X
X
Глава - 197: Даже бессмертные не устоят Чжу Цин
Предыдущая глава
Следующая глава
Цин Шуй продолжил практику формы медведя, а малышка радостно смотрела на него снаружи. Малышка хихикала, а Ие Цзянъэ внимательно смотрела за каждым движением Цин Шуя. Она понимала, что ее сила не сравнится с силой человека, который когда-то был ее учеником. Казалось, что секретам его не было числа. Чем больше она узнавала его, тем более загадочным он ей казался. Казалось, он преуспевал без чьей-либо помощи. Может быть, у него был какой-то мистический учитель, которого просто рядом с ним не было? А может, прогресса можно было достичь, изучая книги по культивации? Разве можно было познать суть, всего лишь тщательно изучая литературу? Казалось, что он понимал все: медицину, приготовление отваров, боевые навыки, и даже кулинарное искусство. В каждой категории он добивался мастерства, заставляя других смотреть на него с уважением. Что за человек он был? Его рост был невероятным. В будущем он должен был стать самым могущественным героем на земле девяти континентов. Может, это даже не займет у него много времени. Казалось, что и малышку благословила удача. С его любовью и заботой, возможно, ее проблему можно будет решить в будущем. Снег прекратился. Утром Цин Шуй вышел прогуляться вокруг Горы Небесного Меча в одиночестве и полюбоваться красотами гор. Цин Шую были не знакомы сантименты, но ему нравилось смотреть на величественные виды и пейзажи, бесконечный горизонт, широкое звездное небо, высокие могучие горы, бескрайние мрачные моря и бурные реки. Эти виды давали ему ощущение, что и его личные горизонты расширялись. Как будто небо, которое видит лягушка, находящаяся внутри колодца, резко становилось огромным, стоило ей покинуть колодец. Он шел и любовался широтой белизны гор Небесного Меча. Он шагал грациозной походкой... Каждый шаг его был длиной в пять метров. Он уже привык к этому, ему нравилась эта спешка. Вот что он называл странствием. Только это и стоило называть настоящим странствием. Очнувшись от сна, Цин Шуй обнаружил, что стоит у скрытого входа в пещеру, секретную пещеру, где он случайно подглядел за Третьей Боевой Тетушкой Чжу Цин. Почувствовав что-то подозрительное, он обернулся и обнаружил, что рядом с ним стоит Чжу Цин и пристально смотрит. Неожиданная встреча с этой женщиной вернула его в сознание. «Здравствуйте, Третья Боевая Тетушка!» «Почему ты здесь, Цин Шуй?» - с удивлением смотрела на него Чжу Цин. «Я хотел полюбоваться горами в снегу, поэтому просто бесцельно гулял тут и случайно оказался в этом месте. А вы, почему здесь, Третья Боевая Тетушка?» - по сути Цин Шуй говорил абсолютную правду, но вопрос, последовавший за его объяснением, потребовал от него большой смелости. «Это мое личное место отдыха. Пойдем, отдохнем вместе. Нам есть что обсудить!» - сказала Чжу Цин, приглашая Цин Шуя войти. Цин Шуй тщетно пытался выдумать предлог, чтобы уйти, но Чжу Цин не дала ему такой возможности. Не попрощавшись, он уйти не мог, это бы выдало чувство вины, которое он испытывал. Собравшись с духом, Цин Шуй снова вошел в пещеру. Наконец, он смог побывать в этом месте по хорошей причине. Пещера была ни высока, ни велика, длиной и шириной около пятидесяти метров. Было много камней, которые закрывали вид. Оглядевшись вокруг, он заметил, что здесь довольно чисто и нет и следа дьявольски чудовищ. Когда Цин Шуй снова заметил кровать, роскошная Чжу Цин уже сидела на ее краю. Он не мог удержаться от воспоминаний о том, как два прекрасных белоснежных тела слились друг с другом в экстазе. Даже шелковая грудь и нефритовые ноги третей боевой тетушки пронзили снова его сознание. Он поднял голову и увидел улыбку на лице Чжу Цин. Улыбка эта наводила на размышления! Она поднялась, чтобы, как ни в чем не бывало зажечь фиолетовую лампадку. Лампадка в палец толщиной источала сладкий экзотический аромат. Запах был приятный. Еле заметный дымок кружился, поднимаясь и исчезая в воздухе. «Садись же, или ты боишься, что я тебя съем?» - нежно сказала Чжу Цин, садясь на кровать и похлопав ладонью рядом с собой. Цин Шуй вдруг понял, как прекрасна Чжу Цин. Более того, у него возникло непреодолимое желание подойти и обнять ее, но он немедленно подавил это желание. Его взгляд упал на белоснежную постель. Она была новенькой. Почему здесь только боевая тетушка Чжу Цин? А где другая женщина? Цин Шуй с недовольством ощутил, как низок уровень самоконтроля у него сегодня. Третья боевая тетушка Чжу Цин была роскошной, зрелой, как медовый персик. Ее хорошо сложенное тело имело округлости в нужных местах, и не имело ни капли лишнего там, где этого быть не должно было. Ее обнаженное тело так и мелькало в мыслях Цин Шуя. Он как наяву слышал стоны экстаза, они непрерывно звенели в его ушах. Цин Шуй ощутил желание особенно остро, он даже бессознательно приближался к кровати. В этот момент она скинула одежды. И вот она стояла, абсолютно обнаженная, прямо перед ним. Ее белоснежное тело предстало перед его взором. Слегка дрожащая грудь была полна и упруга, ее талия была стройной, а бедра широки. Вид ее округлостей немедленно убил все здравомыслие Цин Шуя. Ее обнаженное тело было как масло в огне Цин Шуя. Не в силах больше терпеть, он заключил эту восхитительную женщину в свои объятия. Одежда с его тела быстро слетела на пол! Каждая частичка тела Чжу Цин поражала Цин Шуя своей красотой, особенно розовые альвеолы ее груди, которые Цин Шуй страстно целовал. Она испытывала отвращение к мужчинам, но не могла даже пошевелиться. Увидев большой эрегированный член Цин Шуя, она напугалась и побледнела. Цин Шуй еще никогда не горел от желания так, как сегодня. Когда он увидел горящий фимиам, у него в подсознании мелькнула мысли, но раздвинув эти белоснежные стройные ноги и войдя в нее всем свои горящим орудием, он понял, что все идет как надо! Но вдруг раздался стон боли, глаза Чжу Цин наполнились слезами. Ее прекрасное лицо помрачнело, она испытывала невыносимую боль. Цин Шуй не знал, как себя чувствовать. Третья боевая тетушка оказалась девственницей. Она не просто никогда не была с мужчиной, она их ненавидела. Может быть, у нее был неприятный опыт с незнакомыми мужчинами, когда она была еще маленькой? Цин Шуй прижался к ее телу и почувствовал нефритовую гладкую кожу. Его руки также сжимали огромную грудь Чжу Цин. «Что это за фимиам*? У него такая огромная сила». Цин Шуй встретился глазами с глубокими чарующими глазами Чжу Цин. «Ты догадался? Это фимиам Экстаза, которому даже бессмертные не в силах сопротивляться», грустно сказала Чжу Цин. «Зачем ты делаешь это?» - сердито спросил Цин Шуй. Чжу Цин замолчала. Ни звука не произнесла. Цин Шуй продолжил силой двигаться в ней. Хочешь меня одурманить? Ну, тогда я заставлю тебя почувствовать экстаз. Ее тихие стоны звучали все громче. Может быть, время прошло, и ее боль поутихла? В конце концов, она была культиватором. Постепенно Цин Шуй стал слышать тот знакомый возбужденный стон снова, он стал работать с усиленной энергией. Стоны становились громче. Цин Шуй закрыл глаза, ее лицо порозовело. «Ну, что? Мужчина или женщина лучше?» - мстительно сказал Цин Шуй, с силой внедряясь в нее. «Ах, ты и впрямь все узнал», выдохнула Чжу Цин. Ее глаза излучали необъяснимое очарование. «Если бы не хотела, чтобы другие узнали, ты бы этого не делала. Нет стен, через который не пройдет ветер. Я просто не понимаю, зачем ты это делаешь со мной». Цин Шуй обхватил ее прыгающее вверх и вниз тело. «Я больше не хочу жить, как раньше», неожиданно обняла она его в ответ. Ее тело задергалось с силой, она прижалась к нему. Ее нежные стоны звучали одновременно как плач, и как песня. «Тебе хорошо?» отчаянно крикнул Цин Шуй и прикусил ее сияющее прозрачное ушко. «Я чуть не умерла. Никогда я себя так не чувствовала!» сказала удивленная Чжу Цин. Ей понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя, лицо было полно нежности, как тишина воцаряется после шторма. «Ты так и не признаешься, зачем ты это сделала сегодня?» - наседал на нее Цин Шуй, требуя признания. «Хм!» Цин смотрел на ее раскрасневшееся лицо. «Сегодня это было случайно. Но я давно хотела сделать это. Я не думала, что все так быстро произойдет. Я хотела найти мужчину, потому что не хотела быть собой прежней. Просто когда я смотрю на мужчину и думаю о том, что нужно будет с ним делать, я начинаю чувствовать невыносимое отвращение. Однако я не ненавижу тебя, после своего первого раза», неуверенно сказала она, продолжая наслаждаться физическим удовольствием. «Ах, ты не ненавидишь меня, поэтому ты решила одурманить меня и изнасиловать?» «Что ты такое говоришь? Кто ж так говорит о другом человеке?» Еще раз доставив ей удовольствие, Цин Шуй и сам выпустил свой огонь наружу. Цин Шуй никогда не думал об этом в своем сне. Раньше у него были сны про то, как он покупает женщину, чтобы продвинуться на четвертый уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Сейчас он совершенно случайно разрешил эту проблему. Цин Шую не терпелось проверить, поднялась ли Сфера Вечного Фиолетового Нефрита на четвертый уровень на самом деле. --------- Фимиам - ароматическая смола, благовоние; вещества, сжигаемые при богослужениях.

Цин Шуй продолжил практику формы медведя, а малышка радостно смотрела на него снаружи. Малышка хихикала, а Ие Цзянъэ внимательно смотрела за каждым движением Цин Шуя. Она понимала, что ее сила не сравнится с силой человека, который когда-то был ее учеником.

Казалось, что секретам его не было числа. Чем больше она узнавала его, тем более загадочным он ей казался. Казалось, он преуспевал без чьей-либо помощи. Может быть, у него был какой-то мистический учитель, которого просто рядом с ним не было? А может, прогресса можно было достичь, изучая книги по культивации?

Разве можно было познать суть, всего лишь тщательно изучая литературу? Казалось, что он понимал все: медицину, приготовление отваров, боевые навыки, и даже кулинарное искусство. В каждой категории он добивался мастерства, заставляя других смотреть на него с уважением.

Что за человек он был? Его рост был невероятным. В будущем он должен был стать самым могущественным героем на земле девяти континентов. Может, это даже не займет у него много времени.

Казалось, что и малышку благословила удача. С его любовью и заботой, возможно, ее проблему можно будет решить в будущем.

Снег прекратился. Утром Цин Шуй вышел прогуляться вокруг Горы Небесного Меча в одиночестве и полюбоваться красотами гор. Цин Шую были не знакомы сантименты, но ему нравилось смотреть на величественные виды и пейзажи, бесконечный горизонт, широкое звездное небо, высокие могучие горы, бескрайние мрачные моря и бурные реки. Эти виды давали ему ощущение, что и его личные горизонты расширялись. Как будто небо, которое видит лягушка, находящаяся внутри колодца, резко становилось огромным, стоило ей покинуть колодец.

Он шел и любовался широтой белизны гор Небесного Меча. Он шагал грациозной походкой... Каждый шаг его был длиной в пять метров. Он уже привык к этому, ему нравилась эта спешка. Вот что он называл странствием. Только это и стоило называть настоящим странствием.

Очнувшись от сна, Цин Шуй обнаружил, что стоит у скрытого входа в пещеру, секретную пещеру, где он случайно подглядел за Третьей Боевой Тетушкой Чжу Цин.

Почувствовав что-то подозрительное, он обернулся и обнаружил, что рядом с ним стоит Чжу Цин и пристально смотрит. Неожиданная встреча с этой женщиной вернула его в сознание.

«Здравствуйте, Третья Боевая Тетушка!»

«Почему ты здесь, Цин Шуй?» - с удивлением смотрела на него Чжу Цин.

«Я хотел полюбоваться горами в снегу, поэтому просто бесцельно гулял тут и случайно оказался в этом месте. А вы, почему здесь, Третья Боевая Тетушка?» - по сути Цин Шуй говорил абсолютную правду, но вопрос, последовавший за его объяснением, потребовал от него большой смелости.

«Это мое личное место отдыха. Пойдем, отдохнем вместе. Нам есть что обсудить!» - сказала Чжу Цин, приглашая Цин Шуя войти.

Цин Шуй тщетно пытался выдумать предлог, чтобы уйти, но Чжу Цин не дала ему такой возможности. Не попрощавшись, он уйти не мог, это бы выдало чувство вины, которое он испытывал.

Собравшись с духом, Цин Шуй снова вошел в пещеру. Наконец, он смог побывать в этом месте по хорошей причине. Пещера была ни высока, ни велика, длиной и шириной около пятидесяти метров. Было много камней, которые закрывали вид.

Оглядевшись вокруг, он заметил, что здесь довольно чисто и нет и следа дьявольски чудовищ.

Когда Цин Шуй снова заметил кровать, роскошная Чжу Цин уже сидела на ее краю. Он не мог удержаться от воспоминаний о том, как два прекрасных белоснежных тела слились друг с другом в экстазе. Даже шелковая грудь и нефритовые ноги третей боевой тетушки пронзили снова его сознание. Он поднял голову и увидел улыбку на лице Чжу Цин. Улыбка эта наводила на размышления!

Она поднялась, чтобы, как ни в чем не бывало зажечь фиолетовую лампадку. Лампадка в палец толщиной источала сладкий экзотический аромат. Запах был приятный. Еле заметный дымок кружился, поднимаясь и исчезая в воздухе.

«Садись же, или ты боишься, что я тебя съем?» - нежно сказала Чжу Цин, садясь на кровать и похлопав ладонью рядом с собой.

Цин Шуй вдруг понял, как прекрасна Чжу Цин. Более того, у него возникло непреодолимое желание подойти и обнять ее, но он немедленно подавил это желание.

Его взгляд упал на белоснежную постель. Она была новенькой. Почему здесь только боевая тетушка Чжу Цин? А где другая женщина?

Цин Шуй с недовольством ощутил, как низок уровень самоконтроля у него сегодня. Третья боевая тетушка Чжу Цин была роскошной, зрелой, как медовый персик. Ее хорошо сложенное тело имело округлости в нужных местах, и не имело ни капли лишнего там, где этого быть не должно было. Ее обнаженное тело так и мелькало в мыслях Цин Шуя. Он как наяву слышал стоны экстаза, они непрерывно звенели в его ушах.

Цин Шуй ощутил желание особенно остро, он даже бессознательно приближался к кровати. В этот момент она скинула одежды. И вот она стояла, абсолютно обнаженная, прямо перед ним.

Ее белоснежное тело предстало перед его взором. Слегка дрожащая грудь была полна и упруга, ее талия была стройной, а бедра широки. Вид ее округлостей немедленно убил все здравомыслие Цин Шуя.

Ее обнаженное тело было как масло в огне Цин Шуя. Не в силах больше терпеть, он заключил эту восхитительную женщину в свои объятия. Одежда с его тела быстро слетела на пол!

Каждая частичка тела Чжу Цин поражала Цин Шуя своей красотой, особенно розовые альвеолы ее груди, которые Цин Шуй страстно целовал. Она испытывала отвращение к мужчинам, но не могла даже пошевелиться. Увидев большой эрегированный член Цин Шуя, она напугалась и побледнела.

Цин Шуй еще никогда не горел от желания так, как сегодня. Когда он увидел горящий фимиам, у него в подсознании мелькнула мысли, но раздвинув эти белоснежные стройные ноги и войдя в нее всем свои горящим орудием, он понял, что все идет как надо!

Но вдруг раздался стон боли, глаза Чжу Цин наполнились слезами. Ее прекрасное лицо помрачнело, она испытывала невыносимую боль. Цин Шуй не знал, как себя чувствовать. Третья боевая тетушка оказалась девственницей. Она не просто никогда не была с мужчиной, она их ненавидела. Может быть, у нее был неприятный опыт с незнакомыми мужчинами, когда она была еще маленькой?

Цин Шуй прижался к ее телу и почувствовал нефритовую гладкую кожу. Его руки также сжимали огромную грудь Чжу Цин.

«Что это за фимиам*? У него такая огромная сила». Цин Шуй встретился глазами с глубокими чарующими глазами Чжу Цин.

«Ты догадался? Это фимиам Экстаза, которому даже бессмертные не в силах сопротивляться», грустно сказала Чжу Цин.

«Зачем ты делаешь это?» - сердито спросил Цин Шуй.

Чжу Цин замолчала. Ни звука не произнесла.

Цин Шуй продолжил силой двигаться в ней. Хочешь меня одурманить? Ну, тогда я заставлю тебя почувствовать экстаз. Ее тихие стоны звучали все громче. Может быть, время прошло, и ее боль поутихла? В конце концов, она была культиватором.

Постепенно Цин Шуй стал слышать тот знакомый возбужденный стон снова, он стал работать с усиленной энергией. Стоны становились громче. Цин Шуй закрыл глаза, ее лицо порозовело.

«Ну, что? Мужчина или женщина лучше?» - мстительно сказал Цин Шуй, с силой внедряясь в нее.

«Ах, ты и впрямь все узнал», выдохнула Чжу Цин. Ее глаза излучали необъяснимое очарование.

«Если бы не хотела, чтобы другие узнали, ты бы этого не делала. Нет стен, через который не пройдет ветер. Я просто не понимаю, зачем ты это делаешь со мной». Цин Шуй обхватил ее прыгающее вверх и вниз тело.

«Я больше не хочу жить, как раньше», неожиданно обняла она его в ответ. Ее тело задергалось с силой, она прижалась к нему. Ее нежные стоны звучали одновременно как плач, и как песня.

«Тебе хорошо?» отчаянно крикнул Цин Шуй и прикусил ее сияющее прозрачное ушко.

«Я чуть не умерла. Никогда я себя так не чувствовала!» сказала удивленная Чжу Цин. Ей понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя, лицо было полно нежности, как тишина воцаряется после шторма.

«Ты так и не признаешься, зачем ты это сделала сегодня?» - наседал на нее Цин Шуй, требуя признания.

«Хм!»

Цин смотрел на ее раскрасневшееся лицо.

«Сегодня это было случайно. Но я давно хотела сделать это. Я не думала, что все так быстро произойдет. Я хотела найти мужчину, потому что не хотела быть собой прежней. Просто когда я смотрю на мужчину и думаю о том, что нужно будет с ним делать, я начинаю чувствовать невыносимое отвращение. Однако я не ненавижу тебя, после своего первого раза», неуверенно сказала она, продолжая наслаждаться физическим удовольствием.

«Ах, ты не ненавидишь меня, поэтому ты решила одурманить меня и изнасиловать?»

«Что ты такое говоришь? Кто ж так говорит о другом человеке?»

Еще раз доставив ей удовольствие, Цин Шуй и сам выпустил свой огонь наружу.

Цин Шуй никогда не думал об этом в своем сне. Раньше у него были сны про то, как он покупает женщину, чтобы продвинуться на четвертый уровень Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Сейчас он совершенно случайно разрешил эту проблему. Цин Шую не терпелось проверить, поднялась ли Сфера Вечного Фиолетового Нефрита на четвертый уровень на самом деле.

---------

Фимиам - ароматическая смола, благовоние; вещества, сжигаемые при богослужениях.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава