X
X
Глава - 181:
Предыдущая глава
Следующая глава
В Пещере Тысячи Будд не было других сект, но она все равно считалась священной землей в Стране Цан Лан. Многие пытались проникнуть в пещеру, надеясь, что Будда вотрет в них частичку своей Ци. Ходили слухи, что Ци Будды могла отогнать зло и болезни, усилить тело и даже увеличить продолжительность жизни! Естественно, Цин Шуй не верил в эти слухи. Хотя нет дыма без огня, возможно, люди испытывали некий эффект плацебо. Роскошный экипаж летел по главным дорогам столицы Страны Цан Лан, пока Цин Шуй лениво возлегал внутри. Он время от времени поднимал шторы и выглядывал наружу. Пещера Тысячи Будд находилась на Горе Цан Лан. Гора Цан Лан была в самой длинной цепи гор во всей стране Цан Лан. Ее форму можно было сравнить со змеей, извивающейся, деля страну на две половины. К счастью, от Земного Рая до этого места можно было добраться на лошадях всего за полдня. Однако для этого пришлось пересечь огромный каньон. Поначалу водитель не хотел ехать по этому маршруту, потому что если бы им повстречались бандиты или свирепые животные, им бы пришел конец. Только после того, как Цин Шуй предложил двойную сумму за поездку, он согласился. В конце концов, чем больше риск, тем больше награда. Уже наступил полдень, улицы были полны экипажей, запряженных лошадьми и разными животными. Некоторые перевозили роскошные товары, некоторые слишком медленно передвигались. Цин Шуй рассматривал толпу через окно своей кареты. Все делалось ради выживания. Богатые были похожи на бедняков, так как все, что они делали, делалось ради их выживания. Все делалось ради выживания. Богатые были похожи на бедняки, так как все, что они делали, делалось ради их выживания. Но в отличие от их желаний, уровни и цели у каждого социального класса были иными. Через какое-то время Цин Шуй снова посмотрел в окно, потирая сонные глаза. Он понял по окружению, что они давно съехали с главной дороги и въехали в горный район. Цин Шуй знал, что они уже в том самом каньоне Гор Цан Лан! Каньон смог разрезать горы Цан Лан. К счастью, до другого конца гор было всего пять километров, лошади шли галопом, так что пятнадцати минут хватило бы вполне. К сожалению, это называлось «срезать путь», поэтому дорога была полна опасностей. В этом районе скрывалось много демонических зверей. Обычно по этому маршруту путешествовали только мощные культиваторы или авантюрные рисковые торговцы. В ширину большой каньон был несколько километров, по центру была плоская тропа. Как только упряжка ступала на нее, возничий увеличивал скорость. Тропа не была такой же гладкой, как основные дороги Страны Цан Лан. Поэтому Цин Шуй проснулся. То, чего они боялись, в итоге и случилось. Лошади заржали от ужаса, и Цин Шуй оцепенел, увидев серебристого белого тигра, стоящего прямо посреди тропы и преградившего им путь. Тело тигра было чисто белым. Длиной он был метров пять, высотой под два метра. Его конечности были крепки и мускулисты, четырехметровый хвост хлестал, как стальной канат. Цин Шуй созерцал это гигантское чудовище. Его белая шерсть была исключительно прекрасна, но мощная аура, которую он излучал, говорила Цин Шуй, что это было воистину демонический зверь. «Снежный Тигр Белого Нефрита!» - крикнул побледневший кучер. но не это испугало бы Цин Шуя. Что заставило его открыть рот от изумления, так это маленькая женская фигурка. Сродни маленькой фее, облаченная в белоснежный мех, она сидела верхом на животном. Цин Шуй был ошеломлен ее чертами и ее аурой. Ее аура была на 70% похожа на ауру ее богоподобной учительницы. Все еще в оцепенении, Цин Шуй размышлял о прекрасной малышке. Неужели она дочь его учительницы? Он встряхнул головой, потому что эта идея ужасала его. Он не хотел даже думать об этом. «Эта девчушка – укротительница зверей?» Эта мысль совершенно неожиданно пришла ему в голову. Однако он чувствовал, что девчушка не культиватор; чем больше он смотрел на нее, тем больше она напоминала ему его богоподобную учительницу. Цин Шуй вышел из кареты. Лошади были парализованы ужасом, даже у водителя ног обмякли и не держали его. Цин Шуй медленно пошел навстречу гигантскому Снежному Тигру Белого Нефрита с цветущей улыбкой на лице, которая сама по себе разливалась по его лицу от вида этой милейшей девочки. Она поистине была слишком прекрасна. Если бы у него была такая прекрасная дочь, как бы он был счастлив! «Убивающая сила» маленьких девочек была самой мощной. Несмотря на пол врага, они убивали людей налево и направо, подобно гигантскому тигру. Девочка не запаниковала, увидев его. Большие кристально-чистые глаза малышки были полны любопытства. Цин Шуй смог почувствовать симпатию с ее стороны. Однако белый тигр, на спине которого она приехала, был в растерянности. Он гарцевал туда-сюда, казалось, не мог успокоиться, издавал низкий рык, который шел из глубины его горла. Как будто предупреждал Цин Шуя не подходить близко. Девчушка протянула свою маленькую кукольную ручонку и похлопала тигра по голове. «Тигреночек, не бойся!» Цин Шуй почувствовал тепло в сердце, когда услышал детский голос и слова малышки. Гигантский белый тигр и, правда, успокоился после ее слов. Несмотря не это, его глаза все еще с осторожностью смотрели прямо на Цин Шуй. Успокоив тигра, девочка спрыгнула с него прямо на Цин Шуя, который стоял вплотную к тигру. Цин Шуй рефлекторно поймал девочку. «Папа! Ты – мой папа!» - обняла девчушка Цин Шуя за шею и радостно засмеялась. Цин Шуй чуть не умер прямо там. Он понимал, что в его возрасте он вполне мог быть отцом. Он же не такой старый еще? По крайней мере, по нему никто не мог точно определить его возраст. Иначе Мэй Яньсюэ не звала бы его «старшим братом». «Почему ты называешь меня Папой?» - с горечью спросил Цин Шуй, чувствуя полную беспомощность. «Ты пахнешь как папа, поэтому ты папа!» Цин Шуй громко задышал. Неужели все дети в этом возрасте такие? «А откуда у тебя тигр?» - Цин Шуй понимал, что с ребятишками надо быть терпеливее. «У меня много больших друзей. Они все хотят за мной ходить, но такие все некрасивые! А этот самый красивый из всех больших друзей. Поэтому я решила, что с ним буду играться», на полном серьезе объясняла девочка. Цин Шуй обливался потом. Эта мелочь даже не думала врать. В любом случае, он была еще такой юной, что от нее пахло материнским молоком. Знала ли он вообще, что такое ложь? «Где твоя мама?» обнял Цин Шуй ребенка и заглянул в ее кристальные глаза. «Что такое мама?» Цин Шуй: «…» Он даже не знал, что и сказать. Что такое мама, она не знала. Он сделал вывод, что у нее ее просто нет. Однако она сказала, что он пахнет, как Папа, значит, папу-то она раньше видела. «Малышка, как тебя зовут?» Цин Шуй поднял ее на руки. «Папа зовет меня Луань Луань». «А чем занимается твой папа?» спросил Цин Шуй. «Папа все время со своими уродскими большими парнями. Иногда он взлетает высоко в небо, но не хочет брать с собой Луань Луань!» мило лепетала девочка. Вероятнее всего, отец Луань Луань был дрессировщиком зверей, и однозначно очень могущественным! «Почему ты больше не с папой?» «Я ему больше не нужна. Вчера дома было много народу. Они вытащили много блестящих орудий и кричали, что папина смерть пришла. Я даже не знаю, что потом было», начала всхлипывать Луань Луань. «не плачь, Луань Луань, будь послушной девочкой, хорошо? Луань Луань не боится белого тигра, ты очень смелая! А смелые дети не плачут просто так», запаниковал Цин Шуй. Он понятия не имел, как успокоить ребенка. «Я не боюсь их вообще. Они все такие послушные. Все меня слушаются, что бы я им не приказала», с этими словами настроение девочки заметно улучшилось. Цин Шуй обнял несчастное дитя, но продолжал недоумевать, почему она настаивает, что у него запах ее отца. Ее отец был, вероятно, могущественным заклинателем зверей, судя по внешности девочки, ее мать была небесной красоты. Осознав слова девочки, Цин Шуй понял, что она настоящая легенда из древних книг, ожившая перед его глазами. Он был в полном шоке от ее заявлений, что демонические монстры уровня Сяньтянь подчиняются ей. Легенда гласила, что только те могут иметь эту способность, кто обладал Мистическим Сердцем Семи Отверстий. Этот тип людей не только не имели барьеров для входа в Сяньтянь, но и прогресс в культивации у них проходил очень мягко. Достигнув уровня Сяньтянь и пробив следующее царство, сложность прохождения для них падала в десять раз. Те, кто пробился до уровня Боевого Короля или Боевого Святого, почти все имели Мистическое Сердце Семи Отверстий. Однако количество людей, обладавшим этим загадочным сердцем, было предельно мало. Одно было точно. Они бродили по всем девяти континентам, ни о чем не беспокоясь. Их имена были увековечены, они всегда оставляли память о себе в последующих поколениях. «Луань Луань, пойдешь со мной в следующий раз, хорошо?» не было у Цин Шуя никаких мотивов просить девочку остаться с ним. Он просто беспокоился, что она будет страдать или ее обманут. Несмотря на свое мистическое сердце, она была всего лишь ребенком. Ее восприятие мира могло быть испорчено обманщиками или людьми со злыми намерениями.

В Пещере Тысячи Будд не было других сект, но она все равно считалась священной землей в Стране Цан Лан. Многие пытались проникнуть в пещеру, надеясь, что Будда вотрет в них частичку своей Ци. Ходили слухи, что Ци Будды могла отогнать зло и болезни, усилить тело и даже увеличить продолжительность жизни!

Естественно, Цин Шуй не верил в эти слухи. Хотя нет дыма без огня, возможно, люди испытывали некий эффект плацебо.

Роскошный экипаж летел по главным дорогам столицы Страны Цан Лан, пока Цин Шуй лениво возлегал внутри. Он время от времени поднимал шторы и выглядывал наружу.

Пещера Тысячи Будд находилась на Горе Цан Лан. Гора Цан Лан была в самой длинной цепи гор во всей стране Цан Лан. Ее форму можно было сравнить со змеей, извивающейся, деля страну на две половины. К счастью, от Земного Рая до этого места можно было добраться на лошадях всего за полдня. Однако для этого пришлось пересечь огромный каньон.

Поначалу водитель не хотел ехать по этому маршруту, потому что если бы им повстречались бандиты или свирепые животные, им бы пришел конец. Только после того, как Цин Шуй предложил двойную сумму за поездку, он согласился. В конце концов, чем больше риск, тем больше награда.

Уже наступил полдень, улицы были полны экипажей, запряженных лошадьми и разными животными. Некоторые перевозили роскошные товары, некоторые слишком медленно передвигались. Цин Шуй рассматривал толпу через окно своей кареты.

Все делалось ради выживания. Богатые были похожи на бедняков, так как все, что они делали, делалось ради их выживания. Все делалось ради выживания. Богатые были похожи на бедняки, так как все, что они делали, делалось ради их выживания. Но в отличие от их желаний, уровни и цели у каждого социального класса были иными.

Через какое-то время Цин Шуй снова посмотрел в окно, потирая сонные глаза. Он понял по окружению, что они давно съехали с главной дороги и въехали в горный район. Цин Шуй знал, что они уже в том самом каньоне Гор Цан Лан!

Каньон смог разрезать горы Цан Лан. К счастью, до другого конца гор было всего пять километров, лошади шли галопом, так что пятнадцати минут хватило бы вполне. К сожалению, это называлось «срезать путь», поэтому дорога была полна опасностей. В этом районе скрывалось много демонических зверей. Обычно по этому маршруту путешествовали только мощные культиваторы или авантюрные рисковые торговцы.

В ширину большой каньон был несколько километров, по центру была плоская тропа. Как только упряжка ступала на нее, возничий увеличивал скорость. Тропа не была такой же гладкой, как основные дороги Страны Цан Лан. Поэтому Цин Шуй проснулся.

То, чего они боялись, в итоге и случилось. Лошади заржали от ужаса, и Цин Шуй оцепенел, увидев серебристого белого тигра, стоящего прямо посреди тропы и преградившего им путь.

Тело тигра было чисто белым. Длиной он был метров пять, высотой под два метра. Его конечности были крепки и мускулисты, четырехметровый хвост хлестал, как стальной канат.

Цин Шуй созерцал это гигантское чудовище. Его белая шерсть была исключительно прекрасна, но мощная аура, которую он излучал, говорила Цин Шуй, что это было воистину демонический зверь.

«Снежный Тигр Белого Нефрита!» - крикнул побледневший кучер.

но не это испугало бы Цин Шуя. Что заставило его открыть рот от изумления, так это маленькая женская фигурка. Сродни маленькой фее, облаченная в белоснежный мех, она сидела верхом на животном. Цин Шуй был ошеломлен ее чертами и ее аурой. Ее аура была на 70% похожа на ауру ее богоподобной учительницы.

Все еще в оцепенении, Цин Шуй размышлял о прекрасной малышке. Неужели она дочь его учительницы? Он встряхнул головой, потому что эта идея ужасала его. Он не хотел даже думать об этом. «Эта девчушка – укротительница зверей?»

Эта мысль совершенно неожиданно пришла ему в голову. Однако он чувствовал, что девчушка не культиватор; чем больше он смотрел на нее, тем больше она напоминала ему его богоподобную учительницу.

Цин Шуй вышел из кареты. Лошади были парализованы ужасом, даже у водителя ног обмякли и не держали его.

Цин Шуй медленно пошел навстречу гигантскому Снежному Тигру Белого Нефрита с цветущей улыбкой на лице, которая сама по себе разливалась по его лицу от вида этой милейшей девочки. Она поистине была слишком прекрасна. Если бы у него была такая прекрасная дочь, как бы он был счастлив! «Убивающая сила» маленьких девочек была самой мощной. Несмотря на пол врага, они убивали людей налево и направо, подобно гигантскому тигру.

Девочка не запаниковала, увидев его. Большие кристально-чистые глаза малышки были полны любопытства. Цин Шуй смог почувствовать симпатию с ее стороны.

Однако белый тигр, на спине которого она приехала, был в растерянности. Он гарцевал туда-сюда, казалось, не мог успокоиться, издавал низкий рык, который шел из глубины его горла. Как будто предупреждал Цин Шуя не подходить близко.

Девчушка протянула свою маленькую кукольную ручонку и похлопала тигра по голове. «Тигреночек, не бойся!»

Цин Шуй почувствовал тепло в сердце, когда услышал детский голос и слова малышки.

Гигантский белый тигр и, правда, успокоился после ее слов. Несмотря не это, его глаза все еще с осторожностью смотрели прямо на Цин Шуй.

Успокоив тигра, девочка спрыгнула с него прямо на Цин Шуя, который стоял вплотную к тигру.

Цин Шуй рефлекторно поймал девочку.

«Папа! Ты – мой папа!» - обняла девчушка Цин Шуя за шею и радостно засмеялась.

Цин Шуй чуть не умер прямо там. Он понимал, что в его возрасте он вполне мог быть отцом. Он же не такой старый еще? По крайней мере, по нему никто не мог точно определить его возраст. Иначе Мэй Яньсюэ не звала бы его «старшим братом».

«Почему ты называешь меня Папой?» - с горечью спросил Цин Шуй, чувствуя полную беспомощность.

«Ты пахнешь как папа, поэтому ты папа!»

Цин Шуй громко задышал. Неужели все дети в этом возрасте такие?

«А откуда у тебя тигр?» - Цин Шуй понимал, что с ребятишками надо быть терпеливее.

«У меня много больших друзей. Они все хотят за мной ходить, но такие все некрасивые! А этот самый красивый из всех больших друзей. Поэтому я решила, что с ним буду играться», на полном серьезе объясняла девочка.

Цин Шуй обливался потом. Эта мелочь даже не думала врать. В любом случае, он была еще такой юной, что от нее пахло материнским молоком. Знала ли он вообще, что такое ложь?

«Где твоя мама?» обнял Цин Шуй ребенка и заглянул в ее кристальные глаза.

«Что такое мама?»

Цин Шуй: «…»

Он даже не знал, что и сказать. Что такое мама, она не знала. Он сделал вывод, что у нее ее просто нет. Однако она сказала, что он пахнет, как Папа, значит, папу-то она раньше видела.

«Малышка, как тебя зовут?»

Цин Шуй поднял ее на руки.

«Папа зовет меня Луань Луань».

«А чем занимается твой папа?» спросил Цин Шуй.

«Папа все время со своими уродскими большими парнями. Иногда он взлетает высоко в небо, но не хочет брать с собой Луань Луань!» мило лепетала девочка.

Вероятнее всего, отец Луань Луань был дрессировщиком зверей, и однозначно очень могущественным!

«Почему ты больше не с папой?»

«Я ему больше не нужна. Вчера дома было много народу. Они вытащили много блестящих орудий и кричали, что папина смерть пришла. Я даже не знаю, что потом было», начала всхлипывать Луань Луань.

«не плачь, Луань Луань, будь послушной девочкой, хорошо? Луань Луань не боится белого тигра, ты очень смелая! А смелые дети не плачут просто так», запаниковал Цин Шуй. Он понятия не имел, как успокоить ребенка.

«Я не боюсь их вообще. Они все такие послушные. Все меня слушаются, что бы я им не приказала», с этими словами настроение девочки заметно улучшилось.

Цин Шуй обнял несчастное дитя, но продолжал недоумевать, почему она настаивает, что у него запах ее отца. Ее отец был, вероятно, могущественным заклинателем зверей, судя по внешности девочки, ее мать была небесной красоты.

Осознав слова девочки, Цин Шуй понял, что она настоящая легенда из древних книг, ожившая перед его глазами. Он был в полном шоке от ее заявлений, что демонические монстры уровня Сяньтянь подчиняются ей.

Легенда гласила, что только те могут иметь эту способность, кто обладал Мистическим Сердцем Семи Отверстий. Этот тип людей не только не имели барьеров для входа в Сяньтянь, но и прогресс в культивации у них проходил очень мягко. Достигнув уровня Сяньтянь и пробив следующее царство, сложность прохождения для них падала в десять раз.

Те, кто пробился до уровня Боевого Короля или Боевого Святого, почти все имели Мистическое Сердце Семи Отверстий. Однако количество людей, обладавшим этим загадочным сердцем, было предельно мало. Одно было точно. Они бродили по всем девяти континентам, ни о чем не беспокоясь. Их имена были увековечены, они всегда оставляли память о себе в последующих поколениях.

«Луань Луань, пойдешь со мной в следующий раз, хорошо?» не было у Цин Шуя никаких мотивов просить девочку остаться с ним. Он просто беспокоился, что она будет страдать или ее обманут. Несмотря на свое мистическое сердце, она была всего лишь ребенком. Ее восприятие мира могло быть испорчено обманщиками или людьми со злыми намерениями.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава