Глава - 19: Ты думаешь, ты безрассуден? Смотри на меня!!
Предыдущая глава
Следующая глава

Е Сяо почти закончил свой поход по магазинам. Войдя в последний магазин, он сразу же ощутил колебания окружающей ци, не успев проронить и слова. Он быстро последовал за колебаниями особой ци и обнаружил, что поток исходил из пыльной коробки, лежащей в удаленном уголке магазина. “Что же это?” – спросил Е Сяо, указывая на коробку, прежде чем беспечно ее поднять. “Хмм.… Даже не представляю. Честно говоря, даже владелец понятия не имеет, что же это. Может быть, это просто загадочный сорняк, ничего действительного ценного. Единственная странность в том, что он никогда не вянет. Хоть он и лежал в коробке в течение нескольких лет, он все еще ярко-зеленый. Может быть это каким–то образом и полезно.…Но никто из наших сотрудников на самом деле не знает…” – честно ответил продавец. Обычно, если клиент спросил бы об особенном товаре, они сказали бы, что у них острый глаз и, что они продают настоящее сокровище, в попытке получить большую выгоду с продажи. Но с тех пор как продавец проработал в магазине какое-то время, он развил зоркий глаз. Он мгновенно догадался о статусе Е Сяо по одежде и манере поведения, поэтому он решил рассказать всю правду об этом предмете. Он знал, что было бы лучше провалить сделку, чем попасть в какие–нибудь неприятности впоследствии! Парень ясно понял это: такой человек, как Е Сяо не мог быть упомянут в одном предложении с глупцами, с которыми он мог бездельничать вокруг. “Хмм? Если этот предмет бесполезен, почему вы храните его?” Е Сяо проявлял спокойствие, задавая дальнейшие вопросы и рассматривая коробку. “Мы получили ее несколько лет назад… Я совсем забыл подробности. В любом случае, у нас не было возможности продать ее, поэтому мы просто храним коробку в углу.” Продавец смутился и потер свою голову. Е Сяо кивнул и беспечно сказал, “Я возьму ее. Огласите цену.” В действительности он чувствовал огромную радость в своем сердце. Он думал, “что могло бы быть просто каким–то загадочным сорняком?” Что “не является чем–то ценным” и “всегда остается зеленым”, ты глупец? Как забавно! Это же Небесный Циан!” От соломинки до дерева, это занимает десять тысяч лет; из листьев можно приготовить чай, тот, кто выпьет его, мог бы попасть на небеса! Саженец небесного циана вырастает на один дюйм каждые пятьсот лет. Это занимает десять тысяч лет, чтобы полностью вырасти корни и стать деревом. В последний день десятитысячного периода, дерево стремительно вырастет от двадцати дюймового молодого деревца до дерева, приблизительно фут в диаметре. После этого оно снова станет саженцем, растущем на один дюйм в пятьсот лет. Десять тысяч лет достаточно только для того, чтобы прошел один полный цикл. Ему не нужны ни свет, ни вода, ни испытания ветром и громом. Сезоны года не окажут никакого влияния на него. Ему нужно лишь уединенное место, чтобы поглощать ци из мира, которая присутствует в воздухе. Было не много людей, которые знали о небесном циане, Е Сяо все же посчастливилось знать о нем. И он также знал название саженца, когда он расцветет. Дерево культивирующего чая! Люди на любом уровне культивирования, даже те, кто на высочайшем уровне степени Даоюаня, как Е Сяо был в своей прошлой жизни, могли бы ускорить их развитие в культивировании с помощью культивирующего чая. Сейчас, в проницательных глаза Е Сяо, небесному циану в коробке было более девяти тысяч лет. Ему было необходимо совсем немного времени, чтобы стать деревом культивирующего чая. Как он не мог быть изумлен, когда он увидел такое сокровище? Это было супер ценное сокровище, которое едва можно было бы найти где-либо. В царстве Цин–Юнь, банка культивирующего чая стоила бы как минимум 100 тысяч золотых кристаллов! Цена действующего дерева культивирующего чая была бы совершенно немыслимой! После трансформации небесного циана в дерево культивирующего чая, оно приобретает вид обычного чайного дерева, которое не привлекает особого внимания. Это было бы огромной удачей, пройти мимо такого дерева и узнать его. Поэтому лучше всего было бы найти дерево, когда оно все еще в виде саженца, когда оно всегда ярко-зеленое. Однако, даже если кто-нибудь найдет его, саженцу все еще будет нужно целых десять тысяч лет, чтобы завершить один цикл прорастания и получения чайных листьев. Кто на земле мог бы жить десять тысяч лет? Таким образом, дерево культивирующего чая было очень редким, даже в царстве Цин-Юнь. Е Сяо очень повезло увидеть пятитысячелетний старый небесный циан, так что он знал об этом “загадочном сорняке”. Он действительно не мог представить, что там находился настоящий почти расцветший небесный циан в этом низкосортном смертном мире, тихо впитывая окружающую ци. Был ли это “журавль в небе”? “Вы… Вы возьмете это?” Продавец моргнул глазами и почувствовал, что было трудно понять, почему кому-либо захотелось бы купить какой–то сорняк, поэтому он спросил. “На самом деле он еще не оценен… Вы действительное хотите это купить?” “Каким образом я мог бы знать его цену?” – подумал продавец. Е Сяо вскользь вытащил банкноту, ценой в 5 серебряных слитков, “Как насчет этого? Этого будет достаточно для вас?” “Да.… Да…” Продавец очень обрадовался. Сорняк за 5 серебряных слитков, это было небольшим богатством за какой–то сорняк. Тем временем, мгновенно прозвучал медленный и тяжелый голос, “Я возьму это за 50 серебряных слитков.” Мужчина в шелковом одеянии вошел в магазин с сложенными за спиной руками. Это был Му Чхэн–Бай! Продавец был ошеломлен, услышав его слова. “Сорняк, который был тут в течение трех лет и никто никогда не спрашивал о нем, сейчас внезапно два покупателя хотят купить его и они даже поднимают цену!” “Я был тем, кто увидел его первым.” Е Сяо нахмурился и почувствовал, что что–то было не так. Он думал, “Этот парень вошел с сильной враждебностью! Но я едва его знаю. Кто он?” “Ты лишь предложил свою цену. Так как сделка все еще незавершенна, любой, кто предлагает более высокую цену, несомненно, получает товар.” – холодно сказал Му Чхэн–Бай. На самом деле, Му Чхэн–Бай даже не представлял о том, что лежит внутри коробки. Но это не волновало его, он сделал это только, чтобы разозлить Е Сяо. “Более высокую цену? Тогда пятьсот серебряных слитков.” Е Сяо скривил рот, и холодный свет блестел в его глазах. “Пять тысяч.” Му Чхэн–Бай держал свои руки за спиной и посмотрел наверх. “Пятьдесят тысяч” Сузил свои глаза Е Сяо. Если бы тут присутствовал кто–либо, кто знал Е Сяо, он бы понял, что Е Сяо был на самом деле очень зол. “Тогда пятьсот тысяч!” Му Чхэн–Бай повернул шею и презрительно улыбнулся. Он находился тут, чтобы спровоцировать Е Сяо, поэтому он сделал бы все, что для этого нужно. Не важно какую цену скажет Е Сяо, он будет предлагать в десять раз больше. Он думал, что в столице не было никого, кто действительно посмел бы просить его денег в любом случае. Его не беспокоило, какую цену ему необходимо предложить, потому что продавец на самом деле не взял бы его денег. Тем не менее, сразу же после того, как он назвал свою цену, он почувствовал, как его живот деформировался в вогнутую форму и испытал острую боль. В следующий момент он улетел прочь и голос прозвучал в его ухе, “К черту твои пять! Сто! Тысяча!!” Е Сяо был действительно зол и вспылил в ярости. Он подумал, “Ублюдок, да как ты смеешь связываться со мной, монархом Сяо?” Без доли сомнения, он со всей злостью пнул Му Чхэн–Бая в живот. В этом пинке была такая мощь, что Му Чхэн–Бай вылетел прямо из двери. Он разбился через портьеры и вылетел далеко на улицу. Какой же крутой удар! В один момент он все еще разговаривал и в самый ближайший момент, он потерпел сокрушительное поражение! Му Чхэн–Бай бессильно упал на улице, и по совпадению приземлился прямо на большую корзину с хурмой. Желтая мякоть покрывала все его тело. Но он не мог остановиться и постоянно перекатывался, в результате чего мякоть попала ему в рот. Теперь его рот был окрашен в желтую мякоть и люди могли подумать, что он вылез из той большой корзины только после того, как закончить есть всю хурму. Му Чхэн–Бай был культиватором, но он даже не мог подумать, что этот женоподобный пижонский лорд мог на самом деле удивить его этим пинком. Он получил удар, будучи совсем не подготовленным. Этот полет действительно застал его врасплох. Его охранники были также ошеломлены и не успели предпринять хоть какие–то действия. В мгновение ока они увидели, как их хозяин вылетел, словно ракета. Только они собирались напасть на Е Сяо, но неожиданно, Е Сяо был единственным, кто выскочил через дверь, будучи совершенно в ярости. И затем гневные слова прогремели снаружи магазина. “Да как ты посмел! Ты хочешь отобрать это у меня, да? Ты на самом деле…на самом деле…ты ничтожество…” Е Сяо громко выругался. Он не прекращал избиение, даже во время ругательств. Моментом ранее, он подумал “Это ничтожество явилось сюда в поисках драки. Он должно быть либо заодно с Ван Да–Ниенем или с дворцом наследного принца. Или он просто какой–то придурок! Кем бы они ни был, я собираюсь избить его! Ну и что с того, что он большая шишка?!” Затем он снова пнул мужчину перед тем как подобрать коробку. Он поспешил оставить банкноту на пять серебряных слитков на столе, как плату за сорняк. Затем он вышел на улицу и наступил на живот Му Чхэн–Бая, и обрушил множество ударов на него, словно капли дождя в шторм. Первый удар сделал левый глаз Му Чхэн–Бая черным, а второй удар окрасил правый глаз в белый. Он только что сделал панду, затем нос панды стал красным, и его рот тоже стал черным… Как молодое поколение восьми благородных кланов, Му Чхэн–Бай был культиватором степени Женьюань, хотя литературу давалась ему лучше, чем боевые искусства. Он просто не мог среагировать, когда Е Сяо пнул его. Первичная ци в его даньтхиень рассеялась из-за пинка. Он лежал на полу в бесчестие и не мог встать. Он не мог сопротивляться на тот момент. После того, как Му Ченг¬–Бай что–то осознал, Е Сяо уже катался на нем, как на лошади и наносил удары двумя кулаками, как отбойный молоток. “Ты…” Му Чхэн–Бай мог сказать лишь одно слово, прежде чем Е Сяо ударил его по челюсти. То, что он хотел сказать, было вбито ему прямо в горло. “Я? А что я! Ты сам напросился, ублюдок!” Лорд Е был резв и энергичен в данный момент. Он демонстрировал его отличительную черту дебошира “из трех лордов” прямо на многолюдной улице. Он наглядно представлял высказывание – когда уговоры не сработали, применение силы действительно помогло… Перевод: Blind Monk

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава