Глава - 4: Секрет Меча Девяти Бедствий
Предыдущая глава
Следующая глава

Этот невыносимый зов появился снова, и Чу Ян решил немного выждать. И в самом деле очень скоро ослабевший и тусклый меч Девяти Бедствий внутри его Даньтяня снова издал жалобный, но настойчивый зов…. Это напоминало поведение ребёнка, который не мог больше терпеть голод и валился с ног, рыдая и крича, выпрашивая немного молока. От этого плача Чу Яна тут же бросило в пот. Он не понимал почему так легко поддался этому смехотворному трюку. Когда чувства и мысли Чу Яна встретились, в ослабленном и тусклом Мече Девяти Бедствий разгорелись сопротивление и любопытство, будто ребёнок рассматривал себя невинными, широко раскрытыми от удивления глазами. Его взгляд был полон желания, отчуждённости и предвкушения… Без какой-либо причины Чу Ян на мгновение ощутил прилив нежной привязанности, и добровольно решил поддаться этому чувству, потянувшись к мечу… К этому времени силуэт меча перестал сопротивляться и через некоторое время поубавил свою бдительность. Когда он соприкоснулся с мыслями Чу Яна, тот наконец понял, как это произошло! Это был не совсем Меч Девяти Бедствий. Правильно было бы сказать, что это была Душа, принадлежавшая мечу! Её также можно было назвать Сознанием меча! Когда он применил ту разрушительную технику и пронзил своё сердце Мечом Девяти Бедствий, его кровь возродила Душу Меча. Это также означает, что начальная фаза наибольшего секрета Меча Девяти Бедствий пришла в действие… Значит, именно возродившаяся Душа Меча неизвестно каким образом перенесла его в период его юности. Финальная техника Меча Девяти Бедствий изначально была под запретом. Чтобы погибнуть вместе со своим врагом, а кроме того, сначала убить самого себя, - для этого необходима необычайная решительность! Но Чу Ян не знал, что именно это и было одной из загадок Меча Девяти Бедствий! Все предыдущие владельцы Меча практиковались только согласно технике Пути Меча, и при этом никогда не получали согласия самого Меча Девяти Бедствий. Все они видели в нём лишь оружие для практики, и какой из этого вышел толк? Изначально меч не обладал никакими эмоциями, поэтому все владельцы инстинктивно выбирали Путь Бесстрастного Меча. Поэтому все предыдущие владельцы Меча Девяти Бедствий были всего лишь «рабами меча». В том числе и Чу Ян в своей предыдущей жизни. Он тоже был простым рабом Меча. На самом деле Меч использовал людей, а не наоборот. Но Чу Ян в конце своей жизни исполнил финальную технику: «С кровью из моего сердца, десять тысяч бедствий рухнут!» За исключением Чу Яна, ни один из всех предыдущих владельцев Меча не осмеливался использовать эту технику! А после того, как их жизнь подходила к концу, или когда их случайно кто-то убивал, Меч Девяти Бедствий автоматически распадался на части и его фрагменты вновь рассеивались по всем континентам. Он молча ждал своего истинного Мастера, который в один прекрасный день приведёт его к вершине великолепия и поможет исполнить его божественную судьбу… Вот почему самоотверженность Чу Яна и его готовность довести до конца финальную технику, заставили Душу Меча пробудиться и проникнуть в его Даньтянь. Именно с того момента божественное оружие, названное первым на континенте Девяти Небес, действительно обрело Мастера! Чу Яна можно было назвать не только создателем Меча Девяти Бедствий, но и его первым настоящим Мастером! Истинный Мастер Меча Девяти Бедствий! Оказалось, что для этого нужно было столкнуться с неизбежной близостью смерти. С того самого момента Чу Ян знал, что теперь ему предстоит пройти путь отличный от его предыдущей жизни. Сейчас Душа Меча Девяти Бедствий была словно маленький ребёнок, который требовал, чтобы его уложили спать, добивался того, чтобы все фрагменты меча поскорее были собраны, хотел поддержки духовной энергии от Небес и Земли. Эти подавляющие эмоции подталкивали Чу Яна скорее отыскать все фрагменты Меча Девяти Бедствий. А что касается поддержки сил меча… Чу Ян снова сосредоточился на своём Даньтянь. Затем он обернулся вокруг слабой и тусклой Души Меча и от всей души попытался ее успокоить… Через некоторое время, Душа Меча словно почувствовала искренность Чу Яна и медленно начала затихать. Хотя она всё ещё оказывала слабое сопротивление, но жалобные крики всё же прекратились. Она напоминала ребёнка, который не получил желаемую игрушку, но проявил понимание и не стал впадать в истерику. Он только надулся, сдержав слёзы, и с обидой посмотрел на родителей. Душа Меча Девяти Бедствий напоминала маленького милого ребёнка. Чувство жалости охватило Чу Яна, и под действием этого настроения он ощутил, как в его сердце накапливается стыд… Сдержав своё волнение, он глубоко выдохнул. Открыв глаза, он увидел перед собой Ши Цянь Шаня. В глубине его глаз на самом деле таилась толика волнения и нетерпения. Скорее всего что он решил, что такое поведение Чу Яна было следствием серьёзных травм. Когда он увидел, как Чу Ян открывает глаза, его волнение мгновенно испарилось, и он встревоженно спросил: - Младший брат Чу, что с тобой случилось? - Ничего. Я просто…просто меня мучали газы, но… Старший Брат шёл прямо за мной, поэтому мне было стыдно и я всю дорогу сдерживался…- со всей серьёзностью ответил Чу Ян, и многозначительно взглянул на Ши Цянь Шаня. - Оу…- выражение лица Ши Цянь Шаня резко изменилось и он смущённо произнёс, - должно быть, тебе было очень неудобно… - он не знал, что ответить Чу Яну. Нужно было сказать ему не сдерживаться или…продолжать терпеть… В любом случае они оба старались изо всех сил сохранить лицо. Тан Тан, стоявший в сторонке, подражающе сказал «Пу» и рассмеялся. Однако он понимал, что это не самое подходящее время, и постарался сдержать смех. С учётом его уникального голоса, звук, который он издал, оказался очень реалистичным. Ши Цянь Шань на мгновение почувствовал волну тошноты, и его едва не вырвало. Мысленно он тайно улыбнулся. Ему казалось, что его собственный характер начал постепенно меняться, как будто он уже был не тем, что в прошлой жизни… Он получил шанс исправить все свои ошибки. Вполне естественно, что его характер тоже стал более закалённым и стойким. В предыдущей жизни он получил острие Меча Девяти Бедствий лишь спустя четыре года с этого момента. Кроме того, на протяжении всей прошлой жизни он даже не знал, что Меч Девяти Бедствий на самом деле обладал Душой! Шаг за шагом, пока Чу Ян шёл в сторону домов в пурпурной бамбуковой роще, ему казалось, будто образ его мышления тоже менялся, и процесс перехода закончится к тому моменту, когда он дойдёт до места назначения. С каждым шагом приближаясь к дому, который существовал только в его памяти, Чу Ян ощутил, как его собственная душа встрепенулась. Затем, он поддался новому настроению своего сердца - неудержимой тоске. В этом доме жил его Учитель! Человек, которого он уважал больше всех на протяжении всей своей жизни! Так как он вернулся в то время, когда ему было шестнадцать лет, неважно, перерождался он или нет, в тот момент он не был Продвинутым Мастером Отравленного Меча, нет! Сейчас он был просто самим собой - хрупким и нежным юношей! На этом континенте, множество людей могли убить его до наступления совершеннолетия! Если бы он все еще думал о себе как о Продвинутом Мастере Меча, то его возможности не смогли бы соответствовать его требованиям, а в таком случае смерть настигал бы его очень рано. Только Чу Ян знал, что несмотря на то, что Продвинутый Мастер Боевых Искусств пользуется авторитетом на Трёх Низших небесах, стоит ему оказаться на Средних Небесах, как его руки окажутся связанными и ему или ей придётся быть предельно осторожными в своих начинаниях. В то же время, стоит Продвинутому Мастеру Меча оказаться на Трёх Высших Небесах… Он или она окажутся просто никем! Только позабыв о былой славе своей прошлой жизни, и начав всё заново, постепенно пробираясь к вершине - это было бы единственно правильным решением! Тогда первый шаг - в кратчайшие сроки стать Старшим Боевым Братом всех Учеников Внутреннего Двора Небесной Ниши, а затем вступить в Земли Братства Семи Оттенков и заполучить первый фрагмент Меча Девяти Бедствий! Его путь становления Мастера Боевых Искусств в этой жизни будет гораздо интереснее, чем в прошлой! Трое учеников одновременно остановились – они подошли к Двору Пурпурного Бамбука. Когда Чу Ян взглянул на несколько домов, образ которых он так тщательно хранил в своей памяти, его глаза наполнились ворохом эмоций. Он остановился неосознанно, по воле собственного сердца, которое забилось как безумное. Он не мог совладать с нахлынувшими чувствами!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава