Глава - 292: Непревзойденное великолепие Двухцветный Молот, Сотрясающий Небеса
Предыдущая глава
Следующая глава
«Спасибо, что несильно его ранил!» сказала, улыбнувшись, Гунсунь Цзяньу. От этих слов публика ахнула. Все и без того были в изумлении от того, как легко уделал Цин Шуй воина на вершине Сяньтянь всего лишь одним движением. Поэтому слова Гунсунь Цзяньу еще больше удивили их. «Черт! Так это он его несильно? Вместо того чтобы победить воина вершины Сяньтянь одним движением?» возмущался аккуратный молодой человек, который, судя по всему, был в настоящем шоке от увиденного. «То, что он победил воина на вершине Сяньтянь, не означает, что он Боевой Святой…» «Боевой Святой? В таком юном возрасте стать боевым святым…» Цин Шуй посмотрел на Гунсунь Цзяньу, стоявшую рядом со своим братом Цзяньюнь. Его голова была покрыта холодным потом, лицо раскраснелось, а в глазах читалось явное разочарование. Цин Шуй прошел по арене к двум дамам, приветливо улыбавшимся ему посреди судачащей и кричащей толпы. Он не понимал, чему тут радоваться, но раз Старый Мастер и Фэй Уцзи благословили его на бой, он решил сделать это стильно! Глядя на выражение лица Цзяньюня, Цин Шуй понимал, что теперь его противника ждет существенный регресс, разочарование и сомнения в своих способностях! В голове Гунсунь Цзяньюня творилось безумство: он чувствовал, что весь его тяжелый многолетний труд был уничтожен одним движением. Разочарование, которое он чувствовал, наполнило его сердце до краев, до такой степени, что ему показалось, что все-все его надежды были сокрушены. «Цзяньюнь, ты считаешь, что ты неудачник?» спросила Гунсунь Цзяньу, вставляя сломанную кость на место. Ее взгляд красноречиво выражал все ее возмущение. «Сестра! Неужели я такое барахло? Я опозорил клан Гунсунь?» с трудом произнес Цзяньюнь. На что Гунсунь Цзяньу улыбнулась. «Цзяньюнь, запомни, сегодня для тебя день возможности. Я давно понимала, что он тебе не по зубам, но не стала тебя останавливать», со вздохом сказала Цзяньу. Услышав ответ сестры, Гунсунь Цзяньюнь на секунду смутился. Он во всем и всегда доверял своей старшей сестре. С самым большим уважением в жизни он относился только к двум людям – своему дедушке и своей сестре, красавице с умной головой. «У тебя никогда не было трудностей и заминок, ты всегда жил плавно, опираясь лишь на свой талант. Твой характер слаб. Ты и правда считаешь, что надежды твои рухнули?» продолжала Гунсунь Цзяньу, улыбаясь как весенний цветок. «Сестра, с чего ты взяла?» «Это написано у тебя на лице. Сестра говорит тебе, что на самом деле это ничего не значит. Невозможно жить и ни разу не встретить ни единого препятствия на своем пути. Падать нормально, просто разница между сильным и слабым в том, что сильный встает каждый раз, когда падает, а слабый выбирает никогда больше не подниматься, боясь снова упасть», тихо сказала Гунсунь Цзяньюнь, глядя на уходящего вдаль Цин Шуя в компании его подруг. «Спасибо, Сестра. Я просто себя ужасно чувствую». «Это нормально чувствовать себя плохо. Каждое препятствие это испытание. Принимай каждый шаг как урок, вставай, когда упадешь. Не принимай близко к сердцу победы и проигрыши. Слава может быть утомительной. Она приносит славу и уважение, но и приковывает тебя. Помни, уважение – вот чего нужно в первую очередь добиваться», Гунсунь Цзяньу протянула руку и погладила брата по голове. «Мгм, сестра знает меня, как никто». Гунсунь Цзяньюню заметно полегчало. «Ах, ты, я тебе столько раз говорила избавляться от своего высокомерия, быть честным и простым, но ты никогда меня не слушаешь. В мире девяти континентов миллиарды людей, среди них слишком много гениев и демонических людей. Никто не может заявить о себе, что он лучший в литературе или в боевых искусствах. Правильным будет делать свою работу по-честному и постоянно работать над собой. Над одной потерей много не плачут. Только тот, кто прошел через многие грозы, может стать крепким деревом, чьи ветки тянутся к небесам». «Цин Шуй, на каком уровне твоя культивация?» первым делом спросила Хоюнь Лю-Ли, когда они отошли от площади. «Я даже не знаю. Человек, который передал мне техники, не сказал, поэтому я не уверен!» Цин Шуй говорил правду, а девушки расстроились, когда услышали его ответ. «Цин Шуй!» «Что?» мрачно спросил он, услышав резкий тон в голосе Хоюнь. «Девушка, которая поблагодарила тебя, очень красивая». Цин Шуй: «…» «Ты ее знаешь?» «Я не…» «Что не так? Почему у меня такое чувство, что между вами двумя что-то есть, когда ваши взгляды встретились? Как будто у вас какое-то соглашение что ли!» с подозрением говорила Хоюнь Лю-Ли. Цин Шуй: «…» Он дико вспотел. Подумать только, как легко эта девушка раскусила его. «Ты хочешь с ней переспать?» распахнула Хоюнь Лю-Ли пару соблазнительных влажных глаз. Цин Шуй: «…» «Чтооо? Разве она тебе не нравится?» В ее прекрасных глазах сверкали озорные звездочки! Цин Шуй вытянул руку и ущипнул ее за выступающий зад, заставив Хоюнь Лю-Ли подскочить и закричать с недовольством. «Как приятно трогать! Такая упругая, круглая, мягкая и нежная… Если бы не твоя плотная одежда, было бы еще приятнее», усмехнулся Цин Шуй и быстро зашагал, чтобы догнать Цанхай Минъюэ. Та не переставала улыбаться, когда повернула голову к Цин Шую. Ее красота, которая могла вызвать падение целых государств, снова заставила Цин Шуя почувствовать свою ничтожность. «Я не знаю, как ты овладел Шагами Облака Тумана всего за пару дней. Если бы ты такого уровня за два месяца добился, тебя уже можно было бы считать гением. Значит, ты демонический человек, другое описание не подходит», с нежной улыбкой сказала Цанхай Минъюэ. «Как ты считаешь, быть демоническим хорошо?» Цин Шуй смотрел на нее сбоку, ее утонченные черты лица были особенно прекрасны, кожа такой мягкой, что казалось, ее можно порвать одним неосторожным движением. Она излучала свечение, подобное белому нефриту. Ее стройная шея была такой идеальной, что у Цин Шуя возникло непреодолимое желание схватить и поцеловать ее. «Демоническим быть, конечно же, хорошо. Только гений среди гениев может считаться демоном», белая шея Цанхай Минъюэ вдруг порозовела от смущения, что придавало ей еще большей красоты. «Тогда нравятся ли тебе демонические…» и в этот момент, самый идеальный момент их догнала Хоюнь Лю-Ли и раздраженно посмотрела на Цин Шуя. Она потянула Цанхай Минъюэ за собой, оставив Цин Шуя на два шага позади. Повернувшись, она вдруг сказала: «Если тебе нравится Сестра Минъюэ, сделай что-нибудь, чтобы доказать это». «Доказать? Но как?» подумал про себя Цин Шуй. В его прошлой жизни он понятия не имел, как ухаживать за девушками, не знал, что такое романтика. Он не умел быть ни романтичным, ни развязным. «Лю-Ли, ну вот что ты болтаешь?» прервала Цанхай Минъюэ свою подругу. Когда трое добрались до резиденции Цан Уя, Фэй Уцзи уже поджидал их там, глядя на троицу и радостно посмеиваясь! «Цин Шуй, мы недооценивали тебя. Подумать только, не уступить, даже когда сама Цзяньу настроена против тебя. Кажется, наш Зал Звездной Луны в будущем сможет соревноваться с другими залами!» В глазах Фэй Уцзи была неподдельная радость. Цан Уя улыбался, но не произнес ни слова. Цин Шуй знал, что этот Старый Мастер может определить его настоящие способности. Если это не так, то он бы не подтолкнул его к этому поединку. Может быть, он умел видеть насквозь? «Просто он слишком высокомерный!» с улыбкой сказал Цин Шуй. Старик Цан Уя посмотрел на руки Цин Шуя и вдруг спросил: «Каким оружием ты умеешь пользоваться?» «Мечом. Молот тоже пойдет», сказал Цин Шуй, подумав какое-то время. Он чувствовал, что мастеру можно доверять. «Ты умеешь пользоваться молотом?» радостно спросил Цан Уя. Выражение лица Фэй Уцзи тоже странно изменилось. «Да, я знаю некоторые техники владения молотом, которые используются в ковке, но и в бою он тоже неплох», серьезно ответил Цин Шуй. «Техники владения молотом для ковки?» изумился Фэй Уцзи. «Ага!» Девушки стояли, улыбаясь и ничуть не удивляясь ответам Цин Шуя. Они воочию видели, как Цин Шуй кует, видели, как основательно он владеет этими техниками. Цан Уя посмотрел на девочек, на Цин Шуя, и, понимая уже немного характер Цин Шуя, понял, что если тот говорит «неплох», это значит «определенно очень хорош». «Уцзи, пойди наверх и принеси тот молот. Ты знаешь, где он», попросил Цан Уя. Фэй Уцзи понимающе глянул на Цин Шуя и отправился наверх. Цин Шуй терялся в догадках. Раз Цан Уя так ценил этот молот, должно быть, это был особенный инструмент. «Цин Шуй, ты очень умен, ты знаешь, как держать себя в руках, когда дела делаешь. У старика на твой счет большие надежды. У меня есть еще в запасе несколько лет жизни, я определенно хотел бы увидеть, каким непревзойденно блестящим воином станешь ты в будущем», радостно улыбаясь, сказал Цан Уя. «Старый Мастер, должно быть, вы шутите…» В этот момент спустился Фэй Уцзи. Цин Шуй увидел в его руках черный молоток и был в самом настоящем шоке, потому что молот был по пояс среднему человеку, толщиной примерно с талию взрослого человека. Молот, Сотрясающий Небеса! Молот, Сотрясающий Небеса, был выкован из редкой тысячелетней холодной стали и был громадным и тяжелым. Одного удара было достаточно, чтобы его аура потрясла небеса! Подумать только! Это был сам Молот, Сотрясающий Небеса! Цин Шуй в изумлении не сводил глаз с очередного объекта, о котором он читал, вне себя от радости. Даже название его было впечатляющим, а выглядел он просто невероятно мощно. Рукоятка была полностью черной, около полутора метров, толщиной в запястье взрослого человека. Молот был толщиной с талию взрослого мужчины, больше полуметра в длину и тоже полностью черный. Он излучал своего рода исключительно мощную взрывную силу. «Молот, Сотрясающий Небеса» было самым подходящим названием для него! Черный с ног до головы, он был до краев наполнен энергией. «Учитель!» Фэй Уцзи передал Молот, Сотрясающий Небеса Цан Уя. Тот улыбнулся и взял в руки Молот, Сотрясающий Небеса, нежно похлопывая по его основанию. Было сразу видно, как сильно он им дорожит. «Цин Шуй, этот Молот, Сотрясающий Небеса, сделан из тысячелетней стали, но он слишком тяжел. Вроде не сильно он и большой, но весит больше тысячи цзинь. Однако при использовании он увеличивает силу бойца на 20%». Слова Цан Уя поразили Цин Шуя. Неужели это было оружие второго цветного уровня?

«Спасибо, что несильно его ранил!» сказала, улыбнувшись, Гунсунь Цзяньу. От этих слов публика ахнула. Все и без того были в изумлении от того, как легко уделал Цин Шуй воина на вершине Сяньтянь всего лишь одним движением. Поэтому слова Гунсунь Цзяньу еще больше удивили их.

«Черт! Так это он его несильно? Вместо того чтобы победить воина вершины Сяньтянь одним движением?» возмущался аккуратный молодой человек, который, судя по всему, был в настоящем шоке от увиденного.

«То, что он победил воина на вершине Сяньтянь, не означает, что он Боевой Святой…»

«Боевой Святой? В таком юном возрасте стать боевым святым…»

Цин Шуй посмотрел на Гунсунь Цзяньу, стоявшую рядом со своим братом Цзяньюнь. Его голова была покрыта холодным потом, лицо раскраснелось, а в глазах читалось явное разочарование.

Цин Шуй прошел по арене к двум дамам, приветливо улыбавшимся ему посреди судачащей и кричащей толпы. Он не понимал, чему тут радоваться, но раз Старый Мастер и Фэй Уцзи благословили его на бой, он решил сделать это стильно!

Глядя на выражение лица Цзяньюня, Цин Шуй понимал, что теперь его противника ждет существенный регресс, разочарование и сомнения в своих способностях!

В голове Гунсунь Цзяньюня творилось безумство: он чувствовал, что весь его тяжелый многолетний труд был уничтожен одним движением. Разочарование, которое он чувствовал, наполнило его сердце до краев, до такой степени, что ему показалось, что все-все его надежды были сокрушены.

«Цзяньюнь, ты считаешь, что ты неудачник?» спросила Гунсунь Цзяньу, вставляя сломанную кость на место. Ее взгляд красноречиво выражал все ее возмущение.

«Сестра! Неужели я такое барахло? Я опозорил клан Гунсунь?» с трудом произнес Цзяньюнь. На что Гунсунь Цзяньу улыбнулась.

«Цзяньюнь, запомни, сегодня для тебя день возможности. Я давно понимала, что он тебе не по зубам, но не стала тебя останавливать», со вздохом сказала Цзяньу. Услышав ответ сестры, Гунсунь Цзяньюнь на секунду смутился. Он во всем и всегда доверял своей старшей сестре. С самым большим уважением в жизни он относился только к двум людям – своему дедушке и своей сестре, красавице с умной головой.

«У тебя никогда не было трудностей и заминок, ты всегда жил плавно, опираясь лишь на свой талант. Твой характер слаб. Ты и правда считаешь, что надежды твои рухнули?» продолжала Гунсунь Цзяньу, улыбаясь как весенний цветок.

«Сестра, с чего ты взяла?»

«Это написано у тебя на лице. Сестра говорит тебе, что на самом деле это ничего не значит. Невозможно жить и ни разу не встретить ни единого препятствия на своем пути. Падать нормально, просто разница между сильным и слабым в том, что сильный встает каждый раз, когда падает, а слабый выбирает никогда больше не подниматься, боясь снова упасть», тихо сказала Гунсунь Цзяньюнь, глядя на уходящего вдаль Цин Шуя в компании его подруг.

«Спасибо, Сестра. Я просто себя ужасно чувствую».

«Это нормально чувствовать себя плохо. Каждое препятствие это испытание. Принимай каждый шаг как урок, вставай, когда упадешь. Не принимай близко к сердцу победы и проигрыши. Слава может быть утомительной. Она приносит славу и уважение, но и приковывает тебя. Помни, уважение – вот чего нужно в первую очередь добиваться», Гунсунь Цзяньу протянула руку и погладила брата по голове.

«Мгм, сестра знает меня, как никто». Гунсунь Цзяньюню заметно полегчало.

«Ах, ты, я тебе столько раз говорила избавляться от своего высокомерия, быть честным и простым, но ты никогда меня не слушаешь. В мире девяти континентов миллиарды людей, среди них слишком много гениев и демонических людей. Никто не может заявить о себе, что он лучший в литературе или в боевых искусствах. Правильным будет делать свою работу по-честному и постоянно работать над собой. Над одной потерей много не плачут. Только тот, кто прошел через многие грозы, может стать крепким деревом, чьи ветки тянутся к небесам».

«Цин Шуй, на каком уровне твоя культивация?» первым делом спросила Хоюнь Лю-Ли, когда они отошли от площади.

«Я даже не знаю. Человек, который передал мне техники, не сказал, поэтому я не уверен!» Цин Шуй говорил правду, а девушки расстроились, когда услышали его ответ.

«Цин Шуй!»

«Что?» мрачно спросил он, услышав резкий тон в голосе Хоюнь.

«Девушка, которая поблагодарила тебя, очень красивая».

Цин Шуй: «…»

«Ты ее знаешь?»

«Я не…»

«Что не так? Почему у меня такое чувство, что между вами двумя что-то есть, когда ваши взгляды встретились? Как будто у вас какое-то соглашение что ли!» с подозрением говорила Хоюнь Лю-Ли.

Цин Шуй: «…» Он дико вспотел. Подумать только, как легко эта девушка раскусила его.

«Ты хочешь с ней переспать?» распахнула Хоюнь Лю-Ли пару соблазнительных влажных глаз.

Цин Шуй: «…»

«Чтооо? Разве она тебе не нравится?» В ее прекрасных глазах сверкали озорные звездочки! Цин Шуй вытянул руку и ущипнул ее за выступающий зад, заставив Хоюнь Лю-Ли подскочить и закричать с недовольством.

«Как приятно трогать! Такая упругая, круглая, мягкая и нежная… Если бы не твоя плотная одежда, было бы еще приятнее», усмехнулся Цин Шуй и быстро зашагал, чтобы догнать Цанхай Минъюэ. Та не переставала улыбаться, когда повернула голову к Цин Шую. Ее красота, которая могла вызвать падение целых государств, снова заставила Цин Шуя почувствовать свою ничтожность.

«Я не знаю, как ты овладел Шагами Облака Тумана всего за пару дней. Если бы ты такого уровня за два месяца добился, тебя уже можно было бы считать гением. Значит, ты демонический человек, другое описание не подходит», с нежной улыбкой сказала Цанхай Минъюэ.

«Как ты считаешь, быть демоническим хорошо?» Цин Шуй смотрел на нее сбоку, ее утонченные черты лица были особенно прекрасны, кожа такой мягкой, что казалось, ее можно порвать одним неосторожным движением. Она излучала свечение, подобное белому нефриту. Ее стройная шея была такой идеальной, что у Цин Шуя возникло непреодолимое желание схватить и поцеловать ее.

«Демоническим быть, конечно же, хорошо. Только гений среди гениев может считаться демоном», белая шея Цанхай Минъюэ вдруг порозовела от смущения, что придавало ей еще большей красоты.

«Тогда нравятся ли тебе демонические…» и в этот момент, самый идеальный момент их догнала Хоюнь Лю-Ли и раздраженно посмотрела на Цин Шуя. Она потянула Цанхай Минъюэ за собой, оставив Цин Шуя на два шага позади. Повернувшись, она вдруг сказала:

«Если тебе нравится Сестра Минъюэ, сделай что-нибудь, чтобы доказать это».

«Доказать? Но как?» подумал про себя Цин Шуй. В его прошлой жизни он понятия не имел, как ухаживать за девушками, не знал, что такое романтика. Он не умел быть ни романтичным, ни развязным.

«Лю-Ли, ну вот что ты болтаешь?» прервала Цанхай Минъюэ свою подругу.

Когда трое добрались до резиденции Цан Уя, Фэй Уцзи уже поджидал их там, глядя на троицу и радостно посмеиваясь!

«Цин Шуй, мы недооценивали тебя. Подумать только, не уступить, даже когда сама Цзяньу настроена против тебя. Кажется, наш Зал Звездной Луны в будущем сможет соревноваться с другими залами!» В глазах Фэй Уцзи была неподдельная радость.

Цан Уя улыбался, но не произнес ни слова. Цин Шуй знал, что этот Старый Мастер может определить его настоящие способности. Если это не так, то он бы не подтолкнул его к этому поединку. Может быть, он умел видеть насквозь?

«Просто он слишком высокомерный!» с улыбкой сказал Цин Шуй.

Старик Цан Уя посмотрел на руки Цин Шуя и вдруг спросил:

«Каким оружием ты умеешь пользоваться?»

«Мечом. Молот тоже пойдет», сказал Цин Шуй, подумав какое-то время. Он чувствовал, что мастеру можно доверять.

«Ты умеешь пользоваться молотом?» радостно спросил Цан Уя. Выражение лица Фэй Уцзи тоже странно изменилось.

«Да, я знаю некоторые техники владения молотом, которые используются в ковке, но и в бою он тоже неплох», серьезно ответил Цин Шуй.

«Техники владения молотом для ковки?» изумился Фэй Уцзи.

«Ага!»

Девушки стояли, улыбаясь и ничуть не удивляясь ответам Цин Шуя. Они воочию видели, как Цин Шуй кует, видели, как основательно он владеет этими техниками. Цан Уя посмотрел на девочек, на Цин Шуя, и, понимая уже немного характер Цин Шуя, понял, что если тот говорит «неплох», это значит «определенно очень хорош».

«Уцзи, пойди наверх и принеси тот молот. Ты знаешь, где он», попросил Цан Уя. Фэй Уцзи понимающе глянул на Цин Шуя и отправился наверх. Цин Шуй терялся в догадках. Раз Цан Уя так ценил этот молот, должно быть, это был особенный инструмент.

«Цин Шуй, ты очень умен, ты знаешь, как держать себя в руках, когда дела делаешь. У старика на твой счет большие надежды. У меня есть еще в запасе несколько лет жизни, я определенно хотел бы увидеть, каким непревзойденно блестящим воином станешь ты в будущем», радостно улыбаясь, сказал Цан Уя.

«Старый Мастер, должно быть, вы шутите…»

В этот момент спустился Фэй Уцзи. Цин Шуй увидел в его руках черный молоток и был в самом настоящем шоке, потому что молот был по пояс среднему человеку, толщиной примерно с талию взрослого человека.

Молот, Сотрясающий Небеса!

Молот, Сотрясающий Небеса, был выкован из редкой тысячелетней холодной стали и был громадным и тяжелым. Одного удара было достаточно, чтобы его аура потрясла небеса!

Подумать только! Это был сам Молот, Сотрясающий Небеса! Цин Шуй в изумлении не сводил глаз с очередного объекта, о котором он читал, вне себя от радости. Даже название его было впечатляющим, а выглядел он просто невероятно мощно.

Рукоятка была полностью черной, около полутора метров, толщиной в запястье взрослого человека. Молот был толщиной с талию взрослого мужчины, больше полуметра в длину и тоже полностью черный.

Он излучал своего рода исключительно мощную взрывную силу. «Молот, Сотрясающий Небеса» было самым подходящим названием для него! Черный с ног до головы, он был до краев наполнен энергией.

«Учитель!» Фэй Уцзи передал Молот, Сотрясающий Небеса Цан Уя. Тот улыбнулся и взял в руки Молот, Сотрясающий Небеса, нежно похлопывая по его основанию. Было сразу видно, как сильно он им дорожит.

«Цин Шуй, этот Молот, Сотрясающий Небеса, сделан из тысячелетней стали, но он слишком тяжел. Вроде не сильно он и большой, но весит больше тысячи цзинь. Однако при использовании он увеличивает силу бойца на 20%».

Слова Цан Уя поразили Цин Шуя. Неужели это было оружие второго цветного уровня?

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава