X
X
Глава - 283: Она из Клана Янь Клан Янь приговорен к смерти
Предыдущая глава
Следующая глава
Уже стемнело, Цин Шуй разглядывал редкую толпу вокруг него, многие ученики жестикулировали, движения многих были неуклюжими и комичными. Цин Шуй смеялся, а люди, видимо, стеснялись дать себе волю ранее, при людях. Сейчас же время было позднее, на площадке оставалось немного народу: перед каждой табличкой осталось по одному человеку, поэтому люди чувствовали себя менее зажатыми. Все старались избегать контактов друг с другом, хотя были и такие фанатики, которым было все равно на окружающих, и они занимались имитацией движений прямо на месте, как умалишенные. Среди тех, кто практиковался, рассматривая и имитируя «формы зверя», вырезанные на камнях, обязательно были те, кто случайно или нет, ухватывали суть и понимали секрет, спрятанный в рисунках. Среди них были и те, кто упорно и настойчиво изучал самые простые основы имитации форм. Если бы кто-то захотел достичь уровня Ударов Зверя, на котором был Цин Шуй, им нужно было иметь, по крайней мере, отличное восприятие, потому что Цин Шуй уже много времени тренировался в Технике Мимикрии Девяти Животных; иначе было бы трудно добиться таких результатов за короткое время. Цин Шуй шел к своему дому, улыбаясь и довольно покачивая головой. Если бы не его тренировки в Технике Мимикрии Девяти Животных, для достижения его текущего уровня ему бы понадобилось около двадцати лет тренировок. Вот таков был результат его воздействия Моря Сознания с образом Инь-Янь и двух случаев просветления, которые он пережил. Медленно шагая, он давал волю воображению, вспоминая скульптуры, вырезанные на камнях. Цин Шуй не планировал использовать их в схватках с противниками после изучения. Через эти каменные рисунки, его Техника Мимикрии могла расшириться, увеличивая соответственно его способности. Более того, его самыми убийственными методами были Спрятанное Оружие, Длани Будды Девятой Волны, Меч Третьей Волны и, конечно же, определенные движения из вспомогательных техник. Щелчок Хвоста Тигра. Разрывающий Коготь Тигра. Поддержка Медведя. Близкая Атака Медведя. Этих ядовитых и мощных техник иногда хватало, чтобы убить оппонента в один момент. Его мысли летели, как метеоры, он даже не заметил, как добрался до своего дома, и что дверь в комнате под его квартирой была слегка приоткрыта. Он переночевал предыдущую ночь, не заметив ничего подозрительного, и на утро тоже все было спокойно. Цин Шуй собрался было подняться к себе, когда дверь приоткрылась, и в коридор вышла женщина, больше похожая на маленькую девочку. Цин Шуй узнал ее: она была та самая изящная девушка, которая подходила к нему тренироваться в Технике Владения Мечом Небесного дворца. Янь Лин’Эр! «Брат Цин Шуй!» Янь Лин’Эр улыбнулась и поприветствовала Цин Шуя, слегка обнажив жемчужные зубы. «Хм, ты здесь живешь?» удивился Цин Шуй. «Да, а братец Цин Шуй тоже здесь живет?» настала очередь Янь Лин’Эр удивляться; она уже давненько поживала в этом блоке. «Да, прямо над тобой!» засмеялся Цин Шуй. «А, так ты, должно быть, только вчера въехал?» Янь Лин’Эр заканчивала свое предложение, уже стоя близко-близко к Цин Шую. Она была очень невысокой – только доставала до подбородка Цин Шуя, однако она была превосходна сложена. Лицо ее было нежным и юным, но грудь круглой и полной, одежда высоко поднималась под нею, скрывая ее, но обозначая значительный размер. Линия талии была высокой и тонкой, круглая попа особенно выдавалась, ее длинные стройные ноги придавали ей еще больше юного очарования. «А как ты поняла?» спросил Цин Шуй, хотя он уже знал ответ – ее не было дома вчера ночью. Он почему-то подумала, что она развлекалась с тем мужчиной прошлым вечером. «Я ночевала у Сестры Си Юэ, а оказывается у нас тут новый брат заехал», звонко рассмеялась Янь Лин’Эр. Цин Шуй примерно оценил ее способности – самое начало Сяньтянь, но достигнуть таких результатов в ее юном возрасте считалось великолепным. Приглядевшись к ней поближе, у Цин Шуя закралось подозрение. Дело в том, что она выглядела очень похожей на сестру, продававшую чайные листья в городе Янь, особенно ее нос и форма лица. Цин Шуй вдруг заметил фамилию Янь на табличке на двери. Однако ему не показалось странным то, что он встретил девушку с фамилией Янь в Небесном Дворце. Но подумав, Цин Шуй все-таки решил спросить: «А откуда ты родом?» Янь Лин’Эр слегка смутилась, но с улыбкой ответила: «Из деревни Янь Цзян из Города Янь. А у Братца Цин Шуя какие-то проблемы? Моя семья в Городе Янь все еще имеет кое-какое влияние. Если ты соберешься в город Янь в будущем, я могу тебе устроить экскурсию». То есть она сказала, что ее семья в Городе Янь, а в городе Янь только члены Клана Янь носят такую фамилию. Она сказала, что у семьи была сила. Цин Шуй вдруг почувствовал боль; его самой главной целью теперь было разрушить этот Клан Янь до основания! Цин Шуй усмехнулся и пошел к себе, оставив Янь Лин’Эр удивленно стоять у своей двери. Узнав, что она являлась частью Клана Янь, Цин Шуй вдруг растерял к ней всякий интерес. Войдя в свою комнату и закрыв дверь, он почувствовал опустошение. Девушка снова напомнила ему про Клан Янь. История аристократов была всегда историей крови и слез, семьи росли, постоянно нападая на другие. Успех любого генерала построен на десятках тысяч белых костей; успех аристократического клана ничем не отличался. Цин Шуй приговорил Клан Янь к смертной казни, увидев ту самую девушку на улице Города Янь, и ни один человек, имеющий хоть какое-то отношение к этому, не избежит его мести. Узнав, что его соседка была из Клана Янь, возможно даже его сестрой по отцу. Он всегда знал, что у него одна мать. Он был готов отдать в сто, тысячу раз больше тому, кто помогал ей, но ее обидчикам, кем бы они ни были, он был готов жестоко отплатить, даже если это займет десять, двадцать лет, или всю жизнь. Цин Шуй был тем, кто мог положить всю свою жизнь ради мести, и этот день был не за горами! Цин Шуй очень хотел бы, чтобы эти мысли оставили его, особенно та несчастная девушка в городе Янь. Цин Шуй даже не собирался рассказывать о ней своей матери, потому что знал, что она отдаст свою жизнь, но отправится в город Янь сама! Он держался много лет, поэтому еще два года в Небесном Дворце ничего не значили для него. Он решил, что пока не время думать об этом, и постепенно выбросил все эти мысли из головы. Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и немедленно погрузился в тренировки. Древняя техника усиления была в цикле девяноста четырех дней, и все указывало на то, что вскоре должен был произойти прорыв на 95-й уровень. Однако Цин Шуй знал, что после 95-го дня продвижение вперед усложнится; чем ближе к Пятой Волне, тем больше будет препятствий! В Древней Технике Усиления одна ступень включала в себя волны с первой по третью. Это была своего рода базовая стадия, основа. Продвижение к Четвертой Волне было ключевым; однако уже не требовала просто способностей, восприимчивости и упорства, но и какой-то степени везения тоже. И вот уже шесть лет Цин Шуй был блокирован стеной Четвертой Волны, он не знал, сколько еще времени ему понадобится для того, чтобы сломать стену пятой волны. И эти мысли повергали его в пучину уныния, но у него были кое-какие заготовки на этот случай. Если он не пробьет Пятую Волну за ближайшие пару лет, он будет увеличивать свои способности с помощью лекарственных гранул и вспомогательных техник, и это, возможно, поможет ему пробиться. Форма Тигра. Несколько наскальных рисунков, которые он внимательно изучил в тот день, подарили Цин Шую глубокое понимание Формы Тигра. Первый рисунок тигра, рычащего в горах, излучало атмосферу агрессии. Он снова и снова издавал крики. На этот раз они были громче и ниже, чем предыдущие, разрывая грудную клетку. Агрессия вырывалась из самой глубины тела, превращая воина в нечто ужасающее изнутри и снаружи, будто рык тигра сотрясал самую душу. Цин Шуй был очень доволен собой. Имитация поз животных требовала точного повторения движений «формы зверя» для того, чтобы увеличить свою силу и скорость до предела. Движения Подъема Тигра и Спуска Тигра увеличивали присутствие воина; одна собирала ее, другая – разряжала. Лучшим результатом в этом было достижение степени «удержание падающей стены»! Подавление других силой – Восхождение Тигра; довести свое присутствие до ужасающих масштабов, уступая в физической силе, но подавляя своим присутствием, потому что без него воина ждал очевидный проигрыш. Спуск Тигра был навроде небесной реки, которая хлещет с гор с непреодолимой силой, правильно использование этой формы могло поднять технику воина на новую высоту. Цин Шуй думал обо всем этом, постепенно увеличивая свое присутствие через Разрывающий Удар Тигра, Разрывающий Коготь Тигра, Удар Хвостом Тигра, даже с помощью Когтя Медведя и движения с мечом. Между тренировками Цин Шуй прокачивал Колокольчик, Сотрясающий Души, проделывая эти процедуры до сорока раз в день. За месяц с начала своего путешествия в Небесный Дворец он, наконец, достиг третьего уровня! Как говорилось в описании в его пространственной сфере, на третьем уровне Колокольчик не только сводил с ума дьявольских чудовищ и заставлял их нападать на всех вокруг, но и мог привести к неожиданной смерти самих чудовищ! Цин Шуй был вне себя от радости, когда заполучил этот атрибут. Он даже специально проверял его в отдаленных лесах на разных животных. Он обнаружил, что на диких зверей колокольчик действует в девяти случаях из десяти, а против дьявольских чудовищ – в четырех из пяти. Цин Шуй вспомнил, как он воспользовался им против Сокола-Черного Чемпиона; какой успешной оказалась самая первая попытка. Он понимал, что в этом случае удача играла огромную роль. Проведя еще несколько экспериментов, Цин Шуй обнаружил, что успешны лишь один случай из пяти, всего 20%. На следующий день Цин Шуй снова пошел на площадь, чтобы послушать лекцию старшего, когда увидел, что его место занято Янь Лин’Эр. Девушка приветственно улыбнулась: «Брат Цин Шуй!» Цин Шуй не сдержался и решил расспросить ее: «Когда я был проездом в городе Янь, я увидел девушку на улице, торговавшую чайными листьями. Что ты знаешь о ней? Мне очень нужно!» Янь Лин’Эр вспомнила, как Цин Шуй оставил ее с выражением отвращения на лице, когда услышал, откуда она. Ей показалось, что он посчитал ее бессердечным человеком. «Ты не знаешь, я просто младшая. Сестра Цин Цин уже… Брат Цин Шуй, кажется, что тебя очень беспокоит Сестра Цин Цин?» удивленно спросила Янь Лин’Эр. На что Цин Шуй спокойно ответил: «Тебе не кажется, что она в тяжелом положении? Юная представительница Клана Янь торгует чаем на улице. Кроме того, ее еще и какой-то Мастер Сяо всячески унижал при всех. Разве такое практикуется в Клане Янь?» Янь Лин’Эр вздохнула: «Ты не знаешь ничего, ты только поверхность видел. В клане Янь есть хорошие люди», сказала она. «Ха-ха, а ко мне-то какое отношение это имеет: и не ищи меня больше. У меня к клану Янь очень негативное отношение!» сказал Цин Шуй и повернулся, чтобы уйти. Услышав такие жестокие слова, Янь Лин’Эр заплакала, глядя ему вслед. «Лин’Эр, что случилось? Он обидел тебя?» прозвучал нежный голосок. «Сестра Си Юэ!» Янь Лин’Эр поспешно вытерла слезы. Ее радостный голос ничем не выдал того, что она недавно плакала. Девушка была одета в изумрудное платье, у нее была очаровательная походка. Зрачки ее глаз были так черны, что ярко контрастировали с белком, добавляя ее внешности особой привлекательности. Ее нос был высоким, прямым, что делало ее лицо немного упрямым. Впрочем, и характером она была такая же. Красные влажные губы были слегка припухлыми, за приятной улыбкой пряталась легкая обида. С такой хорошо сложенной фигурой, она могла легко считаться одной на миллион. «Не плачь, не плачь. Этот мерзавец дразнил тебя?» улыбка девушки была успокаивающей. «Нет, не дразнил», усмехнулась Янь Лин’Эр. Она хотела плакать, а не смеяться, но все же снова вытерла слезы. И когда та леди окончательно приблизилась к ней, притворилась, что с ней все в порядке. Цин Шуй сменил место, и через какое-то время старший появился на боевом помосте. Сегодня он продолжил показывать следующие десять движений, сканируя своим взглядом толпу присутствующих учеников. «Я могу только объяснить. Кто хочет воспользоваться этой техникой в бою, должен очень тяжело тренироваться. Я вас привел к двери, а сможете ли вы подняться к алтарю священного знания, будет зависеть только от вас», сказал старший, обнажив приятную улыбку. И он приступил к своей лекции, параллельно показывая все движения. Десять сегодняшних движений оказались гораздо мощнее и суровее предыдущих. Цин Шую только-только открылось понимание, как использовать свое присутствие через рисунки Поднимающегося Тигра и Спускающегося тигра. Поэтому ему было легче понять объяснения старшего, потому что эти техники резонировали друг с другом. Цин Шуй понял половину его объяснений. К окончанию лекции, Цин Шуя охватило чувство просветления и полного осознания.

Уже стемнело, Цин Шуй разглядывал редкую толпу вокруг него, многие ученики жестикулировали, движения многих были неуклюжими и комичными. Цин Шуй смеялся, а люди, видимо, стеснялись дать себе волю ранее, при людях. Сейчас же время было позднее, на площадке оставалось немного народу: перед каждой табличкой осталось по одному человеку, поэтому люди чувствовали себя менее зажатыми. Все старались избегать контактов друг с другом, хотя были и такие фанатики, которым было все равно на окружающих, и они занимались имитацией движений прямо на месте, как умалишенные. Среди тех, кто практиковался, рассматривая и имитируя «формы зверя», вырезанные на камнях, обязательно были те, кто случайно или нет, ухватывали суть и понимали секрет, спрятанный в рисунках. Среди них были и те, кто упорно и настойчиво изучал самые простые основы имитации форм.

Если бы кто-то захотел достичь уровня Ударов Зверя, на котором был Цин Шуй, им нужно было иметь, по крайней мере, отличное восприятие, потому что Цин Шуй уже много времени тренировался в Технике Мимикрии Девяти Животных; иначе было бы трудно добиться таких результатов за короткое время.

Цин Шуй шел к своему дому, улыбаясь и довольно покачивая головой. Если бы не его тренировки в Технике Мимикрии Девяти Животных, для достижения его текущего уровня ему бы понадобилось около двадцати лет тренировок. Вот таков был результат его воздействия Моря Сознания с образом Инь-Янь и двух случаев просветления, которые он пережил.

Медленно шагая, он давал волю воображению, вспоминая скульптуры, вырезанные на камнях. Цин Шуй не планировал использовать их в схватках с противниками после изучения. Через эти каменные рисунки, его Техника Мимикрии могла расшириться, увеличивая соответственно его способности. Более того, его самыми убийственными методами были Спрятанное Оружие, Длани Будды Девятой Волны, Меч Третьей Волны и, конечно же, определенные движения из вспомогательных техник. Щелчок Хвоста Тигра. Разрывающий Коготь Тигра. Поддержка Медведя. Близкая Атака Медведя. Этих ядовитых и мощных техник иногда хватало, чтобы убить оппонента в один момент.

Его мысли летели, как метеоры, он даже не заметил, как добрался до своего дома, и что дверь в комнате под его квартирой была слегка приоткрыта. Он переночевал предыдущую ночь, не заметив ничего подозрительного, и на утро тоже все было спокойно.

Цин Шуй собрался было подняться к себе, когда дверь приоткрылась, и в коридор вышла женщина, больше похожая на маленькую девочку. Цин Шуй узнал ее: она была та самая изящная девушка, которая подходила к нему тренироваться в Технике Владения Мечом Небесного дворца. Янь Лин’Эр!

«Брат Цин Шуй!» Янь Лин’Эр улыбнулась и поприветствовала Цин Шуя, слегка обнажив жемчужные зубы.

«Хм, ты здесь живешь?» удивился Цин Шуй.

«Да, а братец Цин Шуй тоже здесь живет?» настала очередь Янь Лин’Эр удивляться; она уже давненько поживала в этом блоке.

«Да, прямо над тобой!» засмеялся Цин Шуй.

«А, так ты, должно быть, только вчера въехал?» Янь Лин’Эр заканчивала свое предложение, уже стоя близко-близко к Цин Шую. Она была очень невысокой – только доставала до подбородка Цин Шуя, однако она была превосходна сложена. Лицо ее было нежным и юным, но грудь круглой и полной, одежда высоко поднималась под нею, скрывая ее, но обозначая значительный размер. Линия талии была высокой и тонкой, круглая попа особенно выдавалась, ее длинные стройные ноги придавали ей еще больше юного очарования.

«А как ты поняла?» спросил Цин Шуй, хотя он уже знал ответ – ее не было дома вчера ночью. Он почему-то подумала, что она развлекалась с тем мужчиной прошлым вечером.

«Я ночевала у Сестры Си Юэ, а оказывается у нас тут новый брат заехал», звонко рассмеялась Янь Лин’Эр. Цин Шуй примерно оценил ее способности – самое начало Сяньтянь, но достигнуть таких результатов в ее юном возрасте считалось великолепным. Приглядевшись к ней поближе, у Цин Шуя закралось подозрение.

Дело в том, что она выглядела очень похожей на сестру, продававшую чайные листья в городе Янь, особенно ее нос и форма лица. Цин Шуй вдруг заметил фамилию Янь на табличке на двери. Однако ему не показалось странным то, что он встретил девушку с фамилией Янь в Небесном Дворце. Но подумав, Цин Шуй все-таки решил спросить:

«А откуда ты родом?»

Янь Лин’Эр слегка смутилась, но с улыбкой ответила:

«Из деревни Янь Цзян из Города Янь. А у Братца Цин Шуя какие-то проблемы? Моя семья в Городе Янь все еще имеет кое-какое влияние. Если ты соберешься в город Янь в будущем, я могу тебе устроить экскурсию».

То есть она сказала, что ее семья в Городе Янь, а в городе Янь только члены Клана Янь носят такую фамилию. Она сказала, что у семьи была сила. Цин Шуй вдруг почувствовал боль; его самой главной целью теперь было разрушить этот Клан Янь до основания!

Цин Шуй усмехнулся и пошел к себе, оставив Янь Лин’Эр удивленно стоять у своей двери. Узнав, что она являлась частью Клана Янь, Цин Шуй вдруг растерял к ней всякий интерес.

Войдя в свою комнату и закрыв дверь, он почувствовал опустошение. Девушка снова напомнила ему про Клан Янь. История аристократов была всегда историей крови и слез, семьи росли, постоянно нападая на другие. Успех любого генерала построен на десятках тысяч белых костей; успех аристократического клана ничем не отличался.

Цин Шуй приговорил Клан Янь к смертной казни, увидев ту самую девушку на улице Города Янь, и ни один человек, имеющий хоть какое-то отношение к этому, не избежит его мести.

Узнав, что его соседка была из Клана Янь, возможно даже его сестрой по отцу. Он всегда знал, что у него одна мать. Он был готов отдать в сто, тысячу раз больше тому, кто помогал ей, но ее обидчикам, кем бы они ни были, он был готов жестоко отплатить, даже если это займет десять, двадцать лет, или всю жизнь.

Цин Шуй был тем, кто мог положить всю свою жизнь ради мести, и этот день был не за горами!

Цин Шуй очень хотел бы, чтобы эти мысли оставили его, особенно та несчастная девушка в городе Янь. Цин Шуй даже не собирался рассказывать о ней своей матери, потому что знал, что она отдаст свою жизнь, но отправится в город Янь сама! Он держался много лет, поэтому еще два года в Небесном Дворце ничего не значили для него. Он решил, что пока не время думать об этом, и постепенно выбросил все эти мысли из головы.

Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита и немедленно погрузился в тренировки. Древняя техника усиления была в цикле девяноста четырех дней, и все указывало на то, что вскоре должен был произойти прорыв на 95-й уровень. Однако Цин Шуй знал, что после 95-го дня продвижение вперед усложнится; чем ближе к Пятой Волне, тем больше будет препятствий! В Древней Технике Усиления одна ступень включала в себя волны с первой по третью. Это была своего рода базовая стадия, основа. Продвижение к Четвертой Волне было ключевым; однако уже не требовала просто способностей, восприимчивости и упорства, но и какой-то степени везения тоже. И вот уже шесть лет Цин Шуй был блокирован стеной Четвертой Волны, он не знал, сколько еще времени ему понадобится для того, чтобы сломать стену пятой волны.

И эти мысли повергали его в пучину уныния, но у него были кое-какие заготовки на этот случай. Если он не пробьет Пятую Волну за ближайшие пару лет, он будет увеличивать свои способности с помощью лекарственных гранул и вспомогательных техник, и это, возможно, поможет ему пробиться.

Форма Тигра.

Несколько наскальных рисунков, которые он внимательно изучил в тот день, подарили Цин Шую глубокое понимание Формы Тигра. Первый рисунок тигра, рычащего в горах, излучало атмосферу агрессии. Он снова и снова издавал крики. На этот раз они были громче и ниже, чем предыдущие, разрывая грудную клетку. Агрессия вырывалась из самой глубины тела, превращая воина в нечто ужасающее изнутри и снаружи, будто рык тигра сотрясал самую душу.

Цин Шуй был очень доволен собой. Имитация поз животных требовала точного повторения движений «формы зверя» для того, чтобы увеличить свою силу и скорость до предела. Движения Подъема Тигра и Спуска Тигра увеличивали присутствие воина; одна собирала ее, другая – разряжала. Лучшим результатом в этом было достижение степени «удержание падающей стены»! Подавление других силой – Восхождение Тигра; довести свое присутствие до ужасающих масштабов, уступая в физической силе, но подавляя своим присутствием, потому что без него воина ждал очевидный проигрыш.

Спуск Тигра был навроде небесной реки, которая хлещет с гор с непреодолимой силой, правильно использование этой формы могло поднять технику воина на новую высоту. Цин Шуй думал обо всем этом, постепенно увеличивая свое присутствие через Разрывающий Удар Тигра, Разрывающий Коготь Тигра, Удар Хвостом Тигра, даже с помощью Когтя Медведя и движения с мечом.

Между тренировками Цин Шуй прокачивал Колокольчик, Сотрясающий Души, проделывая эти процедуры до сорока раз в день. За месяц с начала своего путешествия в Небесный Дворец он, наконец, достиг третьего уровня! Как говорилось в описании в его пространственной сфере, на третьем уровне Колокольчик не только сводил с ума дьявольских чудовищ и заставлял их нападать на всех вокруг, но и мог привести к неожиданной смерти самих чудовищ!

Цин Шуй был вне себя от радости, когда заполучил этот атрибут. Он даже специально проверял его в отдаленных лесах на разных животных. Он обнаружил, что на диких зверей колокольчик действует в девяти случаях из десяти, а против дьявольских чудовищ – в четырех из пяти.

Цин Шуй вспомнил, как он воспользовался им против Сокола-Черного Чемпиона; какой успешной оказалась самая первая попытка. Он понимал, что в этом случае удача играла огромную роль. Проведя еще несколько экспериментов, Цин Шуй обнаружил, что успешны лишь один случай из пяти, всего 20%.

На следующий день Цин Шуй снова пошел на площадь, чтобы послушать лекцию старшего, когда увидел, что его место занято Янь Лин’Эр. Девушка приветственно улыбнулась:

«Брат Цин Шуй!»

Цин Шуй не сдержался и решил расспросить ее:

«Когда я был проездом в городе Янь, я увидел девушку на улице, торговавшую чайными листьями. Что ты знаешь о ней? Мне очень нужно!»

Янь Лин’Эр вспомнила, как Цин Шуй оставил ее с выражением отвращения на лице, когда услышал, откуда она. Ей показалось, что он посчитал ее бессердечным человеком.

«Ты не знаешь, я просто младшая. Сестра Цин Цин уже… Брат Цин Шуй, кажется, что тебя очень беспокоит Сестра Цин Цин?» удивленно спросила Янь Лин’Эр. На что Цин Шуй спокойно ответил:

«Тебе не кажется, что она в тяжелом положении? Юная представительница Клана Янь торгует чаем на улице. Кроме того, ее еще и какой-то Мастер Сяо всячески унижал при всех. Разве такое практикуется в Клане Янь?»

Янь Лин’Эр вздохнула:

«Ты не знаешь ничего, ты только поверхность видел. В клане Янь есть хорошие люди», сказала она.

«Ха-ха, а ко мне-то какое отношение это имеет: и не ищи меня больше. У меня к клану Янь очень негативное отношение!» сказал Цин Шуй и повернулся, чтобы уйти. Услышав такие жестокие слова, Янь Лин’Эр заплакала, глядя ему вслед.

«Лин’Эр, что случилось? Он обидел тебя?» прозвучал нежный голосок.

«Сестра Си Юэ!» Янь Лин’Эр поспешно вытерла слезы. Ее радостный голос ничем не выдал того, что она недавно плакала. Девушка была одета в изумрудное платье, у нее была очаровательная походка. Зрачки ее глаз были так черны, что ярко контрастировали с белком, добавляя ее внешности особой привлекательности. Ее нос был высоким, прямым, что делало ее лицо немного упрямым. Впрочем, и характером она была такая же. Красные влажные губы были слегка припухлыми, за приятной улыбкой пряталась легкая обида. С такой хорошо сложенной фигурой, она могла легко считаться одной на миллион.

«Не плачь, не плачь. Этот мерзавец дразнил тебя?» улыбка девушки была успокаивающей.

«Нет, не дразнил», усмехнулась Янь Лин’Эр. Она хотела плакать, а не смеяться, но все же снова вытерла слезы. И когда та леди окончательно приблизилась к ней, притворилась, что с ней все в порядке.

Цин Шуй сменил место, и через какое-то время старший появился на боевом помосте. Сегодня он продолжил показывать следующие десять движений, сканируя своим взглядом толпу присутствующих учеников.

«Я могу только объяснить. Кто хочет воспользоваться этой техникой в бою, должен очень тяжело тренироваться. Я вас привел к двери, а сможете ли вы подняться к алтарю священного знания, будет зависеть только от вас», сказал старший, обнажив приятную улыбку. И он приступил к своей лекции, параллельно показывая все движения. Десять сегодняшних движений оказались гораздо мощнее и суровее предыдущих. Цин Шую только-только открылось понимание, как использовать свое присутствие через рисунки Поднимающегося Тигра и Спускающегося тигра. Поэтому ему было легче понять объяснения старшего, потому что эти техники резонировали друг с другом. Цин Шуй понял половину его объяснений. К окончанию лекции, Цин Шуя охватило чувство просветления и полного осознания.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава