Глава - 300: Удар Небесного Грома Мощная Сила Воина на Вершине Боевого Короля
Предыдущая глава
Следующая глава
Только сегодня Цин Шуй впервые узнал, что циркуляция Ци может быть такой агрессивной техникой, подобной свирепому шторму. Это было даже трудно понять поначалу. Если бы воину дали в руки инструкцию по Удару Небесного Грома без устного объяснения эксперта, то практикующий мог легко повредить свои меридианные каналы. Это была техника циркуляции Ци, которую можно было использовать в рукопашном бою или бою с оружием, но требования к тому, кто овладевал ею, были очень высоки. Понимание! Вот, что было самым главным. Если у воина уровень понимания был слабоват, то он был обречен никогда не встретиться с боевыми техниками высокого уровня. Даже если они сами шли ему в руки, со слабым пониманием воин бы потратил на обучение десятки лет, которые все равно не могли бы сравниться с одним-единственным днем тренировок воина с высоким уровнем понимания. Вот, насколько было важно понимание! Понимание, как строгий критерий, отсеивало от восьмидесяти до девяноста процентов людей от изучения этой техникой. Только те, у кого был высокий уровень культивации, и так называемые гении имели тот самый пресловутый высокий уровень понимания. Упорство! Это было условие, равное по значимости пониманию. С упорством не было ничего невозможного. Вот какая пословица показывала важность сохранения: Даже абсолютный гений не сможет ничего добиться без упорства. Усидчивость позволяла ставить перед собой цель. Нужно было оставаться настойчивым, работая над достижением цели, смело глядя в лицо любым трудностям и препятствиям. Настойчивость была самым сложным условием! Понимание, упорство, врожденные преимущества, вдобавок упорный труд в течение жизни – вот были главными условиями для практикующего боевые искусства. Цин Шуй не испытывал недостатка ни в талантах, ни в упорстве. Если бы испытывал, то никогда бы в жизни он не достиг Тайной Сферы в Технике Базовых Ударов Мечом. Заклятие Удара Небесного Грома длилось недолго. Напротив, оно было очень кратковременным. Однако его было трудно осознать. Время проходило постепенно во всех попытках, вопросах, объяснениях, демонстрации и циркуляции. После периода циркуляции он снова задавал вопросы Цан Уя. Солнце тем временем двигалось к западу, и когда Цин Шуй, наконец, смог лишь немного проциркулировать Ци по новой технике, был уже совсем вечер. Но впереди ему еще предстояло достичь уровня взрыва Ци. Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже немного стали ухватывать суть; особенно радовалась Хоюнь Лю-Ли, когда она начала понимать основную суть техники. Может быть, еще и оттого она радовалась, что она была последней из троицы, до кого дошла основная мысль. К тому моменту, когда они закончили еще один раунд практики Удара Небесного Грома, Цан Уя успел уже приготовить ужин. Троица отправилась на ужин со своим учителем. По дороге домой Цин Шуй чувствовал огромное оживление! Казалось, что он обнаружил, что некая девушка была в него тайно влюблена; это было такое же милое и чудесное чувство. «Наконец, я изучил Удар Небесного Грома!» радостно думал про себя Цин Шуй. Он вспоминал тот день, когда впервые увидел, как Цанхай Минъюэ тренируется в Ударах Небесного Грома, как изумлен он был тогда; и с тех самых пор он жаждал, когда наступит тот день, когда и он сможет изучить эту технику. Одно только увеличение силы атаки на тридцать процентов ужасало само по себе. Вот и настал этот день. Добравшись до дома, Цин Шуй немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита! Удар Небесного Грома! При всех Цин Шуй не стал показывать всю силу, казалось, что он лишь уловил немного из этой техники. В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита ничего его не сдерживало, поэтому, не прячась, он увеличил свою ауру. Сразу же затрещали все кости в его теле. Он начал постепенно циркулировать Удар небесного грома, потом стал вводить его в Тайчи. Медленная скорость в самом начале техники очень хорошо резонировала с медленной скоростью Тайчи. Однократный Удар! Вместе с Небесным Громом Единичный Удар Тайчи неожиданно вырос в размерах, стал даже в какой-то степени абсурдным, но это не остановило Цин Шуя. Он продолжил выполнять Одиночный Удар Тайчи под влиянием циркуляции Удара Небесного Грома. Прошел целый день! Между тренировками Цин Шуй практиковался в Древней Технике Усиления несколько раз, но она осталась на краю 96-го уровня, готовая пробиться на 97-й, на стадии аккумуляции опыта. Начальный уровень был всегда самым важным, как фундамент всего здания. Причина, почему Цин Шуй тренировался в Технике Базовых Ударов Мечом, крылась в том, что эта техника была основанием для всех искусств боя с мечом. В каждой боевой технике Цин Шуй делал особый акцент именно на начальной стадии, стараясь изо всех сил полностью изучить ее. Также как и Удар Небесного Грома – с самого начала Цин Шуй вкладывал в нее все усилия и терпение. На этот раз в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй снова провел все время в тренировках техник владения мечом и Технике Тысячи ударов молотом, не уделив внимания ни алхимии, ни закалке Колокольчика, Сотрясающего Души. Все оставшееся время Цин Шуй посвящал культивации Удара Небесного Грома. На этот раз Цин Шуй снова проявил нечеловеческое упорство, посветив целых полмесяца только этой технике. Эффект от тренировок был изумительным. Однако Цин Шуй обнаружил трудности в Ударе Небесного Грома. Проведя целых две недели, Цин Шуй едва смог продвинуться с начальной стадии до стадии ознакомления. Достигнув стадии ознакомления, Цин Шуй снова связал технику Удара небесного Грома со Тайчи. У него не получилось создать взрывы Ци, он смог довести свою мощь до силы двух драконов, как ему уже однажды удавалось сделать. Сегодня сразу после завтрака он отправился к Цан Уя. Цин Шуй тренировался в Ударе Небесного Грома в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, раз за разом открывая для себя понимание этой технике. Однако он столкнулся с несколькими проблемами, поэтому ему так нужна была поддержка и разъяснение мастера Цан Уя. Время летело очень быстро. Не успел он глазом моргнуть, как прошло целых два дня. Цин Шуй тренировался днем у Цан Уя, а ночью – в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Два дня в реальном мире равнялись месяцу в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Все это время Цин Шуй, наконец, дошел в культивации Удара Небесного Грома до стадии знакомства с этой техникой. Когда он соединил Небесный Гром с Тайчи, ему стало гораздо проще понять новую технику. Волны силы стали гораздо мощнее, а их ритм – мягче. Это же была Скрытая Сила Волн! «Цин Шуй, вот это удар! Меньше трех дней прошло, а ты достиг такого уровня!» сказала Хоюнь Лю-Ли и надула губки. Цин Шуй улыбнулся. У него-то была небесная Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, определившая его жизнь. Без нее его прогресс не был бы таким явным. Цанхай Минъюэ молча смотрела на Цин Шуя. Его успехи были возмутительны. Однако она чувствовала себя очень счастливой. И это чувство тревожило ее. С тех пор, как он согласился на двойственные условия ее Дедушки, она чувствовала себя ближе к Цин Шую. Они и раньше были близки друг другу, но сейчас расстояние между ними еще больше сократилось. За последние два дня Цан Уя заметил настолько ужасающе быстрый прогресс в тренировках Цин Шуя, что он даже не знал, что и думать. Было в нем какое-то демоническое присутствие. Пока это был самый талантливый человек из всех, кого ему приходилось встречать за последние триста лет. Жаль, что старик не знал, что у Цин Шуя есть Сфера Вечного Фиолетового Нефрита. И Цин Шую лишь приходилось принимать его комплименты. По ночам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Ци Древней Техники Усиления была полностью сфокусирована на циркуляции техники, цикл за циклом. Цин Шуй чувствовал мощную живость Ци Древней Техники Усиления в своих меридианных каналах. Это твердое ощущение было подобно жерновам мельницы, нет, даже лучше. Будто горы сталкивались друг с другом. Это было исключительное ощущение твердости без препятствий. Пройдя 96 циклов, он неожиданно вышел на 97-й. Бам! Громкий хруст был как божественная музыка. Для Цин Шуя, конечно. Он был очень доволен этим моментом. Вот он, прогресс. Для воина не было ничего радостнее, чем достижение прогресса в тренировках. Цин Шуй чувствовал, что его сила была около четырех тысяч цзинь. Сила от достижения большой стадии совершенства Формы Тигра и большой стадии успеха Формы Медведя были то же серьезным достижением, но не таким огромным. Увеличение силы от Малой Восстанавливающей гранулы было неплохим, но не дотягивало. Цин Шуй думал о том, что когда он пробьется к вершине 99-го уровня, его сила, вероятно, достигнет размеров не менее пяти тысяч цзинь. Если добавить ко всему набор доспех, которые он выковал для себя, да тридцать процентов увеличения атаки благодаря Удару Небесного Грома, да еще и Молот, сотрясающий Небеса с его двадцатью процентами увеличения силы…. …получится сила в почти восемь тысяч цзинь! Цин Шуй удивился подсчитанному результату. Обычно Боевой Король первого уровня начинал с силы в три тысячи цзинь. Каково же было ощущать силу в восемь тысяч цзинь? Когда воин в самом начале стадии увеличивал свою культивацию на один уровень, если сила увеличивалась вдвое. Например, Боевой Король первого уровня имел силу приблизительно в три тысячи пятьсот цзинь, Боевой Король второго уровня – семь тысяч цзинь, Боевой Король третьего уровня уже имел один миллион пятьсот тысяч цзинь силы. Однако боевой король десятого уровня обладал силой в три миллиона пятьсот тысяч цзинь. Сила Боевого Короля десятого уровня была лишь базовой силой. Если добавлялась ценная лекарственная гранула или какое-то оборудование, учитывая то, что эксперты таких уровней всегда использовали хорошее оружие и доспехи и принимали медицинские гранулы в больших количествах, сила воина была просто возмутительно огромной. Когда он встретился со слепцом, который на тот момент был на седьмом уровне Боевого Короля, один взмах его руки чуть не стоил Цин Шую жизни. Это притом, что физически тело Цин Шуя было довольно серьезно укреплено Древней Техникой Усиления. Сила эта была слишком страшной. Сила, о которой он думал, была без влияния медицинских гранул. На Континенте Зеленого Облака не было Боевых Святых, но зато было многих на самой вершине Боевого Короля. Цин Шуй полагал, что каждый из них претерпел увеличение силы на целый порядок. Их сила должна была быть как минимум около семи миллионов цзинь. На что была похожа сила в семь миллионов цзинь? Цин Шуй задумался. Может быть, одним ударом такой воин мог превратить небольшую гору в плоскую лепешку. Такой вот была эта сила. Ужасающей. Таковой была боевая доблесть воина вершины Боевого Короля. В этот момент Цин Шуй подумал о том, как важны были медицинские гранулы, доспехи и оружие. За обладание божественным оружием люди были готовы бороться до конца, готовы были отдать последнее и разориться. В мире девяти континентов сила значила все. Алхимия, Искусство Ковки… Цин Шуй вдруг понял, как ему повезло. Если бы ему еще удалось создать Большую Восстанавливающую Гранулу и Гранулу Красоты, то он бы смог увеличить свою силу на пятьдесят процентов. Жаль, что оно было так близко, но при этом так далеко. Эти мрачные мысли вгоняли его в депрессию! Вдруг он заметил, что у него накопилась уже целая стопка баночек с Золотой Мазью от Ран. Он много дней работал над ней, утрамбовывал в фарфоровые баночки. В итоге у него скопилось Мази аж на тысячу цзинь! Как жаль, что это нечто так близко и так далеко. Это мрачное чувство беспомощности! На следующий день Цин Шуй подарил несколько баночек Цан Уя, Фэй Уцзи, Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ. Это лекарство было особенно эффективным для внешних повреждений и ран и обладало мистическими качествами. Цин Шуй попросил девушек приберечь несколько баночек для себя, а остальные раздать, кому они захотят. В любом уважаемом клане и семье всегда была нужда в таких лекарствах, ведь каждый день могли происходить какие-то мелкие неприятности. На следующий день Фэй Уцзи подошел к Цин Шуй и спросил: «Цин Шуй, а у тебя еще есть такая мазь? Сколько всего? Зал Звездной Луны хочет приобрести у тебя все, что есть». «Боевой Дядюшка, у меня их немного, около пятидесяти цзинь в месяц, но стоят они довольно дорого. Для этой мази требуются тысячелетние лекарственные травы, а те, что я вам раздал, у меня скопились за несколько лет!» с улыбкой ответил Цин Шуй. Небесный Дворец была крупной сектой, а в Зале Звездной Луны должно было быть много лекарственных трав в наличии. «Как насчет этого: ты пишешь список всех лекарственных трав, которые тебе нужны, и отдаешь его нам. А насчет оплаты ты называешь цену. Что ты думаешь, а?» предложил Фэй Уцзи и засмеялся. «Плату я не возьму. Но я смогу представлять около пятидесяти цзинь каждый месяц, все равно же нужно опыта набираться в алхимии», ответил Цин Шуй, смущаясь. Поуговаривав Цин Шуя еще какое-то время, Фэй Уцзи сдался. Цин Шуй написал список названий лекарственных трав и даже перечислил те, которые требовались для создания Гранулы Пяти Драконов и Большой Восстанавливающей Гранулы. Даже если у них не будет этих трав, он сможет придумать оправдание для себя. В конце концов он и без того производил на них на всех впечатление демонического создания. Со всеми его мистическими плодами и специями… Цин Шуй не стал писать название Плод Красоты, потому что Мастер Цан был в курсе него. Старик тоже был алхимиком. Цин Шуй знал, что Старый Мастер не практиковал алхимию постоянно, а занимался ею чисто из любопытства. «Цин Шуй, у меня здесь есть два рецепта, у меня есть лекарственные травы. Жалко, что у старика так и не вышли эти гранулы. Говорят, эти рецепты очень хорошо. Вот они, возьми!»

Только сегодня Цин Шуй впервые узнал, что циркуляция Ци может быть такой агрессивной техникой, подобной свирепому шторму. Это было даже трудно понять поначалу.

Если бы воину дали в руки инструкцию по Удару Небесного Грома без устного объяснения эксперта, то практикующий мог легко повредить свои меридианные каналы. Это была техника циркуляции Ци, которую можно было использовать в рукопашном бою или бою с оружием, но требования к тому, кто овладевал ею, были очень высоки.

Понимание!

Вот, что было самым главным. Если у воина уровень понимания был слабоват, то он был обречен никогда не встретиться с боевыми техниками высокого уровня. Даже если они сами шли ему в руки, со слабым пониманием воин бы потратил на обучение десятки лет, которые все равно не могли бы сравниться с одним-единственным днем тренировок воина с высоким уровнем понимания. Вот, насколько было важно понимание!

Понимание, как строгий критерий, отсеивало от восьмидесяти до девяноста процентов людей от изучения этой техникой. Только те, у кого был высокий уровень культивации, и так называемые гении имели тот самый пресловутый высокий уровень понимания.

Упорство!

Это было условие, равное по значимости пониманию. С упорством не было ничего невозможного. Вот какая пословица показывала важность сохранения: Даже абсолютный гений не сможет ничего добиться без упорства. Усидчивость позволяла ставить перед собой цель. Нужно было оставаться настойчивым, работая над достижением цели, смело глядя в лицо любым трудностям и препятствиям.

Настойчивость была самым сложным условием!

Понимание, упорство, врожденные преимущества, вдобавок упорный труд в течение жизни – вот были главными условиями для практикующего боевые искусства. Цин Шуй не испытывал недостатка ни в талантах, ни в упорстве. Если бы испытывал, то никогда бы в жизни он не достиг Тайной Сферы в Технике Базовых Ударов Мечом.

Заклятие Удара Небесного Грома длилось недолго. Напротив, оно было очень кратковременным. Однако его было трудно осознать.

Время проходило постепенно во всех попытках, вопросах, объяснениях, демонстрации и циркуляции. После периода циркуляции он снова задавал вопросы Цан Уя.

Солнце тем временем двигалось к западу, и когда Цин Шуй, наконец, смог лишь немного проциркулировать Ци по новой технике, был уже совсем вечер. Но впереди ему еще предстояло достичь уровня взрыва Ци.

Цанхай Минъюэ и Хоюнь Лю-Ли тоже немного стали ухватывать суть; особенно радовалась Хоюнь Лю-Ли, когда она начала понимать основную суть техники. Может быть, еще и оттого она радовалась, что она была последней из троицы, до кого дошла основная мысль.

К тому моменту, когда они закончили еще один раунд практики Удара Небесного Грома, Цан Уя успел уже приготовить ужин.

Троица отправилась на ужин со своим учителем.

По дороге домой Цин Шуй чувствовал огромное оживление! Казалось, что он обнаружил, что некая девушка была в него тайно влюблена; это было такое же милое и чудесное чувство.

«Наконец, я изучил Удар Небесного Грома!» радостно думал про себя Цин Шуй. Он вспоминал тот день, когда впервые увидел, как Цанхай Минъюэ тренируется в Ударах Небесного Грома, как изумлен он был тогда; и с тех самых пор он жаждал, когда наступит тот день, когда и он сможет изучить эту технику. Одно только увеличение силы атаки на тридцать процентов ужасало само по себе.

Вот и настал этот день. Добравшись до дома, Цин Шуй немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита!

Удар Небесного Грома!

При всех Цин Шуй не стал показывать всю силу, казалось, что он лишь уловил немного из этой техники. В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита ничего его не сдерживало, поэтому, не прячась, он увеличил свою ауру. Сразу же затрещали все кости в его теле.

Он начал постепенно циркулировать Удар небесного грома, потом стал вводить его в Тайчи. Медленная скорость в самом начале техники очень хорошо резонировала с медленной скоростью Тайчи.

Однократный Удар!

Вместе с Небесным Громом Единичный Удар Тайчи неожиданно вырос в размерах, стал даже в какой-то степени абсурдным, но это не остановило Цин Шуя. Он продолжил выполнять Одиночный Удар Тайчи под влиянием циркуляции Удара Небесного Грома.

Прошел целый день!

Между тренировками Цин Шуй практиковался в Древней Технике Усиления несколько раз, но она осталась на краю 96-го уровня, готовая пробиться на 97-й, на стадии аккумуляции опыта.

Начальный уровень был всегда самым важным, как фундамент всего здания. Причина, почему Цин Шуй тренировался в Технике Базовых Ударов Мечом, крылась в том, что эта техника была основанием для всех искусств боя с мечом.

В каждой боевой технике Цин Шуй делал особый акцент именно на начальной стадии, стараясь изо всех сил полностью изучить ее. Также как и Удар Небесного Грома – с самого начала Цин Шуй вкладывал в нее все усилия и терпение.

На этот раз в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Цин Шуй снова провел все время в тренировках техник владения мечом и Технике Тысячи ударов молотом, не уделив внимания ни алхимии, ни закалке Колокольчика, Сотрясающего Души.

Все оставшееся время Цин Шуй посвящал культивации Удара Небесного Грома. На этот раз Цин Шуй снова проявил нечеловеческое упорство, посветив целых полмесяца только этой технике.

Эффект от тренировок был изумительным. Однако Цин Шуй обнаружил трудности в Ударе Небесного Грома. Проведя целых две недели, Цин Шуй едва смог продвинуться с начальной стадии до стадии ознакомления.

Достигнув стадии ознакомления, Цин Шуй снова связал технику Удара небесного Грома со Тайчи. У него не получилось создать взрывы Ци, он смог довести свою мощь до силы двух драконов, как ему уже однажды удавалось сделать.

Сегодня сразу после завтрака он отправился к Цан Уя. Цин Шуй тренировался в Ударе Небесного Грома в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита, раз за разом открывая для себя понимание этой технике. Однако он столкнулся с несколькими проблемами, поэтому ему так нужна была поддержка и разъяснение мастера Цан Уя.

Время летело очень быстро. Не успел он глазом моргнуть, как прошло целых два дня. Цин Шуй тренировался днем у Цан Уя, а ночью – в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита.

Два дня в реальном мире равнялись месяцу в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Все это время Цин Шуй, наконец, дошел в культивации Удара Небесного Грома до стадии знакомства с этой техникой.

Когда он соединил Небесный Гром с Тайчи, ему стало гораздо проще понять новую технику. Волны силы стали гораздо мощнее, а их ритм – мягче.

Это же была Скрытая Сила Волн!

«Цин Шуй, вот это удар! Меньше трех дней прошло, а ты достиг такого уровня!» сказала Хоюнь Лю-Ли и надула губки. Цин Шуй улыбнулся. У него-то была небесная Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, определившая его жизнь. Без нее его прогресс не был бы таким явным.

Цанхай Минъюэ молча смотрела на Цин Шуя. Его успехи были возмутительны. Однако она чувствовала себя очень счастливой. И это чувство тревожило ее.

С тех пор, как он согласился на двойственные условия ее Дедушки, она чувствовала себя ближе к Цин Шую. Они и раньше были близки друг другу, но сейчас расстояние между ними еще больше сократилось.

За последние два дня Цан Уя заметил настолько ужасающе быстрый прогресс в тренировках Цин Шуя, что он даже не знал, что и думать. Было в нем какое-то демоническое присутствие. Пока это был самый талантливый человек из всех, кого ему приходилось встречать за последние триста лет. Жаль, что старик не знал, что у Цин Шуя есть Сфера Вечного Фиолетового Нефрита. И Цин Шую лишь приходилось принимать его комплименты.

По ночам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита Ци Древней Техники Усиления была полностью сфокусирована на циркуляции техники, цикл за циклом. Цин Шуй чувствовал мощную живость Ци Древней Техники Усиления в своих меридианных каналах. Это твердое ощущение было подобно жерновам мельницы, нет, даже лучше. Будто горы сталкивались друг с другом. Это было исключительное ощущение твердости без препятствий. Пройдя 96 циклов, он неожиданно вышел на 97-й.

Бам!

Громкий хруст был как божественная музыка. Для Цин Шуя, конечно.

Он был очень доволен этим моментом. Вот он, прогресс. Для воина не было ничего радостнее, чем достижение прогресса в тренировках.

Цин Шуй чувствовал, что его сила была около четырех тысяч цзинь. Сила от достижения большой стадии совершенства Формы Тигра и большой стадии успеха Формы Медведя были то же серьезным достижением, но не таким огромным. Увеличение силы от Малой Восстанавливающей гранулы было неплохим, но не дотягивало.

Цин Шуй думал о том, что когда он пробьется к вершине 99-го уровня, его сила, вероятно, достигнет размеров не менее пяти тысяч цзинь. Если добавить ко всему набор доспех, которые он выковал для себя, да тридцать процентов увеличения атаки благодаря Удару Небесного Грома, да еще и Молот, сотрясающий Небеса с его двадцатью процентами увеличения силы….

…получится сила в почти восемь тысяч цзинь!

Цин Шуй удивился подсчитанному результату. Обычно Боевой Король первого уровня начинал с силы в три тысячи цзинь. Каково же было ощущать силу в восемь тысяч цзинь?

Когда воин в самом начале стадии увеличивал свою культивацию на один уровень, если сила увеличивалась вдвое. Например, Боевой Король первого уровня имел силу приблизительно в три тысячи пятьсот цзинь, Боевой Король второго уровня – семь тысяч цзинь, Боевой Король третьего уровня уже имел один миллион пятьсот тысяч цзинь силы. Однако боевой король десятого уровня обладал силой в три миллиона пятьсот тысяч цзинь.

Сила Боевого Короля десятого уровня была лишь базовой силой. Если добавлялась ценная лекарственная гранула или какое-то оборудование, учитывая то, что эксперты таких уровней всегда использовали хорошее оружие и доспехи и принимали медицинские гранулы в больших количествах, сила воина была просто возмутительно огромной.

Когда он встретился со слепцом, который на тот момент был на седьмом уровне Боевого Короля, один взмах его руки чуть не стоил Цин Шую жизни. Это притом, что физически тело Цин Шуя было довольно серьезно укреплено Древней Техникой Усиления.

Сила эта была слишком страшной. Сила, о которой он думал, была без влияния медицинских гранул. На Континенте Зеленого Облака не было Боевых Святых, но зато было многих на самой вершине Боевого Короля. Цин Шуй полагал, что каждый из них претерпел увеличение силы на целый порядок. Их сила должна была быть как минимум около семи миллионов цзинь.

На что была похожа сила в семь миллионов цзинь? Цин Шуй задумался. Может быть, одним ударом такой воин мог превратить небольшую гору в плоскую лепешку. Такой вот была эта сила. Ужасающей. Таковой была боевая доблесть воина вершины Боевого Короля.

В этот момент Цин Шуй подумал о том, как важны были медицинские гранулы, доспехи и оружие. За обладание божественным оружием люди были готовы бороться до конца, готовы были отдать последнее и разориться. В мире девяти континентов сила значила все.

Алхимия, Искусство Ковки… Цин Шуй вдруг понял, как ему повезло. Если бы ему еще удалось создать Большую Восстанавливающую Гранулу и Гранулу Красоты, то он бы смог увеличить свою силу на пятьдесят процентов.

Жаль, что оно было так близко, но при этом так далеко. Эти мрачные мысли вгоняли его в депрессию!

Вдруг он заметил, что у него накопилась уже целая стопка баночек с Золотой Мазью от Ран. Он много дней работал над ней, утрамбовывал в фарфоровые баночки. В итоге у него скопилось Мази аж на тысячу цзинь!

Как жаль, что это нечто так близко и так далеко. Это мрачное чувство беспомощности!

На следующий день Цин Шуй подарил несколько баночек Цан Уя, Фэй Уцзи, Хоюнь Лю-Ли и Цанхай Минъюэ. Это лекарство было особенно эффективным для внешних повреждений и ран и обладало мистическими качествами. Цин Шуй попросил девушек приберечь несколько баночек для себя, а остальные раздать, кому они захотят. В любом уважаемом клане и семье всегда была нужда в таких лекарствах, ведь каждый день могли происходить какие-то мелкие неприятности.

На следующий день Фэй Уцзи подошел к Цин Шуй и спросил:

«Цин Шуй, а у тебя еще есть такая мазь? Сколько всего? Зал Звездной Луны хочет приобрести у тебя все, что есть».

«Боевой Дядюшка, у меня их немного, около пятидесяти цзинь в месяц, но стоят они довольно дорого. Для этой мази требуются тысячелетние лекарственные травы, а те, что я вам раздал, у меня скопились за несколько лет!» с улыбкой ответил Цин Шуй. Небесный Дворец была крупной сектой, а в Зале Звездной Луны должно было быть много лекарственных трав в наличии.

«Как насчет этого: ты пишешь список всех лекарственных трав, которые тебе нужны, и отдаешь его нам. А насчет оплаты ты называешь цену. Что ты думаешь, а?» предложил Фэй Уцзи и засмеялся.

«Плату я не возьму. Но я смогу представлять около пятидесяти цзинь каждый месяц, все равно же нужно опыта набираться в алхимии», ответил Цин Шуй, смущаясь.

Поуговаривав Цин Шуя еще какое-то время, Фэй Уцзи сдался. Цин Шуй написал список названий лекарственных трав и даже перечислил те, которые требовались для создания Гранулы Пяти Драконов и Большой Восстанавливающей Гранулы.

Даже если у них не будет этих трав, он сможет придумать оправдание для себя. В конце концов он и без того производил на них на всех впечатление демонического создания. Со всеми его мистическими плодами и специями…

Цин Шуй не стал писать название Плод Красоты, потому что Мастер Цан был в курсе него. Старик тоже был алхимиком. Цин Шуй знал, что Старый Мастер не практиковал алхимию постоянно, а занимался ею чисто из любопытства.

«Цин Шуй, у меня здесь есть два рецепта, у меня есть лекарственные травы. Жалко, что у старика так и не вышли эти гранулы. Говорят, эти рецепты очень хорошо. Вот они, возьми!»

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава