X
X
Глава - 206: Юная Мисс из Клана Янь, которая продает чайные листья
Предыдущая глава
Следующая глава
Только достигнув 5-го Небесного Уровня Древней Техники Усиления, он сможет надеяться на то, что только позволит себе направиться в Клан Янь! Цин Шуй вернулся на место стоянки только под утро. Встретившись глазами с Хоюнь Лю-Ли, он почувствовал такое тепло в сердце. Он был доволен, что такая леди о нем беспокоилась! Он чувствовал себя очень благодарным. В его прошлой жизни такая женщина была бы вне досягаемости для него; в его нынешней жизни он мог ощущать тепло и заботу такой непревзойденной красавицы. Цанхай Минъюэ оставалась самой собой, как будто ничего в мире не волновало ее. Она излучала сильнейшее доминирующее присутствие, которое могло бы заставить любого немедленно отступить. Она была прекрасна, так прекрасна, что ее красота могла бы разрушать государства и заставлять людей страдать. Ее холодность отличалась от холодности Ши Цинчжуан, ее гордость была гордостью одиночки. Она была из тех, кто равнодушен ко всему. Легко было найти друга, но любовь… она была как феникс, которая парила сквозь облака; никто не понимал ее или ее мыслей. Никто не знал причин, не знал, чего она хотела и какие цели преследовала. Троица продолжила свой путь, перекусив самой простой едой. Они уже были на территории Страны Цзян Янь. Цин Шуй взглядом оценил, что путешествие над территорией этой страны займет у них еще два дня. Златокрылый Кондор и жар-птица без труда одолеют этот путь. Поговорив с Цанхай Минъюэ накануне, Цин Шуй передумал и решил не останавливаться в Городе Янь. Хоть и цель была трудна, по крайней мере, она у него была, и была вероятность достичь ее. Цин Шуй знал, что пробить пятый Небесный уровень будет очень нелегко. Его знание алхимии могло помочь ему найти нужный рецепт или очистку на основе тех рецептов, которые у него уже были, для помощи в его культивации. Хоюнь путешествовала по переменке то с Цин Шуем, то с Цанхай Минъюэ. Цин Шую было смешно от этого, но и приятно, девушка просто не хотела никого обидеть. В Стране Цзян Янь был 81 город. Они влетели в Город Моюй, лежавший на самых дальних границах страны, но не остановились в нем. Глядя на него вниз с высоты, они едва различали его границы - так велик он был. И, тем не менее, высокие здания выглядели маленькими и незначительными. С высоты можно было смотреть далеко вперед. Стоя на высоте, человек привыкает смотреть на вещи сверху вниз. Кажется, что можно сохранить энергию и силу, не делая этого, а глядя только вперед. Постепенно это чувство начинает им нравиться. И те, кто смотрят вниз на остальной мир, все стоят очень высоко. И не просто опускают голову, а смотрят с презрением на всех остальных. За два часа они пролетели мимо зданий, гор, лесов города. Города поменьше были всего в 1000 ли в диаметре, большие занимали десятки тысяч ли. (1 ли=500 м). Потому Цин Шуй отправился в путешествие, только заполучив огненную птицу. Иначе это было бы просто невыполнимой задачей, разве что он бы научился техникам, переносящим человека на любое расстояние как на короткое, или же он доберется до легендарной «контрольной точки». Цин Шуй был очень удивлен, когда впервые столкнулся с описанием «контрольной точки». То, о чем он думал, было известно, как магический предмет, считавшимся настоящим сокровищем в мире девяти континентов. Он не был разделен на уровни, так как использовалось по другому назначению, но все же это была настолько мощная вещь, что волосы шевелились на голове! Легенда гласила, что «контрольная точка», существовавшая в мире девяти континентов, позволяла обладателю немедленно оказываться в любой из девяти назначенных точек. Девять точек соответственно располагались в столице каждого континента. А правдой это было или нет, никто не знал, потому что не было никого, кому в руки попадался этот предмет. Цин Шуй страстно желал обладать «контрольной точкой», это могло сэкономить ему массу времени и помогло бы в моменты побегов. Но у него не было и малейшего понятия, как начинать искать этот мифический предмет. Сильный ветер в небе был незаметен бойцам Сяньтяня. Обычного человека бы давно сорвало вниз мощными порывами. Он бы дышать не смог от ощущения, что его режут на части острыми бритвами. Вот такой была скорость Златокрылого Громоподобного Кондора и жар-птицы. Даже при таком сильном ветре они передавали Ци Сяньтяня, когда разговаривали. Иначе они бы не смогли расслышать друг друга. Поэтому они старались не разговаривать во время полета. Конечно, все было бы иначе, если бы они летели сидя. Ямки на спинах летающих чудовищ могли скрыть до половины роста человека. Однако скорость полета была так высока, что те, кто слабее, даже сидеть бы не смогли, так как такая скорость была бы невыносима для них. Стоя на самой высокой точке, они могли видеть небо, такое огромное и бесконечное, что легко было почувствовать себя незначительным и беспомощным. Возможность увидеть такие пейзажи радовала Цин Шуя особенно сильно. Они летели, не останавливаясь, до следующего дня. В полдень Цанхай Минъюэ взглянула на Цин Шуя и предложила: «Город Янь прямо перед нами. Пусть чудовища отдохнут, а мы перекусим. Мы на пару часов остановимся, потом снова в путь». Цин Шуй с удивлением посмотрел на нее, но она уже повернулась к нему спиной. Но ее слова обрадовали Цин Шуя. Хоть он и передумал останавливаться в городе Янь, было бы неплохо сходить на разведку и осмотреться, раз уж они пролетают мимо. Он хотел поблагодарить Цанхай Минъюэ, но передумал. Он чувствовал благодарность, несмотря на ее отстраненность, гордыню и несокрушимость. Час спустя, они спешились в одном из малолюдных мест и наняли крытый экипаж. Затем они отправились в самый большой ресторан города «Постоялый Двор Красного Клена». Янь не особо отличался от Страны Цан Лан, не богаче и не беднее их столицы. Цин Шуй сидел в карете вместе с Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли посередине. Экипаж был невелик и едва вместил в себя троих человек. Цанхай Минъюэ снова дала Цин Шуй понять, что она уникальна, когда, не мешкая села в стороне от него. Она все время держала дистанцию. Окруженный красавицами, Цин Шуй чувствовал себя нерадостно. Когда чуть раньше он поймал на себе взгляд Цанхай Минъюэ, ему показалось, что ей все равно, что он мужчина. И он понимал, что ей и дела нет до него… «Лю-Ли, давай поменяемся местами, я хочу в окошко смотреть», тихонько сказал Цин Шуй. «Хм, ага», Хоюнь задумалась было, но быстро согласилась поменяться с ним. Хоюнь Лю-Ли повернула свою выпуклую попку к нему, и ему страшно захотелось уткнуться в нее лицом. Цанхай Минъюэ молча глянула на суету, повернула голову и снова стала смотреть наружу, но выражение ее лица не изменилось ни на йоту! Цин Шуй прислонился к окну и стал разглядывать людей и лавочки. Что только не продавалось там! Были слышны голоса, подзывающие покупателей, а также тех, кто пытался сторговаться до лучшей цены. Проехав мимо очередной лавочки, он заметил, что вокруг столпилось много людей. Но голос, который он услышал, поверг его в шок! «Это же Юная Мисс из Клана Янь продает чайные листья. Какое унижение для Клана Янь», прозвучал ехидный женский голос. «Она только называется Юной Мисс. Разве она выглядит, как Юная Мисс? Она и со служанкой в клане Янь не сравнится. Нет ничего стыдного в том, что она пытается выжить», спокойно возразил старик. «Остановите коляску!» - неожиданно крикнул Цин Шуй. Быстро выйдя из кареты, ничего не говоря Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ, он направился к толпе. «Учитель, что с ним?» - встревожено спросила Хоюнь у Цанхай Минъюэ. «Давай пойдем и узнаем». Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже вышли из экипажа. «Сэр, подождите нас 15 минут. Если мы не вернемся к тому моменту, можете уезжать», сказав это, Хоюнь Лю-Ли протянула возничему серебряную банкноту. Цин Шуй прекрасно слышал все даже с такого расстояния, его обостренное чувство слуха позволяло ему. «Уф, этого ребенка и, правда, жаль. Хоть она и Юная Мисс из Клана Янь, она даже не сравнится с ребенком из семьи простолюдинов», некая тетушка говорила с жалостью. Цин Шуй шел очень медленно, постепенно пробираясь к самому центру толпы. «Мастер Сяо, это ведь ваша старшая кузина? Та, что продает чайные листья?» - прозвучал удивленный молодой голос. «Ха-ха, кузина? Разве она заслуживает этого звания? Она даже не дочь моей тетушки, а незаконнорожденная дочь Клана Янь», прозвучал другой голос, полный презрения. «Почему же ты не разрешил подкатить к ней? Она такая очаровательная и симпатичная», похотливо сказал первый молодой человек, «Хочешь умереть? Ты не успеешь дотронуться до нее, как Го Полу вырежет всю твою семью. Если это случится, я тебе помочь ничем не смогу», парень, к которому юнец обращался как к Мастеру Сяо, говорил свои слова с ноткой ненависти в голосе. «Неудивительно тогда, что никто не решается дразнить ее, хоть она и брошена тут бродить по улицам. Го Полу любит ее? Почему он не заберет ее с собой?» «Го Полу очень бы хотел этого, он даже поклялся жениться на ней. Но эта упрямица плевать на него хотела». Цин Шуй уже присоединился к толпе. Он увидел простую тележку по продаже чайных листьев, которых в горах или рядом с реками можно было найти бесчисленное множество. Однако было видно, что эти чайные листья были собраны с особой тщательностью. Когда Цин Шуй увидел девушку, стоящую за прилавком по продаже чайных листьев, странное чувство охватило его. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что эта девушка была дочерью его матери, которая пропала 19 лет назад. Ее лицо, которое на 70% напоминало лицо его матери, казалось таким юным и таким родным. Когда Цин Шуй увидел родимое пятно размером в фасолинку в уголках ее глаз, он окончательно убедился в том, кем она ему приходится. Высокая и стройная фигура была тонка и хрупка. Она была худенькой, но не костлявой. Она была вполне хорошо сложена. Цин Шуй чувствовал себя очень странно, с нетерпением ожидая встречи с его незнакомой старшей сестрой. Это была плоть и кровь его матери, он чувствовал зов крови. Он очень хотел забрать ее с собой, увезти к матери, защищать ее. И это чувство не исчезало. Неужели правду говорят - кровь гуще воды? Увидев, как она несчастна, Цин Шуй почувствовал глубокую боль в сердце. Он не знал, почему ему было так больно, даже лицо побледнело. Глядя на это хрупкое создание с таким серьезным зрелым взглядом, с ноткой равнодушия в ясных глазах, Цин Шуй не видел ничего, кроме несгибаемой воли в этой прекрасной девушке. Цин Шуй вдруг обнаружил, что, несмотря на толпу, никто не торопился покупать чайные листья. «Сэр, почему так много людей вокруг, а никто не покупает чайные листья?» обратился он к старику, стоявшему рядом. «Эх, может из-за этого Молодого Мастера Сяо? Кто осмелится пойти и купить?» вздохнул старик. «Что вы имеете в виду? Расскажите, пожалуйста. Я просто думал купить чайку», Цин Шуй хотел узнать побольше про свою кровную сестру, которую раньше никогда не видел. «Если хотите купить чайных листьев, дождитесь, когда Мастер Сяо уйдет!» - снова вздохнул старик и больше ничего не сказал. Цин Шуй смотрел на свою сестру, молча стоявшую за прилавком. Он очень хотел знать, что заставляло 10-летнюю девушку так сильно грустить. «Мастер, посмотрите, Цин Шуй и эта девочка так сильно похожи!» - с изумлением сказала Хоюнь Лю-Ли, глядя на Цанхай Минъюэ. Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли последовали за Цин Шуем и стояли совсем рядом с ним. Когда Цин Шуй сделал шаг вперед, чтобы купить чайных листьев, двое мужчин лет тридцати подошли к телеге. «Упакуйте вот это и вот это, я покупаю», один из них показал на половину чайных листьев. «Ха-ха, их, наверное, подослал Го Полу! Если бы не он, она бы давно сдохла с голоду на улице!» - голос принадлежал Юному Мастеру Сяо. Цин Шуй не сдержался и посмотрел на лицо молодого человека. Он подумал: «Этот наверняка из клана Сяо». Цин Шуя очень заинтересовал этот Го Полу. Пойти против Мастера Сяо мог только очень необычный человек. Видимо, Клан Го и сам Го Полу имели сильное прикрытие. «ха-ха, ну? Каково тебе? Жалеешь, что не послушалась мою тетушку?» Цин Шуй нахмурился, вновь услышав этот отвратительный голос. Он уже схватил небольшой камень, готовый в любую минуту запустить его в лицо этого поддонка, когда его руку перехватила маленькая теплая ладошка. Цин Шуй оглянулся и увидел Цанхай Минъюэ, качавшую головой. Она была так близко к нему, что он даже чувствовал ее дыхание аромата орхидеи. Нежность руки тронули его до глубины души. Она беспокоилась за него? Цин Шуй с бледным лицом смотрел на фигуру, удалявшуюся от толпы. Эта небольшая, но несгибаемая спина, кажется, обладала несокрушимой силой. Ему было очень грустно. Цин Шуй нашел в толпе болтливую женщину, заплатил ей денег и быстро разузнал всю историю. «Пять лет назад Хозяйка Сяо, которая была теткой Молодого Мастера и официальной Молодая Хозяйка Клана Янь, захотела связать свой клан свадебными узами с одним сильным кланом. Но Янь Цинцин была против этого брака. Поэтому Хозяйка Сяо использовала самые грязные методы и вынудила Клан Янь изгнать Янь Цинцин из дома, при этом не разрешая ей далеко уезжать. Ян Цинцин даже руки на себя хотела наложить, чтобы прекратить этот ужас. Однако Хозяйка Сяо сказала ей: «У тебя есть мать, которая хочет приехать и забрать тебя. Ты что? Не хочешь больше увидеться с женщиной, которая дала тебе жизнь?» И вот Янь Цинцин так и осталась на улице, все ждет свою мать». Цин Шуй стоял в полной растерянности. Чувство неописуемой боли и беспомощности приводило его в дрожь. Ничего не видя и не слыша вокруг, он лишь чувствовал теплое покалывание в ладонях. Цин Шуй не знал, что Хоюнь Лю-Ли схватила его за другую руку и смотрела обеспокоенно на него. В ее глазах отражалась его боль. Цин Шуй заставил себя выдавить подобие улыбки, когда он пришел в себя. Он не понимал Цанхай Минъюэ, но прекрасно понимал очаровательную и гордую Хоюнь Лю-Ли. Нежный встревоженный взгляд ее согрел его изнутри. Сердце человека способно согреться только от сердца другого! Цин Шуй не знал, как и когда Цанхай Минъюэ отпустила его руки. Но ему немедленно стало не хватать этих ощущений – близости ее кожи, эти чувства взволновали его. Думая об этом, он чувствовал себя немного глупо… «Я думаю, нам нужно уезжать. Я больше не хочу здесь оставаться», с болью сказал Цин Шуй. «Хорошо, уедем немедленно!» - немедленно согласилась Цанхай Минъюэ. До своего отъезда Цин Шуй запомнил имя – Го Полу.

Только достигнув 5-го Небесного Уровня Древней Техники Усиления, он сможет надеяться на то, что только позволит себе направиться в Клан Янь!

Цин Шуй вернулся на место стоянки только под утро. Встретившись глазами с Хоюнь Лю-Ли, он почувствовал такое тепло в сердце. Он был доволен, что такая леди о нем беспокоилась!

Он чувствовал себя очень благодарным. В его прошлой жизни такая женщина была бы вне досягаемости для него; в его нынешней жизни он мог ощущать тепло и заботу такой непревзойденной красавицы.

Цанхай Минъюэ оставалась самой собой, как будто ничего в мире не волновало ее. Она излучала сильнейшее доминирующее присутствие, которое могло бы заставить любого немедленно отступить. Она была прекрасна, так прекрасна, что ее красота могла бы разрушать государства и заставлять людей страдать.

Ее холодность отличалась от холодности Ши Цинчжуан, ее гордость была гордостью одиночки. Она была из тех, кто равнодушен ко всему. Легко было найти друга, но любовь… она была как феникс, которая парила сквозь облака; никто не понимал ее или ее мыслей. Никто не знал причин, не знал, чего она хотела и какие цели преследовала.

Троица продолжила свой путь, перекусив самой простой едой. Они уже были на территории Страны Цзян Янь. Цин Шуй взглядом оценил, что путешествие над территорией этой страны займет у них еще два дня. Златокрылый Кондор и жар-птица без труда одолеют этот путь. Поговорив с Цанхай Минъюэ накануне, Цин Шуй передумал и решил не останавливаться в Городе Янь.

Хоть и цель была трудна, по крайней мере, она у него была, и была вероятность достичь ее. Цин Шуй знал, что пробить пятый Небесный уровень будет очень нелегко. Его знание алхимии могло помочь ему найти нужный рецепт или очистку на основе тех рецептов, которые у него уже были, для помощи в его культивации.

Хоюнь путешествовала по переменке то с Цин Шуем, то с Цанхай Минъюэ. Цин Шую было смешно от этого, но и приятно, девушка просто не хотела никого обидеть.

В Стране Цзян Янь был 81 город. Они влетели в Город Моюй, лежавший на самых дальних границах страны, но не остановились в нем. Глядя на него вниз с высоты, они едва различали его границы - так велик он был. И, тем не менее, высокие здания выглядели маленькими и незначительными.

С высоты можно было смотреть далеко вперед. Стоя на высоте, человек привыкает смотреть на вещи сверху вниз. Кажется, что можно сохранить энергию и силу, не делая этого, а глядя только вперед. Постепенно это чувство начинает им нравиться. И те, кто смотрят вниз на остальной мир, все стоят очень высоко. И не просто опускают голову, а смотрят с презрением на всех остальных.

За два часа они пролетели мимо зданий, гор, лесов города. Города поменьше были всего в 1000 ли в диаметре, большие занимали десятки тысяч ли. (1 ли=500 м). Потому Цин Шуй отправился в путешествие, только заполучив огненную птицу. Иначе это было бы просто невыполнимой задачей, разве что он бы научился техникам, переносящим человека на любое расстояние как на короткое, или же он доберется до легендарной «контрольной точки».

Цин Шуй был очень удивлен, когда впервые столкнулся с описанием «контрольной точки». То, о чем он думал, было известно, как магический предмет, считавшимся настоящим сокровищем в мире девяти континентов. Он не был разделен на уровни, так как использовалось по другому назначению, но все же это была настолько мощная вещь, что волосы шевелились на голове!

Легенда гласила, что «контрольная точка», существовавшая в мире девяти континентов, позволяла обладателю немедленно оказываться в любой из девяти назначенных точек. Девять точек соответственно располагались в столице каждого континента. А правдой это было или нет, никто не знал, потому что не было никого, кому в руки попадался этот предмет.

Цин Шуй страстно желал обладать «контрольной точкой», это могло сэкономить ему массу времени и помогло бы в моменты побегов. Но у него не было и малейшего понятия, как начинать искать этот мифический предмет.

Сильный ветер в небе был незаметен бойцам Сяньтяня. Обычного человека бы давно сорвало вниз мощными порывами. Он бы дышать не смог от ощущения, что его режут на части острыми бритвами. Вот такой была скорость Златокрылого Громоподобного Кондора и жар-птицы.

Даже при таком сильном ветре они передавали Ци Сяньтяня, когда разговаривали. Иначе они бы не смогли расслышать друг друга. Поэтому они старались не разговаривать во время полета. Конечно, все было бы иначе, если бы они летели сидя. Ямки на спинах летающих чудовищ могли скрыть до половины роста человека. Однако скорость полета была так высока, что те, кто слабее, даже сидеть бы не смогли, так как такая скорость была бы невыносима для них.

Стоя на самой высокой точке, они могли видеть небо, такое огромное и бесконечное, что легко было почувствовать себя незначительным и беспомощным. Возможность увидеть такие пейзажи радовала Цин Шуя особенно сильно.

Они летели, не останавливаясь, до следующего дня. В полдень Цанхай Минъюэ взглянула на Цин Шуя и предложила: «Город Янь прямо перед нами. Пусть чудовища отдохнут, а мы перекусим. Мы на пару часов остановимся, потом снова в путь».

Цин Шуй с удивлением посмотрел на нее, но она уже повернулась к нему спиной. Но ее слова обрадовали Цин Шуя. Хоть он и передумал останавливаться в городе Янь, было бы неплохо сходить на разведку и осмотреться, раз уж они пролетают мимо.

Он хотел поблагодарить Цанхай Минъюэ, но передумал. Он чувствовал благодарность, несмотря на ее отстраненность, гордыню и несокрушимость.

Час спустя, они спешились в одном из малолюдных мест и наняли крытый экипаж. Затем они отправились в самый большой ресторан города «Постоялый Двор Красного Клена».

Янь не особо отличался от Страны Цан Лан, не богаче и не беднее их столицы. Цин Шуй сидел в карете вместе с Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли посередине.

Экипаж был невелик и едва вместил в себя троих человек.

Цанхай Минъюэ снова дала Цин Шуй понять, что она уникальна, когда, не мешкая села в стороне от него. Она все время держала дистанцию.

Окруженный красавицами, Цин Шуй чувствовал себя нерадостно. Когда чуть раньше он поймал на себе взгляд Цанхай Минъюэ, ему показалось, что ей все равно, что он мужчина. И он понимал, что ей и дела нет до него…

«Лю-Ли, давай поменяемся местами, я хочу в окошко смотреть», тихонько сказал Цин Шуй.

«Хм, ага», Хоюнь задумалась было, но быстро согласилась поменяться с ним. Хоюнь Лю-Ли повернула свою выпуклую попку к нему, и ему страшно захотелось уткнуться в нее лицом.

Цанхай Минъюэ молча глянула на суету, повернула голову и снова стала смотреть наружу, но выражение ее лица не изменилось ни на йоту!

Цин Шуй прислонился к окну и стал разглядывать людей и лавочки. Что только не продавалось там! Были слышны голоса, подзывающие покупателей, а также тех, кто пытался сторговаться до лучшей цены.

Проехав мимо очередной лавочки, он заметил, что вокруг столпилось много людей. Но голос, который он услышал, поверг его в шок!

«Это же Юная Мисс из Клана Янь продает чайные листья. Какое унижение для Клана Янь», прозвучал ехидный женский голос.

«Она только называется Юной Мисс. Разве она выглядит, как Юная Мисс? Она и со служанкой в клане Янь не сравнится. Нет ничего стыдного в том, что она пытается выжить», спокойно возразил старик.

«Остановите коляску!» - неожиданно крикнул Цин Шуй.

Быстро выйдя из кареты, ничего не говоря Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ, он направился к толпе.

«Учитель, что с ним?» - встревожено спросила Хоюнь у Цанхай Минъюэ.

«Давай пойдем и узнаем».

Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже вышли из экипажа. «Сэр, подождите нас 15 минут. Если мы не вернемся к тому моменту, можете уезжать», сказав это, Хоюнь Лю-Ли протянула возничему серебряную банкноту.

Цин Шуй прекрасно слышал все даже с такого расстояния, его обостренное чувство слуха позволяло ему.

«Уф, этого ребенка и, правда, жаль. Хоть она и Юная Мисс из Клана Янь, она даже не сравнится с ребенком из семьи простолюдинов», некая тетушка говорила с жалостью.

Цин Шуй шел очень медленно, постепенно пробираясь к самому центру толпы.

«Мастер Сяо, это ведь ваша старшая кузина? Та, что продает чайные листья?» - прозвучал удивленный молодой голос.

«Ха-ха, кузина? Разве она заслуживает этого звания? Она даже не дочь моей тетушки, а незаконнорожденная дочь Клана Янь», прозвучал другой голос, полный презрения.

«Почему же ты не разрешил подкатить к ней? Она такая очаровательная и симпатичная», похотливо сказал первый молодой человек,

«Хочешь умереть? Ты не успеешь дотронуться до нее, как Го Полу вырежет всю твою семью. Если это случится, я тебе помочь ничем не смогу», парень, к которому юнец обращался как к Мастеру Сяо, говорил свои слова с ноткой ненависти в голосе.

«Неудивительно тогда, что никто не решается дразнить ее, хоть она и брошена тут бродить по улицам. Го Полу любит ее? Почему он не заберет ее с собой?»

«Го Полу очень бы хотел этого, он даже поклялся жениться на ней. Но эта упрямица плевать на него хотела».

Цин Шуй уже присоединился к толпе. Он увидел простую тележку по продаже чайных листьев, которых в горах или рядом с реками можно было найти бесчисленное множество. Однако было видно, что эти чайные листья были собраны с особой тщательностью.

Когда Цин Шуй увидел девушку, стоящую за прилавком по продаже чайных листьев, странное чувство охватило его. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что эта девушка была дочерью его матери, которая пропала 19 лет назад. Ее лицо, которое на 70% напоминало лицо его матери, казалось таким юным и таким родным. Когда Цин Шуй увидел родимое пятно размером в фасолинку в уголках ее глаз, он окончательно убедился в том, кем она ему приходится. Высокая и стройная фигура была тонка и хрупка. Она была худенькой, но не костлявой. Она была вполне хорошо сложена.

Цин Шуй чувствовал себя очень странно, с нетерпением ожидая встречи с его незнакомой старшей сестрой. Это была плоть и кровь его матери, он чувствовал зов крови. Он очень хотел забрать ее с собой, увезти к матери, защищать ее. И это чувство не исчезало. Неужели правду говорят - кровь гуще воды?

Увидев, как она несчастна, Цин Шуй почувствовал глубокую боль в сердце. Он не знал, почему ему было так больно, даже лицо побледнело.

Глядя на это хрупкое создание с таким серьезным зрелым взглядом, с ноткой равнодушия в ясных глазах, Цин Шуй не видел ничего, кроме несгибаемой воли в этой прекрасной девушке.

Цин Шуй вдруг обнаружил, что, несмотря на толпу, никто не торопился покупать чайные листья.

«Сэр, почему так много людей вокруг, а никто не покупает чайные листья?» обратился он к старику, стоявшему рядом.

«Эх, может из-за этого Молодого Мастера Сяо? Кто осмелится пойти и купить?» вздохнул старик.

«Что вы имеете в виду? Расскажите, пожалуйста. Я просто думал купить чайку», Цин Шуй хотел узнать побольше про свою кровную сестру, которую раньше никогда не видел.

«Если хотите купить чайных листьев, дождитесь, когда Мастер Сяо уйдет!» - снова вздохнул старик и больше ничего не сказал.

Цин Шуй смотрел на свою сестру, молча стоявшую за прилавком. Он очень хотел знать, что заставляло 10-летнюю девушку так сильно грустить.

«Мастер, посмотрите, Цин Шуй и эта девочка так сильно похожи!» - с изумлением сказала Хоюнь Лю-Ли, глядя на Цанхай Минъюэ.

Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли последовали за Цин Шуем и стояли совсем рядом с ним.

Когда Цин Шуй сделал шаг вперед, чтобы купить чайных листьев, двое мужчин лет тридцати подошли к телеге.

«Упакуйте вот это и вот это, я покупаю», один из них показал на половину чайных листьев.

«Ха-ха, их, наверное, подослал Го Полу! Если бы не он, она бы давно сдохла с голоду на улице!» - голос принадлежал Юному Мастеру Сяо. Цин Шуй не сдержался и посмотрел на лицо молодого человека. Он подумал: «Этот наверняка из клана Сяо».

Цин Шуя очень заинтересовал этот Го Полу. Пойти против Мастера Сяо мог только очень необычный человек. Видимо, Клан Го и сам Го Полу имели сильное прикрытие.

«ха-ха, ну? Каково тебе? Жалеешь, что не послушалась мою тетушку?»

Цин Шуй нахмурился, вновь услышав этот отвратительный голос. Он уже схватил небольшой камень, готовый в любую минуту запустить его в лицо этого поддонка, когда его руку перехватила маленькая теплая ладошка.

Цин Шуй оглянулся и увидел Цанхай Минъюэ, качавшую головой. Она была так близко к нему, что он даже чувствовал ее дыхание аромата орхидеи. Нежность руки тронули его до глубины души.

Она беспокоилась за него?

Цин Шуй с бледным лицом смотрел на фигуру, удалявшуюся от толпы. Эта небольшая, но несгибаемая спина, кажется, обладала несокрушимой силой. Ему было очень грустно.

Цин Шуй нашел в толпе болтливую женщину, заплатил ей денег и быстро разузнал всю историю.

«Пять лет назад Хозяйка Сяо, которая была теткой Молодого Мастера и официальной Молодая Хозяйка Клана Янь, захотела связать свой клан свадебными узами с одним сильным кланом. Но Янь Цинцин была против этого брака. Поэтому Хозяйка Сяо использовала самые грязные методы и вынудила Клан Янь изгнать Янь Цинцин из дома, при этом не разрешая ей далеко уезжать. Ян Цинцин даже руки на себя хотела наложить, чтобы прекратить этот ужас. Однако Хозяйка Сяо сказала ей: «У тебя есть мать, которая хочет приехать и забрать тебя. Ты что? Не хочешь больше увидеться с женщиной, которая дала тебе жизнь?» И вот Янь Цинцин так и осталась на улице, все ждет свою мать».

Цин Шуй стоял в полной растерянности. Чувство неописуемой боли и беспомощности приводило его в дрожь. Ничего не видя и не слыша вокруг, он лишь чувствовал теплое покалывание в ладонях.

Цин Шуй не знал, что Хоюнь Лю-Ли схватила его за другую руку и смотрела обеспокоенно на него. В ее глазах отражалась его боль.

Цин Шуй заставил себя выдавить подобие улыбки, когда он пришел в себя. Он не понимал Цанхай Минъюэ, но прекрасно понимал очаровательную и гордую Хоюнь Лю-Ли. Нежный встревоженный взгляд ее согрел его изнутри.

Сердце человека способно согреться только от сердца другого!

Цин Шуй не знал, как и когда Цанхай Минъюэ отпустила его руки. Но ему немедленно стало не хватать этих ощущений – близости ее кожи, эти чувства взволновали его. Думая об этом, он чувствовал себя немного глупо…

«Я думаю, нам нужно уезжать. Я больше не хочу здесь оставаться», с болью сказал Цин Шуй.

«Хорошо, уедем немедленно!» - немедленно согласилась Цанхай Минъюэ.

До своего отъезда Цин Шуй запомнил имя – Го Полу.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава