X
X
Глава - 384: Твой сын хочет, чтобы ты открыто и честно вошла в клан Янь
Предыдущая глава
Следующая глава
Хорошо. Со временем он смог бы культивировать обе формы. Хорошо будет испытать новые достижения перед походом в Клан Янь! Вот только время в пространственной сфере подходило к концу. Цин Шуй выключил Духовное Чутье и вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита. Отъезд Минъюэ Гэлоу оказался сокрушительным не только для Цин Шуя, но и наложил бремя на весь Клан Цин. Для второго поколения это оказалось еще тяжелее. Они помнили, как это произошло с Цин И, словно это было вчера. Некоторые вещи так легко не забыть. Видя, как Цин Шуй повторяет дорогу матери, они еще больше чувствовали свою беспомощность. Горькое и ужасное чувство было ошеломляющим, никто не мог и слова сказать. «Я теперь тоже Сяньтянь, но даже Цин Шуй, возможно, не справится с Боевым Королем...» расстраивались Цин Цзян и Цин Хэ. Перед лицом силы все меркло. Цин Шуй раздал всем золотой бисер, по две каждому. Конечно, Цин Цзян и Цин Хэ получили по три, Цин Шуй сам принял пять штук. Каким бы маленьким ни был комар, он все равно сделан из плоти. Сила в 5 тысячи цзинь была существенной прибавкой. Когда-то ему и Плод Увеличения Силы давал 500 цзинь, а принимать их можно было только две штуки. И это увеличение было равно довольно серьезным усилиям. Возможно, сила от золотого бисера не будет включена в физическую силу Цин Шуя, составлявшую 3 миллиона цзинь, он все равно мог принимать несколько таких гранул каждый год. Слишком поздно Цин Шуй понял, когда он уже все пораздал, а инструкции к применению у него не было. Он мог в будущем, оказавшись на Центральном Континенте, раздобыть еще таких гранул или же и вовсе рецепт, чтобы создать их. После обеда, когда все собрались разойтись по своим делам, а Цин Шуй сжал зубы и неожиданно сказал: «Ровно через две недели, плюс минус пять дней, я планирую отправиться в Клан Янь». Голос Цин Шуя был тихим, но все замерли на местах. Они смотрели на Цин Шуя, особенно представители второго поколения. Третье поколение просто удивленно смотрели на него. Они не знали, что имел в виду Цин Шуй. Цин И вздрогнула, глядя на сына. Она крепко сжала губы, не говоря ни слова! «А зачем в Клан Янь?» «Что ты собираешься там делать?» «Да что с вами, ребята? Чего вы все молчите?» ... Третье поколение Клана Цин не знали всей истории, но видя мрачные лиц старших, они понимали, что дело непростое. Кто-то как-то спрашивал о происхождении Цин Шуя, когда тот был молод, почему, мол, у него не было отца. Но когда им пару раз попало от него, они перестали спрашивать. «Давайте я расскажу!» В этот момент дверь отворилась, и в комнату вошел Цин Ло. «Отец!» «Дедушка» «Отец! Зачем ты пришел?» ... «Цин Шуй велел прийти. Он пришел, чтобы забрать меня. Я впервые в жизни катался на летающем чудовище», радостно улыбаясь, сказал Цин Ло. «Дедушка, почему Цин Шуй говорит, что отправляется в Клан Янь? Дедушка, расскажи скорее!» Цин Бэй быстро подошла к дедушке и обхватила его руку, умоляя и поторапливая его. Это было ее особая привилегия. Она была единственной девочкой в третьем поколении Клана Цин, она везде получала особое внимание. Цин Ло усадили на место во главе стола. Он сел и посмотрел на Цин Шуя. Затем он перевел взгляд на молящее лицо Цин Бэй и улыбнулся: «Деточка, дедушка сейчас расскажет, не волнуйся, не волнуйся. Разве не все хотят знать историю Цин Шуя? Давайте я сегодня всем расскажу ее!» Когда он договорил, все родственники закивали головами, ожидая продолжения рассказа. ... Цин Ло поделился этой историей. Вскоре все в третьем поколении клана Цин кипели от злости, особенно услышав ту часть, где Клан Янь угрожали всему клану Цин и Деревне Цин. Человек создан из плоти и крови. С кем бы такое ни произошло, никому не понравится. И все представители третьего поколения решили, что тоже хотели отправиться в Клан Янь за этой юной девушкой, которую отобрали у матери в возрасте всего восьми месяцев. «Брат Цин Шуй, я хочу пойти с тобой в Клан Янь», сказал низким, приглушенным голосом Цин Ю. Никто не сказал ни слова. С самого начала и до конца Цин И не сказала ни слова. Однако выражение ее лица было крайне запутанным, когда она не сводила глаз с Цин Шуя. И только потом она перевела взгляд на Цин Ло. «Отец! Что мне делать?» сказала Цин И Цин Ло. В этот момент ее слезы были словно жемчужины, рассыпавшиеся с нитки. «И’эр, не плачь, ты должна радоваться. Расскажи нам, о чем ты думаешь, мы все обсудим. Весь Клан Цин здесь», Цин Ло смотрел на свою дочь с любовью. Его младшей дочери досталась нелегкая участь. «Отец, я скучаю по Цин Цин, я очень скучаю по ней. Я хочу увидеть, как сложилась ее жизнь», Цин И сказала, и еще больше слез полились по ее щекам. «Тогда отправляйся в Клан Янь с Цин Шуем и верни ее!» Цин Ло улыбался, но в его дружелюбных глазах промелькнуло неописуемое чувство, словно он жаждал мести. «Я волнуюсь за Цин Шуя. Я боюсь, что с ним что-то плохое случится». Вот что волновало Цин И! Больше, чем кто бы то ни был, она хотела пойти на Клан Янь, но боялась, что что-то плохое случиться с Цин Шуем. Она меньше беспокоилась о том, что могло случиться с ней самой. Клан Цин были властителями страны, а Страна Ян Цзян была одной из двадцати самых сильных стран на континенте Зеленого Облака. «И’эр, за все нужно платить свою цену, даже за то, в чем ты абсолютно уверена. Цин Шуй вырос. Цин Цин – твоя дочь, и моя внучка, и старшая сестра Цин Шуя. Цин Шуй твой ребенок. Почему бы тебе не послушать то, что он говорит?» тепло сказал Цин Ло, похлопав Цин И по голове. Цин И, не мигая, смотрела на Цин Шуя, она не могла сказать ни слова. Особенно после того, что сказал Цин Ло. «Он вырос…» Впервые Цин Шуй увидел, как плачет его мать перед таким количеством народа. В прошлом, когда Цин Шуй был еще юным и она думала, что он ничего не знает, она просто вытирала слезы и бормотала невнятные объяснения. И только когда он начал что-то понимать, она прекратила плакать перед ним. Но Цин Шуй всегда догадывался, что его мать что-то скрывает от него. «Мама!» улыбнулся и позвал Цин Шуй, протянув руку и вытирая слезы с ее лица. Ци И обняла его и тихо сказала: «Цин Шуй, что сделать матери? Я уже сдалась, я думала, что проживу с этой болью всю жизнь, надеясь, что хоть ты будешь в порядке. Но сейчас… Что же мне делать?» «Мама, твой сын вырос. Давай сын и решит за тебя!» Цин Шуй сказал одно предложение, но Цин И вдруг вдохновилась. Она почувствовала гордость за него. Ее сын вырос. Все верно, он ее сын! «Пойдем в Клан Янь. Твой сын хочет, чтобы ты открыто пришла в Клан Янь, пусть знают, кто ты такая». От слов Цин Шуя кровь у всех в груди закипела. Все чувствовали, как их кровь закипает, когда узнали, что Клан Янь угрожает Цин Ло и двум поколениям. «Мама волнуется за тебя». «Я знаю. Я уверен в себе. Мама, ты же хочешь, чтобы Цин Цин жила хорошей жизнью?» Цин Шуй знал, что это было единственным, с чем она не могла смириться. Важнее того мужчины из Клана Янь. Двадцати лет хватило, чтобы стереть ее чувства к этому мужчине, а кровные узы не стереть никогда. «Тогда как мы отправимся?» «В эти несколько дней ты должна хорошо отдохнуть. Путь в Клан Янь неблизкий. Мы не можем взять с собой много людей», сказал, подумав, Цин Шуй. «Хм, тогда нужно распланировать все. Я пойду, отдохну немного. У меня все мысли перемешались…» Цин Шуй улыбнулся и отправил маму отдыхать. Он знал, что человеку было свойственно смущаться, когда проблема, так долго давила на его сердце, должна была вот-вот разрешиться. «Брат Цин Шуй, возьми и меня с собой!» выпалил Цин Ю, как только Цин Шуй вернулся в зал, проводив мать. «Цин Ю, мы не веселиться туда едем. Оставайся дома и сосредоточься на своих тренировках», улыбнулся Цин Шуй. «Брат Цин Шуй, я умоляю тебя, возьми меня. Можно мне посмотреть мир, я помогу тебе убить бойцов в клане Янь!» умолял Цин Ю, потягивая Цин Шуя за рукава. «Брат Шуй, если Цин Ю идет, то и я пойду!» улыбнулась хитрой лисьей улыбочкой Цин Бэй. «И я!» Неожиданно встрял Цин Хэ. «Эй, вы…» Цин Ю был в ярости! Цин Шуй рассмеялся. Не нужны были слова. Он посмотрел на Цин Хэ и сказал: «Дедушка, вы и второй дядюшка должны пойти с нами!» Ночью! Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Раз он решился пойти в Клан Янь как можно скорее, ему нельзя было игнорировать свою культивацию. Войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, он тут же вошел в состояние культивации. Древняя Техника Усиления только что пробилась на 138-й уровень. После культивации одного раунда, Цин Шуй перевел внимание на Духовное Чувство и посмотрел на форму Обезьяны. До сегодняшнего дня Цин Шуй не понимал, почему он не культивировал эту форму с самого начала. Форма Обезьяны тренировала руки. Может быть, что он изначально почувствовал, что его Быстрый Одиночный Кулак мог достичь определенного уровня и поэтому забросил форму Обезьяны? Форма Обезьяны делала упор на позы с использованием рук. Бегло просмотрев форму, он понял, что существовало только две техники – простой взрыв Обезьяны и Божественная Очистка Рук. Цин Шуй подумал, что, наверное, в свое время посчитал, что Одиночный Быстрый Кулак лучше, чем Божественная Очистка Рук, и решил не заниматься ею. Даже сейчас у него не было к ней особого интереса. Однако он также надеялся на некое чудо. Взрыв Обезьяны был очень прост, но функционален. Это был навык, позволявший двигаться быстро на небольшой территории. Цин Шуй удивило, что Взрыв Обезьяны был очень похож на Метод Ядерной Ци техники Прыгающего Короля в Черных Доспехах, начертанного на каменных монументах на задней стороне Горы Небесного Дворца. Цин Шуй попробовал эту форму какой-то время, потом решил-таки использовать Метод Ядерной Ци для исполнения Взрыва Обезьяны. Результат поразил Цин Шуя. Мощность прыжка и проворство Взрыва Обезьяны придавало Цин Шуй огромную скорость, с которой он мог передвигаться на короткие расстояния. такой результат за короткое время подарил Цин Шую большие надежды на Взрыв Обезьяны. Введение упоминало лишь увеличение проворности с помощью Взрыва Обезьяны. Малая стадия успеха позволяла воину увеличивать проворность, большая стадия успеха увеличивала взаимодействие частей тела во время движения. Великая стадия успеха позволяла телу превосходить собственный потенциал. «Концепция нечеткая», подумал Цин Шуй. не смотря на расплывчатость формулировок, он очень надеялся, что в конце эта техника преподнесет ему сюрприз. Божественная Очистка Рук! Божественная очистка рук имитировала движения обезьяны. Она была типичной кулачной техникой на длинных дистанциях. При использовании в атаках, сила воина проходила сквозь руки, циркулировала и выстреливала. В то же самое время она одновременно делала упор на силе, исходившей от мышц спины. Поэтому она также называлась «Кулак, соединенный со спиной». Фокус Тайчи был на мягкости, восемь диаграмм фокусировались на движении, Божественная Очистка Рук фокусировалась на очистке рук! Божественная Очистка Рук была техникой кулачного боя на расстоянии, подразделявшейся далее на многие типы. Она относилась к категории Соединения Белой Обезьяны. Глядя на описание, Цин Шуй чувствовал что-то, но понять, что именно, пока не мог.

Хорошо. Со временем он смог бы культивировать обе формы. Хорошо будет испытать новые достижения перед походом в Клан Янь!

Вот только время в пространственной сфере подходило к концу. Цин Шуй выключил Духовное Чутье и вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита.

Отъезд Минъюэ Гэлоу оказался сокрушительным не только для Цин Шуя, но и наложил бремя на весь Клан Цин. Для второго поколения это оказалось еще тяжелее. Они помнили, как это произошло с Цин И, словно это было вчера. Некоторые вещи так легко не забыть.

Видя, как Цин Шуй повторяет дорогу матери, они еще больше чувствовали свою беспомощность. Горькое и ужасное чувство было ошеломляющим, никто не мог и слова сказать.

«Я теперь тоже Сяньтянь, но даже Цин Шуй, возможно, не справится с Боевым Королем...» расстраивались Цин Цзян и Цин Хэ. Перед лицом силы все меркло.

Цин Шуй раздал всем золотой бисер, по две каждому. Конечно, Цин Цзян и Цин Хэ получили по три, Цин Шуй сам принял пять штук. Каким бы маленьким ни был комар, он все равно сделан из плоти. Сила в 5 тысячи цзинь была существенной прибавкой. Когда-то ему и Плод Увеличения Силы давал 500 цзинь, а принимать их можно было только две штуки. И это увеличение было равно довольно серьезным усилиям.

Возможно, сила от золотого бисера не будет включена в физическую силу Цин Шуя, составлявшую 3 миллиона цзинь, он все равно мог принимать несколько таких гранул каждый год. Слишком поздно Цин Шуй понял, когда он уже все пораздал, а инструкции к применению у него не было. Он мог в будущем, оказавшись на Центральном Континенте, раздобыть еще таких гранул или же и вовсе рецепт, чтобы создать их.

После обеда, когда все собрались разойтись по своим делам, а Цин Шуй сжал зубы и неожиданно сказал:

«Ровно через две недели, плюс минус пять дней, я планирую отправиться в Клан Янь».

Голос Цин Шуя был тихим, но все замерли на местах. Они смотрели на Цин Шуя, особенно представители второго поколения. Третье поколение просто удивленно смотрели на него. Они не знали, что имел в виду Цин Шуй.

Цин И вздрогнула, глядя на сына. Она крепко сжала губы, не говоря ни слова!

«А зачем в Клан Янь?»

«Что ты собираешься там делать?»

«Да что с вами, ребята? Чего вы все молчите?»

...

Третье поколение Клана Цин не знали всей истории, но видя мрачные лиц старших, они понимали, что дело непростое. Кто-то как-то спрашивал о происхождении Цин Шуя, когда тот был молод, почему, мол, у него не было отца. Но когда им пару раз попало от него, они перестали спрашивать.

«Давайте я расскажу!» В этот момент дверь отворилась, и в комнату вошел Цин Ло.

«Отец!»

«Дедушка»

«Отец! Зачем ты пришел?»

...

«Цин Шуй велел прийти. Он пришел, чтобы забрать меня. Я впервые в жизни катался на летающем чудовище», радостно улыбаясь, сказал Цин Ло.

«Дедушка, почему Цин Шуй говорит, что отправляется в Клан Янь? Дедушка, расскажи скорее!» Цин Бэй быстро подошла к дедушке и обхватила его руку, умоляя и поторапливая его. Это было ее особая привилегия. Она была единственной девочкой в третьем поколении Клана Цин, она везде получала особое внимание.

Цин Ло усадили на место во главе стола. Он сел и посмотрел на Цин Шуя. Затем он перевел взгляд на молящее лицо Цин Бэй и улыбнулся:

«Деточка, дедушка сейчас расскажет, не волнуйся, не волнуйся. Разве не все хотят знать историю Цин Шуя? Давайте я сегодня всем расскажу ее!»

Когда он договорил, все родственники закивали головами, ожидая продолжения рассказа.

...

Цин Ло поделился этой историей. Вскоре все в третьем поколении клана Цин кипели от злости, особенно услышав ту часть, где Клан Янь угрожали всему клану Цин и Деревне Цин.

Человек создан из плоти и крови. С кем бы такое ни произошло, никому не понравится. И все представители третьего поколения решили, что тоже хотели отправиться в Клан Янь за этой юной девушкой, которую отобрали у матери в возрасте всего восьми месяцев.

«Брат Цин Шуй, я хочу пойти с тобой в Клан Янь», сказал низким, приглушенным голосом Цин Ю.

Никто не сказал ни слова. С самого начала и до конца Цин И не сказала ни слова. Однако выражение ее лица было крайне запутанным, когда она не сводила глаз с Цин Шуя. И только потом она перевела взгляд на Цин Ло.

«Отец! Что мне делать?» сказала Цин И Цин Ло. В этот момент ее слезы были словно жемчужины, рассыпавшиеся с нитки.

«И’эр, не плачь, ты должна радоваться. Расскажи нам, о чем ты думаешь, мы все обсудим. Весь Клан Цин здесь», Цин Ло смотрел на свою дочь с любовью. Его младшей дочери досталась нелегкая участь.

«Отец, я скучаю по Цин Цин, я очень скучаю по ней. Я хочу увидеть, как сложилась ее жизнь», Цин И сказала, и еще больше слез полились по ее щекам.

«Тогда отправляйся в Клан Янь с Цин Шуем и верни ее!» Цин Ло улыбался, но в его дружелюбных глазах промелькнуло неописуемое чувство, словно он жаждал мести.

«Я волнуюсь за Цин Шуя. Я боюсь, что с ним что-то плохое случится». Вот что волновало Цин И!

Больше, чем кто бы то ни был, она хотела пойти на Клан Янь, но боялась, что что-то плохое случиться с Цин Шуем. Она меньше беспокоилась о том, что могло случиться с ней самой. Клан Цин были властителями страны, а Страна Ян Цзян была одной из двадцати самых сильных стран на континенте Зеленого Облака.

«И’эр, за все нужно платить свою цену, даже за то, в чем ты абсолютно уверена. Цин Шуй вырос. Цин Цин – твоя дочь, и моя внучка, и старшая сестра Цин Шуя. Цин Шуй твой ребенок. Почему бы тебе не послушать то, что он говорит?» тепло сказал Цин Ло, похлопав Цин И по голове. Цин И, не мигая, смотрела на Цин Шуя, она не могла сказать ни слова. Особенно после того, что сказал Цин Ло.

«Он вырос…»

Впервые Цин Шуй увидел, как плачет его мать перед таким количеством народа. В прошлом, когда Цин Шуй был еще юным и она думала, что он ничего не знает, она просто вытирала слезы и бормотала невнятные объяснения. И только когда он начал что-то понимать, она прекратила плакать перед ним. Но Цин Шуй всегда догадывался, что его мать что-то скрывает от него.

«Мама!» улыбнулся и позвал Цин Шуй, протянув руку и вытирая слезы с ее лица. Ци И обняла его и тихо сказала:

«Цин Шуй, что сделать матери? Я уже сдалась, я думала, что проживу с этой болью всю жизнь, надеясь, что хоть ты будешь в порядке. Но сейчас… Что же мне делать?»

«Мама, твой сын вырос. Давай сын и решит за тебя!» Цин Шуй сказал одно предложение, но Цин И вдруг вдохновилась. Она почувствовала гордость за него. Ее сын вырос. Все верно, он ее сын!

«Пойдем в Клан Янь. Твой сын хочет, чтобы ты открыто пришла в Клан Янь, пусть знают, кто ты такая». От слов Цин Шуя кровь у всех в груди закипела. Все чувствовали, как их кровь закипает, когда узнали, что Клан Янь угрожает Цин Ло и двум поколениям.

«Мама волнуется за тебя».

«Я знаю. Я уверен в себе. Мама, ты же хочешь, чтобы Цин Цин жила хорошей жизнью?»

Цин Шуй знал, что это было единственным, с чем она не могла смириться. Важнее того мужчины из Клана Янь. Двадцати лет хватило, чтобы стереть ее чувства к этому мужчине, а кровные узы не стереть никогда.

«Тогда как мы отправимся?»

«В эти несколько дней ты должна хорошо отдохнуть. Путь в Клан Янь неблизкий. Мы не можем взять с собой много людей», сказал, подумав, Цин Шуй.

«Хм, тогда нужно распланировать все. Я пойду, отдохну немного. У меня все мысли перемешались…»

Цин Шуй улыбнулся и отправил маму отдыхать. Он знал, что человеку было свойственно смущаться, когда проблема, так долго давила на его сердце, должна была вот-вот разрешиться.

«Брат Цин Шуй, возьми и меня с собой!» выпалил Цин Ю, как только Цин Шуй вернулся в зал, проводив мать.

«Цин Ю, мы не веселиться туда едем. Оставайся дома и сосредоточься на своих тренировках», улыбнулся Цин Шуй.

«Брат Цин Шуй, я умоляю тебя, возьми меня. Можно мне посмотреть мир, я помогу тебе убить бойцов в клане Янь!» умолял Цин Ю, потягивая Цин Шуя за рукава.

«Брат Шуй, если Цин Ю идет, то и я пойду!» улыбнулась хитрой лисьей улыбочкой Цин Бэй.

«И я!» Неожиданно встрял Цин Хэ.

«Эй, вы…» Цин Ю был в ярости!

Цин Шуй рассмеялся. Не нужны были слова. Он посмотрел на Цин Хэ и сказал:

«Дедушка, вы и второй дядюшка должны пойти с нами!»

Ночью!

Цин Шуй вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Раз он решился пойти в Клан Янь как можно скорее, ему нельзя было игнорировать свою культивацию. Войдя в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, он тут же вошел в состояние культивации.

Древняя Техника Усиления только что пробилась на 138-й уровень. После культивации одного раунда, Цин Шуй перевел внимание на Духовное Чувство и посмотрел на форму Обезьяны. До сегодняшнего дня Цин Шуй не понимал, почему он не культивировал эту форму с самого начала. Форма Обезьяны тренировала руки. Может быть, что он изначально почувствовал, что его Быстрый Одиночный Кулак мог достичь определенного уровня и поэтому забросил форму Обезьяны?

Форма Обезьяны делала упор на позы с использованием рук. Бегло просмотрев форму, он понял, что существовало только две техники – простой взрыв Обезьяны и Божественная Очистка Рук. Цин Шуй подумал, что, наверное, в свое время посчитал, что Одиночный Быстрый Кулак лучше, чем Божественная Очистка Рук, и решил не заниматься ею.

Даже сейчас у него не было к ней особого интереса. Однако он также надеялся на некое чудо.

Взрыв Обезьяны был очень прост, но функционален. Это был навык, позволявший двигаться быстро на небольшой территории. Цин Шуй удивило, что Взрыв Обезьяны был очень похож на Метод Ядерной Ци техники Прыгающего Короля в Черных Доспехах, начертанного на каменных монументах на задней стороне Горы Небесного Дворца.

Цин Шуй попробовал эту форму какой-то время, потом решил-таки использовать Метод Ядерной Ци для исполнения Взрыва Обезьяны. Результат поразил Цин Шуя. Мощность прыжка и проворство Взрыва Обезьяны придавало Цин Шуй огромную скорость, с которой он мог передвигаться на короткие расстояния.

такой результат за короткое время подарил Цин Шую большие надежды на Взрыв Обезьяны. Введение упоминало лишь увеличение проворности с помощью Взрыва Обезьяны. Малая стадия успеха позволяла воину увеличивать проворность, большая стадия успеха увеличивала взаимодействие частей тела во время движения. Великая стадия успеха позволяла телу превосходить собственный потенциал.

«Концепция нечеткая», подумал Цин Шуй. не смотря на расплывчатость формулировок, он очень надеялся, что в конце эта техника преподнесет ему сюрприз.

Божественная Очистка Рук!

Божественная очистка рук имитировала движения обезьяны. Она была типичной кулачной техникой на длинных дистанциях. При использовании в атаках, сила воина проходила сквозь руки, циркулировала и выстреливала. В то же самое время она одновременно делала упор на силе, исходившей от мышц спины. Поэтому она также называлась «Кулак, соединенный со спиной».

Фокус Тайчи был на мягкости, восемь диаграмм фокусировались на движении, Божественная Очистка Рук фокусировалась на очистке рук!

Божественная Очистка Рук была техникой кулачного боя на расстоянии, подразделявшейся далее на многие типы. Она относилась к категории Соединения Белой Обезьяны. Глядя на описание, Цин Шуй чувствовал что-то, но понять, что именно, пока не мог.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава