Глава - 210: Есть что-то еще за пределами Стадии Великого Совершенства?
Предыдущая глава
Следующая глава
«Поедим, отдохнем, а потом Юэюэ покажет вам наши владения. Я уж не пойду, вы, молодежь, сами развлекайтесь», сердечно сказала хозяйка дома и добавила. «Ах, да, позже она поможет вам с комнатами, где вы будете жить» После обеда Цанхай Минъюэ повела Цин Шуя и Хоюнь на двор, где возвышалось множество построек, в которых можно было выбрать любую комнату на постой. «Учитель… Сестра Минъюэ…» Цин Шуй захихикал, услышав, как Хоюнь заикается. Даже ему было неудобно слышать новое обращение! В итоге Цин Шуй выбрал небольшой шатер, а Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ выбрали себе другой павильончик. «Ну, что? Хотите тур по окрестностям сегодня?» спросила Цанхай Минъюэ и посмотрела на Цин Шуя. «Забудьте, давайте лучше завтра с утра. Уже поздно. Нам надо отдохнуть после стольких дней путешествия», ответил Цин Шуй, глядя на нее. Все-таки судьба такая странная и запутанная штука. Как же случилось, что он оказался вместе с этой прекрасной женщиной? Хотя они едва ли могли считать себя даже друзьями. В самый первый раз, когда он увидел ее верхом на Златокрылом Громоподобном Кондоре, он был загипнотизирован ее красотой. Он даже не думал, что ему выпадет шанс вот так просто общаться с ней. Мир девяти континентов был огромным, поэтому возможность встретиться с незнакомцем дважды равнялась нулю. Поэтому Цин Шуй и не думал, что когда-нибудь встретиться с нею снова. Поэтому он сохранил ее образ в своей памяти, чтобы медленно любоваться ею. «Тоже хорошо. Пойдем, я приготовлю комнату для тебя», Цанхай Минъюэ подхватила Хоюнь Лю-Ли за руку и повела ее в сторону жилища Цин Шуя. Цин Шуй поплелся за ними. У павильона были два уровня. На первом уровне была гостиная, на втором была спальня. Войдя в дом, Цин Шуй сразу заметил, что все сияло чистотой, а Цанхай Минъюэ уже принесла с собой одеяло и начала стелить постель. Цин Шуй не отрываясь, смотрел за простыми манипуляциями этой грациозной и красивой женщины и никак не мог отделаться от мысли, что он мечтал бы жениться на такой, как она. Он тоже хотел иметь ангелоподобную дочку, как Луань Луань, чтобы обожать ее и заботиться о ней. Это ли не счастье? Какая жалость. Этого Цин Шуй себе пока позволить не мог. Дело Клана Янь тяжелым грузом лежало на его сердце. С тех пор, как увидел ту упрямую девушку, которая по всей вероятности была его старшей сестрой, он не мог успокоиться. Только культивация помогла бы ему забыть об этом, ведь всякий раз, вспоминая ее, его мысли становились чернее тучи. Он случайно встретил ее в Городе Янь. Неужели это судьба-злодейка? Цин Шуй снова погрузился в раздумья, не видящими глазами уставившись на Цанхай Минъюэ. Прибравшись, девушки заметили, что Цин Шуй стоит, как вкопанный. В его глазах не было даже проблеска света. Они понимали, что он погрузился в какие-то тяжелые воспоминания по тому неприятному выражению лица, которое появилось на нем. «Не думай так много, все будет хорошо. Верь в себя. Какой смысл себя так мучить? Только еще больше расстроишься. Хотя я не совсем уверена, в чем дело, но я все равно верю в тебя», тихо сказала Цанхай Минъюэ. «Цин Шуй, высыпайся, просто постарайся на время забыть об этом», убеждала его Хоюнь, не скрывая беспокойства в голосе. Цин Шуй вздохнул. Проводив их, он улегся на удобную кровать и уставился в потолок. Но было еще довольно рано, поэтому он решил погрузиться в пространственную сферу. За эти два месяца он достиг 75-го уровня циркуляции. Более двух месяцев культивации внутри пространственной сферы приравнивались трем годам культивации снаружи. Три года прилежной культивации прибавляло пять циклов циркуляции Ци. Цин Шуй не знал, радоваться или огорчаться. Древняя Техника Усиления слишком обманчива – приращение пяти циклов намного увеличивают силу. Особенно после 70 циклов, каждый раз он пробивал дополнительный цикл, он чувствовал нарастающую сложность. Цин Шуй задумался, что, возможно, он пробьет Пятый Небесный Уровень после того, как количество пройденных циклов дойдет до 99. Итак, его путешествие до вершины 4-го небесного уровня (98 циклов) подразумевало еще 23 цикла. Исходя из этих подсчетов, даже с помощью пространственной сферы, ему требовалось еще 12 лет. Беря во внимание распределение времени и оставшиеся ему два года, у него выходило 25 лет. То есть он мог проводить только по 4 часа внутри пространственной сферы каждый день Цин Шуй задумался. С культивацией до 4-го уровня у него проблем не возникло, но они появятся, когда он попытается пробить пятый. Ему понадобилось около 7 лет вступить на 4 уровень. Хоть это и был переломный момент и 5-й уровень должен даться ему легче, Цин Шуй понимал, что даже три или пять лет будут просто агонией, а уже про семь лет и подумать было страшно. Расстроенный Цин Шуй снова вошел в пространственную сферу и приступил к культивации. Только полностью погрузившись в нее, он смог временно позабыть о своих бедах. Он забыл о давлении будущего, множестве людей позади него, что у него не было права на ошибку, о его сестре в Клане Янь и его матери Цин И. Кроме долгих тренировок Древней Техники Усиления, Цин Шуй также практиковался в алхимии. Он надеялся, что откроет рецепты в течение этих двух лет, которые окажутся очень полезными в его практике. В свободное время он тренировался в технике иглоукалывания. Он знал, что эта золотая игла станет его козырем, особенно вкупе с первобытным огнем. Что же касается Дланей Великого Золотого Будды, в ней он уже был опытным бойцом. Тогда, в Пещере Тысячи Будд, его Техника Следа Ладони Будды была уже на довольно высоком уровне. Он обнаружил, что техника Следа Ладони Будды сама по себе была чрезвычайно мощной техникой атаки двумя руками. Было еще кое-что. Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны была силой ауры. В ней не было поз. Вместо них в технике использовалась атака извращенно чудовищной аурой. Ее можно было использовать вместе с любой боевой техникой, что удваивало эффект при приложении только половины усилий. Цин Шуй всегда ценил скорость. Поэтому каждый день он тренировал Технику Галопа Оленя. В этой технике Цин Шуй, к его огромной радости, уже достиг Стадии Великого Совершенства, поэтому его скорость удвоилась. Однако он все равно продолжал тренировки, так как обнаружил, что его скорость продолжает расти, но меньшими темпами, чем раньше. Цин Шуй всегда удивлялся. Боевым искусствам не было границ, что же было после Стадии Великого Совершенства? Как боевой солдат становился боевым командиром, потом Сяньтянь, а потом Божественная Сфера. Что же было после Божественной Сферы? Убежденный в этой теории, Цин Шуй продолжал тренировки Галопа Оленя. Пока он чувствовал улучшения, не важно, как медленно они наступали, он без устали практиковался. У людей может быть лимит, но в то же самое время они были безграничны! На второй день Цин Шуй проснулся вовремя. Небо уже посветлело, а Цин Шуй признался себе, что давненько он не спал на такой удобной кровати. Совершив омовения, он приступил к зарядке для костей и мышц. Тайчи, быстрый одиночный удар, След Ладони Тысячи Будд. Цин Шуй провел целый сет движений в каждой технике с различной скоростью от крайне быстрой до очень медленной, и наоборот. Со стороны эти упражнения выглядели очень гладкими и основательными, особенно потрясающая техника Следа Ладоней Будды вместе с Кулаком Тайчи. «Сестра Минъюэ, по вашему опыту, что за техники он использует?» Хоюнь и Цанхай, две изумительные красавицы, наблюдали за тренировками Цин Шуя из окна. «Понятия не имею. Он один из самых непостижимых людей, которых я встречала. Ничего о нем сказать не могу», засмеялась Минъюэ, «Хоюнь, сестра, скажи честно, как далеко зашли отношения между тобой и этим отпрыском?» Хоюнь покраснела: «На самом деле мы просто друзья. Мы просто близкие друзья и все». «Никаких отношений, а он дал тебе выпить того вина кости тигра?» «Серьезно, между нами ничего нет. Он никогда не говорил, что у него какие-то виды на меня. Может, один только инцидент….» Хоюнь опять вспыхнула от стыда. «Расскажи, сестра, может, я чем помогу». «Он… подарил мне подарок. И повесил на шею», Хоюнь достала из-под одежды золотую подвеску. «Ты поэтому в него влюбилась?» спросила Минъюэ, и странный взгляд блеснул из-под ее ресниц. «На самом деле, я до сих пор не знаю, что со мной. Я думаю о нем постоянно и хочу видеть его. Я не хочу, чтобы он грустил, хочу, чтобы он веселил и развлекал меня». Цанхай Минъюэ растерялась при этих словах! Она никогда раньше не испытывала таких эмоций по отношению к парню. Если однажды какой-то парень вызовет такие эмоции в ее сердце, побежит ли она за ним? Хоюнь понимала чувства, которые переживала растерянная Цанхай Минъюэ. Она чувствовала то же самое – в то время, когда только влюбилась в него. Сейчас же она более четко ощущала свои собственные эмоции. После завтрака троица пошла прогуляться по улицам города. «А мы прямо как семья бессмертных!» - со смехом сказал Цин Шуй. «Пфф!» фыркнула Цанхай Минъюэ. «Сегодня я отведу вас к Южному Древнему Проходу. Это место было основой для большинства крупных кланов и семей, а также один из самых процветающих районов в Столице».

«Поедим, отдохнем, а потом Юэюэ покажет вам наши владения. Я уж не пойду, вы, молодежь, сами развлекайтесь», сердечно сказала хозяйка дома и добавила. «Ах, да, позже она поможет вам с комнатами, где вы будете жить»

После обеда Цанхай Минъюэ повела Цин Шуя и Хоюнь на двор, где возвышалось множество построек, в которых можно было выбрать любую комнату на постой.

«Учитель… Сестра Минъюэ…»

Цин Шуй захихикал, услышав, как Хоюнь заикается. Даже ему было неудобно слышать новое обращение!

В итоге Цин Шуй выбрал небольшой шатер, а Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ выбрали себе другой павильончик.

«Ну, что? Хотите тур по окрестностям сегодня?» спросила Цанхай Минъюэ и посмотрела на Цин Шуя.

«Забудьте, давайте лучше завтра с утра. Уже поздно. Нам надо отдохнуть после стольких дней путешествия», ответил Цин Шуй, глядя на нее. Все-таки судьба такая странная и запутанная штука. Как же случилось, что он оказался вместе с этой прекрасной женщиной? Хотя они едва ли могли считать себя даже друзьями. В самый первый раз, когда он увидел ее верхом на Златокрылом Громоподобном Кондоре, он был загипнотизирован ее красотой. Он даже не думал, что ему выпадет шанс вот так просто общаться с ней.

Мир девяти континентов был огромным, поэтому возможность встретиться с незнакомцем дважды равнялась нулю. Поэтому Цин Шуй и не думал, что когда-нибудь встретиться с нею снова. Поэтому он сохранил ее образ в своей памяти, чтобы медленно любоваться ею.

«Тоже хорошо. Пойдем, я приготовлю комнату для тебя», Цанхай Минъюэ подхватила Хоюнь Лю-Ли за руку и повела ее в сторону жилища Цин Шуя.

Цин Шуй поплелся за ними.

У павильона были два уровня. На первом уровне была гостиная, на втором была спальня. Войдя в дом, Цин Шуй сразу заметил, что все сияло чистотой, а Цанхай Минъюэ уже принесла с собой одеяло и начала стелить постель.

Цин Шуй не отрываясь, смотрел за простыми манипуляциями этой грациозной и красивой женщины и никак не мог отделаться от мысли, что он мечтал бы жениться на такой, как она. Он тоже хотел иметь ангелоподобную дочку, как Луань Луань, чтобы обожать ее и заботиться о ней. Это ли не счастье?

Какая жалость. Этого Цин Шуй себе пока позволить не мог. Дело Клана Янь тяжелым грузом лежало на его сердце. С тех пор, как увидел ту упрямую девушку, которая по всей вероятности была его старшей сестрой, он не мог успокоиться. Только культивация помогла бы ему забыть об этом, ведь всякий раз, вспоминая ее, его мысли становились чернее тучи.

Он случайно встретил ее в Городе Янь. Неужели это судьба-злодейка? Цин Шуй снова погрузился в раздумья, не видящими глазами уставившись на Цанхай Минъюэ.

Прибравшись, девушки заметили, что Цин Шуй стоит, как вкопанный. В его глазах не было даже проблеска света. Они понимали, что он погрузился в какие-то тяжелые воспоминания по тому неприятному выражению лица, которое появилось на нем.

«Не думай так много, все будет хорошо. Верь в себя. Какой смысл себя так мучить? Только еще больше расстроишься. Хотя я не совсем уверена, в чем дело, но я все равно верю в тебя», тихо сказала Цанхай Минъюэ.

«Цин Шуй, высыпайся, просто постарайся на время забыть об этом», убеждала его Хоюнь, не скрывая беспокойства в голосе.

Цин Шуй вздохнул. Проводив их, он улегся на удобную кровать и уставился в потолок.

Но было еще довольно рано, поэтому он решил погрузиться в пространственную сферу. За эти два месяца он достиг 75-го уровня циркуляции. Более двух месяцев культивации внутри пространственной сферы приравнивались трем годам культивации снаружи.

Три года прилежной культивации прибавляло пять циклов циркуляции Ци. Цин Шуй не знал, радоваться или огорчаться. Древняя Техника Усиления слишком обманчива – приращение пяти циклов намного увеличивают силу. Особенно после 70 циклов, каждый раз он пробивал дополнительный цикл, он чувствовал нарастающую сложность. Цин Шуй задумался, что, возможно, он пробьет Пятый Небесный Уровень после того, как количество пройденных циклов дойдет до 99.

Итак, его путешествие до вершины 4-го небесного уровня (98 циклов) подразумевало еще 23 цикла. Исходя из этих подсчетов, даже с помощью пространственной сферы, ему требовалось еще 12 лет.

Беря во внимание распределение времени и оставшиеся ему два года, у него выходило 25 лет. То есть он мог проводить только по 4 часа внутри пространственной сферы каждый день

Цин Шуй задумался. С культивацией до 4-го уровня у него проблем не возникло, но они появятся, когда он попытается пробить пятый. Ему понадобилось около 7 лет вступить на 4 уровень. Хоть это и был переломный момент и 5-й уровень должен даться ему легче, Цин Шуй понимал, что даже три или пять лет будут просто агонией, а уже про семь лет и подумать было страшно.

Расстроенный Цин Шуй снова вошел в пространственную сферу и приступил к культивации. Только полностью погрузившись в нее, он смог временно позабыть о своих бедах. Он забыл о давлении будущего, множестве людей позади него, что у него не было права на ошибку, о его сестре в Клане Янь и его матери Цин И.

Кроме долгих тренировок Древней Техники Усиления, Цин Шуй также практиковался в алхимии. Он надеялся, что откроет рецепты в течение этих двух лет, которые окажутся очень полезными в его практике.

В свободное время он тренировался в технике иглоукалывания. Он знал, что эта золотая игла станет его козырем, особенно вкупе с первобытным огнем.

Что же касается Дланей Великого Золотого Будды, в ней он уже был опытным бойцом. Тогда, в Пещере Тысячи Будд, его Техника Следа Ладони Будды была уже на довольно высоком уровне. Он обнаружил, что техника Следа Ладони Будды сама по себе была чрезвычайно мощной техникой атаки двумя руками.

Было еще кое-что. Длань Великого Золотого Будды Девятой Волны была силой ауры. В ней не было поз. Вместо них в технике использовалась атака извращенно чудовищной аурой. Ее можно было использовать вместе с любой боевой техникой, что удваивало эффект при приложении только половины усилий.

Цин Шуй всегда ценил скорость. Поэтому каждый день он тренировал Технику Галопа Оленя. В этой технике Цин Шуй, к его огромной радости, уже достиг Стадии Великого Совершенства, поэтому его скорость удвоилась. Однако он все равно продолжал тренировки, так как обнаружил, что его скорость продолжает расти, но меньшими темпами, чем раньше.

Цин Шуй всегда удивлялся. Боевым искусствам не было границ, что же было после Стадии Великого Совершенства? Как боевой солдат становился боевым командиром, потом Сяньтянь, а потом Божественная Сфера. Что же было после Божественной Сферы?

Убежденный в этой теории, Цин Шуй продолжал тренировки Галопа Оленя. Пока он чувствовал улучшения, не важно, как медленно они наступали, он без устали практиковался. У людей может быть лимит, но в то же самое время они были безграничны!

На второй день Цин Шуй проснулся вовремя. Небо уже посветлело, а Цин Шуй признался себе, что давненько он не спал на такой удобной кровати.

Совершив омовения, он приступил к зарядке для костей и мышц. Тайчи, быстрый одиночный удар, След Ладони Тысячи Будд. Цин Шуй провел целый сет движений в каждой технике с различной скоростью от крайне быстрой до очень медленной, и наоборот. Со стороны эти упражнения выглядели очень гладкими и основательными, особенно потрясающая техника Следа Ладоней Будды вместе с Кулаком Тайчи.

«Сестра Минъюэ, по вашему опыту, что за техники он использует?»

Хоюнь и Цанхай, две изумительные красавицы, наблюдали за тренировками Цин Шуя из окна.

«Понятия не имею. Он один из самых непостижимых людей, которых я встречала. Ничего о нем сказать не могу», засмеялась Минъюэ, «Хоюнь, сестра, скажи честно, как далеко зашли отношения между тобой и этим отпрыском?»

Хоюнь покраснела: «На самом деле мы просто друзья. Мы просто близкие друзья и все».

«Никаких отношений, а он дал тебе выпить того вина кости тигра?»

«Серьезно, между нами ничего нет. Он никогда не говорил, что у него какие-то виды на меня. Может, один только инцидент….» Хоюнь опять вспыхнула от стыда.

«Расскажи, сестра, может, я чем помогу».

«Он… подарил мне подарок. И повесил на шею», Хоюнь достала из-под одежды золотую подвеску.

«Ты поэтому в него влюбилась?» спросила Минъюэ, и странный взгляд блеснул из-под ее ресниц.

«На самом деле, я до сих пор не знаю, что со мной. Я думаю о нем постоянно и хочу видеть его. Я не хочу, чтобы он грустил, хочу, чтобы он веселил и развлекал меня».

Цанхай Минъюэ растерялась при этих словах! Она никогда раньше не испытывала таких эмоций по отношению к парню. Если однажды какой-то парень вызовет такие эмоции в ее сердце, побежит ли она за ним?

Хоюнь понимала чувства, которые переживала растерянная Цанхай Минъюэ. Она чувствовала то же самое – в то время, когда только влюбилась в него. Сейчас же она более четко ощущала свои собственные эмоции.

После завтрака троица пошла прогуляться по улицам города.

«А мы прямо как семья бессмертных!» - со смехом сказал Цин Шуй.

«Пфф!» фыркнула Цанхай Минъюэ. «Сегодня я отведу вас к Южному Древнему Проходу. Это место было основой для большинства крупных кланов и семей, а также один из самых процветающих районов в Столице».

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава