Глава - 322: Кровавый душ Кто же более жестокий?
Предыдущая глава
Следующая глава
«Элемент Земли, Техника Увеличения Рук!» восхищенно вскрикнул ученик Зала Звездного Дня. «Легендарный уровень!» «Боевой Брат Чжао потрясающий. Вы видели когда-нибудь искусство культивации легендарного уровня?» ……………………………………………………. Люди Зала Звездной Луны, однако, помалкивали. Это было искусство культивации легендарного уровня, кроме всего этого, это был Элемент Земли! Способность к изучению Боевых Техник Сяньтянь была распространенным делом, даже искусство культивации Божественного уровня Сяньтянь. Но искусство культивации Легендарного уровня было редкой способностью. Пропасть между этими ступенями была словно расстояние между Небом и Землей. Даже в Небесном Дворце способность изучать боевые техники Легендарного уровня вызывала зависть. Поэтому когда Чжао Уюань сверкнул Техникой Увеличения Рук легендарного уровня, люди немедленно замолчали. Он снова выпустил оглушающий вопль, и его Ци резко возросла на 30%. Его крупная фигура и два гигантских грозных молотов в его руках и без того внушали ужас, а тут еще и руки, которые стали в три раза толще рук обычного человека. Он побежал навстречу Цин Шую большими шагами! Все, не моргая, смотрели на Чжао Уюаня, который бежал прямо на Цин Шуя. Они боялись упустить самый волнующий момент! Цин Шуй сжал кулаки. Он знал, что ему было необходимо взять врага под контроль одной техникой, и у него не будет возможности провернуть какой-нибудь дешевый трюк, чтобы запугать его. Иначе они продолжат его беспокоить, многие будут приходить к нему и выбрасывать свои жизни. Хотя он не мог контролировать жизнь и смерть некоторых людей, ему нужно было показать остальным, что людям их калибра его не победить. Цин Шуй не намеревался показывать свою истинную силу, но выбора у него теперь не было. Ему оставался всего лишь год, что равнялось 30 годам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Он должен был защищать себя на континенте Зеленого Облака. Его дьявольского чудовища тоже было не узнать – огненная птица превратилась в мифическое чудовище с Короной Феникса. В его распоряжении было также такое божественное сокровище, как Колокольчик, Сотрясающий Души. 30 лет ему было достаточно, чтобы добиться определенной сферы с помощью тренировок. Если ему не придется встретиться на своем пути с Боевым Святым, у него должно получиться уберечь себя. Ци во всем его теле циркулировала с бешеной скоростью вместе с Силой Бешеного Быка внутри него. И ни капли этой энергии не должно было выплеснуться наружу! «Тело силой вершины 4-го уровня должно устоять против золотого молота», подумал про себя Цин Шуй, совершенно спокойно оценивая расстояние между ним и Чжао Уюань. Оставалось чуть меньше десяти метров. Цин Шуй двинулся с огромной скоростью. Он был подобен порыву ветра, удивительно быстрым, хотя люди все же заметили, в каком направлении он двигался. Со стороны это выглядело, будто пыль поднялась. Но многие поняли, что это были те самые Шаги Туманного Облака. В Небесном Дворце любой ученик был прекрасно осведомлен о лучших техниках школы. Однако за свою жизнь они всего лишь во второй раз стали свидетелями того, что у кого-то получилось выполнить технику Шагов Облака Тумана с такой степенью мастерства. Первой была Хозяйка Дворца Зала Тумана. Те, кому повезло увидеть обоих, могли смело заявить, что они были равны, хотя, возможно, у Хозяйки выходило гораздо лучше. Чжао Уюань сощурил глаза, увидев, как движется Цин Шуй. он неожиданно поднял вверх свои молоты и ударил ими друг о друга! Бам! Пронизывающий громкий звук раздался вокруг. У публики челюсти отпали от этой оглушающей громкости. Однако на этом Чжао Уюань не остановился. Он выпустил внезапный удар с поклоном и атаку молотов, разрывающую барабанные перепонки. Желтая Ци уровня Сяньтянь на молотках стала гораздо плотнее. Словно желтая стена оставалась в воздухе с каждым взмахом. Словно Ци прошла ту границу, за которой уже нет возврата; тираническая, неостанавливаемая. Цин Шуй резко остановился, вложил немного силы в свои ноги, сделал полшага назад и вовремя увернулся от Атаки Молотов, поражавшей барабанные перепонки. Бам! и снова знакомый громкий звук разнесся по округе. Все казалось, как в замедленной съемке, хотя на самом деле все произошло за какое-то короткое мгновение. Шокирующая картина открылась публике. Цин Шуй расслаблено стоял на той же самой точке, словно ничего не случилось. А Чжао Уюань летел в сторону, два молотка выпали из его рук. Струйка крови вытекала из уголка его рта, он лежал на полу, не шевелясь, не в силах принять то, что только что произошло. «Черт, я был прав!» «Невежда, эгоист. Ха-ха-ха, кто бы говорил? Чего замолчали? Мусор, он и есть мусор. Что такого великолепного в этом вашем легендарном уровне?» говорили люди из Зала Звездной луны, дразня зал соперников. Как они могли не воспользоваться возможностью подразнить тех, кто так долго высмеивал их? С самого начала до конца Цин Шуй так и не выпустил свою Ци Сяньтянь… Люди Зала Звездного Дня понуро замолчали в одно мгновение. Несколько человек помогли Чжао Уюаню подняться. Он все еще не верил своим глазам. Он даже не думал, что мог испытать такое поражение. Он видел бой между Цин Шуем и Сун Ланом, он был уверен, что сможет попытать счастье. Поэтому он решил действовать наудачу и согласился. Тем более, кое-кто ему помог в этом. Теперь все видели, что он проиграл, и это было полное поражение. Его лицо побледнело от мысли о том, что ему предстояло расстаться с обеими руками. «Ты предпочитаешь сделать это сам? Или мне сделать это за тебя?» Цин Шуй смотрел на Чжао Уюаня издалека. «ОТРУБИ ИХ САМ!» тут же заорал кто-то в толпе. «Мужчина должен держать свое слово. Хотя мы не уверены, остались ли нынче мужчины в Зале Звездного дня». «Если Цин Шуй должен сделать это за него, тогда он должен еще и ног лишиться». Голоса зрителей из Зала Звездной Луны заставили Чжао Уюаня запаниковать. Он смотрел на публику вокруг него и внезапно заорал хриплым голосом: «Я не хочу терять руки! Вы все обещали мне помочь!» «Цин Шуй, так ведь? Я – Цзян Беин. Посмотри на меня. Он уже проиграл. Что тете с этих рук? Давай мы предложим тебе кое-что взамен? Что скажешь? Проси, что хочешь», появился молодой человек приятной наружности и с улыбкой произнес эти слова. «А, это Молодой Мастер Клана Цзян! Такой красивый!» раздался женский голос. «Идиотка!» «Влюбленная дурочка!» «Так немужественно отступать даже от такого!» ………………………………………………………………………… «Я дам тебе три вздоха на подумать. Если ты не сделаешь это сам, я сделаю это за тебя», с улыбочкой сказал Цин Шуй, полностью проигнорировав этого Цзян Беина. Какая ирония! Если Чжао Уюань не откажется от своих рук сегодня, все больше людей будут бросать ему вызов и требовать поставить руки на кон. Это будет также значить, что им ничего не будет за то, что они оскорбят его, или они будут отказываться от своих обещаний в его адрес, как и Чжао Уюань. Цин Шуй ненавидел таких людей. «Т-ты…» Видя, что Цин Шуй его проигнорировал, элегантность на лице Цзянь Беина сменилась злостью. Он, молодой мастер из Клана Цзян, которому даже не приходилось уступать Главным Ученикам в Зале Звездного Дня, вдруг оказался в таком неприятном положении на публике. Они считали себя элегантными, держались грациозно, уважали мнение других и были тщеславными. Однако они были непрактичны, судя по тому, что они продолжали делать нелицеприятные вещи. Они так гордились собой, что никак не могли заставить себя с уважением относиться к людям без знатного происхождения, как Цин Шуй, например. Он просто не мог позволить Чжао Уюань отрубить себе руки. Более того, он обещал ему помочь, а они были очень близкими друзьями. Кровь прилила к его голове. Цин Шуй двинулся, двинулся еще быстрее, чем раньше, прямо к группе людей из Зала Звездного Дня. «Ты смеешь…» ……………………….. «Ша!» Звук вытаскиваемого из чехла оружия! «ААААААААА….» Раздался крик ужаса! Цин Шуй неожиданно появился на своем месте. Весь покрытый кровью. Все замерли от шока. Чжао Уюань упал без чувств. Все четыре его конечности были искромсаны до неузнаваемости. Трое других учеников сидели на земле, все тяжело ранены. «Я держу свое слово!» Цин Шуй вытер кровь из уголка рта. Он тоже был тяжело ранен. Он отважно взял себя в руки. Пока он ломал конечности Чжао Уюаня, на него напали трое воинов, ему пришлось защищаться. «Как ты можешь быть таким жестоким!» закричал побледневший Цзянь Беин. На его правой руке не хватало ладони. Цин Шуй вытер остатки крови со рта. Его тело было полностью в крови, а вдоль его ребра тянулся ужасный косой шрам, из которого хлестала кровь. «Братья, давайте добьем этих неудачников. Поторопитесь и приведите Доктора Я для Цин Шуя!» сердито закричал кто-то из Зала Звездной Луны. Многие ученики немедленно достали свои мечи и окружили бойцов Зала Звездного Дня! Все из Зала Звездного Дня побледнели, потому что знали, что нарушение правил поединков может привести к казни всех их. На этот момент половина из сильнейших были уже изуродованы и ранены, а на них налетело слишком много людей… «Кто посмеет шевельнуться!» проревел голос. Несколько мужчин среднего возраста и старших неожиданно появились вдалеке и стали пробиваться через толпу бойцов. «Кто смеет? Цзян Байлан, Чжао Цзун, кто смеет против меня?» раздался голос Фэй Уцзи, и в его тоне явно читалось намерение убивать.

«Элемент Земли, Техника Увеличения Рук!» восхищенно вскрикнул ученик Зала Звездного Дня.

«Легендарный уровень!»

«Боевой Брат Чжао потрясающий. Вы видели когда-нибудь искусство культивации легендарного уровня?»

…………………………………………………….

Люди Зала Звездной Луны, однако, помалкивали. Это было искусство культивации легендарного уровня, кроме всего этого, это был Элемент Земли!

Способность к изучению Боевых Техник Сяньтянь была распространенным делом, даже искусство культивации Божественного уровня Сяньтянь. Но искусство культивации Легендарного уровня было редкой способностью. Пропасть между этими ступенями была словно расстояние между Небом и Землей.

Даже в Небесном Дворце способность изучать боевые техники Легендарного уровня вызывала зависть. Поэтому когда Чжао Уюань сверкнул Техникой Увеличения Рук легендарного уровня, люди немедленно замолчали.

Он снова выпустил оглушающий вопль, и его Ци резко возросла на 30%. Его крупная фигура и два гигантских грозных молотов в его руках и без того внушали ужас, а тут еще и руки, которые стали в три раза толще рук обычного человека.

Он побежал навстречу Цин Шую большими шагами!

Все, не моргая, смотрели на Чжао Уюаня, который бежал прямо на Цин Шуя. Они боялись упустить самый волнующий момент!

Цин Шуй сжал кулаки. Он знал, что ему было необходимо взять врага под контроль одной техникой, и у него не будет возможности провернуть какой-нибудь дешевый трюк, чтобы запугать его. Иначе они продолжат его беспокоить, многие будут приходить к нему и выбрасывать свои жизни. Хотя он не мог контролировать жизнь и смерть некоторых людей, ему нужно было показать остальным, что людям их калибра его не победить.

Цин Шуй не намеревался показывать свою истинную силу, но выбора у него теперь не было. Ему оставался всего лишь год, что равнялось 30 годам в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита. Он должен был защищать себя на континенте Зеленого Облака. Его дьявольского чудовища тоже было не узнать – огненная птица превратилась в мифическое чудовище с Короной Феникса.

В его распоряжении было также такое божественное сокровище, как Колокольчик, Сотрясающий Души. 30 лет ему было достаточно, чтобы добиться определенной сферы с помощью тренировок. Если ему не придется встретиться на своем пути с Боевым Святым, у него должно получиться уберечь себя.

Ци во всем его теле циркулировала с бешеной скоростью вместе с Силой Бешеного Быка внутри него. И ни капли этой энергии не должно было выплеснуться наружу!

«Тело силой вершины 4-го уровня должно устоять против золотого молота», подумал про себя Цин Шуй, совершенно спокойно оценивая расстояние между ним и Чжао Уюань. Оставалось чуть меньше десяти метров.

Цин Шуй двинулся с огромной скоростью. Он был подобен порыву ветра, удивительно быстрым, хотя люди все же заметили, в каком направлении он двигался. Со стороны это выглядело, будто пыль поднялась. Но многие поняли, что это были те самые Шаги Туманного Облака. В Небесном Дворце любой ученик был прекрасно осведомлен о лучших техниках школы. Однако за свою жизнь они всего лишь во второй раз стали свидетелями того, что у кого-то получилось выполнить технику Шагов Облака Тумана с такой степенью мастерства. Первой была Хозяйка Дворца Зала Тумана. Те, кому повезло увидеть обоих, могли смело заявить, что они были равны, хотя, возможно, у Хозяйки выходило гораздо лучше.

Чжао Уюань сощурил глаза, увидев, как движется Цин Шуй. он неожиданно поднял вверх свои молоты и ударил ими друг о друга!

Бам!

Пронизывающий громкий звук раздался вокруг. У публики челюсти отпали от этой оглушающей громкости.

Однако на этом Чжао Уюань не остановился. Он выпустил внезапный удар с поклоном и атаку молотов, разрывающую барабанные перепонки. Желтая Ци уровня Сяньтянь на молотках стала гораздо плотнее. Словно желтая стена оставалась в воздухе с каждым взмахом.

Словно Ци прошла ту границу, за которой уже нет возврата; тираническая, неостанавливаемая. Цин Шуй резко остановился, вложил немного силы в свои ноги, сделал полшага назад и вовремя увернулся от Атаки Молотов, поражавшей барабанные перепонки.

Бам!

и снова знакомый громкий звук разнесся по округе. Все казалось, как в замедленной съемке, хотя на самом деле все произошло за какое-то короткое мгновение.

Шокирующая картина открылась публике.

Цин Шуй расслаблено стоял на той же самой точке, словно ничего не случилось. А Чжао Уюань летел в сторону, два молотка выпали из его рук. Струйка крови вытекала из уголка его рта, он лежал на полу, не шевелясь, не в силах принять то, что только что произошло.

«Черт, я был прав!»

«Невежда, эгоист. Ха-ха-ха, кто бы говорил? Чего замолчали? Мусор, он и есть мусор. Что такого великолепного в этом вашем легендарном уровне?» говорили люди из Зала Звездной луны, дразня зал соперников. Как они могли не воспользоваться возможностью подразнить тех, кто так долго высмеивал их?

С самого начала до конца Цин Шуй так и не выпустил свою Ци Сяньтянь…

Люди Зала Звездного Дня понуро замолчали в одно мгновение. Несколько человек помогли Чжао Уюаню подняться. Он все еще не верил своим глазам. Он даже не думал, что мог испытать такое поражение.

Он видел бой между Цин Шуем и Сун Ланом, он был уверен, что сможет попытать счастье. Поэтому он решил действовать наудачу и согласился. Тем более, кое-кто ему помог в этом.

Теперь все видели, что он проиграл, и это было полное поражение. Его лицо побледнело от мысли о том, что ему предстояло расстаться с обеими руками.

«Ты предпочитаешь сделать это сам? Или мне сделать это за тебя?» Цин Шуй смотрел на Чжао Уюаня издалека.

«ОТРУБИ ИХ САМ!» тут же заорал кто-то в толпе.

«Мужчина должен держать свое слово. Хотя мы не уверены, остались ли нынче мужчины в Зале Звездного дня».

«Если Цин Шуй должен сделать это за него, тогда он должен еще и ног лишиться».

Голоса зрителей из Зала Звездной Луны заставили Чжао Уюаня запаниковать. Он смотрел на публику вокруг него и внезапно заорал хриплым голосом:

«Я не хочу терять руки! Вы все обещали мне помочь!»

«Цин Шуй, так ведь? Я – Цзян Беин. Посмотри на меня. Он уже проиграл. Что тете с этих рук? Давай мы предложим тебе кое-что взамен? Что скажешь? Проси, что хочешь», появился молодой человек приятной наружности и с улыбкой произнес эти слова.

«А, это Молодой Мастер Клана Цзян! Такой красивый!» раздался женский голос.

«Идиотка!»

«Влюбленная дурочка!»

«Так немужественно отступать даже от такого!»

…………………………………………………………………………

«Я дам тебе три вздоха на подумать. Если ты не сделаешь это сам, я сделаю это за тебя», с улыбочкой сказал Цин Шуй, полностью проигнорировав этого Цзян Беина.

Какая ирония! Если Чжао Уюань не откажется от своих рук сегодня, все больше людей будут бросать ему вызов и требовать поставить руки на кон. Это будет также значить, что им ничего не будет за то, что они оскорбят его, или они будут отказываться от своих обещаний в его адрес, как и Чжао Уюань. Цин Шуй ненавидел таких людей.

«Т-ты…»

Видя, что Цин Шуй его проигнорировал, элегантность на лице Цзянь Беина сменилась злостью. Он, молодой мастер из Клана Цзян, которому даже не приходилось уступать Главным Ученикам в Зале Звездного Дня, вдруг оказался в таком неприятном положении на публике.

Они считали себя элегантными, держались грациозно, уважали мнение других и были тщеславными. Однако они были непрактичны, судя по тому, что они продолжали делать нелицеприятные вещи.

Они так гордились собой, что никак не могли заставить себя с уважением относиться к людям без знатного происхождения, как Цин Шуй, например. Он просто не мог позволить Чжао Уюань отрубить себе руки. Более того, он обещал ему помочь, а они были очень близкими друзьями.

Кровь прилила к его голове. Цин Шуй двинулся, двинулся еще быстрее, чем раньше, прямо к группе людей из Зала Звездного Дня.

«Ты смеешь…»

………………………..

«Ша!»

Звук вытаскиваемого из чехла оружия!

«ААААААААА….»

Раздался крик ужаса! Цин Шуй неожиданно появился на своем месте. Весь покрытый кровью.

Все замерли от шока.

Чжао Уюань упал без чувств. Все четыре его конечности были искромсаны до неузнаваемости. Трое других учеников сидели на земле, все тяжело ранены.

«Я держу свое слово!» Цин Шуй вытер кровь из уголка рта. Он тоже был тяжело ранен.

Он отважно взял себя в руки. Пока он ломал конечности Чжао Уюаня, на него напали трое воинов, ему пришлось защищаться.

«Как ты можешь быть таким жестоким!» закричал побледневший Цзянь Беин. На его правой руке не хватало ладони.

Цин Шуй вытер остатки крови со рта. Его тело было полностью в крови, а вдоль его ребра тянулся ужасный косой шрам, из которого хлестала кровь.

«Братья, давайте добьем этих неудачников. Поторопитесь и приведите Доктора Я для Цин Шуя!» сердито закричал кто-то из Зала Звездной Луны.

Многие ученики немедленно достали свои мечи и окружили бойцов Зала Звездного Дня!

Все из Зала Звездного Дня побледнели, потому что знали, что нарушение правил поединков может привести к казни всех их. На этот момент половина из сильнейших были уже изуродованы и ранены, а на них налетело слишком много людей…

«Кто посмеет шевельнуться!» проревел голос. Несколько мужчин среднего возраста и старших неожиданно появились вдалеке и стали пробиваться через толпу бойцов.

«Кто смеет? Цзян Байлан, Чжао Цзун, кто смеет против меня?» раздался голос Фэй Уцзи, и в его тоне явно читалось намерение убивать.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава