Глава - 109: Убийство Сяньтянь
Предыдущая глава
Следующая глава
- Как нам следует обращаться к вам? Вы можете звать меня Гунъян Юй, я прибыл и Небесного Речного Города. Сегодня мы здесь, чтобы попробовать легендарную черную рыбу с постоялого двора Юй Хэ. Пожалуйста, простите моего брата Янь Ци за его несдержанность, - поднялся с улыбкой и объяснениями Гунъян Юй. Юй Хэ была озадачена неожиданной переменой. Первоначальная убийственная ярость и намерения внезапно исчезли, уступив место улыбающемуся Гунъян Юй. - Меня зовут Юй Хэ. Я должна удалиться, чтобы не беспокоить вас, уважаемые гости. - К чему такая спешка? Почему бы вам не присоединиться к нам и насладиться вместе с нами обедом? – Ян Янь Ци, взглянув в глаза Гунъян Юй, понял, что его брат заинтересован этой женщиной, причем это не просто интерес. Гунъян Юй должен обладать Юй Хэ. Юй Хэ слегка изогнула бровь и с отвращением посмотрела на Ян Янь Ци. - Почему ты так смотришь? Ты чем-то расстроена? Ты понимаешь, каким положением обладает мой брат в Небесном Речном Городе? Его желание обладать тобой – честь для тебя, ты, сучка, - Ян Янь Ци пренебрежительно улыбнулся. Род Ян – огромный род, невероятно почитаемый в Небесном Речном Городе. Что для них значит такой мелкий род, как род Юй? Он знал, что в роде Юй есть культиватор Сяньтянь, но он был покалечен. Более того, что значит один Сяньтянь? В одном только его роде Ян было несколько культиваторов Сяньтянь. - Это постоялый двор Юй Хэ. Я уважаю своих покупателей, но в ответ требую уважения к себе. Пожалуйста, следите за своими словами, или я выгоню вас с моего постоялого двора, - холодно сказала Юй Хэ. - Ха-ха-ха! Следить за словами? И что будет, если я не стану? Позволь доступно объяснить тебе. Сегодня ты должна не только составить нам компанию за столом, но и ночью переспать с моим братом. Когда раздражение Юй Хэ достигло своего предела, раздался ленивый голос: - Что это за пес из рода Ян лает? Это так раздражает, почему бы им не отпустить пса домой, вместо того, чтобы брать его с собой лаять на людей. Хоть лай уж больно громкий, мне что-то не верится, что пес осмелиться напасть на кого-нибудь. Но все же, было бы неплохо, если бы он все же напал. Тогда у меня появилась бы причина убить его, - хоть голос и звучал лениво, в нем ощущалась сила. С улыбкой, которая была не просто улыбкой, Цин Шуй вошел на постоялый двор Юй Хэ. Цин Шуй пришел сегодня на постоялый двор Юй Хэ, чтобы передать Юй Хэ рыбу и черепах. В момент, когда он ступил внутрь, он услышал оскорбления из уст Ян Янь Ци, и когда он увидел потерявшую дар речи Юй Хэ, естественно, он выступил вперед, превратившись в рыцаря, спасающего красавицу… - Цин Шуй! – увидев Цин Шуй, Юй Хэ почувствовала себя намного лучше. Он был для нее твердой опорой в любой ситуации. - Дерьмо, мальчишка, ты что, ищешь смерти? – Ян Янь Ци никогда раньше не испытывал подобного унижения. Он был юным господином великого рода, и с ним никогда раньше не обращались так дерзко. - Прости, я не разговариваю с псами. Пожалуйста, лай на своих приятелей-собачонок. Если тебе непонятно, тогда мне придется побить тебя, - ухмыльнулся Цин Шуй. - Мальчишка, иди к черту, - Ян Янь Ци был разгневан. Цин Шуй называл его псом направо и налево, абсолютно игнорируя его. Если он не порвет Цин Шуй на кусочки, он не сможет избавиться от ненависти к нему. - Янь Ци, осторожнее. Не задирайся, - Гунъян Юй рассматривал Цин Шуй. Он чувствовал, что Цин Шуй – какой-то другой. Как будто у него спрятан козырь в рукаве. - Плохой пес, мне придется научить тебя слушаться, - Цин Шуй расхохотался. Он стоял, не шелохнувшись, на своем прежнем месте, спокойно наблюдая, как Янь Ци срывается со стула и целится в него кулаком. Цин Шуй поднял руку после того, как начал свою атаку Янь Ци, но – странно – его кулак достиг цели первым. - Ка Ча! - Ааааааааа! Удар был обычным, но его сила оказалась огромной – у Янь Ци было сломано плечо, кости его руки раскрошились. - Хах, он настолько слаб? Он позволяет себе дерзить в Городе Сотни Миль, при этом если он не достиг уровня Сяньтянь, он должен быть по меньшей мере на уровне боевого командующего, верно? – замешательство отразилось на лице Цин Шуй. От боли в сломанной руке Ян Янь Ци потерял сознание. Только теперь Гунъян Юй и дядя Чжун серьезно посмотрели на Цин Шуй. Ян Янь Ци был на вершине уровня боевого генерала. Было не так много людей, способных победить его, среди молодого поколения Города Сотни Миль. Но кто знал, что появится этот юнец! Более того, ему потребовался всего один удар, чтобы победить Ян Янь Ци. - Братишка, какая блестящая техника удара! – произнес дядя Чжун. На его лице проглядывала улыбка. - Спасибо за похвалу, но этот бес – бесполезен, если он знал себе лаять, не умея кусать. Какой глупый пес, - саркастично заметил Цин Шуй. Если эти трое пришли создавать проблемы Юй Хэ, ему не было необходимости быть с ними вежливыми. - Вау, какой энергичный юноша. Но разве твоя семья не научила тебя, что нельзя грубить старшим? – сказав это, человек по имени дядя Чжун умышленно показал часть своей ауры. На последнем слове «старшим» его аура сгустилась во что-то вроде толстой белой Ци, которая окружала дядю Чжун. Давление, исходящее от нее, было очень сильным. - Культиватор Сяньтянь! – пораженно воскликнула Юй Хэ. Десять лет назад она стала свидетелем того, как ее дедушка проделал то же самое. Эта стена белой Ци длиной в полступни определенно была Ци из Сяньтянь, которой обладали культиваторы Сяньтянь! - Девчонка, ты довольно сообразительна, однако, для мальчишки уже слишком поздно, - торжественное лицо дяди Чжун стало звериным, когда он собрался прикончить Цин Шуй. - Пожалуйста, не убивайте его, сегодняшний случай этого не стоит. Я сама понесу за это ответственность, - Юй Хэ оттолкнула Цин Шуй и сделала два шага вперед, закрыв его от культиватора Сяньтянь. - Юй Хэ… - только теперь Цин Шуй понял, как Юй Хэ беспокоилась о нем. Она хотела стать для него щитом, принести себя в жертву ради того, чтобы он жил в безопасности. Горечь наполнила его сердце – он был полным идиотом и навлек на себя проклятие. Такая прекрасная женщина стоит перед ним, защищает его в то время как это он должен защищать ее. Но как он с ней обращался раньше? - Хе-хе, ничего не стоит? Тогда что случилось с моим братом? Он что, сам упал и сломал себе руки? – Гунъян Юй поднялся, зловещий блеск мелькнул в его глазах. - Ваш друг напал первым… - Е**ная сучка. Сегодня я не только разнесу в щепки твой постоялый двор – я собираюсь ласкать тебя и играть с тобой прямо у него на глазах, - красивое лицо Гунъян Юй в одно мгновение превратилось из ангельски милого мальчика в настоящего дьявола. - Ты подписал себе смертный приговор, солдат, - невероятная злоба исказила его черты, когда он оттолкнул в сторону Юй Хэ. Никогда он чувствовал такого желания убить. Даже Ситу Бу Фань не вызывал у него таких эмоций. - Тебе? – Гунъян оглушительно расхохотался. Будто это была самая смешная шутка, которую он слышал в своей жизни. Цин Шуй не спускал своего ледяного взгляда с лица Гунъян Юй, его жажда крови все больше росла. - Дядя Чжун, убейте его! – смеясь, сказал Гунъян Юй. Не убивайте его, вы все не можете его убить. Если нет, мой дедушка не пощадит вас обоих, - неистово умоляла Юй Хэ, глядя на дядю Чжун. - Твой дедушка? Ха-ха, Юй Дун Хао был культиватором Сяньтянь десять лет назад. Сейчас он всего лишь старый калека, - безумно хохотал дядя Чжун. - Вы не смеете оскорблять моего дедушку! - Оскорблять? Если бы он сейчас был здесь, я бы лично убил его, - холодно фыркнул дядя Чжун. - Вы действительно считаете, что, будучи культиватором уровня Сяньтянь, вы можете позволять себе быть таким заносчивым? – спокойно спросил Цин Шуй, глядя на дядю Чжун. - Мальчик, возможно, Сяньтянь не сильно ценится в других местах, но в этом городе я – Бог. Кто сможет остановить меня? Давай, я оставлю твое тело попировать воронам, - сказав это, он рванулся к Цин Шуй. Слой серебристого свечения покрывал его руки. Он тянулся прямо к сердцу Цин Шуй, так быстро, как призрак. - Культиваторы Сяньтянь в самом деле не такие уж простаки, - пробормотал Цин Шуй. Однако с тех пор, как он съел два магических плода проворности, его скорость невообразимо увеличилась. Схватив Юй Хэ и шагнув в сторону, он ускользнул от атаки своего противника. Удар пронесся всего на дюйм дальше. - Хорошо, хорошо. Даже я не мог бы сказать, что твоя скорость такая быстрая. Движения были такими плавными, как передвижения земляного червя в грязи. Он отточил свои шаги свободного духа до предела! Наконец, избежав более десяти ударов дяди Чжун, у Цин Шуй не осталось места для маневра. Он мог лишь беспомощно смотреть, как к нему приближается кулак дяди Чжун. Он был все ближе и ближе, пока на лице противника появлялась гнусная улыбка. Собрав всю свою Ци из Древней техники усиления, он направил ее в свои руки и вытянул их, чтобы встретить удар противника! Бум! Тело Цин Шуй отбросило в воздух, и он врезался в толстый камень стены постоялого двора Юй Хэ, прежде чем упасть на пол, захлебываясь полным ртом крови. Цин Шуй горько улыбнулся. Состояние Сяньтянь было формой, для которой у него не было достаточно силы, чтобы победить ее. Воспользовавшись всей своей силой, он смог только заставить своего противника отступить на полшага? С другой стороны, дядя Чжун был поражен до глубины души. Он вложил в этот удар более 80% своей силы, но даже не смог убить этого мальчишку? Его глаза расширились еще больше, когда он увидел, что Цин Шуй поднимается и выплевывает кровь. Не похоже было, что Цин Шуй серьезно ранен. Лишь намерение убить в его глазах еще сильнее укрепилось. Если ему не удастся прикончить Цин Шуй до того, как он повзрослеет, возможно, в будущем, достигнув его возраста, он станет лучшим из всех живущих Сяньтянь! Глядя в глаза дяди Чжун, Цин Шуй понял, что сегодня, не важно, как, но он должен убить этого человека с фамилией Чжун! Достав еще один магический плод проворности из своей пространственной сферы, Цин Шуй быстро проглотил его. Его движения были такими быстрыми, что никто даже не смог увидеть, что именно он съел. Юй Хэ, с глазами, полными слез, подбежала к Цин Шуй. Цин Шуй нежно посмотрел на Юй Хэ и поцеловал ее в лоб. Его окровавленные губы оставили яркий след на месте поцелуя. Чувствуя, как активируются свойства магического плода проворности, он понял, что по крайней мере на четверть часа его скорость удвоилась. Он верил, что теперь с этой скоростью, даже если он не сможет убить противника, то, по крайней мере, сильно покалечит его. «Эх, на уровне Сяньтянь встречается столько уродов. Они слишком сильны», - он безмолвно зажал в руке золотую иглу. - Брат, приготовься к смерти. Цин Шуй почувствовал, что аура, окружающая мужчину, сейчас усилилась в разы. Его кулак был покрыт слоем угольно-черной толстой Ци из Сяньтянь. Дядя Чжун хотел убить этим ударом Цин Шуй. Сердце Цин Шуй невольно затрепетало от страха, когда он увидел, как к нему все ближе приближается кулак. Все же он полностью активировал Ци из Древней техники усиления и приготовился к своему движению. Довольно странно, но Цин Шуй чувствовал, как пространство вокруг него будто бы закрылось под воздействием странного давления. Не было никакой возможности избежать приближающегося удара. Стиснув зубы, Цин Шуй смотрел точно в глаза дяди Чжун. В момент соприкосновения Цин Шуй изо всех сил рванулся в сторону, избегая воздействия на жизненно важные зоны. Его правая рука быстро взметнулась и проткнула сердце дяди Чжун золотой иглой. Как только игла вонзилась в него, Цин Шуй активировал всю свою силу и наполнил иглу исконным огнем, усиленным всей Ци его тела из Древней техники усиления!

- Как нам следует обращаться к вам? Вы можете звать меня Гунъян Юй, я прибыл и Небесного Речного Города. Сегодня мы здесь, чтобы попробовать легендарную черную рыбу с постоялого двора Юй Хэ. Пожалуйста, простите моего брата Янь Ци за его несдержанность, - поднялся с улыбкой и объяснениями Гунъян Юй.

Юй Хэ была озадачена неожиданной переменой. Первоначальная убийственная ярость и намерения внезапно исчезли, уступив место улыбающемуся Гунъян Юй.

- Меня зовут Юй Хэ. Я должна удалиться, чтобы не беспокоить вас, уважаемые гости.

- К чему такая спешка? Почему бы вам не присоединиться к нам и насладиться вместе с нами обедом? – Ян Янь Ци, взглянув в глаза Гунъян Юй, понял, что его брат заинтересован этой женщиной, причем это не просто интерес. Гунъян Юй должен обладать Юй Хэ.

Юй Хэ слегка изогнула бровь и с отвращением посмотрела на Ян Янь Ци.

- Почему ты так смотришь? Ты чем-то расстроена? Ты понимаешь, каким положением обладает мой брат в Небесном Речном Городе? Его желание обладать тобой – честь для тебя, ты, сучка, - Ян Янь Ци пренебрежительно улыбнулся. Род Ян – огромный род, невероятно почитаемый в Небесном Речном Городе. Что для них значит такой мелкий род, как род Юй?

Он знал, что в роде Юй есть культиватор Сяньтянь, но он был покалечен. Более того, что значит один Сяньтянь? В одном только его роде Ян было несколько культиваторов Сяньтянь.

- Это постоялый двор Юй Хэ. Я уважаю своих покупателей, но в ответ требую уважения к себе. Пожалуйста, следите за своими словами, или я выгоню вас с моего постоялого двора, - холодно сказала Юй Хэ.

- Ха-ха-ха! Следить за словами? И что будет, если я не стану? Позволь доступно объяснить тебе. Сегодня ты должна не только составить нам компанию за столом, но и ночью переспать с моим братом.

Когда раздражение Юй Хэ достигло своего предела, раздался ленивый голос:

- Что это за пес из рода Ян лает? Это так раздражает, почему бы им не отпустить пса домой, вместо того, чтобы брать его с собой лаять на людей. Хоть лай уж больно громкий, мне что-то не верится, что пес осмелиться напасть на кого-нибудь. Но все же, было бы неплохо, если бы он все же напал. Тогда у меня появилась бы причина убить его, - хоть голос и звучал лениво, в нем ощущалась сила. С улыбкой, которая была не просто улыбкой, Цин Шуй вошел на постоялый двор Юй Хэ.

Цин Шуй пришел сегодня на постоялый двор Юй Хэ, чтобы передать Юй Хэ рыбу и черепах. В момент, когда он ступил внутрь, он услышал оскорбления из уст Ян Янь Ци, и когда он увидел потерявшую дар речи Юй Хэ, естественно, он выступил вперед, превратившись в рыцаря, спасающего красавицу…

- Цин Шуй! – увидев Цин Шуй, Юй Хэ почувствовала себя намного лучше. Он был для нее твердой опорой в любой ситуации.

- Дерьмо, мальчишка, ты что, ищешь смерти? – Ян Янь Ци никогда раньше не испытывал подобного унижения. Он был юным господином великого рода, и с ним никогда раньше не обращались так дерзко.

- Прости, я не разговариваю с псами. Пожалуйста, лай на своих приятелей-собачонок. Если тебе непонятно, тогда мне придется побить тебя, - ухмыльнулся Цин Шуй.

- Мальчишка, иди к черту, - Ян Янь Ци был разгневан. Цин Шуй называл его псом направо и налево, абсолютно игнорируя его. Если он не порвет Цин Шуй на кусочки, он не сможет избавиться от ненависти к нему.

- Янь Ци, осторожнее. Не задирайся, - Гунъян Юй рассматривал Цин Шуй. Он чувствовал, что Цин Шуй – какой-то другой. Как будто у него спрятан козырь в рукаве.

- Плохой пес, мне придется научить тебя слушаться, - Цин Шуй расхохотался. Он стоял, не шелохнувшись, на своем прежнем месте, спокойно наблюдая, как Янь Ци срывается со стула и целится в него кулаком.

Цин Шуй поднял руку после того, как начал свою атаку Янь Ци, но – странно – его кулак достиг цели первым.

- Ка Ча!

- Ааааааааа!

Удар был обычным, но его сила оказалась огромной – у Янь Ци было сломано плечо, кости его руки раскрошились.

- Хах, он настолько слаб? Он позволяет себе дерзить в Городе Сотни Миль, при этом если он не достиг уровня Сяньтянь, он должен быть по меньшей мере на уровне боевого командующего, верно? – замешательство отразилось на лице Цин Шуй.

От боли в сломанной руке Ян Янь Ци потерял сознание.

Только теперь Гунъян Юй и дядя Чжун серьезно посмотрели на Цин Шуй. Ян Янь Ци был на вершине уровня боевого генерала. Было не так много людей, способных победить его, среди молодого поколения Города Сотни Миль.

Но кто знал, что появится этот юнец! Более того, ему потребовался всего один удар, чтобы победить Ян Янь Ци.

- Братишка, какая блестящая техника удара! – произнес дядя Чжун. На его лице проглядывала улыбка.

- Спасибо за похвалу, но этот бес – бесполезен, если он знал себе лаять, не умея кусать. Какой глупый пес, - саркастично заметил Цин Шуй. Если эти трое пришли создавать проблемы Юй Хэ, ему не было необходимости быть с ними вежливыми.

- Вау, какой энергичный юноша. Но разве твоя семья не научила тебя, что нельзя грубить старшим? – сказав это, человек по имени дядя Чжун умышленно показал часть своей ауры.

На последнем слове «старшим» его аура сгустилась во что-то вроде толстой белой Ци, которая окружала дядю Чжун. Давление, исходящее от нее, было очень сильным.

- Культиватор Сяньтянь! – пораженно воскликнула Юй Хэ. Десять лет назад она стала свидетелем того, как ее дедушка проделал то же самое. Эта стена белой Ци длиной в полступни определенно была Ци из Сяньтянь, которой обладали культиваторы Сяньтянь!

- Девчонка, ты довольно сообразительна, однако, для мальчишки уже слишком поздно, - торжественное лицо дяди Чжун стало звериным, когда он собрался прикончить Цин Шуй.

- Пожалуйста, не убивайте его, сегодняшний случай этого не стоит. Я сама понесу за это ответственность, - Юй Хэ оттолкнула Цин Шуй и сделала два шага вперед, закрыв его от культиватора Сяньтянь.

- Юй Хэ… - только теперь Цин Шуй понял, как Юй Хэ беспокоилась о нем. Она хотела стать для него щитом, принести себя в жертву ради того, чтобы он жил в безопасности. Горечь наполнила его сердце – он был полным идиотом и навлек на себя проклятие. Такая прекрасная женщина стоит перед ним, защищает его в то время как это он должен защищать ее. Но как он с ней обращался раньше?

- Хе-хе, ничего не стоит? Тогда что случилось с моим братом? Он что, сам упал и сломал себе руки? – Гунъян Юй поднялся, зловещий блеск мелькнул в его глазах.

- Ваш друг напал первым…

- Е**ная сучка. Сегодня я не только разнесу в щепки твой постоялый двор – я собираюсь ласкать тебя и играть с тобой прямо у него на глазах, - красивое лицо Гунъян Юй в одно мгновение превратилось из ангельски милого мальчика в настоящего дьявола.

- Ты подписал себе смертный приговор, солдат, - невероятная злоба исказила его черты, когда он оттолкнул в сторону Юй Хэ. Никогда он чувствовал такого желания убить. Даже Ситу Бу Фань не вызывал у него таких эмоций.

- Тебе? – Гунъян оглушительно расхохотался. Будто это была самая смешная шутка, которую он слышал в своей жизни.

Цин Шуй не спускал своего ледяного взгляда с лица Гунъян Юй, его жажда крови все больше росла.

- Дядя Чжун, убейте его! – смеясь, сказал Гунъян Юй.

Не убивайте его, вы все не можете его убить. Если нет, мой дедушка не пощадит вас обоих, - неистово умоляла Юй Хэ, глядя на дядю Чжун.

- Твой дедушка? Ха-ха, Юй Дун Хао был культиватором Сяньтянь десять лет назад. Сейчас он всего лишь старый калека, - безумно хохотал дядя Чжун.

- Вы не смеете оскорблять моего дедушку!

- Оскорблять? Если бы он сейчас был здесь, я бы лично убил его, - холодно фыркнул дядя Чжун.

- Вы действительно считаете, что, будучи культиватором уровня Сяньтянь, вы можете позволять себе быть таким заносчивым? – спокойно спросил Цин Шуй, глядя на дядю Чжун.

- Мальчик, возможно, Сяньтянь не сильно ценится в других местах, но в этом городе я – Бог. Кто сможет остановить меня? Давай, я оставлю твое тело попировать воронам, - сказав это, он рванулся к Цин Шуй. Слой серебристого свечения покрывал его руки. Он тянулся прямо к сердцу Цин Шуй, так быстро, как призрак.

- Культиваторы Сяньтянь в самом деле не такие уж простаки, - пробормотал Цин Шуй. Однако с тех пор, как он съел два магических плода проворности, его скорость невообразимо увеличилась. Схватив Юй Хэ и шагнув в сторону, он ускользнул от атаки своего противника. Удар пронесся всего на дюйм дальше.

- Хорошо, хорошо. Даже я не мог бы сказать, что твоя скорость такая быстрая.

Движения были такими плавными, как передвижения земляного червя в грязи. Он отточил свои шаги свободного духа до предела! Наконец, избежав более десяти ударов дяди Чжун, у Цин Шуй не осталось места для маневра. Он мог лишь беспомощно смотреть, как к нему приближается кулак дяди Чжун. Он был все ближе и ближе, пока на лице противника появлялась гнусная улыбка. Собрав всю свою Ци из Древней техники усиления, он направил ее в свои руки и вытянул их, чтобы встретить удар противника!

Бум!

Тело Цин Шуй отбросило в воздух, и он врезался в толстый камень стены постоялого двора Юй Хэ, прежде чем упасть на пол, захлебываясь полным ртом крови.

Цин Шуй горько улыбнулся. Состояние Сяньтянь было формой, для которой у него не было достаточно силы, чтобы победить ее. Воспользовавшись всей своей силой, он смог только заставить своего противника отступить на полшага?

С другой стороны, дядя Чжун был поражен до глубины души. Он вложил в этот удар более 80% своей силы, но даже не смог убить этого мальчишку? Его глаза расширились еще больше, когда он увидел, что Цин Шуй поднимается и выплевывает кровь. Не похоже было, что Цин Шуй серьезно ранен. Лишь намерение убить в его глазах еще сильнее укрепилось. Если ему не удастся прикончить Цин Шуй до того, как он повзрослеет, возможно, в будущем, достигнув его возраста, он станет лучшим из всех живущих Сяньтянь!

Глядя в глаза дяди Чжун, Цин Шуй понял, что сегодня, не важно, как, но он должен убить этого человека с фамилией Чжун!

Достав еще один магический плод проворности из своей пространственной сферы, Цин Шуй быстро проглотил его. Его движения были такими быстрыми, что никто даже не смог увидеть, что именно он съел. Юй Хэ, с глазами, полными слез, подбежала к Цин Шуй.

Цин Шуй нежно посмотрел на Юй Хэ и поцеловал ее в лоб. Его окровавленные губы оставили яркий след на месте поцелуя.

Чувствуя, как активируются свойства магического плода проворности, он понял, что по крайней мере на четверть часа его скорость удвоилась. Он верил, что теперь с этой скоростью, даже если он не сможет убить противника, то, по крайней мере, сильно покалечит его.

«Эх, на уровне Сяньтянь встречается столько уродов. Они слишком сильны», - он безмолвно зажал в руке золотую иглу.

- Брат, приготовься к смерти.

Цин Шуй почувствовал, что аура, окружающая мужчину, сейчас усилилась в разы. Его кулак был покрыт слоем угольно-черной толстой Ци из Сяньтянь. Дядя Чжун хотел убить этим ударом Цин Шуй.

Сердце Цин Шуй невольно затрепетало от страха, когда он увидел, как к нему все ближе приближается кулак. Все же он полностью активировал Ци из Древней техники усиления и приготовился к своему движению.

Довольно странно, но Цин Шуй чувствовал, как пространство вокруг него будто бы закрылось под воздействием странного давления. Не было никакой возможности избежать приближающегося удара. Стиснув зубы, Цин Шуй смотрел точно в глаза дяди Чжун.

В момент соприкосновения Цин Шуй изо всех сил рванулся в сторону, избегая воздействия на жизненно важные зоны. Его правая рука быстро взметнулась и проткнула сердце дяди Чжун золотой иглой. Как только игла вонзилась в него, Цин Шуй активировал всю свою силу и наполнил иглу исконным огнем, усиленным всей Ци его тела из Древней техники усиления!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава