X
X
Глава - 383: Я пойду с тобой в Клан Янь Форма слона Мимикрии Девяти Животных
Предыдущая глава
Следующая глава
«Цин Шуй, пора тебе отправляться в Клан Янь!» Услышав эти слова от Цанхай Минъюэ, Цин Шуй почувствовал прилив благодарности. Она беспокоилась об этом деле тоже. Он обнял ее и сказал: «Да, я думаю отправиться в путь через месяц примерно». Сказал, и странно полегчало Цин Шую. Словно он сбросил груз с плеч. Однако кровь его бурлила, будто злость от того, что он вспомнил жалкий силуэт его сестры, продававшей чайные листья на улице. Он перестал себя контролировать и стал сжимать Цанхай Минъюэ все сильнее и сильнее, пока она не почувствовала, что вот-вот ее кости захрустят. Его глаза налились кровью, его трясло, словно он еле сдерживал какую-то боль. «Цин Шуй, что с тобой?» Она положил руки на его лицо и тихонечко позвала его. Она чувствовала, как он выходит из себя. Постепенно под прохладными ладонями Цанхай Минъюэ, он пришел в себя, его глаза наполнились любовью и благодарностью Цанхай. Он мягко прижался лбом ко лбу Цанхай Минъюэ, разглядывая ее с такого близкого расстояния. Несмотря на то, что они уже целовались раньше, Цанхай Минъюэ никогда в жизни так не нервничала. Ее сердце бешено билось, ее ноздри щекотал слегка мускусный запах, исходивший от этого мужчины, вызывая в ее душе крайнее беспокойство. Цин Шуй был единственным мужчиной, с которым она была так близка после смерти ее отца. Она не знала точно, что она чувствовала в тот момент, но однозначно понимала, что ее сердце желает пойти рядом с этим человеком, какую бы дорогу он ни выбрал в будущем. «Цин Шуй, можно мне пойти с тобой на Клан Янь?» тихо спросила она. Расстояния между ними почти не было. Цин Шуй чувствовал ее дыхание на своем лице. Он медленно покачал головой, отказываясь от ее предложения, от чего их лбы начали тереться друг о друга. Мягкость ее кожи восхищала его до глубины души. «Только я и моя мать пойдем в Клан Янь. не волнуйся за нас», улыбнулся Цин Шуй. Цанхай Минъюэ молча смотрела в глаза Цин Шуя. Она ничего не сказала, но очевидно расстроилась. Однако через какое-то время она кивнула и улыбнулась ему: «Ты осторожнее там, и… может, хватит обниматься?» «Не хватит!» ухмыльнулся Цин Шуй, но все же освободил ее из своих объятий. Он чувствовал, что с этой женщиной он мог говорить по душам, такой эмоциональный обмен иногда был лучше, чем физический секс. ………… После того, как случился инцидент с Кланом Медицинского Короля, в городе не было много шума. Цин Шуй вдруг вспомнил про внезапно исчезнувшую хозяйку зала тумана после того, как спала его от смерти. Но скрыть такой переполох, случившийся между Цин Шуем и Медицинским Кланом, было невозможно. Цин Шуй знал, что их информационная сеть работала отлично. Тот старший знал, что он был из Небесного Дворца, поэтому он отрекся от всех связей с Медицинским Кланом, прежде чем вступил в бой. Очевидно, что они боялись враждовать с Небесным Дворцом. Рассматривая дело под этим углом, казалось, что временно никаких проблем для него не было. Появление Хозяйки Дворца уже стало своего рода предупреждением для всех – значит, Цин Шуй не было просто безымянным старшим из Небесного Дворца. Хоюнь Лю-Ли вернулась в свою резиденцию и гостила там три дня, после чего приехала и пожила в торговом центре Клана Цин еще три дня. А потом они вместе с Цанхай Минъюэ отправились исследовать Страну Цан Лан далее. Сразу после их отъезда Ши Цинчжуан навестила Клан Цин. Время ее визита намекало, что она намеренно ждала, когда две подруги уедут. Хотя на протяжении всего времени она регулярно раз в неделю навещала Цин Шуя. Намеренно ли, случайно ли, но Ши Цинчжуан не приезжала в то время, пока Цанхай Минъюэ была в гостях. Когда она была в Долине Страстного Аромата, ей говорили, что хоть ее врожденный талант не вернулся, она не подходила под методы культивации секты. Чтобы не удерживать ее, они разрешили ей вернуться. И вот теперь именно Цин Шуй, ее первый мужчина, помог ей пробиться в Сяньтянь, вот уж чего она никогда бы не могла ожидать. Ее жених! В городе Тысячи Миль не было никого, у кого были бы более четкие намерения по поводу Цин Шуя. Она никогда никого в жизни не утешала раньше, успокаивала кого-то впервые в жизни. Человека, который в будущем должен был стать ее мужем! Цин Шуй смотрел на свою снежную королеву, которая должна была вскоре стать его женой. Видя нежную улыбку на его лице, Цин Шуй чувствовал тепло, вливавшееся в его сердце. Даже когда Ши Цинчжуан улыбалась, она излучала холодность и отстраненность, но именно она сейчас утешала его больше всего. Подойдя к Цин Шую, Ши Цинчжуан посмотрела на него серьезно, а потом мелодично рассмеялась. Хотя не впервые Цин Шуй видел ее такой, но всякий раз, когда она смеялась, он невольно чувствовал, что ему тоже хочется рассмеяться вместе с ней, словно влюбленный идиот. «Пожалуй, я сегодня пообедаю с вами», улыбнулась Ши Цинчжуан. «Даже если захочешь уйти, я не отпущу тебя», засмеялся Цин Шуй. Вдвоем они пошли, держась за руки, на задний двор. Ши Цинчжуан была только на полголовы ниже Цин Шуя, и они оба очень подходили друг другу, когда стояли вместе. Цин Шуй был очень доволен, что она стала его невестой. Он был ее первым мужчиной, а она была его первой женщиной. Хоть она и не была самой красивой женщиной из его круга, она была самой незабываемой. «Когда ты планируешь ехать? Ты уверен? Ведь Клан Янь управляет всей страной Яньцзян», с беспокойством сказала Ши Цинчжуан. Это волнение добавило ей еще больше женственности, излучая уникальную ауру, делая ее еще более неотразимой, чем раньше. «Скоро, примерно через месяц». «Можно мне с тобой?» Цин Шуй не ожидал, что Ши Цинчжуан предложит такое. Они все знали, что большой помощи не могли оказать. Более того, судя по характеру и Цанхай Минъюэ, и Ши Цинчжуан, они не были способны на такую инициативу. Цин Шуй улыбнулся Ши Цинчжуан и покачал головой: «Только я и мама», попытался объяснить он. «Путешествие в Клан Янь за день не совершить. Давай я с тобой поеду, я позабочусь о тетушке Цин И». Слова Ши заставили Цин Шуя задуматься. Он понял, что ее слова имели смысл. Ши Цинчжуан была рожденной Сяньтянь. Он замешкался. Он ведь отказал Цанхай Минъюэ. «А твой клан тебя отпустит?» «Мой дедушка меня всегда поддерживал, хотел, чтобы я была с тобой. Хотя мы не сильны, чтобы помочь тебе с твоими проблемами…» Цин Шуй взял ее за белоснежную руку и ответил: «Я подумаю над этим. В любом случае ты моя жена, я счастлив, что ты обо мне заботишься». Ши Цинчжуан покраснела. Ее красота в этот момент была ослепительной. Она не знала, что сказать, поэтому просто спрятала взгляд… ………………... В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита! Цин Шуй закончил тренировки различных боевых техник и движений Ци, которые нужно было потренировать. Он работал крайне усердно последние несколько дней. Предыдущий горестный опыт, с которым ему пришлось столкнуться, заставили его понять важность силы воина. Если бы он был достаточно силен, ему не пришлось попасть в трудное положение с тем Сяньтянь в Городе Небесной Реки. Если бы он был достаточно сильным, ему бы не пришлось стоять на краю смерти от руки старшего Клана Медицинских Аристократов. Если бы он был достаточно силен, он бы не дал так легко увести Минъюэ Гэлоу... Если бы он был достаточно сильным, он бы не позволил своей матери так долго страдать… Выйдя из своей пространственной сферы, он собрался было лечь спать, как вдруг вспомнил, что он в его море сознания открылось множество вещей после приема Гранулы Повышения Тона Зеленого Облака. Цин Шуй нырнул глубоко в море сознания и понял, что ему открылась Форма Слона Мимикрии Девяти Животных. На данный момент он уже овладел Формами Оленя, Обезьяны, Тигра, Медведя, Журавля. А теперь Слон! Форма Оленя имела только одну технику – Галоп Оленя, которая увеличивала скорость. Цин Шуй давно соединил суть этой формы с другими техниками! Что касается Формы Обезьяны, даже не смотря на то, что она была открыта, Цин Шуй не изучал ее, поэтому и не знал ничего… Из остальных шести форм Цин Шуй Цин Шуй довел Форму Тигра до высокого мастерства. Хотя Форма Медведя тоже была на Великой Стадии Успеха и представляла собой огромную силу, Цин Шуй понимал, что она уступала Форме Тигра. Цин Шуй получил дополнительное понимание этой формы из каменных изображений. Тигр, крадущийся в горах, свирепый тигр, спускающийся с гор, рык тигра с гор… Даже внутреннее состояние Недвижимости, словно Горы, было однозначно связано с техникой Формы Тигра, поэтому он чувствовал, что Форма Медведя немного уступала форме тигра! Форма Журавля была техникой движения. Шаги Журавля, которые в итоге эволюционировали в Шаги Парящего Журавля, тоже достигли Великой Стадии Успеха, которая слилась в итоге с более сложной техникой Шагов Облака Тумана. Цин Шуй понимал, что как он и догадывался, ему придется культивировать определенную форму до великой стадии успеха до того, как техника следующего животного откроется в его сознании. Теперь он понимал, что совсем забыл про форму Обезьяны. Но это было хорошо. Он мог посвятить время культивации двух форм сразу. Было бы отлично, если бы он мог получить больше сил перед своим походом в Клан Янь.

«Цин Шуй, пора тебе отправляться в Клан Янь!»

Услышав эти слова от Цанхай Минъюэ, Цин Шуй почувствовал прилив благодарности. Она беспокоилась об этом деле тоже. Он обнял ее и сказал:

«Да, я думаю отправиться в путь через месяц примерно».

Сказал, и странно полегчало Цин Шую. Словно он сбросил груз с плеч. Однако кровь его бурлила, будто злость от того, что он вспомнил жалкий силуэт его сестры, продававшей чайные листья на улице. Он перестал себя контролировать и стал сжимать Цанхай Минъюэ все сильнее и сильнее, пока она не почувствовала, что вот-вот ее кости захрустят. Его глаза налились кровью, его трясло, словно он еле сдерживал какую-то боль.

«Цин Шуй, что с тобой?» Она положил руки на его лицо и тихонечко позвала его. Она чувствовала, как он выходит из себя. Постепенно под прохладными ладонями Цанхай Минъюэ, он пришел в себя, его глаза наполнились любовью и благодарностью Цанхай. Он мягко прижался лбом ко лбу Цанхай Минъюэ, разглядывая ее с такого близкого расстояния.

Несмотря на то, что они уже целовались раньше, Цанхай Минъюэ никогда в жизни так не нервничала. Ее сердце бешено билось, ее ноздри щекотал слегка мускусный запах, исходивший от этого мужчины, вызывая в ее душе крайнее беспокойство. Цин Шуй был единственным мужчиной, с которым она была так близка после смерти ее отца. Она не знала точно, что она чувствовала в тот момент, но однозначно понимала, что ее сердце желает пойти рядом с этим человеком, какую бы дорогу он ни выбрал в будущем.

«Цин Шуй, можно мне пойти с тобой на Клан Янь?» тихо спросила она. Расстояния между ними почти не было. Цин Шуй чувствовал ее дыхание на своем лице. Он медленно покачал головой, отказываясь от ее предложения, от чего их лбы начали тереться друг о друга. Мягкость ее кожи восхищала его до глубины души.

«Только я и моя мать пойдем в Клан Янь. не волнуйся за нас», улыбнулся Цин Шуй.

Цанхай Минъюэ молча смотрела в глаза Цин Шуя. Она ничего не сказала, но очевидно расстроилась. Однако через какое-то время она кивнула и улыбнулась ему:

«Ты осторожнее там, и… может, хватит обниматься?»

«Не хватит!» ухмыльнулся Цин Шуй, но все же освободил ее из своих объятий. Он чувствовал, что с этой женщиной он мог говорить по душам, такой эмоциональный обмен иногда был лучше, чем физический секс.

…………

После того, как случился инцидент с Кланом Медицинского Короля, в городе не было много шума. Цин Шуй вдруг вспомнил про внезапно исчезнувшую хозяйку зала тумана после того, как спала его от смерти.

Но скрыть такой переполох, случившийся между Цин Шуем и Медицинским Кланом, было невозможно. Цин Шуй знал, что их информационная сеть работала отлично. Тот старший знал, что он был из Небесного Дворца, поэтому он отрекся от всех связей с Медицинским Кланом, прежде чем вступил в бой. Очевидно, что они боялись враждовать с Небесным Дворцом.

Рассматривая дело под этим углом, казалось, что временно никаких проблем для него не было. Появление Хозяйки Дворца уже стало своего рода предупреждением для всех – значит, Цин Шуй не было просто безымянным старшим из Небесного Дворца.

Хоюнь Лю-Ли вернулась в свою резиденцию и гостила там три дня, после чего приехала и пожила в торговом центре Клана Цин еще три дня. А потом они вместе с Цанхай Минъюэ отправились исследовать Страну Цан Лан далее.

Сразу после их отъезда Ши Цинчжуан навестила Клан Цин. Время ее визита намекало, что она намеренно ждала, когда две подруги уедут. Хотя на протяжении всего времени она регулярно раз в неделю навещала Цин Шуя. Намеренно ли, случайно ли, но Ши Цинчжуан не приезжала в то время, пока Цанхай Минъюэ была в гостях. Когда она была в Долине Страстного Аромата, ей говорили, что хоть ее врожденный талант не вернулся, она не подходила под методы культивации секты. Чтобы не удерживать ее, они разрешили ей вернуться. И вот теперь именно Цин Шуй, ее первый мужчина, помог ей пробиться в Сяньтянь, вот уж чего она никогда бы не могла ожидать.

Ее жених!

В городе Тысячи Миль не было никого, у кого были бы более четкие намерения по поводу Цин Шуя. Она никогда никого в жизни не утешала раньше, успокаивала кого-то впервые в жизни. Человека, который в будущем должен был стать ее мужем!

Цин Шуй смотрел на свою снежную королеву, которая должна была вскоре стать его женой. Видя нежную улыбку на его лице, Цин Шуй чувствовал тепло, вливавшееся в его сердце. Даже когда Ши Цинчжуан улыбалась, она излучала холодность и отстраненность, но именно она сейчас утешала его больше всего.

Подойдя к Цин Шую, Ши Цинчжуан посмотрела на него серьезно, а потом мелодично рассмеялась. Хотя не впервые Цин Шуй видел ее такой, но всякий раз, когда она смеялась, он невольно чувствовал, что ему тоже хочется рассмеяться вместе с ней, словно влюбленный идиот.

«Пожалуй, я сегодня пообедаю с вами», улыбнулась Ши Цинчжуан.

«Даже если захочешь уйти, я не отпущу тебя», засмеялся Цин Шуй.

Вдвоем они пошли, держась за руки, на задний двор. Ши Цинчжуан была только на полголовы ниже Цин Шуя, и они оба очень подходили друг другу, когда стояли вместе. Цин Шуй был очень доволен, что она стала его невестой. Он был ее первым мужчиной, а она была его первой женщиной. Хоть она и не была самой красивой женщиной из его круга, она была самой незабываемой.

«Когда ты планируешь ехать? Ты уверен? Ведь Клан Янь управляет всей страной Яньцзян», с беспокойством сказала Ши Цинчжуан. Это волнение добавило ей еще больше женственности, излучая уникальную ауру, делая ее еще более неотразимой, чем раньше.

«Скоро, примерно через месяц».

«Можно мне с тобой?»

Цин Шуй не ожидал, что Ши Цинчжуан предложит такое. Они все знали, что большой помощи не могли оказать. Более того, судя по характеру и Цанхай Минъюэ, и Ши Цинчжуан, они не были способны на такую инициативу.

Цин Шуй улыбнулся Ши Цинчжуан и покачал головой:

«Только я и мама», попытался объяснить он. «Путешествие в Клан Янь за день не совершить. Давай я с тобой поеду, я позабочусь о тетушке Цин И».

Слова Ши заставили Цин Шуя задуматься. Он понял, что ее слова имели смысл. Ши Цинчжуан была рожденной Сяньтянь. Он замешкался. Он ведь отказал Цанхай Минъюэ.

«А твой клан тебя отпустит?»

«Мой дедушка меня всегда поддерживал, хотел, чтобы я была с тобой. Хотя мы не сильны, чтобы помочь тебе с твоими проблемами…»

Цин Шуй взял ее за белоснежную руку и ответил:

«Я подумаю над этим. В любом случае ты моя жена, я счастлив, что ты обо мне заботишься».

Ши Цинчжуан покраснела. Ее красота в этот момент была ослепительной. Она не знала, что сказать, поэтому просто спрятала взгляд…

………………...

В Сфере Вечного Фиолетового Нефрита!

Цин Шуй закончил тренировки различных боевых техник и движений Ци, которые нужно было потренировать. Он работал крайне усердно последние несколько дней. Предыдущий горестный опыт, с которым ему пришлось столкнуться, заставили его понять важность силы воина.

Если бы он был достаточно силен, ему не пришлось попасть в трудное положение с тем Сяньтянь в Городе Небесной Реки. Если бы он был достаточно сильным, ему бы не пришлось стоять на краю смерти от руки старшего Клана Медицинских Аристократов. Если бы он был достаточно силен, он бы не дал так легко увести Минъюэ Гэлоу...

Если бы он был достаточно сильным, он бы не позволил своей матери так долго страдать…

Выйдя из своей пространственной сферы, он собрался было лечь спать, как вдруг вспомнил, что он в его море сознания открылось множество вещей после приема Гранулы Повышения Тона Зеленого Облака.

Цин Шуй нырнул глубоко в море сознания и понял, что ему открылась Форма Слона Мимикрии Девяти Животных. На данный момент он уже овладел Формами Оленя, Обезьяны, Тигра, Медведя, Журавля. А теперь Слон!

Форма Оленя имела только одну технику – Галоп Оленя, которая увеличивала скорость. Цин Шуй давно соединил суть этой формы с другими техниками!

Что касается Формы Обезьяны, даже не смотря на то, что она была открыта, Цин Шуй не изучал ее, поэтому и не знал ничего…

Из остальных шести форм Цин Шуй Цин Шуй довел Форму Тигра до высокого мастерства. Хотя Форма Медведя тоже была на Великой Стадии Успеха и представляла собой огромную силу, Цин Шуй понимал, что она уступала Форме Тигра. Цин Шуй получил дополнительное понимание этой формы из каменных изображений.

Тигр, крадущийся в горах, свирепый тигр, спускающийся с гор, рык тигра с гор…

Даже внутреннее состояние Недвижимости, словно Горы, было однозначно связано с техникой Формы Тигра, поэтому он чувствовал, что Форма Медведя немного уступала форме тигра!

Форма Журавля была техникой движения. Шаги Журавля, которые в итоге эволюционировали в Шаги Парящего Журавля, тоже достигли Великой Стадии Успеха, которая слилась в итоге с более сложной техникой Шагов Облака Тумана.

Цин Шуй понимал, что как он и догадывался, ему придется культивировать определенную форму до великой стадии успеха до того, как техника следующего животного откроется в его сознании.

Теперь он понимал, что совсем забыл про форму Обезьяны. Но это было хорошо. Он мог посвятить время культивации двух форм сразу. Было бы отлично, если бы он мог получить больше сил перед своим походом в Клан Янь.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава