X
X
Глава - 284: Рисунок Крадущегося в горах Тигра, еще один шаг в Форме Тигра
Предыдущая глава
Следующая глава
«Хорошо, тренируемся самостоятельно. Через три дня я объясню следующие десять шагов. А сейчас куйте железо, пока горячо, тренируйтесь и обсуждайте друг с другом!» с улыбкой спокойно сказал старший. Эти десять движений в итоге заняли целых три часа! Цин Шуй нашел себе местечко посвободнее и начал тренироваться, когда старший спустился со своего помоста. Он сначала постепенно увеличил свое присутствие, сохранил его, а потом позволил ему вылиться наружу, когда он выхватил меч. Быстренько потренировавшись и стабилизировав десять движений, он решил, что продолжит тренировки ночью в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Ему нужно было запомнить ключевые моменты. Оставшееся время дня он решил посветить изучению каменных изваяний. Подняв голову, он обнаружил, что вокруг него стоит множество удивленных людей, с сомнением разглядывавших его! «С ума сойти, как можно после одной тренировки так потрясающе справиться?» воскликнул кто-то. «Откуда ты знаешь, что это его первый день?» кто-то явно не согласился с ним. «А ты смог бы достичь такого уровня, если бы я дал тебе, скажем, три года?» неодобрительно возразил первый говорящий. Видимо, эти двое были хорошо знакомы друг с другом. Цин Шуй покачал головой. Какие-то бессмысленные слова! Он связывал свои успехи только с Древней Техникой Усиления, поэтому ценил все, к чему пришел и что имел в тот момент. «Тебе нельзя уходить!» прозвучал чей-то тихий голос. Цин Шуй обернулся и увидел красивую девушку. У нее была светлая нефритовая кожа, брови полумесяцем, особенно прекрасные глаза с ярким контрастом между белком и черной радужкой. Бледно-изумрудное струящееся платье придавало ей немного отстраненный вид. «Почему это?» нахмурился Цин Шуй, с недоумением глядя на красавицу, остановившую его. «Младшая Сестра Лин’Эр нездорова. Ты заставил ее плакать, она редко сближается с людьми, за что ты обидел ее так сильно?» девушка явно была недовольна Цин Шуем и сердито смотрела на него. «Психическая!» Цин Шую не понравились необоснованные обвинения. Он постоял какое-то время, в шоке, а потом ушел с огромным неудовольствием от произошедшего. «А мне нравится, что, наконец, нашелся тот, кто будет с Си Юэ так разговаривать!» «В его равнодушии столько очарования. Вот бы он и меня так назвал «психическая!» женщина с большой грудью с тоской сказала вслед уходящему Цин Шую. «Психическая?» раздался тихий голос. «А это еще кто такой? Пусть даже не думает ко мне подойти, грубиян!» 、、、、、、、、、、、、、、、、、、、 Си Юэ постепенно отошла от шока и пошла по своим делам, крепко задумавшись. Она поняла, что Янь Лин’Эр испытывала к этому парню какие-то чувства. Даже если она и не призналась в этом, Си Юэ увидела это и решила разыграть эту сцену, чтобы посмотреть на его реакцию. Но она не ожидала, что этот парень начнет обзываться. С тех пор как она родилась, это мир крутился вокруг нее. Она была любимой дочерью, единственной усладой в жизни родителей. Ее стройная фигура и привлекательная внешность превратили ее в ту самую, которых называют «Одна на миллион». Даже сама Янь Лин’Эр бледнела по сравнению с ней. «Янь Лин’Эр, прости, я хотела помочь, а навлекла неприятности!» Си Юэ пыталась оправдаться в своем поступке перед подругой. «Сестра Си Юэ, я должна извиняться. Из-за меня тебя несправедливо обозвали», ответила расстроенная Янь Лин’Эр. «Хорошо, давай не будем расшаркиваться друг перед другом, мы же сестры!» Си Юэ потянула подругу за рукав, и они ушли с площади. Цин Шуй уже приближался к каменным изваяниям на другой стороне горы. Он не отнесся к инциденту серьезно, но его слега взбесила напыщенность этой женщины. Больше всего раздражало то, что люди, не зная ничего о ситуации, лезли со своим мнением и позволяли себе надменно себя вести. Хотя тут Цин Шуй ошибался. Она лишь смотрела на ситуацию со стороны подруги, а со стороны Янь Лин’Эр все выглядело иначе. Пытаясь урезонить Цин Шуя из-за того, что он довел девушку до слез, она не совершала ничего дурного. Просто жаль, что Янь Лин’Эр была из клана Янь. Дело близилось к полудню, когда Цин Шуй прибыл к каменным статуям. Народу было немного. Некоторые ученики двигались парами и синхронно! И тут Цин Шуй услышал забавный разговор! «Фэй, Фэй, смотри, как изящно вырезан пенис тигра!» удивленно комментировал симпатичный парень. «Чушь какая, это же нога оленя! Как у тигра может быть такой огромный член?» кокетливо отвечал ему привлекательная дама «Это ты мой не видела! Он огромный!» загоготал мужчина. «Попробуй, покажи, я тебе его отрежу!» засмеялась женщина. Цин Шуй почувствовал радость, услышав этот разговор. Он завидовал тому, как они флиртуют друг с другом. Он сам очень сильно мечтал о простой жизни, жене-кокетке и тихом домике. Он подумал, что даже такой простой обыденной цели он не добился. Ши Цин Чжуан была его женой в официальных бумагах, но она была такой отчужденной девушкой. Кто знал, когда она станет нежнее? С Чжу Цин у него был просто случайный секс. Он был чужим для нее. Минъюэ Гэлоу чего-то не хватало, как ему казалось, только не знал, чего именно. Подойдя к изображению Тигра в Горах, он увидел свирепого тигра, сидящего прямо на вершине, доминируя над всем, как король, используя высоту гор для осмотра окрестностей. Все знали, что свирепый тигр был подобен дракону в небе, когда он спускался с гор. Самой сильной позой была позиция тигра, прижавшегося к земле. Когда тигр прижимается, это означает, что он готов к прыжку, он – король гор, правитель, в самом высоком статусе. Даже спускающийся тигр не сравнится с ним. Цин Шуй внимательно рассматривал рисунок. Выражение тигра, атмосфера вокруг, блеск тигриных глаз. Это был не одинокий тигр. Это был возвышающийся, огромный тигр, с присутствием, подобным горе, каждая атака которого была подобна обрушивающейся на жертву скале. Это была первая ступень перед вхождением в Форму Кулака Зверя. Цин Шуй немедленно почувствовал облегчение, как будто войдя в тупик, он вдруг обнаружил, что препятствие, лежавшее перед ним, исчезло внезапно, открывая проход на широкую, бесконечную просторную улицу. В этот момент он почувствовал дополнительную силу в своем теле, тончайшую струйку, тем не менее, это его, несомненно, обрадовало. Полная Форма Тигра была подобна скачку оленя в более высокий мир, сила внутри его тела была теперь силой свирепого тигра, крадущегося в горах. Это была сила «присутствия», которое жило внутри его тела и присутствовало в его движениях. Цин Шуй медленно наслаждался им. Он закончил Форму Потягивающегося Тигра в Горах, рисунок которого он изучил днем, и было очень доволен результатами. Вернувшись к себе, он снова встретил Янь Лин’Эр внизу и ту самую женщину, которая остановила его на утренних тренировках. Цин Шуй был слишком уставшим, поэтому прошел молча, не останавливаясь. «Брат Цин Шуй!» Цин Шуй с неохотой повернулся, успев подняться на пару ступенек вверх. «Янь Лин’Эр, чего тебе от меня надо?» Такое обращение снова расстроило Янь Лин’Эр. Она посмотрела на него и сказала: «Я просто хотела подружиться с тобой. Почему я тебе так не нравлюсь? Я не знаю, по какой причине ты ненавидишь Клан Янь, но у меня в Клане нет даже права говорить! Ты поймешь, о чем я, когда сам попадешь туда». «Янь Лин’Эр, к чему такие любезности к такому неблагодарному человеку?» Цин Шуй посмотрел на женщину, сердито сверлившую его глазами, и проигнорировал эти слова. Цин Шуй подумал, что игнорировать ее будет еще больнее, чем назвать «психической», поэтому довольно ухмыльнулся про себя. Он решил не связываться и не играть в игры с этой девушкой, которую в будущем, возможно, ждут большие страдания. «Это для твоего же блага, или в будущем тебе достанется. Ты поймешь позже», бросив эти слова, Цин Шуй поднялся к себе, оставив двух женщин удивленно стоять в коридоре. «У него какие-то проблемы с твоей семьей?» Си Юэ спросила Янь Лин’Эр, внезапно сменив настроение. «Он такой молодой, а наши семьи даже не живут в одной стране. Он просто увидел, как одну из моих друзей дразнили, когда она на улице продавала чайные листья. Поэтому у него сложилось плохое впечатление о нашей семье…» « Значит, он внешне только такой холодный, а сердце у него доброе», задумчиво произнесла Си Юэ. «Он хороший человек. Он даже научил меня, как владеть мечом, в тот первый день, когда мы познакомились. Но потом стал игнорировать меня, когда узнал, что я из клана Янь», Янь Лин’Эр вспомнила, каким он был в первую встречу, и каким совершенно другим человеком казался сейчас. «А ты случайно не знаешь, почему твоя сестра торгует на улице?»

«Хорошо, тренируемся самостоятельно. Через три дня я объясню следующие десять шагов. А сейчас куйте железо, пока горячо, тренируйтесь и обсуждайте друг с другом!» с улыбкой спокойно сказал старший. Эти десять движений в итоге заняли целых три часа!

Цин Шуй нашел себе местечко посвободнее и начал тренироваться, когда старший спустился со своего помоста. Он сначала постепенно увеличил свое присутствие, сохранил его, а потом позволил ему вылиться наружу, когда он выхватил меч.

Быстренько потренировавшись и стабилизировав десять движений, он решил, что продолжит тренировки ночью в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Ему нужно было запомнить ключевые моменты. Оставшееся время дня он решил посветить изучению каменных изваяний.

Подняв голову, он обнаружил, что вокруг него стоит множество удивленных людей, с сомнением разглядывавших его!

«С ума сойти, как можно после одной тренировки так потрясающе справиться?» воскликнул кто-то.

«Откуда ты знаешь, что это его первый день?» кто-то явно не согласился с ним.

«А ты смог бы достичь такого уровня, если бы я дал тебе, скажем, три года?» неодобрительно возразил первый говорящий. Видимо, эти двое были хорошо знакомы друг с другом.

Цин Шуй покачал головой. Какие-то бессмысленные слова! Он связывал свои успехи только с Древней Техникой Усиления, поэтому ценил все, к чему пришел и что имел в тот момент.

«Тебе нельзя уходить!» прозвучал чей-то тихий голос. Цин Шуй обернулся и увидел красивую девушку. У нее была светлая нефритовая кожа, брови полумесяцем, особенно прекрасные глаза с ярким контрастом между белком и черной радужкой. Бледно-изумрудное струящееся платье придавало ей немного отстраненный вид.

«Почему это?» нахмурился Цин Шуй, с недоумением глядя на красавицу, остановившую его.

«Младшая Сестра Лин’Эр нездорова. Ты заставил ее плакать, она редко сближается с людьми, за что ты обидел ее так сильно?» девушка явно была недовольна Цин Шуем и сердито смотрела на него.

«Психическая!» Цин Шую не понравились необоснованные обвинения. Он постоял какое-то время, в шоке, а потом ушел с огромным неудовольствием от произошедшего.

«А мне нравится, что, наконец, нашелся тот, кто будет с Си Юэ так разговаривать!»

«В его равнодушии столько очарования. Вот бы он и меня так назвал «психическая!» женщина с большой грудью с тоской сказала вслед уходящему Цин Шую.

«Психическая?» раздался тихий голос.

«А это еще кто такой? Пусть даже не думает ко мне подойти, грубиян!»

、、、、、、、、、、、、、、、、、、、

Си Юэ постепенно отошла от шока и пошла по своим делам, крепко задумавшись. Она поняла, что Янь Лин’Эр испытывала к этому парню какие-то чувства. Даже если она и не призналась в этом, Си Юэ увидела это и решила разыграть эту сцену, чтобы посмотреть на его реакцию. Но она не ожидала, что этот парень начнет обзываться. С тех пор как она родилась, это мир крутился вокруг нее. Она была любимой дочерью, единственной усладой в жизни родителей. Ее стройная фигура и привлекательная внешность превратили ее в ту самую, которых называют «Одна на миллион». Даже сама Янь Лин’Эр бледнела по сравнению с ней.

«Янь Лин’Эр, прости, я хотела помочь, а навлекла неприятности!» Си Юэ пыталась оправдаться в своем поступке перед подругой.

«Сестра Си Юэ, я должна извиняться. Из-за меня тебя несправедливо обозвали», ответила расстроенная Янь Лин’Эр.

«Хорошо, давай не будем расшаркиваться друг перед другом, мы же сестры!» Си Юэ потянула подругу за рукав, и они ушли с площади.

Цин Шуй уже приближался к каменным изваяниям на другой стороне горы. Он не отнесся к инциденту серьезно, но его слега взбесила напыщенность этой женщины. Больше всего раздражало то, что люди, не зная ничего о ситуации, лезли со своим мнением и позволяли себе надменно себя вести. Хотя тут Цин Шуй ошибался. Она лишь смотрела на ситуацию со стороны подруги, а со стороны Янь Лин’Эр все выглядело иначе. Пытаясь урезонить Цин Шуя из-за того, что он довел девушку до слез, она не совершала ничего дурного. Просто жаль, что Янь Лин’Эр была из клана Янь.

Дело близилось к полудню, когда Цин Шуй прибыл к каменным статуям. Народу было немного. Некоторые ученики двигались парами и синхронно!

И тут Цин Шуй услышал забавный разговор!

«Фэй, Фэй, смотри, как изящно вырезан пенис тигра!» удивленно комментировал симпатичный парень.

«Чушь какая, это же нога оленя! Как у тигра может быть такой огромный член?» кокетливо отвечал ему привлекательная дама

«Это ты мой не видела! Он огромный!» загоготал мужчина.

«Попробуй, покажи, я тебе его отрежу!» засмеялась женщина.

Цин Шуй почувствовал радость, услышав этот разговор. Он завидовал тому, как они флиртуют друг с другом. Он сам очень сильно мечтал о простой жизни, жене-кокетке и тихом домике.

Он подумал, что даже такой простой обыденной цели он не добился. Ши Цин Чжуан была его женой в официальных бумагах, но она была такой отчужденной девушкой. Кто знал, когда она станет нежнее? С Чжу Цин у него был просто случайный секс. Он был чужим для нее. Минъюэ Гэлоу чего-то не хватало, как ему казалось, только не знал, чего именно.

Подойдя к изображению Тигра в Горах, он увидел свирепого тигра, сидящего прямо на вершине, доминируя над всем, как король, используя высоту гор для осмотра окрестностей.

Все знали, что свирепый тигр был подобен дракону в небе, когда он спускался с гор. Самой сильной позой была позиция тигра, прижавшегося к земле. Когда тигр прижимается, это означает, что он готов к прыжку, он – король гор, правитель, в самом высоком статусе. Даже спускающийся тигр не сравнится с ним.

Цин Шуй внимательно рассматривал рисунок. Выражение тигра, атмосфера вокруг, блеск тигриных глаз. Это был не одинокий тигр. Это был возвышающийся, огромный тигр, с присутствием, подобным горе, каждая атака которого была подобна обрушивающейся на жертву скале.

Это была первая ступень перед вхождением в Форму Кулака Зверя. Цин Шуй немедленно почувствовал облегчение, как будто войдя в тупик, он вдруг обнаружил, что препятствие, лежавшее перед ним, исчезло внезапно, открывая проход на широкую, бесконечную просторную улицу. В этот момент он почувствовал дополнительную силу в своем теле, тончайшую струйку, тем не менее, это его, несомненно, обрадовало.

Полная Форма Тигра была подобна скачку оленя в более высокий мир, сила внутри его тела была теперь силой свирепого тигра, крадущегося в горах. Это была сила «присутствия», которое жило внутри его тела и присутствовало в его движениях. Цин Шуй медленно наслаждался им. Он закончил Форму Потягивающегося Тигра в Горах, рисунок которого он изучил днем, и было очень доволен результатами.

Вернувшись к себе, он снова встретил Янь Лин’Эр внизу и ту самую женщину, которая остановила его на утренних тренировках. Цин Шуй был слишком уставшим, поэтому прошел молча, не останавливаясь.

«Брат Цин Шуй!»

Цин Шуй с неохотой повернулся, успев подняться на пару ступенек вверх.

«Янь Лин’Эр, чего тебе от меня надо?»

Такое обращение снова расстроило Янь Лин’Эр. Она посмотрела на него и сказала:

«Я просто хотела подружиться с тобой. Почему я тебе так не нравлюсь? Я не знаю, по какой причине ты ненавидишь Клан Янь, но у меня в Клане нет даже права говорить! Ты поймешь, о чем я, когда сам попадешь туда».

«Янь Лин’Эр, к чему такие любезности к такому неблагодарному человеку?»

Цин Шуй посмотрел на женщину, сердито сверлившую его глазами, и проигнорировал эти слова.

Цин Шуй подумал, что игнорировать ее будет еще больнее, чем назвать «психической», поэтому довольно ухмыльнулся про себя. Он решил не связываться и не играть в игры с этой девушкой, которую в будущем, возможно, ждут большие страдания.

«Это для твоего же блага, или в будущем тебе достанется. Ты поймешь позже», бросив эти слова, Цин Шуй поднялся к себе, оставив двух женщин удивленно стоять в коридоре.

«У него какие-то проблемы с твоей семьей?» Си Юэ спросила Янь Лин’Эр, внезапно сменив настроение.

«Он такой молодой, а наши семьи даже не живут в одной стране. Он просто увидел, как одну из моих друзей дразнили, когда она на улице продавала чайные листья. Поэтому у него сложилось плохое впечатление о нашей семье…»

« Значит, он внешне только такой холодный, а сердце у него доброе», задумчиво произнесла Си Юэ.

«Он хороший человек. Он даже научил меня, как владеть мечом, в тот первый день, когда мы познакомились. Но потом стал игнорировать меня, когда узнал, что я из клана Янь», Янь Лин’Эр вспомнила, каким он был в первую встречу, и каким совершенно другим человеком казался сейчас.

«А ты случайно не знаешь, почему твоя сестра торгует на улице?»

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава