полагается на нас, разве мы можем соврать? После слов Цюй Пина все остальные невольно покраснели. - Но твои слова покажутся не слишком правдивыми. Старший боевой брат Цюй, если ты так сильно пострадал, но травмы на твоём теле довольно лёгкие, тебе непросто будет убедить Старших, да? - Чу Ян заговорил прямо. - Старший брат Цюй, не хочешь ли принять мою помощь? Что скажешь? - Ты мне поможешь? - Цюй Пин прищурил глаза. – Каким образом? - Я помогу нанести несколько ран на твоё тело, - сказал Чу Ян, честно улыбаясь. - Старший Боевой брат Цюй, это ради твоего же блага! Когда ты расскажешь Старшим об этом инциденте, и они не увидят серьёзных травм, то подумают, что ты лжёшь. Согласно традиционным правилам, тебя, конечно же, накажут. По-моему будет лучше, если я сам нанесу тебе несколько порезов, немного лёгких ушибов и пинков? Что скажешь? - Ха-ха, - Цюй Пин громко рассмеялся и снисходительно взглянул на Чу Яна. - Так ты Чу Ян? Младший боевой брат Ли сказал, что мы можем разобраться с Ши Цянь Шанем, но с тобой он разберётся сам. Ха-ха ... поэтому мы тебя не тронули. Удивительно, но ты хочешь помочь нам? С твоими-то слабыми навыками, что ты сможешь сделать? - Давайте попробуем и посмотрим! - ответил Чу Ян. - Может, Старший Боевой брат Цюй убедится, что мои слова правдивы и постоит на месте, и позволит мне нанести несколько ран. Так ведь будет удобно? Цюй Пин улыбнулся и произнёс обыденным тоном: - Во всей Небесной Школе - на девяти вершинах и во Дворе Пурпурного Бамбука – всего 796 учеников, мужчин и женщин. Ежегодно нам присваивают новые ранги. Я, Цюй Пин, не имею таланта, но я все равно на девятнадцатом месте. На каком же месте ты, Чу Ян?

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава