Глава - 187:
Предыдущая глава
Следующая глава
«Учитель, секты на соревнованиях одни и те же? В чем они соревнуются?» спросил Цин Шуй, отвернувшись от игривого взгляда Ие Цзянъэ и обняв Луань Луань, вихрем налетевшую на него. «Они все могущественные секты и кланы Страны Цан Лан. Обычно пока у них есть власть, они объединяются и обмениваются. Изначально это были дискуссии и простые обмены. Но со временем это превратилось в соревнование. Однако есть ограничения по количество сект, допускаемых до участия. Большинство участников это секты и кланы, которые привозят молодежь для учебы». Сделав небольшую паузу, Ие Цзянъэ продолжила: «Обычно соревновались только чуть больше десяти сект. Все они – самые влиятельные в Стране Цан Лан. Например, Долина Страстного Аромата, Секта Радостного Леса, Секта Гигантского Меча, Корпус Единственного Меча, Клан Ло Серебряного Копья…» Цин Шуй тихонечко записывал названия, но услышав названия Долина Страстного Аромата и Секта Радостного Леса, он не мог не удивиться. Непроизвольно спросил: «Откуда они берут такие имена? Такие странные». «В Долине Страстного Аромата посреди года всегда разливается аромат горящего ладана. Чтобы соответствовать этому, секта, расположенная там, поменяла свое название», Ие несла малышку на руках, шагая рядом с Цин Шуем к главному холлу. «А радостная секта и Секта Радостного леса? У них почему такие названия?» с любопытством смотрел Цин Шуй на Ие Цзянъэ. «Ты вообще ничего не знаешь или только притворяешься? Разве ты не знал, что означает слово Радостный (合欢)?» прекрасное лицо Ие Цзянъэ закраснелось от гнева, она ускорила шаг, оставив Цин Шуя глупо стоять за своей спиной. Цин Шуй был поражен ее красотой, которую подчеркивала и обнажала красота ее щек. Все еще находясь под покровом гипноза, Цин Шуй нахально сказал: «Это слово означает «культивацию дуэта» между мужчиной и женщиной?» «Пфф, ты специально это делаешь», Ие пустилась в бегство, не поворачивая головы. «Да не специально я. Я просто интересуюсь. Но это правда? Двойная культивация. Разве эти священные тексты не самые сильные методики культивации? А у нас они есть?» Ие Цзянъэ неожиданно засмеялась, услышав первое предложение, но не успел он закончить свои слова, она спешно прикрыла ему рот своей ладошкой. Цин Шуй незамедлительно воспользовался шансов понюхать ее ладони, почувствовав легкий аромат, похожий на аромат орхидей. Он широко раскрыл глаза, как бы впитывая в себя восхитительное сияние красоты Ие Цзянъэ, ощущая мягкость ее белых ладоней, прижавшихся к его губам. Цин Шуй автоматически высунул язык и легонько лизнул внутреннюю поверхность ладони Ие. Она начала хватать воздух ртом от шока, немедленно одернув руку в панике и легонько шлепнув Цин Шуя по голове. Луань Луань громко расхохоталась. Вся эта суета не ускользнула от ее цепкого взгляда. Продолжая хихикать, она дразнила Цин Шуя: «Папа непослушный. Папу нашлепали!» Прибыв на туманную вершину, Луань Луань будто принесла жизнь. Куда бы она ни шла, она была окружена смехом. Ие Цзянъэ вела себя так, словно она вложила в эту маленькую родственницу всю свою надежду, она не могла нарадоваться на Луань Луань. «Учитель, Луань Луань последует за мной или за вами в ее культивации?» Цин Шуй чувствовал, что если Луань Луань последует за ним в формировании физического тела, это поможет ей увеличить продолжительность жизни. Подумав немного, Ие Цзянъэ ответила: «Я думаю, будет лучше, если ты возьмешься ее обучать». Время текло, Цин Шуй и шагу не сделал с Вершины Облака Тумана. Сплетни ходили по секте, только его они не волновали. Для него это было всего лишь чепуха, которую распространяли неумные люди. На пятый день в горах появились первые посетители. Те члены секты, кто отвечал за встречу гостей, организовали им место на других незанятых вершинах. Цин Шуй время от времени приводил малышку посмотреть на них. Одним вечером прибыла команда из более чем двадцати участников. Что привлекло внимание Цин Шуя, так это то, что у каждого с собой был гигантский меч. Каждый меч был около полутора метров в длину, двадцать сантиметров в ширину. Они казались ужасно неуклюжими и трудными в обращении. Секта Гигантского Меча. Цин Шуй сделал вывод, что это были представители Секты Гигантского Меча. Как только они появились, Цин Шуй сразу же вспомнил того парня из Клана Ху, который подрался с ним за Магический Плод Силы, а также Старшего Ху из Секты Гигантского Меча. Гости прибывали бесконечным потоком, было много красивых людей в толпе. Цин Шуй не моргая смотрел на разных красивых девушек. Там были и высокие, и низкие, и с формами, и худенькие. Что касается мужчин, он немедленно устранил их из поля своего зрения, потому что ни один из молодых не был сильнее или хотя бы равной с ним силы. По крайней мере, таких в Стране Цан Лан не было совсем. Поэтому он не беспокоился и с удовольствием проводил время, разглядывая красивых девчонок. В спешке прошел целый день. Цин Шуй и его малышка сидели верхом на белокрылом кондоре, возвращаясь на вершину Облака Тумана. К счастью, теперь кондор мог спокойно влетать и покидать территорию Секты Небесного Меча, что существенно облегчало жизнь Цин Шуй. На шестой день Цин Шуй стоял на вершине Секты небесного меча и разглядывал людей из других сект. Его острые чувство давали ему немыслимые способности. Особенно после того, как Плод Возможностей поднял его духовные чувства на новый уровень, Цин Шуй использовал свою способность беспрепятственно видеть и слышать все и всех на большом расстоянии. Чудесное было ощущение. «Как давно ты вернулся? Забыл обо мне?» мелодичный голос вернул Цин Шуя к реальности. Он улыбнулся, увидев Вэньжэнь У-Шуан. Несмотря на то, что они не виделись полгода, ее беспрецедентная красота по-прежнему трогала его за душу. Однако на этот раз нотка жалости появилась в его душе. «Чепуха, я никогда не забуду свою маленькую Шуаншуан. Ты же моя будущая жена. Просто у нас не было свадебной церемонии. Даже не надейся, что я тебя забуду», Сказав это, Цин Шуй подошел к Вэньжэнь У-Шуан. Он решил, что применит к ней новую тактику. Он будет вести себя как можно отвратительнее, обычно это приносило невообразимо положительный результат. Вэньжэнь У-Шуан: «…» Вэньжэнь У-Шуан улыбалась, краска постепенно заливала ее лицо. Она не знала, как реагировать на новое интимное прозвище, которым Цин Шуй назвал ее чуть раньше. Она чувствовала что-то среднее между радостью и беспомощностью. «Эта маленькая девочка…» Цин Шуй потерял дар речи. «Другие меня не знают, но ты-то должна. В любом случае, как у меня могла появиться такая большая дочь?» разочарованно протянул Цин Шуй, не скрывая эмоций на лице. И это выражение лица заставило Вэньжэнь У-Шуан расхохотаться. «Вэньжэнь У-Шуан, пойдем, посмотрим на гостей», Цин Шуй потянул ее за собой. Гневно посмотрев на Цин Шуя, Вэньжэнь У-Шуан с удовольствием позволила ему, нисколько не сопротивляясь. Цин Шуй еще раз взглянул вниз на горную тропу. В этот момент там стояло около десяти молодых культиваторов, парни и девушки. Девушки все были одеты в нарядные одежды, их туго сидящие платья обтягивали их прекрасные фигуры, которые излучали грандиозное очарование каждым своим движением. Их полные круглые попки покачивались на каждом шагу, наполненные дьявольски соблазнительной грацией. «У-Шуан, из какой секты эта группа?» поинтересовался Цин Шуй. «Секта Радостного Леса и Секта Радости», мягко ответила У-Шуан. Он не получил внятного ответа об этих ребятах от своей учительницы. Сейчас у него был шанс, и он не собирался его упускать. К его удивлению, все девушки были высший класс, особенно их фигуры. Они были чарующе прекрасны, в то время как парни были мускулисты и привлекательны. Цин Шуй зачарованно смотрел на У-Шуан. «Почему их так называют?» Вэньжэнь У-Шуан густо покраснела и ничего не сказала. Почувствовав на себе взгляд Цин Шуя, юная и невинная Вэньжэнь У-Шуан не знала, как солгать ему, поэтому небрежно ответила: «Не знаю!» «Малышка Шуаншуан, ты такая непослушная! Лучше скажи. Если не скажешь, твой хозяин не против снова отравить твою жизнь», шутливо пригрозил он. Он обожал видеть выражение ее небесно прекрасного лица. «Ты напрашиваешься на тумаки!» застенчиво воскликнула У-Шуан. «Да, правда, я не имею понятия», Цин Шуй схватил ее за другую руку и приблизился к ее лицу. Обе ее руки лежали в его ладонях. «Ну ладно, слушай. Секта Радости лежит в глубине Радостного Леса. Раньше его так не называли. Просто многие ученики из этой секты любили часто заниматься лю… любыми поисками радости, поэтому и лес так назвали - Радостным. Вот поэтому Радостный Лес стал местом проживания Секты Радости, поэтому и чужаков туда не пускают». Цин Шуй пристально смотрела на застеснявшуюся Вэньжэнь У-Шуан. Какая драма разворачивалась в Секте Радости. Самый обычный лес превратили в место, где ученики занимались публичным сексом….

«Учитель, секты на соревнованиях одни и те же? В чем они соревнуются?» спросил Цин Шуй, отвернувшись от игривого взгляда Ие Цзянъэ и обняв Луань Луань, вихрем налетевшую на него.

«Они все могущественные секты и кланы Страны Цан Лан. Обычно пока у них есть власть, они объединяются и обмениваются. Изначально это были дискуссии и простые обмены. Но со временем это превратилось в соревнование. Однако есть ограничения по количество сект, допускаемых до участия. Большинство участников это секты и кланы, которые привозят молодежь для учебы».

Сделав небольшую паузу, Ие Цзянъэ продолжила:

«Обычно соревновались только чуть больше десяти сект. Все они – самые влиятельные в Стране Цан Лан. Например, Долина Страстного Аромата, Секта Радостного Леса, Секта Гигантского Меча, Корпус Единственного Меча, Клан Ло Серебряного Копья…»

Цин Шуй тихонечко записывал названия, но услышав названия Долина Страстного Аромата и Секта Радостного Леса, он не мог не удивиться. Непроизвольно спросил: «Откуда они берут такие имена? Такие странные».

«В Долине Страстного Аромата посреди года всегда разливается аромат горящего ладана. Чтобы соответствовать этому, секта, расположенная там, поменяла свое название», Ие несла малышку на руках, шагая рядом с Цин Шуем к главному холлу.

«А радостная секта и Секта Радостного леса? У них почему такие названия?» с любопытством смотрел Цин Шуй на Ие Цзянъэ.

«Ты вообще ничего не знаешь или только притворяешься? Разве ты не знал, что означает слово Радостный (合欢)?» прекрасное лицо Ие Цзянъэ закраснелось от гнева, она ускорила шаг, оставив Цин Шуя глупо стоять за своей спиной.

Цин Шуй был поражен ее красотой, которую подчеркивала и обнажала красота ее щек. Все еще находясь под покровом гипноза, Цин Шуй нахально сказал: «Это слово означает «культивацию дуэта» между мужчиной и женщиной?»

«Пфф, ты специально это делаешь», Ие пустилась в бегство, не поворачивая головы.

«Да не специально я. Я просто интересуюсь. Но это правда? Двойная культивация. Разве эти священные тексты не самые сильные методики культивации? А у нас они есть?»

Ие Цзянъэ неожиданно засмеялась, услышав первое предложение, но не успел он закончить свои слова, она спешно прикрыла ему рот своей ладошкой. Цин Шуй незамедлительно воспользовался шансов понюхать ее ладони, почувствовав легкий аромат, похожий на аромат орхидей. Он широко раскрыл глаза, как бы впитывая в себя восхитительное сияние красоты Ие Цзянъэ, ощущая мягкость ее белых ладоней, прижавшихся к его губам.

Цин Шуй автоматически высунул язык и легонько лизнул внутреннюю поверхность ладони Ие. Она начала хватать воздух ртом от шока, немедленно одернув руку в панике и легонько шлепнув Цин Шуя по голове.

Луань Луань громко расхохоталась. Вся эта суета не ускользнула от ее цепкого взгляда. Продолжая хихикать, она дразнила Цин Шуя:

«Папа непослушный. Папу нашлепали!»

Прибыв на туманную вершину, Луань Луань будто принесла жизнь. Куда бы она ни шла, она была окружена смехом. Ие Цзянъэ вела себя так, словно она вложила в эту маленькую родственницу всю свою надежду, она не могла нарадоваться на Луань Луань.

«Учитель, Луань Луань последует за мной или за вами в ее культивации?» Цин Шуй чувствовал, что если Луань Луань последует за ним в формировании физического тела, это поможет ей увеличить продолжительность жизни.

Подумав немного, Ие Цзянъэ ответила: «Я думаю, будет лучше, если ты возьмешься ее обучать».

Время текло, Цин Шуй и шагу не сделал с Вершины Облака Тумана. Сплетни ходили по секте, только его они не волновали. Для него это было всего лишь чепуха, которую распространяли неумные люди.

На пятый день в горах появились первые посетители. Те члены секты, кто отвечал за встречу гостей, организовали им место на других незанятых вершинах. Цин Шуй время от времени приводил малышку посмотреть на них.

Одним вечером прибыла команда из более чем двадцати участников. Что привлекло внимание Цин Шуя, так это то, что у каждого с собой был гигантский меч. Каждый меч был около полутора метров в длину, двадцать сантиметров в ширину. Они казались ужасно неуклюжими и трудными в обращении.

Секта Гигантского Меча. Цин Шуй сделал вывод, что это были представители Секты Гигантского Меча. Как только они появились, Цин Шуй сразу же вспомнил того парня из Клана Ху, который подрался с ним за Магический Плод Силы, а также Старшего Ху из Секты Гигантского Меча.

Гости прибывали бесконечным потоком, было много красивых людей в толпе. Цин Шуй не моргая смотрел на разных красивых девушек. Там были и высокие, и низкие, и с формами, и худенькие. Что касается мужчин, он немедленно устранил их из поля своего зрения, потому что ни один из молодых не был сильнее или хотя бы равной с ним силы. По крайней мере, таких в Стране Цан Лан не было совсем. Поэтому он не беспокоился и с удовольствием проводил время, разглядывая красивых девчонок.

В спешке прошел целый день. Цин Шуй и его малышка сидели верхом на белокрылом кондоре, возвращаясь на вершину Облака Тумана. К счастью, теперь кондор мог спокойно влетать и покидать территорию Секты Небесного Меча, что существенно облегчало жизнь Цин Шуй.

На шестой день Цин Шуй стоял на вершине Секты небесного меча и разглядывал людей из других сект. Его острые чувство давали ему немыслимые способности. Особенно после того, как Плод Возможностей поднял его духовные чувства на новый уровень, Цин Шуй использовал свою способность беспрепятственно видеть и слышать все и всех на большом расстоянии. Чудесное было ощущение.

«Как давно ты вернулся? Забыл обо мне?» мелодичный голос вернул Цин Шуя к реальности. Он улыбнулся, увидев Вэньжэнь У-Шуан. Несмотря на то, что они не виделись полгода, ее беспрецедентная красота по-прежнему трогала его за душу. Однако на этот раз нотка жалости появилась в его душе.

«Чепуха, я никогда не забуду свою маленькую Шуаншуан. Ты же моя будущая жена. Просто у нас не было свадебной церемонии. Даже не надейся, что я тебя забуду»,

Сказав это, Цин Шуй подошел к Вэньжэнь У-Шуан. Он решил, что применит к ней новую тактику. Он будет вести себя как можно отвратительнее, обычно это приносило невообразимо положительный результат.

Вэньжэнь У-Шуан: «…»

Вэньжэнь У-Шуан улыбалась, краска постепенно заливала ее лицо. Она не знала, как реагировать на новое интимное прозвище, которым Цин Шуй назвал ее чуть раньше. Она чувствовала что-то среднее между радостью и беспомощностью.

«Эта маленькая девочка…»

Цин Шуй потерял дар речи.

«Другие меня не знают, но ты-то должна. В любом случае, как у меня могла появиться такая большая дочь?» разочарованно протянул Цин Шуй, не скрывая эмоций на лице.

И это выражение лица заставило Вэньжэнь У-Шуан расхохотаться.

«Вэньжэнь У-Шуан, пойдем, посмотрим на гостей», Цин Шуй потянул ее за собой.

Гневно посмотрев на Цин Шуя, Вэньжэнь У-Шуан с удовольствием позволила ему, нисколько не сопротивляясь.

Цин Шуй еще раз взглянул вниз на горную тропу. В этот момент там стояло около десяти молодых культиваторов, парни и девушки. Девушки все были одеты в нарядные одежды, их туго сидящие платья обтягивали их прекрасные фигуры, которые излучали грандиозное очарование каждым своим движением. Их полные круглые попки покачивались на каждом шагу, наполненные дьявольски соблазнительной грацией.

«У-Шуан, из какой секты эта группа?» поинтересовался Цин Шуй.

«Секта Радостного Леса и Секта Радости», мягко ответила У-Шуан.

Он не получил внятного ответа об этих ребятах от своей учительницы. Сейчас у него был шанс, и он не собирался его упускать.

К его удивлению, все девушки были высший класс, особенно их фигуры. Они были чарующе прекрасны, в то время как парни были мускулисты и привлекательны.

Цин Шуй зачарованно смотрел на У-Шуан.

«Почему их так называют?»

Вэньжэнь У-Шуан густо покраснела и ничего не сказала. Почувствовав на себе взгляд Цин Шуя, юная и невинная Вэньжэнь У-Шуан не знала, как солгать ему, поэтому небрежно ответила: «Не знаю!»

«Малышка Шуаншуан, ты такая непослушная! Лучше скажи. Если не скажешь, твой хозяин не против снова отравить твою жизнь», шутливо пригрозил он. Он обожал видеть выражение ее небесно прекрасного лица.

«Ты напрашиваешься на тумаки!» застенчиво воскликнула У-Шуан.

«Да, правда, я не имею понятия», Цин Шуй схватил ее за другую руку и приблизился к ее лицу. Обе ее руки лежали в его ладонях.

«Ну ладно, слушай. Секта Радости лежит в глубине Радостного Леса. Раньше его так не называли. Просто многие ученики из этой секты любили часто заниматься лю… любыми поисками радости, поэтому и лес так назвали - Радостным. Вот поэтому Радостный Лес стал местом проживания Секты Радости, поэтому и чужаков туда не пускают».

Цин Шуй пристально смотрела на застеснявшуюся Вэньжэнь У-Шуан. Какая драма разворачивалась в Секте Радости. Самый обычный лес превратили в место, где ученики занимались публичным сексом….

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава