X
X
Глава - 121: Во всех смыслах питательный суп
Предыдущая глава
Следующая глава
Юй Хэ поспешно следовала за Цин Шуй и смотрела на двух размером с голову черных черепах, лежащих на панцирях – спиной на земле, лапами вверх. - Давай поедим что-то вкусное на обед, а то, что останется, передадим на кухню – пусть все попробуют, - предложил Цин Шуй. - Хм, хорошо! Когда Юй Хэ закончила давать указания, она повела Цин Шуй на верхний этаж постоялого двора Юй Хэ. Цин Шуй смотрел в окно, рассматривая окрестные здания, а потом перевел взгляд далеко за горизонт. Его сердце наполнилось отвагой. Юй Хэ вздрогнула, когда она заметила перемену в Цин Шуй. Она ясно ощущала, что аура Цин Шуй стала намного сильнее. Неизбежно она почувствовала себя одиноко. - Цин Шуй, что ты планируешь в будущем? – Юй Хэ отвела взгляд, чувствуя пустоту в своем сердце. Она молча бранила себя за свое сегодняшнее поведение. И она не знала, почему продолжает смотреть на Цин Шуй. - Хм, через несколько лет я хочу начать исследовать мир. Я хочу оставить после себя след во всех красивых местах этого мира девяти континентов, - Цин Шуй улыбнулся и посмотрел в бескрайнее небо. - Ты собираешься сделать это один? Ты возьмешь меня с собой? Цин Шуй был ошеломлен, и как только он собирался задать вопрос, Юй Хэ со смехом прервала его: - Старшая сестра просто дразнит тебя. Ха-ха, а на одно мгновение ты испугался! Пойдем вниз, я думаю, что черепаший суп должен быть уже готов! Сказав это, Юй Хэ спустилась по лестнице. Несмотря на лучезарную улыбку, освещавшую ее лицо, ее сердце было полно горечи. Она не смогла не прервать Цин Шуй, когда увидела его ошеломленное лицо. По крайней мере, у нее осталась возможность оставить все так, как есть – красивым воспоминанием, а не услышать жестокий ответ. Так она могла надеяться. До тех пор, пока Цин Шуй не соединит свою судьбу с другой женщиной, она будет счастлива. Они спустились, и официантка принесла им кастрюлю черепашьего супа и две миски. Когда распространился аппетитный аромат, Цин Шуй глубоко вдохнул. В конце концов, кулинарные способности главного повара на кухне Юй Хэ были в разы лучше, чем у Цин Шуй. - Пахнет вкусно, и пока не проигрывает черной рыбе, - сказала Юй Хэ и наполнила миски супом, передав одну Цин Шуй. Цин Шуй медленно пробовал вкус, и когда суп достиг его горла, он испытал неописуемое удовольствие. Он ощущал себя человеком, умирающим от жажды, который сделал наконец первый глоток воды. Юй Хэ испытывала то же самое. Они переглянулись, улыбаясь во весь рот. Кто не любил хорошую еду, причем с такой высокой питательной ценностью, способную насытить тело? - Ничего страшного, если мы продадим его? – Юй Хэ была не уверена. - Глупенькая, хоть у нас его немного, но все же больше, чем мы можем съесть. Но нужно наесться вдоволь, - Цин Шуй засмеялся. - Перестань вести себя так по-взрослому, я запрещаю тебе говорить, что я глупенькая! – со смехом добавила Юй Хэ. Какое странное чувство – мужчина на 10 лет моложе нее обзывает ее глупенькой! - Хе-хе, что ты имеешь ввиду, говоря «вести себя по-взрослому». Я и есть взрослый. Юй Хэ проигнорировала его слова и продолжила есть суп. Когда они закончили кастрюлю супа, она снова спросила. - Такой вкусный суп, как нам следует продавать его? – озадаченно спросила Юй Хэ, глядя на Цин Шуй. - Такой прекрасный суп, всего одна миска этого супа позволит мужчине сделать это 3-5 раз за ночь без всяких вопросов, при этом не имея никаких побочных эффектов, - Цин Шу серьезно ответил и потер нос. - Ты испорченный идиот! Я задала тебе серьезный вопрос о цене супа, а ты отвечаешь мне какими-то пошлостями, - Юй Хэ надулась. Цин Шуй весело улыбнулся Юй Хэ: - Я всего лишь говорю, что этот суп – очень ценный, и будет иметь большой спрос. В конце концов, какой мужчина не захочет чувствовать себя драконом в постели, удовлетворяя женщину, которую любит. - Если ты продолжишь говорить в таком духе, я буду игнорировать тебя! – Юй Хэ не знала, как ей вести себя с Цин Шуй, который любил так цеплять ее. - Ладно-ладно, я больше не буду так говорить. Прикажи на кухне приготовить огромную кастрюлю черепашьего супа и брать 10 серебряных монет за миску. Что же касается названия, мы назовем его Во всех смыслах питательный суп! - Не будет ли 10 серебряных монет – слишком дорого? - Дорого? С самого начала мы продавали все роскошного качества. Эти аристократы могут позволить себе потратить от нескольких сотен до нескольких тысяч серебряных монет в борделе за одну ночь. Только представь, как они приходят поесть наш суп перед тем, как занырнуть в бордель. Я думаю, он будут более чем готовы заплатить 10 серебряных монет. - Ты – несносный мальчишка… - Я могу предоставить лишь ограниченное количество супа. А здесь много состоятельных людей. Я гарантирую, что, однажды попробовав суп, они будут приходить за ним каждый день. В конце концов, дома их будут ждать юные и красивые жены, чтобы подарить им счастье. - Ау! - Ай! Извини, я был неправ! – Юй Хэ внезапно свалила Цин Шуй на диван. Она била Цин Шуй, а Цин Шуй стонал от боли, пока Юй Хэ в панике не упала на Цин Шуй. Более того, она ощутила, как определенная часть его тела стала твердой как сталь. - Не вини меня, это все эффект от Во всех смыслах питательного супа! Посмотри, как быстро он действует, - Цин Шуй засмеялся, а Юй Хэ взволнованно вскочила. - … В итоге они решили, что постоялый двор Юй Хэ будет подавать по две огромных кастрюли супа в день. После этого Цин Шуй поспешно ушел. Он не мог выносить недовольный взгляд Юй Хэ. Перед тем, как он ушел, Юй Хэ дала ему купюру стоимостью в 30 000 серебряных монет. Это была выручка с продажи черной рыбы за месяц, который он отсутствовал. Вдобавок к тому, что он получил раньше, в целом у него теперь было 40 000 серебряных монет. Сейчас Цин Шуй чувствовал, что зарабатывать деньги не так уж и сложно. Обычные люди могли бы заработать такую сумму только за всю свою жизнь. Для богатых же 40 000 серебряных монет были просто грошами, которыми можно было оплатить ослепительно красивых девушек на одну ночь. Заметив, что солнце стоит еще высоко, Цин Шуй решил навестить Вэньжэнь У-Шуан! «Интересно, как она отреагирует, когда поймет, что я достиг Сяньтянь. Она пообещала мне, что, если я смогу достичь Сяньтянь за 10 лет, она согласится быть моей», - Цин Шуй улыбнулся, вспомнив слова У-Шуан. В «Соблазнительном запахе ночи» с Цин Шуй обращались как с одним из владельцев. Поэтому он легко поднялся на четвертый этаж и подошел к месту, где две красивые стражницы охраняли вход на верхний этаж «Соблазнительного запаха ночи». - Нам следует остановить его? – маленькая женщина справа спросила грудастую стражницу слева. - Маленькая госпожа приказала, чтобы он входил и выходил свободно, - не моргая, ответила грудастая стражница. - Но маленькая госпожа… - Синь Жань, послушай старшую сестру. Я никогда не ошибаюсь! – уверенно заявила грудастая стражница, повернув голову и посмотрев на маленькую стражницу с изящными чертами. Обе стражницы отступили, и Цин Шуй понял, что и У-Гоу, и У-Шуан внутри. Он улыбнулся и слегка кивнул стражницам, прежде чем толкнуть дверь и войти. Главный чертог был таким же большим, как и прежде. Сейчас стояло лето, и клубы пара поднимались над бассейном. Что же касается двух красавиц, их нигде не было. Остановившись, он поднял голову и прислушался. Цин Шуй решил пройти за искусственную гору. Вдруг он услышал какую-то суматоху. Шаги Цин Шуй были бесшумны, так как он хотел устроить сюрприз. Цин Шуй подкрался и возник с другой стороны искусственной горы. После этого ему открылась сцена, которая ошеломила его. - Ааа! Ааа! Убирайся!!! Цин Шуй мгновенно умчался, прикрывая рукой нос. Он чувствовал, что у него сильное носовое кровотечение. Вэньжэнь У-Гоу и Вэньжэнь У-Шуан вместе принимали ванну. Перед глазами Цин Шуй застыли их идеальные белоснежные тела. Но это было не самое худшее. Худшим было то, что Вэньжэнь У-Шуан изогнулась, пока Вэньжэнь У-Шуан, стоя перед ней, мыла ей спину. Эта белоснежная, идеальная попка смотрела прямо в сторону Цин Шуй, на таком близком расстоянии! Пруд был буквально сразу за искусственными горами… Самое интимное место У-Шуан было прямо перед его глазами! Причиной его носового кровотечения стала именно поза У-Шуан – такая ангельская красавица и в таком положении… Сестры Вэньжэнь никак не ожидали, что кто-то появится здесь. В конце концов, снаружи стояла стража, вдобавок, Вэньжэнь У-Шуан была на уровне Сяньтянь. Она должна была чувствовать, если кто-то подкрадывается к ней. И вот кому-то это успешно удалось. Более того, кто-то увидел их в таком неловком положении. Сначала Вэньжэнь У-Шуан разозлилась. Но увидев, что это был Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан запаниковала и закричала на него, чтобы тот убирался. Перед тем, как выбежать, Цин Шуй успел бросить взгляд на зрелую, полногрудую фигуру Вэньжэнь У-Гоу. Две красивых сестры – у Цин Шуй сегодня был удачный день… Цин Шуй уже начал представлять, как он сам стоял бы сзади У-Шуан и мыл ей спину в этой позе. Это ощущение… Когда послышался звук их шагов, Цин Шуй сразу же спрятал все свои пошлые мысли под замок и закрыл на ключ. Он смущенно смотрел на двух девушек. Сестры Вэньжэнь уже были полностью одеты, но от них все еще исходил запах, который ни с чем невозможно было спутать. - Ты уже получил сполна от моей сестры У-Шуан. Зачем ты вернулся? – Вэньжэнь У-Гоу быстро справилась с собой и кокетливо смеялась, как будто бы между ними и Цин Шуй ничего не произошло. Цин Шуй неловко стоял перед ними. Он не знал, известно ли было Вэньжэнь У-Гоу, что на самом деле произошло, когда он обезвреживал яд У-Шуан. - Я вернулся сегодня в обед, с вами все в порядке? – несмотря на ее действия, Цин Шуй все равно видел, что лицо У-Гоу слегка красное. - Конечно, с нами все в порядке, хе-хе. Кое-кто не уставал упоминать тебя при мне. Перед тем, как уйти Вэньжэнь У-Гоу рассмеялась: - Мне нужно уйти, оставляю вас вдвоем поболтать. Так или иначе, братишка, спасибо, что вылечил У-Шуан! - Не нужно благодарности, я сделал то, что должен был сделать. Я бы счастлив помочь, - Цин Шуй почесал нос и посмотрел на Вэньжэнь У-Шуан. После того, как У-Гоу ушла, Вэньжэнь У-Шуан сказала: - Спасибо за твои фрукты чистого ветра, - она оправилась от своего смущения и первая начала разговор. - Ты хорошо себя чувствуешь? Были какие-нибудь осложнения после лечения? Вэньжэнь У-Шуан чувствовала себя очень странно, болтая с Цин Шуй о своем теле. Но все же она кивнула: - У меня теперь все хорошо. Я не ожидала, что ты в самом деле окажешься алхимиком. Ты становишься для меня все большей и большей загадкой. Я не могу понять, кто ты. - Хе-хе, так или иначе, я не видел тебя целый месяц. Я чувствую, что мои навыки владения мечом стали никуда не годными. Давай, я составлю тебе компанию в тренировке! – предложил Цин Шуй. *** «Как это возможно?». Меч вылетел из руки У-Шуан после первого же удара Цин Шуй.

Юй Хэ поспешно следовала за Цин Шуй и смотрела на двух размером с голову черных черепах, лежащих на панцирях – спиной на земле, лапами вверх.

- Давай поедим что-то вкусное на обед, а то, что останется, передадим на кухню – пусть все попробуют, - предложил Цин Шуй.

- Хм, хорошо!

Когда Юй Хэ закончила давать указания, она повела Цин Шуй на верхний этаж постоялого двора Юй Хэ. Цин Шуй смотрел в окно, рассматривая окрестные здания, а потом перевел взгляд далеко за горизонт. Его сердце наполнилось отвагой.

Юй Хэ вздрогнула, когда она заметила перемену в Цин Шуй. Она ясно ощущала, что аура Цин Шуй стала намного сильнее. Неизбежно она почувствовала себя одиноко.

- Цин Шуй, что ты планируешь в будущем? – Юй Хэ отвела взгляд, чувствуя пустоту в своем сердце. Она молча бранила себя за свое сегодняшнее поведение. И она не знала, почему продолжает смотреть на Цин Шуй.

- Хм, через несколько лет я хочу начать исследовать мир. Я хочу оставить после себя след во всех красивых местах этого мира девяти континентов, - Цин Шуй улыбнулся и посмотрел в бескрайнее небо.

- Ты собираешься сделать это один? Ты возьмешь меня с собой?

Цин Шуй был ошеломлен, и как только он собирался задать вопрос, Юй Хэ со смехом прервала его:

- Старшая сестра просто дразнит тебя. Ха-ха, а на одно мгновение ты испугался! Пойдем вниз, я думаю, что черепаший суп должен быть уже готов!

Сказав это, Юй Хэ спустилась по лестнице. Несмотря на лучезарную улыбку, освещавшую ее лицо, ее сердце было полно горечи. Она не смогла не прервать Цин Шуй, когда увидела его ошеломленное лицо. По крайней мере, у нее осталась возможность оставить все так, как есть – красивым воспоминанием, а не услышать жестокий ответ. Так она могла надеяться. До тех пор, пока Цин Шуй не соединит свою судьбу с другой женщиной, она будет счастлива.

Они спустились, и официантка принесла им кастрюлю черепашьего супа и две миски. Когда распространился аппетитный аромат, Цин Шуй глубоко вдохнул. В конце концов, кулинарные способности главного повара на кухне Юй Хэ были в разы лучше, чем у Цин Шуй.

- Пахнет вкусно, и пока не проигрывает черной рыбе, - сказала Юй Хэ и наполнила миски супом, передав одну Цин Шуй.

Цин Шуй медленно пробовал вкус, и когда суп достиг его горла, он испытал неописуемое удовольствие. Он ощущал себя человеком, умирающим от жажды, который сделал наконец первый глоток воды. Юй Хэ испытывала то же самое. Они переглянулись, улыбаясь во весь рот. Кто не любил хорошую еду, причем с такой высокой питательной ценностью, способную насытить тело?

- Ничего страшного, если мы продадим его? – Юй Хэ была не уверена.

- Глупенькая, хоть у нас его немного, но все же больше, чем мы можем съесть. Но нужно наесться вдоволь, - Цин Шуй засмеялся.

- Перестань вести себя так по-взрослому, я запрещаю тебе говорить, что я глупенькая! – со смехом добавила Юй Хэ. Какое странное чувство – мужчина на 10 лет моложе нее обзывает ее глупенькой!

- Хе-хе, что ты имеешь ввиду, говоря «вести себя по-взрослому». Я и есть взрослый.

Юй Хэ проигнорировала его слова и продолжила есть суп. Когда они закончили кастрюлю супа, она снова спросила.

- Такой вкусный суп, как нам следует продавать его? – озадаченно спросила Юй Хэ, глядя на Цин Шуй.

- Такой прекрасный суп, всего одна миска этого супа позволит мужчине сделать это 3-5 раз за ночь без всяких вопросов, при этом не имея никаких побочных эффектов, - Цин Шу серьезно ответил и потер нос.

- Ты испорченный идиот! Я задала тебе серьезный вопрос о цене супа, а ты отвечаешь мне какими-то пошлостями, - Юй Хэ надулась.

Цин Шуй весело улыбнулся Юй Хэ:

- Я всего лишь говорю, что этот суп – очень ценный, и будет иметь большой спрос. В конце концов, какой мужчина не захочет чувствовать себя драконом в постели, удовлетворяя женщину, которую любит.

- Если ты продолжишь говорить в таком духе, я буду игнорировать тебя! – Юй Хэ не знала, как ей вести себя с Цин Шуй, который любил так цеплять ее.

- Ладно-ладно, я больше не буду так говорить. Прикажи на кухне приготовить огромную кастрюлю черепашьего супа и брать 10 серебряных монет за миску. Что же касается названия, мы назовем его Во всех смыслах питательный суп!

- Не будет ли 10 серебряных монет – слишком дорого?

- Дорого? С самого начала мы продавали все роскошного качества. Эти аристократы могут позволить себе потратить от нескольких сотен до нескольких тысяч серебряных монет в борделе за одну ночь. Только представь, как они приходят поесть наш суп перед тем, как занырнуть в бордель. Я думаю, он будут более чем готовы заплатить 10 серебряных монет.

- Ты – несносный мальчишка…

- Я могу предоставить лишь ограниченное количество супа. А здесь много состоятельных людей. Я гарантирую, что, однажды попробовав суп, они будут приходить за ним каждый день. В конце концов, дома их будут ждать юные и красивые жены, чтобы подарить им счастье.

- Ау!

- Ай! Извини, я был неправ! – Юй Хэ внезапно свалила Цин Шуй на диван. Она била Цин Шуй, а Цин Шуй стонал от боли, пока Юй Хэ в панике не упала на Цин Шуй. Более того, она ощутила, как определенная часть его тела стала твердой как сталь.

- Не вини меня, это все эффект от Во всех смыслах питательного супа! Посмотри, как быстро он действует, - Цин Шуй засмеялся, а Юй Хэ взволнованно вскочила.

- …

В итоге они решили, что постоялый двор Юй Хэ будет подавать по две огромных кастрюли супа в день. После этого Цин Шуй поспешно ушел. Он не мог выносить недовольный взгляд Юй Хэ.

Перед тем, как он ушел, Юй Хэ дала ему купюру стоимостью в 30 000 серебряных монет. Это была выручка с продажи черной рыбы за месяц, который он отсутствовал.

Вдобавок к тому, что он получил раньше, в целом у него теперь было 40 000 серебряных монет. Сейчас Цин Шуй чувствовал, что зарабатывать деньги не так уж и сложно. Обычные люди могли бы заработать такую сумму только за всю свою жизнь. Для богатых же 40 000 серебряных монет были просто грошами, которыми можно было оплатить ослепительно красивых девушек на одну ночь.

Заметив, что солнце стоит еще высоко, Цин Шуй решил навестить Вэньжэнь У-Шуан!

«Интересно, как она отреагирует, когда поймет, что я достиг Сяньтянь. Она пообещала мне, что, если я смогу достичь Сяньтянь за 10 лет, она согласится быть моей», - Цин Шуй улыбнулся, вспомнив слова У-Шуан.

В «Соблазнительном запахе ночи» с Цин Шуй обращались как с одним из владельцев. Поэтому он легко поднялся на четвертый этаж и подошел к месту, где две красивые стражницы охраняли вход на верхний этаж «Соблазнительного запаха ночи».

- Нам следует остановить его? – маленькая женщина справа спросила грудастую стражницу слева.

- Маленькая госпожа приказала, чтобы он входил и выходил свободно, - не моргая, ответила грудастая стражница.

- Но маленькая госпожа…

- Синь Жань, послушай старшую сестру. Я никогда не ошибаюсь! – уверенно заявила грудастая стражница, повернув голову и посмотрев на маленькую стражницу с изящными чертами.

Обе стражницы отступили, и Цин Шуй понял, что и У-Гоу, и У-Шуан внутри. Он улыбнулся и слегка кивнул стражницам, прежде чем толкнуть дверь и войти.

Главный чертог был таким же большим, как и прежде. Сейчас стояло лето, и клубы пара поднимались над бассейном. Что же касается двух красавиц, их нигде не было. Остановившись, он поднял голову и прислушался. Цин Шуй решил пройти за искусственную гору. Вдруг он услышал какую-то суматоху.

Шаги Цин Шуй были бесшумны, так как он хотел устроить сюрприз. Цин Шуй подкрался и возник с другой стороны искусственной горы. После этого ему открылась сцена, которая ошеломила его.

- Ааа! Ааа! Убирайся!!!

Цин Шуй мгновенно умчался, прикрывая рукой нос. Он чувствовал, что у него сильное носовое кровотечение. Вэньжэнь У-Гоу и Вэньжэнь У-Шуан вместе принимали ванну. Перед глазами Цин Шуй застыли их идеальные белоснежные тела. Но это было не самое худшее. Худшим было то, что Вэньжэнь У-Шуан изогнулась, пока Вэньжэнь У-Шуан, стоя перед ней, мыла ей спину. Эта белоснежная, идеальная попка смотрела прямо в сторону Цин Шуй, на таком близком расстоянии! Пруд был буквально сразу за искусственными горами… Самое интимное место У-Шуан было прямо перед его глазами!

Причиной его носового кровотечения стала именно поза У-Шуан – такая ангельская красавица и в таком положении…

Сестры Вэньжэнь никак не ожидали, что кто-то появится здесь. В конце концов, снаружи стояла стража, вдобавок, Вэньжэнь У-Шуан была на уровне Сяньтянь. Она должна была чувствовать, если кто-то подкрадывается к ней.

И вот кому-то это успешно удалось. Более того, кто-то увидел их в таком неловком положении. Сначала Вэньжэнь У-Шуан разозлилась. Но увидев, что это был Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан запаниковала и закричала на него, чтобы тот убирался.

Перед тем, как выбежать, Цин Шуй успел бросить взгляд на зрелую, полногрудую фигуру Вэньжэнь У-Гоу. Две красивых сестры – у Цин Шуй сегодня был удачный день…

Цин Шуй уже начал представлять, как он сам стоял бы сзади У-Шуан и мыл ей спину в этой позе. Это ощущение…

Когда послышался звук их шагов, Цин Шуй сразу же спрятал все свои пошлые мысли под замок и закрыл на ключ. Он смущенно смотрел на двух девушек. Сестры Вэньжэнь уже были полностью одеты, но от них все еще исходил запах, который ни с чем невозможно было спутать.

- Ты уже получил сполна от моей сестры У-Шуан. Зачем ты вернулся? – Вэньжэнь У-Гоу быстро справилась с собой и кокетливо смеялась, как будто бы между ними и Цин Шуй ничего не произошло.

Цин Шуй неловко стоял перед ними. Он не знал, известно ли было Вэньжэнь У-Гоу, что на самом деле произошло, когда он обезвреживал яд У-Шуан.

- Я вернулся сегодня в обед, с вами все в порядке? – несмотря на ее действия, Цин Шуй все равно видел, что лицо У-Гоу слегка красное.

- Конечно, с нами все в порядке, хе-хе. Кое-кто не уставал упоминать тебя при мне.

Перед тем, как уйти Вэньжэнь У-Гоу рассмеялась:

- Мне нужно уйти, оставляю вас вдвоем поболтать. Так или иначе, братишка, спасибо, что вылечил У-Шуан!

- Не нужно благодарности, я сделал то, что должен был сделать. Я бы счастлив помочь, - Цин Шуй почесал нос и посмотрел на Вэньжэнь У-Шуан.

После того, как У-Гоу ушла, Вэньжэнь У-Шуан сказала:

- Спасибо за твои фрукты чистого ветра, - она оправилась от своего смущения и первая начала разговор.

- Ты хорошо себя чувствуешь? Были какие-нибудь осложнения после лечения?

Вэньжэнь У-Шуан чувствовала себя очень странно, болтая с Цин Шуй о своем теле. Но все же она кивнула:

- У меня теперь все хорошо. Я не ожидала, что ты в самом деле окажешься алхимиком. Ты становишься для меня все большей и большей загадкой. Я не могу понять, кто ты.

- Хе-хе, так или иначе, я не видел тебя целый месяц. Я чувствую, что мои навыки владения мечом стали никуда не годными. Давай, я составлю тебе компанию в тренировке! – предложил Цин Шуй.

***

«Как это возможно?». Меч вылетел из руки У-Шуан после первого же удара Цин Шуй.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава