X
X
Глава - 183: Божественное создание? Меч Большой Медведицы
Предыдущая глава
Следующая глава
На следующий день Цин Шуй снова привел Луань Луань в Пещеру Тысячи Будд, чтобы взглянуть на тысячи статуй Золотого Будды; только на этот раз они просто восхищались прекрасными видами. Прошлой ночью в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй посвятил все свое время практике Третьей Волны и даже достиг удовлетворительного уровня силы, вдохновленный Руками Тысячи Будд. Когда он впервые попробовал Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны, он чаще использовал только свою брутальную силу. Сейчас же он добавил больше техничности своим движениям. Только благодаря идеальному сочетанию силы и техники, его движения приобрели грозную силу. Техника без силы были просто формой и показательным выступлением; практиковать боевые искусства без силы было бесполезно, потому что имея большую силу. Можно было побить десятерых, если ты владеешь навыками боевых искусств! Тот, кто обладает только мускулами, проиграет, встретившись лицом к лицу с более сильным оппонентом или любым человеком, способным искусно использовать свою силу. Предыдущее его исполнение Длани Великого Золотого Будды Девятой Волны было подобно увальню, использующему свою брутальную силу. Соединив Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны с Руками Тысячи Будд, он понял, как эффективно использовать силу. Цин Шуя проснулся от того, что его ребенок неземной красоты щипала его за нос! Посмотрев на девочку, лицо которой было так великолепно в таком малом возрасте, Цин Шуй почесал нос, задумавшись, а будет ли еще такая красота на девяти континентах в обозримом будущем. «Луань Луань, ты голодна?» Цин Шуй улыбнулся девочке, лежавшей у него на руках. Покормив ребенка, Цин Шуй еще раз привел ее к тысячам статуй Золотого Будды, чтоб взглянуть на них в последний раз перед отъездом. «Луань Луань, а ты всегда играла с Ху Ху и остальными в Горах Цан Лан?» спросил Цин Шуй. Выйдя из Пещеры Тысячи Будд, Цин Шуй шагал по окрестностям Гор Цан Лан. Горы Цан Лан были известны как хребет Страны Цан Лан – эти извилистые горы не только делили страну на две половины, они практически простирались по всей ее длине. Они также соединялись с печально известными и опасными Горами Великого Зверя девяти континентов. «Да, я всегда катаюсь на Ху Ху. Иногда с Бай Баем и Сереньким не так весело», ответила Луань Луань, хлопая ресницами своих огромных прелестных глаз. Она прыгала вокруг, играясь, тянула и толкала Цин Шуя. «Весело играть в горах? Где ты обычно играешь?» - ему ничего не приходило на ум, поэтому Цин Шуй решил поболтать с девчушкой и поближе с ней познакомиться. «Очень весело! Особенно в той пещере, ага, там еще такие большие люди, лысые, но с волосами, один там такой был, и еще там один такой, лежал все время… пещера на той стороне горы, не так-то легко ее отыскать; если бы не Бай Бай, мы бы ее никогда не наши… там еще яйца внутри всякие…» бормотала Луань Луань. Цин Шуй понимал, что мысли ребенка были очень необычными, они прыгали от одной детали к другой, как у любой женщины. Однако любопытство Цин Шуя только росло; даже высокая статуя стала еще более загадочной после описания Луань Луань. «Луань Луань, а мы можем пойти посмотреть?! Цин Шуй чувствовал себя так, будто пытался обмануть ребенка. «Хорошо, я попрошу Бай Бая отнести нас туда». Цин Шуй держал Луань Луань на руках и встал на спину Белоснежного Стервятника. Ему было немного стыдно из-за того, что он зависел от этой малышки; как и в Сетке Небесного Меча, когда ему приходилось просить свою богоподобную учительницу, чтобы куда-то полететь. А ведь они даже были похожи! Учитывая безумную скорость Летающего Зверя во второй раз, путешествие, занимавшее на земле несколько дней, укладывалось в пару часов быстрого полета. Цин Шуй обнаружил, что на спине парящего Белого Ястреба появляется трещина, как турбина, для перехватывания порывов ветра и увеличения скорости полета. «папа, смотри, вот оно!» Цин Шуй посмотрел в том направлении, куда указывала девочка. Это была существенная часть величественной скалы. Невозможно описать внушительность открывшегося пейзажа и пленительных видов этого горного хребта. В его прошлой жизни горы казались большими и высокими, но по сравнению с тем, что он видел сейчас, это был просто детский сад. Горы более 8 тысяч метров здесь были делом обыденным; не говоря уже о постоянно разряженном воздухе в наполненных энергией девяти континентах. Вход в пещеру наполовину скрыт. Белый Ястреб твердо и легко приземлился у входа, несмотря на свои гигантские размеры. Цин Шуй спрыгнул, держа малышку на руках. Луань Луань легонько похлопала склонившуюся к ней голову Белокрылого Стервятника и засмеялась. Стервятник негромко вскрикнул и взмыл в воздух. Цин Шуй взял в руку ладошку Луань Луань и подошел вплотную к высоким воротам. Только очень внимательный прохожий да пролетающие мимо Летающие Монстры смогли бы заметить этот припрятанный вход; никто бы и не распознал эту маленькую выступающую точку посреди огромных и бесконечных скал и гор. Пещера была тускло освещена, хотя на потолках были Световые Камни высочайшего качества, сверкавшие как легендарная светящаяся жемчужина. Поверни выключатель, и интерьер будет выглядеть как гигантский зал. Если быть точным, пещера внутри была не такой большой по сравнению с Пещерой Тысячи Будд – меньше половины. Четыре десятиметровые балки поддерживали потолок пещеры, будто Небесные Столпы. Время от времени птицы пролетали по просторному залу. Цин Шуй даже приметил небольшого ящера среди них. Точки птичьего помета усыпали пол. Казалось, что птицы и ящероподобные дикие звери населяли эту пещеру. «Папа, тут так весело играть. Можно найти много яиц», заметила Луань Луань, глазами пробегая по расщелинам в каменных стенах, ища птичьи гнезда. Цин Шуя тронуло то, что малышка считала весельем собирание яиц. Что же это за место? Как здесь мог оказаться гигантский зал, в такой неприметной скале – может быть, это гробница? Цин Шуй разглядывал окружающие его предметы. Он не заметил ничего особенного, ни статуй, которые упоминала Луань Луань, даже обрыскав всю пещеру во второй раз. «Луань Луань, а где тот крепкий мужчина, про которого ты рассказывала? Что-то я его не вижу», Цин Шуй наблюдал, как малышка развлекалась, бросая камушки в вероятное место птичьего гнезда. Казалось, ей совершенно не скучно. «Ой, он тута», - пальчиком показала девочка на каменную стену. Обратив внимание на то, что Цин Шуй стоит как вкопанный, Луань Луань подскочила радостно и нажала на маленький гладкий каменный столб, выдававшийся в стене. Дверь со скрежетом открылась перед Цин Шуем. Пространство внутри было намного меньше зала, размером с три комнаты, хотя высота была такой же, как и в холле. Из темноты выступили очертания огромной статуи, которую упоминала Луань Луань. Ее размер был сопоставим с размером статуй Будды в Пещере Тысячи Будд. У нее было доброжелательное выражение лица, одета статуя была в знакомое Цин Шую даосское одеяние. Огромный величественный тигр возлегал у его ног. Должно быть, это и был тот большой спящий парень, о котором говорила Луань Луань. Что поразило Цин Шуя, так это властное присутствие, которое излучала гигантская даосская статуя. Цин Шуй был в замешательстве. Что это? Божественное Создание? Цин Шуй увидел, что Луань Луань было неуютно, он предположил, что присутствие можно было ощутить только человеку с усиленными навыками. Маленький ребенок вроде Луань Луань не будет способен почувствовать их. Цин Шуй сделал вперед три шага и почувствовал непреодолимое ощущение присутствия, открывающегося перед ним. Возникло ощущение, что все его кости сдавило, еще больше погружая Цин Шуй в догадки по поводу природы этой статуи. На девяти континентах не было божества; так называемое божество было бойцом, который прошел культивацию до определенного уровня скромности и божественности. Цин Шуй сделал каких-то десять шагов, но чувствовал себя без сил. Треск его костей был отчетливо слышен. И это после того, как он достиг Четвертой Волны Древней Техники Усиления! Если бы не она, его бы давно раскрошило на кусочки. Древняя Техника Усиления автоматически включила свои потоки и циркулировала с большей скоростью; капля золотой росы в его диафрагме быстро завертелась. Цин Шуй теперь полностью полагался на Древнюю Технику Усиления и свою беспрецедентную грубую физическую силу, трансформированную образом Инь-Ян в его сознании, чтобы противостоять каменному давлению статуи. Пот рекой тек с него. Скорость Древней Техники Усиления достигла своего пика. Бам! Пройдя потоком через 69 цикл, Древняя Техника Усиления с легкостью достигла 70-ого уровня! Цин Шуй твердо держался на ногах, обнаружив с удивлением, что капля золотой росы в его диафрагме изменилась в размерах с маленькой фасолины до размера виноградины. Она вращалась, и интенсивный поток Ци Древней Техники Усиления медленно циркулировал внутри. «Я даже не думал, что достигну 70-ого уровня; неужели это из-за давления божества?» улыбнулся Цин Шуй и взглянул на гигантскую статую. Такая жалость, что нельзя больше приблизиться к ней хотя бы на шажок. Цин Шуй вздохнул. Он хотел взглянуть на статую поближе, но казалось, что больше сопротивляться давлению будет невозможно, даже Боевому Королю. «папа, потяни за нее, а то у меня не получается». Цин Шуй увидел, как Луань Луань положила в его ладонь тонкую серебряную цепочку. Другой конец цепочки был за статуей. Цин Шуй потерял дар речь. Он смотрел на эту восхитительную маленькую девочку, которая называла его Папой. Почему она не подтолкнула его к этой статуе? Вместо того чтобы предлагать потянуть за цепочку? Она понимала, что он не сможет подойти близко? Или ей было просто весело тянуть за цепочку? Цин Шуй схватился за тоненькую цепь и с небольшим усилием потянул за нее. Цепочка натянулась, но объект на другом конце ее стоял, как вкопанный. Цин Шуй испугался, что цепь лопнет. «Папа, сильнее!» настаивала на своем Луань Луань. Цин Шуй постепенно увеличивал силу, и до него стало доходить, что цепь очень крепка, а объект на том конце был изрядно тяжел. Он приложил 2000 цзинь силы, и только тогда раздался скрежет тяжелого предмета, передвигаемого по земле. Цин Шуй увидел, что он вытащил какую-то прямоугольную коробку. Он был в шоке. Коробка была небольшой – примерно полтора метра в длину, четверть метра в ширину и всего-то десять сантиметров в высоту! «Почему же она такая тяжелая?» Цин Шуй был по прежнему в изумлении, медленно подтягивая коробку на себя. Он не осмеливался тянуть ее энергичнее – боялся, что цепь лопнет. Девочка не смогла бы ее сдвинуть с места, а он сам просто не смог бы приблизиться к ящику. Такая маленькая вещь была настолько тяжелой. В каменном полу пещеры осталась борозда от ящика! Цин Шуй сгорал от любопытства, что же было в коробке. При ближнем рассмотрении, он заметил слой пыли толщиной в три пальца на крышке. Судя по слою пыли, коробка была очень древней. Опустив растянувшуюся цепь, Цин Шуй увидел, что цепь по-прежнему сияет серебром. Цепочка тонюсенькая с палец младенца смогла вытянуть вещь весом в тысячу килограмм! И хотя она была длинной, она смогла выдержать такую мощную силу. Эта цепь и сама была большой ценностью! Цин Шуй нащупал замок и распахнул крышку. Раздался щелчок. Ящик открылся. Взору Цин Шуя открылся меч – серебристо-белый древний меч метр в длину и десять сантиметров в ширину. Цин Шуй схватил меч. Он был очень тяжелым! Он был сделан из белого изысканного металла, а на его лезвии была гравировка Большой Медведицы. Меч Большой Медведицы!

На следующий день Цин Шуй снова привел Луань Луань в Пещеру Тысячи Будд, чтобы взглянуть на тысячи статуй Золотого Будды; только на этот раз они просто восхищались прекрасными видами.

Прошлой ночью в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй посвятил все свое время практике Третьей Волны и даже достиг удовлетворительного уровня силы, вдохновленный Руками Тысячи Будд.

Когда он впервые попробовал Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны, он чаще использовал только свою брутальную силу. Сейчас же он добавил больше техничности своим движениям. Только благодаря идеальному сочетанию силы и техники, его движения приобрели грозную силу.

Техника без силы были просто формой и показательным выступлением; практиковать боевые искусства без силы было бесполезно, потому что имея большую силу. Можно было побить десятерых, если ты владеешь навыками боевых искусств!

Тот, кто обладает только мускулами, проиграет, встретившись лицом к лицу с более сильным оппонентом или любым человеком, способным искусно использовать свою силу. Предыдущее его исполнение Длани Великого Золотого Будды Девятой Волны было подобно увальню, использующему свою брутальную силу. Соединив Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны с Руками Тысячи Будд, он понял, как эффективно использовать силу.

Цин Шуя проснулся от того, что его ребенок неземной красоты щипала его за нос! Посмотрев на девочку, лицо которой было так великолепно в таком малом возрасте, Цин Шуй почесал нос, задумавшись, а будет ли еще такая красота на девяти континентах в обозримом будущем.

«Луань Луань, ты голодна?»

Цин Шуй улыбнулся девочке, лежавшей у него на руках.

Покормив ребенка, Цин Шуй еще раз привел ее к тысячам статуй Золотого Будды, чтоб взглянуть на них в последний раз перед отъездом.

«Луань Луань, а ты всегда играла с Ху Ху и остальными в Горах Цан Лан?» спросил Цин Шуй. Выйдя из Пещеры Тысячи Будд, Цин Шуй шагал по окрестностям Гор Цан Лан.

Горы Цан Лан были известны как хребет Страны Цан Лан – эти извилистые горы не только делили страну на две половины, они практически простирались по всей ее длине. Они также соединялись с печально известными и опасными Горами Великого Зверя девяти континентов.

«Да, я всегда катаюсь на Ху Ху. Иногда с Бай Баем и Сереньким не так весело», ответила Луань Луань, хлопая ресницами своих огромных прелестных глаз. Она прыгала вокруг, играясь, тянула и толкала Цин Шуя.

«Весело играть в горах? Где ты обычно играешь?» - ему ничего не приходило на ум, поэтому Цин Шуй решил поболтать с девчушкой и поближе с ней познакомиться.

«Очень весело! Особенно в той пещере, ага, там еще такие большие люди, лысые, но с волосами, один там такой был, и еще там один такой, лежал все время… пещера на той стороне горы, не так-то легко ее отыскать; если бы не Бай Бай, мы бы ее никогда не наши… там еще яйца внутри всякие…» бормотала Луань Луань.

Цин Шуй понимал, что мысли ребенка были очень необычными, они прыгали от одной детали к другой, как у любой женщины. Однако любопытство Цин Шуя только росло; даже высокая статуя стала еще более загадочной после описания Луань Луань.

«Луань Луань, а мы можем пойти посмотреть?! Цин Шуй чувствовал себя так, будто пытался обмануть ребенка.

«Хорошо, я попрошу Бай Бая отнести нас туда».

Цин Шуй держал Луань Луань на руках и встал на спину Белоснежного Стервятника. Ему было немного стыдно из-за того, что он зависел от этой малышки; как и в Сетке Небесного Меча, когда ему приходилось просить свою богоподобную учительницу, чтобы куда-то полететь.

А ведь они даже были похожи!

Учитывая безумную скорость Летающего Зверя во второй раз, путешествие, занимавшее на земле несколько дней, укладывалось в пару часов быстрого полета. Цин Шуй обнаружил, что на спине парящего Белого Ястреба появляется трещина, как турбина, для перехватывания порывов ветра и увеличения скорости полета.

«папа, смотри, вот оно!»

Цин Шуй посмотрел в том направлении, куда указывала девочка. Это была существенная часть величественной скалы. Невозможно описать внушительность открывшегося пейзажа и пленительных видов этого горного хребта.

В его прошлой жизни горы казались большими и высокими, но по сравнению с тем, что он видел сейчас, это был просто детский сад. Горы более 8 тысяч метров здесь были делом обыденным; не говоря уже о постоянно разряженном воздухе в наполненных энергией девяти континентах.

Вход в пещеру наполовину скрыт. Белый Ястреб твердо и легко приземлился у входа, несмотря на свои гигантские размеры. Цин Шуй спрыгнул, держа малышку на руках.

Луань Луань легонько похлопала склонившуюся к ней голову Белокрылого Стервятника и засмеялась.

Стервятник негромко вскрикнул и взмыл в воздух.

Цин Шуй взял в руку ладошку Луань Луань и подошел вплотную к высоким воротам. Только очень внимательный прохожий да пролетающие мимо Летающие Монстры смогли бы заметить этот припрятанный вход; никто бы и не распознал эту маленькую выступающую точку посреди огромных и бесконечных скал и гор.

Пещера была тускло освещена, хотя на потолках были Световые Камни высочайшего качества, сверкавшие как легендарная светящаяся жемчужина. Поверни выключатель, и интерьер будет выглядеть как гигантский зал.

Если быть точным, пещера внутри была не такой большой по сравнению с Пещерой Тысячи Будд – меньше половины. Четыре десятиметровые балки поддерживали потолок пещеры, будто Небесные Столпы.

Время от времени птицы пролетали по просторному залу. Цин Шуй даже приметил небольшого ящера среди них. Точки птичьего помета усыпали пол. Казалось, что птицы и ящероподобные дикие звери населяли эту пещеру.

«Папа, тут так весело играть. Можно найти много яиц», заметила Луань Луань, глазами пробегая по расщелинам в каменных стенах, ища птичьи гнезда.

Цин Шуя тронуло то, что малышка считала весельем собирание яиц.

Что же это за место? Как здесь мог оказаться гигантский зал, в такой неприметной скале – может быть, это гробница? Цин Шуй разглядывал окружающие его предметы.

Он не заметил ничего особенного, ни статуй, которые упоминала Луань Луань, даже обрыскав всю пещеру во второй раз.

«Луань Луань, а где тот крепкий мужчина, про которого ты рассказывала? Что-то я его не вижу», Цин Шуй наблюдал, как малышка развлекалась, бросая камушки в вероятное место птичьего гнезда. Казалось, ей совершенно не скучно.

«Ой, он тута», - пальчиком показала девочка на каменную стену.

Обратив внимание на то, что Цин Шуй стоит как вкопанный, Луань Луань подскочила радостно и нажала на маленький гладкий каменный столб, выдававшийся в стене. Дверь со скрежетом открылась перед Цин Шуем.

Пространство внутри было намного меньше зала, размером с три комнаты, хотя высота была такой же, как и в холле. Из темноты выступили очертания огромной статуи, которую упоминала Луань Луань.

Ее размер был сопоставим с размером статуй Будды в Пещере Тысячи Будд. У нее было доброжелательное выражение лица, одета статуя была в знакомое Цин Шую даосское одеяние. Огромный величественный тигр возлегал у его ног. Должно быть, это и был тот большой спящий парень, о котором говорила Луань Луань. Что поразило Цин Шуя, так это властное присутствие, которое излучала гигантская даосская статуя.

Цин Шуй был в замешательстве. Что это? Божественное Создание?

Цин Шуй увидел, что Луань Луань было неуютно, он предположил, что присутствие можно было ощутить только человеку с усиленными навыками. Маленький ребенок вроде Луань Луань не будет способен почувствовать их.

Цин Шуй сделал вперед три шага и почувствовал непреодолимое ощущение присутствия, открывающегося перед ним. Возникло ощущение, что все его кости сдавило, еще больше погружая Цин Шуй в догадки по поводу природы этой статуи.

На девяти континентах не было божества; так называемое божество было бойцом, который прошел культивацию до определенного уровня скромности и божественности.

Цин Шуй сделал каких-то десять шагов, но чувствовал себя без сил. Треск его костей был отчетливо слышен. И это после того, как он достиг Четвертой Волны Древней Техники Усиления! Если бы не она, его бы давно раскрошило на кусочки.

Древняя Техника Усиления автоматически включила свои потоки и циркулировала с большей скоростью; капля золотой росы в его диафрагме быстро завертелась.

Цин Шуй теперь полностью полагался на Древнюю Технику Усиления и свою беспрецедентную грубую физическую силу, трансформированную образом Инь-Ян в его сознании, чтобы противостоять каменному давлению статуи.

Пот рекой тек с него. Скорость Древней Техники Усиления достигла своего пика.

Бам!

Пройдя потоком через 69 цикл, Древняя Техника Усиления с легкостью достигла 70-ого уровня!

Цин Шуй твердо держался на ногах, обнаружив с удивлением, что капля золотой росы в его диафрагме изменилась в размерах с маленькой фасолины до размера виноградины. Она вращалась, и интенсивный поток Ци Древней Техники Усиления медленно циркулировал внутри.

«Я даже не думал, что достигну 70-ого уровня; неужели это из-за давления божества?» улыбнулся Цин Шуй и взглянул на гигантскую статую. Такая жалость, что нельзя больше приблизиться к ней хотя бы на шажок.

Цин Шуй вздохнул. Он хотел взглянуть на статую поближе, но казалось, что больше сопротивляться давлению будет невозможно, даже Боевому Королю.

«папа, потяни за нее, а то у меня не получается».

Цин Шуй увидел, как Луань Луань положила в его ладонь тонкую серебряную цепочку. Другой конец цепочки был за статуей.

Цин Шуй потерял дар речь. Он смотрел на эту восхитительную маленькую девочку, которая называла его Папой. Почему она не подтолкнула его к этой статуе? Вместо того чтобы предлагать потянуть за цепочку? Она понимала, что он не сможет подойти близко? Или ей было просто весело тянуть за цепочку?

Цин Шуй схватился за тоненькую цепь и с небольшим усилием потянул за нее. Цепочка натянулась, но объект на другом конце ее стоял, как вкопанный. Цин Шуй испугался, что цепь лопнет.

«Папа, сильнее!» настаивала на своем Луань Луань.

Цин Шуй постепенно увеличивал силу, и до него стало доходить, что цепь очень крепка, а объект на том конце был изрядно тяжел. Он приложил 2000 цзинь силы, и только тогда раздался скрежет тяжелого предмета, передвигаемого по земле.

Цин Шуй увидел, что он вытащил какую-то прямоугольную коробку. Он был в шоке. Коробка была небольшой – примерно полтора метра в длину, четверть метра в ширину и всего-то десять сантиметров в высоту!

«Почему же она такая тяжелая?» Цин Шуй был по прежнему в изумлении, медленно подтягивая коробку на себя. Он не осмеливался тянуть ее энергичнее – боялся, что цепь лопнет. Девочка не смогла бы ее сдвинуть с места, а он сам просто не смог бы приблизиться к ящику.

Такая маленькая вещь была настолько тяжелой. В каменном полу пещеры осталась борозда от ящика! Цин Шуй сгорал от любопытства, что же было в коробке.

При ближнем рассмотрении, он заметил слой пыли толщиной в три пальца на крышке. Судя по слою пыли, коробка была очень древней. Опустив растянувшуюся цепь, Цин Шуй увидел, что цепь по-прежнему сияет серебром. Цепочка тонюсенькая с палец младенца смогла вытянуть вещь весом в тысячу килограмм! И хотя она была длинной, она смогла выдержать такую мощную силу. Эта цепь и сама была большой ценностью!

Цин Шуй нащупал замок и распахнул крышку.

Раздался щелчок.

Ящик открылся. Взору Цин Шуя открылся меч – серебристо-белый древний меч метр в длину и десять сантиметров в ширину. Цин Шуй схватил меч. Он был очень тяжелым!

Он был сделан из белого изысканного металла, а на его лезвии была гравировка Большой Медведицы.

Меч Большой Медведицы!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава