Глава - 250: Дополнительное увеличение: Холодный Яд Штормовые Облака Надвигаются
Предыдущая глава
Следующая глава
«Что если у меня вдруг не останется сил защищать Клан Цанхай, тогда я надеюсь, что ты станешь защищать Юэюэ», со вздохом сказал Цанхай, и глаза его наполнились грустью. «Отец, что-то случилось?» Цанхай Минъюэ побледнела, глядя на Цанхая, паника замелькала в ее прекрасных черных глазах. «Юэюэ, я просто говорю, что если. Не волнуйся», Цанхай смотрел на Цанхай Минъюэ любящими глазами. Хотя лицо Цин Шуя не изменилось, в сердце его началась настоящая буря. Он знал, что если слова Цанхая могли означать только одно – что-то плохое вскоре случиться с ним. Первое, о чем подумал Цин Шуй, это секта Бессмертного Меча. Однако успокоившись, он вспомнил, что Цанхай не считал их за своих соперников, глядя на них с пренебрежением. Цанхай смотрел на Цин Шуя в ожидании ответа. Не смотря на то, что у Цин Шуя никогда не было отца, он симпатизировал Цанхаю, в конце концов, Цин Шуй был отцом своей приемной дочери. «Обещаю. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы позаботиться о вашей дочери», сказал Цин Шуй, словно гвоздь забил, словно резал металл, так уверенно он это произнес. Однако тревога не покидала Цин Шуя: без Цанхая у него в Южном Городе не останется никакой поддержки. Если враги решат напасть на него в будущем, скорее всего, у него не получится даже сбежать из этого города. Атмосфера в комнате стала тяжелой. Глаза Цанхай Минъюэ покраснели. Впервые Цин Шуй видел ее такой хрупкой, он никогда бы не подумал, что в ее характере есть и такая черта. «Отец, может, уедем отсюда? Если мы уедем, ничего плохого не случится!» в панике Цанхай Минъюэ вцепилась в рукав Цанхая. «Слишком поздно. Я никогда не думал, что после тридцати лет произойдут такие огромные изменения», горько усмехнулся Цанхай. «Отец, кто именно пытается разобраться с тобой?» слезы без остановки текли по лицу Цанхай Минъюэ. Она всегда была такой дотошной, такой умной, как она могла упустить тяжесть ситуации? Ее мать, напротив, была спокойна, пытаясь сгладить обстановку. Однако какой актрисой бы она ни была, полностью скрыть своего напряжения она не могла. «Секта Бессмертного Меча. Я в жизни бы не подумал, что этот глупый старик в Секте сможет пробиться через тридцать лет», лицо Цанхая скривилось от боли. «Старший, неужели у нас нет даже самого маленького шанса?» нахмурился Цин Шуй. Если он бы смог заставить Колокольчик, потрясающий души, пробить 4-й уровень, он бы с уверенностью мог поразить летающих дьявольских чудовищ. «Бесполезно, у этого старика «Черный Монархический Сокол-Чемпион, его скорость крайне высока, ни одно летающее чудовище не сможет убежать от его преследования». Цин Шуй уже слышал об этом чудовище. Монстры с названиями «монарх», «имперский» или «королевский» были невероятно мощными дьявольскими чудовищами. «Старший, сколько у нас времени?» Цин Шуй не переставал думать о колокольчике в пространственной сфере. Как жалко, что времени мало. «Около месяца, я полагаю. Он хочет переловить всех в моем клане, и тебя тоже. Иначе бы он давно сделал первый шаг», ответил Цанхай. «Старший, потяните время, как только можете, чудо вполне может случиться», серьезно сказал Цин Шуй, зная, что раз Цанхай попросил позаботиться о его дочери, значит, он уже принял решение сражаться до смерти, чтобы у членов его семьи было время, чтобы убежать. «Отец, это из-за того случая со мной?» Цанхай Минъюэ вспомнила про мастера Фэн и двух раненых старших. Она вспомнила также случай, когда Цин Шуй публично унизил толстяка из Секты Бессмертного Меча. Она не знала наверняка, связаны были эти события или нет, печаль омрачала ее душу и мысли. Ощущение беспомощности постепенно росло в ее сердце, она не смела даже подумать, что может потерять отца, который всегда был ее поддержкой и опорой! Тут она вдруг поняла, что отец хотел, чтобы Цин Шуй позаботился о ней… «Глупая девочка, это не имеет к тебе никакого отношения. 30 лет назад твой отец ослепил одного его друга. Тогда мы решили, что кто-то один должен умереть – либо я, либо он, мы не могли ходить под одним небом. Но тогда наша культивация была одинаковой, но я был более вертким. Кто бы мог подумать, что этому слепому дураку так повезет, и он пробьется на более высокий уровень?» засмеялся Цанхай, пытаясь разрядить обстановку. Покидая резиденцию Цанхай, Цин Шуй начал обдумывать это дело. Сначала он думал, что культивация Цанхай была на вершине Боевого Короля. Однако теперь он сделал вывод, что и Цанхай, и тот слепой старик в Секте Бессмертного Меча, давно пробили следующий уровень. Чувства Цин Шуя были обострены, как никогда, он чувствовал, какой невероятной была их аура, несмотря на то, что они намеренно ее не показывали. Если бы он хотел сбежать, все равно должна была быть надежда. Если бы Цин Шуй выковал ожерелье, оно бы могло увеличить скорость его жар-птицы. Вообще скорость его феникса не уступала скорости Черного Сокола-Чемпиона, а если еще скормить ему плоды увеличения проворности, энергии, стойкости, добавить две малые восстанавливающие гранулы…. Цин Шуй надеялся, что пока Цанхай жив, ему можно мирно существовать в городе какое-то время. Кто бы мог подумать, что что-то подобное произойдет? Цин Шуй бы никогда не думал о том, чтобы отступить назад в Город Тысячи Миль, он не хотел навлечь неприятности на то место, где проживали члены его клана. Хоть Цанхай и уверял их, что дело в нем, Цин Шуй чувствовал, что была вероятность того, что и его действия вызвали все эти проблемы. Войдя в пространственную сферу, первое, чем он решил заняться, это увеличить уровень колокольчика, потрясающего души. После этого он культивировал Древнюю Технику Усиления и скрытые техники владения оружием. Он знал, что если придется драться с кем-то более высокого уровня, выиграть без секретных трюков не удастся. Его глаза вдруг вспыхнули светом радости, когда он вспомнил кое о чем. Тысячелетняя холодная сталь! В конце концов, он же кузнец, почему бы ему не выковать оружие для себя? Он решил использовать тысячелетнюю холодную сталь, чтобы выковать себе иглы, размером с его золотые иглы, в качестве тайного оружия. Он очистил кусок стали с помощью первобытного пламени, вылил остатки жидкой стали в форму. Весь процесс Цин Шуй производил с помощью Техники Святых Рук и энергией Ци Древней Техники Усиления, наполняя каждую иглу сутью своей энергии Ци. После этого с помощью Техники Тысячи Ударов он погрузился в процесс ковки. Он очень хотел увидеть, какие атрибуты увеличения приобретет конечный продукт, ведь металл был непростым! По окончании работы, получилась иглы длиной в 25 сантиметров. Цин Шуй спрятал одну в руке так, что со стороны было практически невозможно ее заметить. Сияние, которое излучала игла, было почти прозрачным, холодный воздух, исходящий от нее, заставлял окружающих дрожать от холода. После этого он приступил к повышению уровня колокольчика. По своему опыту он знал, что колокольчик выдерживал процесс очистки до десяти раз на дню. Каждый раз в процессе очистки от колокольчика исходило легкое фиолетовое свечение. Цин Шуй понял, что ему необходимо продолжать повышать уровень колокольчика без остановки до тех пор, пока процесс не достигнет предела. После этого он приступил к тренировке нового скрытого орудия – стальных игл, сам себе удивляясь, насколько эффективными были они. Так как они были очень тоненькими, то нацеливать их можно было только в сердце или глаза врага. Погруженный в свои практики, он забыл об очень важной вещи. «Гррр, как я мог забыть об этом?» Цин Шуй немедленно активировал Небесное Видение и тщательно изучил новенькую стальную иглу. Прочитав о дополнительных атрибутах, он пришел в изумление. Дополнительное усовершенствование: Холодный Яд! Цин Шуй голову ломал полдня и так и не понял, как ему удалось достичь этого. Но судя по этому названию, атака игл была сродни холодному яду, просто он не совсем понимал, до какой степени она была сильной. Он не совсем понимал, что случилось, но это что-то было явно отличной вещью. Чем больше яда, тем лучше, в конце концов, яд означало однозначную смерть противника. Все остальное время Цин Шуй посвятил боевым техникам. Он все еще находился на третьей волне Дланей Великого Золотого Будды Девятого Вала. Эта техника была ошеломляющей. Он не знал, когда на него снизойдет момент перехода на новый уровень. Эта техника была очень тяжелой, так, что Цин Шуй понимал, что владей он пятой волной на своем уровне культивации, даже Цанхай не посмеет отразить его удар. Слишком ошеломляющей была мощь этой техники. Что касается малой стадии успеха формы журавля, до следующей стадии была пропасть. К счастью, у него все лучше и лучше получалось изо дня в день, хоть и с медленной скоростью. Да и это к лучшему было, не все можно заставить сбыться, некоторые вещи даются шаг за шагом, не иначе. Штормовые облака надвигались на его мир. Цин Шуй чувствовал, что уровень опасности был не меньше, чем тогда в Городе Тысячи Миль, когда Гунъян Сюаньхун примчался, чтобы уничтожить его и его клан. Тогда его спасли его богоподобная учительница и Байли Цзинвэй. Только кто же станет его спасителем на этот раз?

«Что если у меня вдруг не останется сил защищать Клан Цанхай, тогда я надеюсь, что ты станешь защищать Юэюэ», со вздохом сказал Цанхай, и глаза его наполнились грустью.

«Отец, что-то случилось?» Цанхай Минъюэ побледнела, глядя на Цанхая, паника замелькала в ее прекрасных черных глазах.

«Юэюэ, я просто говорю, что если. Не волнуйся», Цанхай смотрел на Цанхай Минъюэ любящими глазами. Хотя лицо Цин Шуя не изменилось, в сердце его началась настоящая буря. Он знал, что если слова Цанхая могли означать только одно – что-то плохое вскоре случиться с ним. Первое, о чем подумал Цин Шуй, это секта Бессмертного Меча. Однако успокоившись, он вспомнил, что Цанхай не считал их за своих соперников, глядя на них с пренебрежением. Цанхай смотрел на Цин Шуя в ожидании ответа. Не смотря на то, что у Цин Шуя никогда не было отца, он симпатизировал Цанхаю, в конце концов, Цин Шуй был отцом своей приемной дочери.

«Обещаю. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы позаботиться о вашей дочери», сказал Цин Шуй, словно гвоздь забил, словно резал металл, так уверенно он это произнес. Однако тревога не покидала Цин Шуя: без Цанхая у него в Южном Городе не останется никакой поддержки. Если враги решат напасть на него в будущем, скорее всего, у него не получится даже сбежать из этого города.

Атмосфера в комнате стала тяжелой. Глаза Цанхай Минъюэ покраснели. Впервые Цин Шуй видел ее такой хрупкой, он никогда бы не подумал, что в ее характере есть и такая черта.

«Отец, может, уедем отсюда? Если мы уедем, ничего плохого не случится!» в панике Цанхай Минъюэ вцепилась в рукав Цанхая.

«Слишком поздно. Я никогда не думал, что после тридцати лет произойдут такие огромные изменения», горько усмехнулся Цанхай.

«Отец, кто именно пытается разобраться с тобой?» слезы без остановки текли по лицу Цанхай Минъюэ. Она всегда была такой дотошной, такой умной, как она могла упустить тяжесть ситуации? Ее мать, напротив, была спокойна, пытаясь сгладить обстановку. Однако какой актрисой бы она ни была, полностью скрыть своего напряжения она не могла.

«Секта Бессмертного Меча. Я в жизни бы не подумал, что этот глупый старик в Секте сможет пробиться через тридцать лет», лицо Цанхая скривилось от боли.

«Старший, неужели у нас нет даже самого маленького шанса?» нахмурился Цин Шуй. Если он бы смог заставить Колокольчик, потрясающий души, пробить 4-й уровень, он бы с уверенностью мог поразить летающих дьявольских чудовищ.

«Бесполезно, у этого старика «Черный Монархический Сокол-Чемпион, его скорость крайне высока, ни одно летающее чудовище не сможет убежать от его преследования».

Цин Шуй уже слышал об этом чудовище. Монстры с названиями «монарх», «имперский» или «королевский» были невероятно мощными дьявольскими чудовищами.

«Старший, сколько у нас времени?» Цин Шуй не переставал думать о колокольчике в пространственной сфере. Как жалко, что времени мало.

«Около месяца, я полагаю. Он хочет переловить всех в моем клане, и тебя тоже. Иначе бы он давно сделал первый шаг», ответил Цанхай.

«Старший, потяните время, как только можете, чудо вполне может случиться», серьезно сказал Цин Шуй, зная, что раз Цанхай попросил позаботиться о его дочери, значит, он уже принял решение сражаться до смерти, чтобы у членов его семьи было время, чтобы убежать.

«Отец, это из-за того случая со мной?» Цанхай Минъюэ вспомнила про мастера Фэн и двух раненых старших. Она вспомнила также случай, когда Цин Шуй публично унизил толстяка из Секты Бессмертного Меча. Она не знала наверняка, связаны были эти события или нет, печаль омрачала ее душу и мысли. Ощущение беспомощности постепенно росло в ее сердце, она не смела даже подумать, что может потерять отца, который всегда был ее поддержкой и опорой! Тут она вдруг поняла, что отец хотел, чтобы Цин Шуй позаботился о ней…

«Глупая девочка, это не имеет к тебе никакого отношения. 30 лет назад твой отец ослепил одного его друга. Тогда мы решили, что кто-то один должен умереть – либо я, либо он, мы не могли ходить под одним небом. Но тогда наша культивация была одинаковой, но я был более вертким. Кто бы мог подумать, что этому слепому дураку так повезет, и он пробьется на более высокий уровень?» засмеялся Цанхай, пытаясь разрядить обстановку.

Покидая резиденцию Цанхай, Цин Шуй начал обдумывать это дело. Сначала он думал, что культивация Цанхай была на вершине Боевого Короля. Однако теперь он сделал вывод, что и Цанхай, и тот слепой старик в Секте Бессмертного Меча, давно пробили следующий уровень. Чувства Цин Шуя были обострены, как никогда, он чувствовал, какой невероятной была их аура, несмотря на то, что они намеренно ее не показывали. Если бы он хотел сбежать, все равно должна была быть надежда. Если бы Цин Шуй выковал ожерелье, оно бы могло увеличить скорость его жар-птицы. Вообще скорость его феникса не уступала скорости Черного Сокола-Чемпиона, а если еще скормить ему плоды увеличения проворности, энергии, стойкости, добавить две малые восстанавливающие гранулы….

Цин Шуй надеялся, что пока Цанхай жив, ему можно мирно существовать в городе какое-то время. Кто бы мог подумать, что что-то подобное произойдет? Цин Шуй бы никогда не думал о том, чтобы отступить назад в Город Тысячи Миль, он не хотел навлечь неприятности на то место, где проживали члены его клана. Хоть Цанхай и уверял их, что дело в нем, Цин Шуй чувствовал, что была вероятность того, что и его действия вызвали все эти проблемы.

Войдя в пространственную сферу, первое, чем он решил заняться, это увеличить уровень колокольчика, потрясающего души. После этого он культивировал Древнюю Технику Усиления и скрытые техники владения оружием. Он знал, что если придется драться с кем-то более высокого уровня, выиграть без секретных трюков не удастся. Его глаза вдруг вспыхнули светом радости, когда он вспомнил кое о чем.

Тысячелетняя холодная сталь!

В конце концов, он же кузнец, почему бы ему не выковать оружие для себя? Он решил использовать тысячелетнюю холодную сталь, чтобы выковать себе иглы, размером с его золотые иглы, в качестве тайного оружия.

Он очистил кусок стали с помощью первобытного пламени, вылил остатки жидкой стали в форму. Весь процесс Цин Шуй производил с помощью Техники Святых Рук и энергией Ци Древней Техники Усиления, наполняя каждую иглу сутью своей энергии Ци. После этого с помощью Техники Тысячи Ударов он погрузился в процесс ковки. Он очень хотел увидеть, какие атрибуты увеличения приобретет конечный продукт, ведь металл был непростым!

По окончании работы, получилась иглы длиной в 25 сантиметров. Цин Шуй спрятал одну в руке так, что со стороны было практически невозможно ее заметить. Сияние, которое излучала игла, было почти прозрачным, холодный воздух, исходящий от нее, заставлял окружающих дрожать от холода.

После этого он приступил к повышению уровня колокольчика. По своему опыту он знал, что колокольчик выдерживал процесс очистки до десяти раз на дню. Каждый раз в процессе очистки от колокольчика исходило легкое фиолетовое свечение. Цин Шуй понял, что ему необходимо продолжать повышать уровень колокольчика без остановки до тех пор, пока процесс не достигнет предела.

После этого он приступил к тренировке нового скрытого орудия – стальных игл, сам себе удивляясь, насколько эффективными были они. Так как они были очень тоненькими, то нацеливать их можно было только в сердце или глаза врага. Погруженный в свои практики, он забыл об очень важной вещи.

«Гррр, как я мог забыть об этом?» Цин Шуй немедленно активировал Небесное Видение и тщательно изучил новенькую стальную иглу. Прочитав о дополнительных атрибутах, он пришел в изумление.

Дополнительное усовершенствование: Холодный Яд!

Цин Шуй голову ломал полдня и так и не понял, как ему удалось достичь этого. Но судя по этому названию, атака игл была сродни холодному яду, просто он не совсем понимал, до какой степени она была сильной. Он не совсем понимал, что случилось, но это что-то было явно отличной вещью. Чем больше яда, тем лучше, в конце концов, яд означало однозначную смерть противника.

Все остальное время Цин Шуй посвятил боевым техникам. Он все еще находился на третьей волне Дланей Великого Золотого Будды Девятого Вала. Эта техника была ошеломляющей. Он не знал, когда на него снизойдет момент перехода на новый уровень. Эта техника была очень тяжелой, так, что Цин Шуй понимал, что владей он пятой волной на своем уровне культивации, даже Цанхай не посмеет отразить его удар. Слишком ошеломляющей была мощь этой техники.

Что касается малой стадии успеха формы журавля, до следующей стадии была пропасть. К счастью, у него все лучше и лучше получалось изо дня в день, хоть и с медленной скоростью. Да и это к лучшему было, не все можно заставить сбыться, некоторые вещи даются шаг за шагом, не иначе.

Штормовые облака надвигались на его мир. Цин Шуй чувствовал, что уровень опасности был не меньше, чем тогда в Городе Тысячи Миль, когда Гунъян Сюаньхун примчался, чтобы уничтожить его и его клан. Тогда его спасли его богоподобная учительница и Байли Цзинвэй. Только кто же станет его спасителем на этот раз?

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава