Глава - 440: Турнир Шести Сект Си Жи Он – Цин Шуй
Предыдущая глава
Следующая глава
«Старший Боевой Дядюшка, сколько людей принимают участия в этом кровавом побоище?» засмеялся Цин Шуй. Он понял, что этот турнир был прикрытием для тех, кто жаждал мести. «Обычно начинают с тех, у кого есть претензии к кому-то. Обычно эти битвы проходят не на жизнь, а на смерть. Ненависть между двумя сторонами только углубляется. Как только начинается спираль кровавого мщения, все отступает на второй план, а остановить ее практически невозможно. Каждый турнир заканчивается кровавым месивом», засмеялся Фэй Уцзи. «Значит, много талантов погибают?» с сомнением спросил Цин Шуй. «Ха-ха. Тот, кто не прошел сквозь бури в жизни, не прошел все злоключения в жизни, не может считаться талантливым», тихо, но уверенно ответил Фэй Уцзи. Эти слова напомнили Цин Шую поговорку: убить одного – преступление; убить десять тысяч – храбрость; убить девять миллионов – героизм. Убив с десяток тысяч людей, человек приобретает ауру смерти. Тот, кто убил миллионы, приобретает невероятно убийственную ауру, которая превосходит любые, самые зловещие представления. …… Был уже полдень, когда Цин Шуй вернулся к себе. Он снова увидел девушку у входа. Янь Лин’Эр! «Старший брат Цин Шуй!» Цин Шуй подумал, что у него больше не будет необходимости пересекаться ни с кем из Клана Янь после того, как он разрешил этот сложный вопрос. Только он забыл про эту девчушку, которая жила всего лишь в одном этаже от него. «Я не твой брат…» заворчал Цин Шуй. «А мне плевать. Я хочу называть тебя братом», Янь Лин’Эр была старше Цин Шуя всего на пару дней. Но она привыкла называть его старшим братом, поэтому ее не волновали условности. «У меня больше нет никаких дел с кланом Янь», настаивал на своем Цин Шуй. «Ну и что? Я тоже ненавижу Клан Янь. Я вообще жалею, что я из Клана Янь, но это не вопрос выбора», удрученно ответила Янь Лин’Эр. Все верно, выбора у нее не было. Как и у него тоже. В этот момент Цин Шую не нравилась вся эта ситуация. Их поколение было поколением людей с разбитыми семьями. «Мне все равно», сказал Цин Шуй и пошел наверх. Однако девушка последовала за ним с улыбкой на лице. Только Цин Шуй хотел закрыть дверь, как она проскользнула в комнату. Цин Шуй не успел даже отреагировать. Он закрыл дверь и посмотрел на нее. «Что ты творишь? Я устал, я хочу отдохнуть». «Ой, надо же, устал он. Иди тогда и ложись спать. Просто не обращай на меня внимания. Я может, просто осмотреться тут хочу», ответила Янь Лин’Эр и невинно захлопала ресницами. Цин Шуй смотрел на нее. Он прекрасно понимал, что та притворяется, однако сердце его смягчилось. Она была гордой девчонкой, видимо, ей понадобилась недюжинная смелость, чтобы провернуть такое. Он сам бы на такое не решился. «Братец Цин Шуй, я не знала, что все было так ужасно. Ты и тетушка, наверное, очень страдали все эти годы», сказала Лин’Эр и тут же пожалела о сказанном. Встревожено она посмотрела на Цин Шуя и обнаружила, что тот не рассердился. Ведь теперь Цин Шуй знал, что другие ветки Клана Янь и сами были беспомощными жертвами. Он не хотел упорствовать в своей неприязни, в конце концов, его враги из Клана Янь были уже мертвы. «Ладно, раз уж ты здесь, то давай, делай, что хочешь. Я хочу отдохнуть для начала!» потеплевшим голосом сказал он. Лин’Эр обрадовалась, закивала головой, она знала, что в их отношениях наступает оттепель, и ненависть Цин Шуя постепенно убавлялась. Спустилась ночь, лунный свет освещал комнату. Цин Шуй вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита и не мог заснуть. Он достиг 143 цикла Древней Техники Усиления. Прорывы стали давать легче. Ему было все-то нужно собрать достаточно силы, чтобы достичь прорыва. Сила его росла невероятно быстро. Прирост достигнет плато к 179-му циклу, поэтому Цин Шую было необходимо двигаться вперед, как можно быстрее, чтобы сократить необходимое время. Как только он достигнет 180-го цикла, скорость перехода на новые циклы снова замедлится. Цин Шуй знал, что как только она достигнет 179-го уровня, его способности очень сильно расширятся. С этим увеличением у него и больше опасностей появятся впереди. Цин Шуй стоял у окна и смотрел на тихое бескрайнее звездное небо. Звезды усеивали все небо, словно брызги дождя. Цин Шуй даже не думал возвращаться назад. Как только он в первый раз приехал в мир девяти континентов, ему было немного боязно. Но увидев взгляд Цин И, полный надежды, он постепенно привык к этому миру. Он вырос здесь, он видел любовь своей матери. Когда он был младенцем, он все время запоминал и впитывал то, как велика его любовь. «Когда солнце взойдет, настанет первый день Турнира Шести Сект», подумал он. Луна отражалась в его глазах. Он смотрел на небо вдалеке и чувствовал себя немного подавлено. «Тань Ян. Тебе лучше не появляться на арене. Не дай мне увидеть тебя», с горечью подумал Цин Шуй. Он заставлял себя не думать о Минъюэ Гэлоу и Малышке Юйчан. Он чувствовал, что эти подавленные эмоции разрывали его сердце на кусочки. На следующий день Цин Шуй пошел на общую площадь для утренней зарядки. Там он уже обнаружил Гунсунь Цзяньюнь и большую группу людей, тренировавшихся в Тайчи! Он с удивлением обнаружил, что очень многие ухватили суть этой техники и могли выразить всю грацию Тайчи. Многие, включая Цзяньюнь, достигли довольно высокого мастерства. Цин Шуй молча восхищался. У Гунсунь Цзяньюнь был способным от природы, считался гением в Зале Звездной Луны до встречи с Цин Шуем. К сожалению, слава Цин Шуя похоронила его славу. «Брат Цин Шуй!» радостно закричал Цзяньюнь, заметив его, и подбежал к нему. «Старший брат Цин Шуй вернулся!» «Старший брат!» ………… Многие ученики были знакомы с Цин Шуем, они все подошли поздороваться, глядя на него с восхищением и уважением. «Когда это я сблизился с ними?» удивленно думал Цин Шуй. Он лишь вежливо и дружелюбно улыбался, чтобы не усложнять. «Цин Шуй, когда ты вернулся?» бесцеремонно спросил Гунсунь Цзяньюнь. Возраст не только старит, возраст еще и делает человека зрелым. Цин Шуй заметил очевидные изменения в его поведении. Его образ полностью изменился, он больше не вел себя, как гордый и надменный плейбой. «Вчера. А вы все рано поднялись, я смотрю!» ответил Цин Шуй с улыбкой и медленно встал в стойку Тайчи. Когда все увидели, как он начинает тренировку, все молча отступили. Эксперта сразу видно. Они с восхищением понимали, как даже сама начальная поза была такой глубокой и основательной. Раньше даже уровень предков считался недостижимым подвигом. Уровень Цин Шуя в Тайчи был уже на уровне Единого с Небесами. Каждый аспектов его форм Тайчи выражал мастерски простую грацию; даже внешне они были полны легкости и непринужденности, влияние каждого удара вызывало перемены в общем потоке Ци. Цин Шуй постоянно регулировал глубину дыхания. Энергия Природы! Все считали Цин Шуя крепким и сильным воином. Вместе с его мягкостью это создавало ауру непобедимости вокруг него. Его форма была не красивой, но естественной и великодушной. На площади было много народу. Некоторые были даже не из Небесного Дворца, но таких было не так много. Раньше люди не понимали, зачем Цин Шуй тренируется в такой медленной технике кулачного боя каждый божий день, его даже дразнили и ругали за это. Но стоило ему только победить девятерых из Башни Меча и Си Жи, он стал знаменитостью. С тех пор Гунсунь Цзяньюнь и остальные тоже начали тренироваться. Толпа все прибывала. «Давайте пойдем. Нужно бежать к Залу Сокровищ Линсяо. Нужно хорошие места занять. Турнир Шести Сект начинается. Если опоздаем, ничего не сможем увидеть». «Точно! Нельзя пропускать Турнир. Такое случается только раз в несколько лет. Посмотрим внимательно, это может спасти нам жизнь в будущем. Надо учиться всему, что увидишь». …… Цин Шуй медленно успокоился. Он неожиданно почувствовал странное присутствие Ци. Повернулся и увидел кого-то, кого не ожидал. Си Жи! «Не хочешь посмотреть турнир?» Си Жи сам начал разговор. Он окреп, его способности стали даже еще больше. Он явно был очень целеустремленным воином. «Конечно!» улыбнулся Цин Шуй, стараясь скрыть свое удивление, и посмотрел на Гунсунь Цзяньюнь. «Старший брат Цин Шуй, идите, я потом присоединюсь к вам», ответил тот. Цин Шуй кивнул и пошел в Зал Сокровищ с Си Жи. «Ты пойдешь на спарринг», вдруг сказал Си Жи. «И ты тоже», спокойно ответил Цин Шуй. «Я чувствую убийственное намерение. Я думаю, что это на тебя не похоже», засмеялся Си Жи, обнажив ряд белых зубов. Он был солнечным и симпатичным. Цин Шуй вообще не ожидал, что тот будет гоняться за такой, как Хозяйка Дворца, но знал, что это оставит его со смертельными ранами. «Я иду убить кое-кого, но не уверен, что встречу его здесь», сказал Цин Шуй со слабой улыбкой. Си Жи не сказал ничего, и разговор закончился. Он знал по тону Цин Шуя, что тот имел в виду, и решил, что лучше промолчать. Когда они дошли до Зала Сокровищ Линсяо, они обнаружили, что вокруг было множество людей. Все направлялись к публичной площади, куда вели удобные и широкие проходы. Через несколько шагов Цин Шуй заметил, что на него обращено множество взглядов. Цин Шуй смущенно улыбался, поглядывая на идущего рядом Си Жи. Может, Цин Шуя и не узнали бы так быстро, но он шел рядом с таким ярким человеком, на которого трудно было не обратить внимания. «Смотрите, неужели это Си Жи?» «Да. Он по-прежнему хорош собой. Такой стильный», вдруг застонала какая-то красивая зрелая женщина. «Я слышала, что его навыки выросли просто грандиозно». «Да! Я тоже слышала такое!» «Эй, а кто это идет рядом с ним?» «Рыбак рыбака видит издалека. Этот парень такой молодой, но такой же очаровательный, как и Си Жи. Как я могла упустить такого вкусного парнишку?» «Это же Цин Шуй…» «Ах, Цин Шуй…»

«Старший Боевой Дядюшка, сколько людей принимают участия в этом кровавом побоище?» засмеялся Цин Шуй. Он понял, что этот турнир был прикрытием для тех, кто жаждал мести.

«Обычно начинают с тех, у кого есть претензии к кому-то. Обычно эти битвы проходят не на жизнь, а на смерть. Ненависть между двумя сторонами только углубляется. Как только начинается спираль кровавого мщения, все отступает на второй план, а остановить ее практически невозможно. Каждый турнир заканчивается кровавым месивом», засмеялся Фэй Уцзи.

«Значит, много талантов погибают?» с сомнением спросил Цин Шуй.

«Ха-ха. Тот, кто не прошел сквозь бури в жизни, не прошел все злоключения в жизни, не может считаться талантливым», тихо, но уверенно ответил Фэй Уцзи.

Эти слова напомнили Цин Шую поговорку: убить одного – преступление; убить десять тысяч – храбрость; убить девять миллионов – героизм.

Убив с десяток тысяч людей, человек приобретает ауру смерти. Тот, кто убил миллионы, приобретает невероятно убийственную ауру, которая превосходит любые, самые зловещие представления.

……

Был уже полдень, когда Цин Шуй вернулся к себе. Он снова увидел девушку у входа.

Янь Лин’Эр!

«Старший брат Цин Шуй!»

Цин Шуй подумал, что у него больше не будет необходимости пересекаться ни с кем из Клана Янь после того, как он разрешил этот сложный вопрос. Только он забыл про эту девчушку, которая жила всего лишь в одном этаже от него.

«Я не твой брат…» заворчал Цин Шуй.

«А мне плевать. Я хочу называть тебя братом», Янь Лин’Эр была старше Цин Шуя всего на пару дней. Но она привыкла называть его старшим братом, поэтому ее не волновали условности.

«У меня больше нет никаких дел с кланом Янь», настаивал на своем Цин Шуй.

«Ну и что? Я тоже ненавижу Клан Янь. Я вообще жалею, что я из Клана Янь, но это не вопрос выбора», удрученно ответила Янь Лин’Эр.

Все верно, выбора у нее не было. Как и у него тоже. В этот момент Цин Шую не нравилась вся эта ситуация. Их поколение было поколением людей с разбитыми семьями.

«Мне все равно», сказал Цин Шуй и пошел наверх.

Однако девушка последовала за ним с улыбкой на лице. Только Цин Шуй хотел закрыть дверь, как она проскользнула в комнату. Цин Шуй не успел даже отреагировать. Он закрыл дверь и посмотрел на нее.

«Что ты творишь? Я устал, я хочу отдохнуть».

«Ой, надо же, устал он. Иди тогда и ложись спать. Просто не обращай на меня внимания. Я может, просто осмотреться тут хочу», ответила Янь Лин’Эр и невинно захлопала ресницами.

Цин Шуй смотрел на нее. Он прекрасно понимал, что та притворяется, однако сердце его смягчилось. Она была гордой девчонкой, видимо, ей понадобилась недюжинная смелость, чтобы провернуть такое. Он сам бы на такое не решился.

«Братец Цин Шуй, я не знала, что все было так ужасно. Ты и тетушка, наверное, очень страдали все эти годы», сказала Лин’Эр и тут же пожалела о сказанном. Встревожено она посмотрела на Цин Шуя и обнаружила, что тот не рассердился. Ведь теперь Цин Шуй знал, что другие ветки Клана Янь и сами были беспомощными жертвами. Он не хотел упорствовать в своей неприязни, в конце концов, его враги из Клана Янь были уже мертвы.

«Ладно, раз уж ты здесь, то давай, делай, что хочешь. Я хочу отдохнуть для начала!» потеплевшим голосом сказал он.

Лин’Эр обрадовалась, закивала головой, она знала, что в их отношениях наступает оттепель, и ненависть Цин Шуя постепенно убавлялась.

Спустилась ночь, лунный свет освещал комнату. Цин Шуй вышел из Сферы Вечного Фиолетового Нефрита и не мог заснуть. Он достиг 143 цикла Древней Техники Усиления.

Прорывы стали давать легче. Ему было все-то нужно собрать достаточно силы, чтобы достичь прорыва. Сила его росла невероятно быстро. Прирост достигнет плато к 179-му циклу, поэтому Цин Шую было необходимо двигаться вперед, как можно быстрее, чтобы сократить необходимое время. Как только он достигнет 180-го цикла, скорость перехода на новые циклы снова замедлится.

Цин Шуй знал, что как только она достигнет 179-го уровня, его способности очень сильно расширятся. С этим увеличением у него и больше опасностей появятся впереди.

Цин Шуй стоял у окна и смотрел на тихое бескрайнее звездное небо. Звезды усеивали все небо, словно брызги дождя.

Цин Шуй даже не думал возвращаться назад. Как только он в первый раз приехал в мир девяти континентов, ему было немного боязно. Но увидев взгляд Цин И, полный надежды, он постепенно привык к этому миру. Он вырос здесь, он видел любовь своей матери. Когда он был младенцем, он все время запоминал и впитывал то, как велика его любовь.

«Когда солнце взойдет, настанет первый день Турнира Шести Сект», подумал он. Луна отражалась в его глазах. Он смотрел на небо вдалеке и чувствовал себя немного подавлено.

«Тань Ян. Тебе лучше не появляться на арене. Не дай мне увидеть тебя», с горечью подумал Цин Шуй. Он заставлял себя не думать о Минъюэ Гэлоу и Малышке Юйчан. Он чувствовал, что эти подавленные эмоции разрывали его сердце на кусочки.

На следующий день Цин Шуй пошел на общую площадь для утренней зарядки. Там он уже обнаружил Гунсунь Цзяньюнь и большую группу людей, тренировавшихся в Тайчи! Он с удивлением обнаружил, что очень многие ухватили суть этой техники и могли выразить всю грацию Тайчи. Многие, включая Цзяньюнь, достигли довольно высокого мастерства.

Цин Шуй молча восхищался. У Гунсунь Цзяньюнь был способным от природы, считался гением в Зале Звездной Луны до встречи с Цин Шуем. К сожалению, слава Цин Шуя похоронила его славу.

«Брат Цин Шуй!» радостно закричал Цзяньюнь, заметив его, и подбежал к нему.

«Старший брат Цин Шуй вернулся!»

«Старший брат!»

…………

Многие ученики были знакомы с Цин Шуем, они все подошли поздороваться, глядя на него с восхищением и уважением.

«Когда это я сблизился с ними?» удивленно думал Цин Шуй. Он лишь вежливо и дружелюбно улыбался, чтобы не усложнять.

«Цин Шуй, когда ты вернулся?» бесцеремонно спросил Гунсунь Цзяньюнь. Возраст не только старит, возраст еще и делает человека зрелым. Цин Шуй заметил очевидные изменения в его поведении. Его образ полностью изменился, он больше не вел себя, как гордый и надменный плейбой.

«Вчера. А вы все рано поднялись, я смотрю!» ответил Цин Шуй с улыбкой и медленно встал в стойку Тайчи.

Когда все увидели, как он начинает тренировку, все молча отступили. Эксперта сразу видно. Они с восхищением понимали, как даже сама начальная поза была такой глубокой и основательной. Раньше даже уровень предков считался недостижимым подвигом. Уровень Цин Шуя в Тайчи был уже на уровне Единого с Небесами. Каждый аспектов его форм Тайчи выражал мастерски простую грацию; даже внешне они были полны легкости и непринужденности, влияние каждого удара вызывало перемены в общем потоке Ци.

Цин Шуй постоянно регулировал глубину дыхания.

Энергия Природы!

Все считали Цин Шуя крепким и сильным воином. Вместе с его мягкостью это создавало ауру непобедимости вокруг него. Его форма была не красивой, но естественной и великодушной.

На площади было много народу. Некоторые были даже не из Небесного Дворца, но таких было не так много.

Раньше люди не понимали, зачем Цин Шуй тренируется в такой медленной технике кулачного боя каждый божий день, его даже дразнили и ругали за это. Но стоило ему только победить девятерых из Башни Меча и Си Жи, он стал знаменитостью. С тех пор Гунсунь Цзяньюнь и остальные тоже начали тренироваться.

Толпа все прибывала.

«Давайте пойдем. Нужно бежать к Залу Сокровищ Линсяо. Нужно хорошие места занять. Турнир Шести Сект начинается. Если опоздаем, ничего не сможем увидеть».

«Точно! Нельзя пропускать Турнир. Такое случается только раз в несколько лет. Посмотрим внимательно, это может спасти нам жизнь в будущем. Надо учиться всему, что увидишь».

……

Цин Шуй медленно успокоился. Он неожиданно почувствовал странное присутствие Ци. Повернулся и увидел кого-то, кого не ожидал.

Си Жи!

«Не хочешь посмотреть турнир?» Си Жи сам начал разговор. Он окреп, его способности стали даже еще больше. Он явно был очень целеустремленным воином.

«Конечно!» улыбнулся Цин Шуй, стараясь скрыть свое удивление, и посмотрел на Гунсунь Цзяньюнь.

«Старший брат Цин Шуй, идите, я потом присоединюсь к вам», ответил тот. Цин Шуй кивнул и пошел в Зал Сокровищ с Си Жи.

«Ты пойдешь на спарринг», вдруг сказал Си Жи.

«И ты тоже», спокойно ответил Цин Шуй.

«Я чувствую убийственное намерение. Я думаю, что это на тебя не похоже», засмеялся Си Жи, обнажив ряд белых зубов.

Он был солнечным и симпатичным. Цин Шуй вообще не ожидал, что тот будет гоняться за такой, как Хозяйка Дворца, но знал, что это оставит его со смертельными ранами.

«Я иду убить кое-кого, но не уверен, что встречу его здесь», сказал Цин Шуй со слабой улыбкой. Си Жи не сказал ничего, и разговор закончился. Он знал по тону Цин Шуя, что тот имел в виду, и решил, что лучше промолчать.

Когда они дошли до Зала Сокровищ Линсяо, они обнаружили, что вокруг было множество людей. Все направлялись к публичной площади, куда вели удобные и широкие проходы.

Через несколько шагов Цин Шуй заметил, что на него обращено множество взглядов. Цин Шуй смущенно улыбался, поглядывая на идущего рядом Си Жи. Может, Цин Шуя и не узнали бы так быстро, но он шел рядом с таким ярким человеком, на которого трудно было не обратить внимания.

«Смотрите, неужели это Си Жи?»

«Да. Он по-прежнему хорош собой. Такой стильный», вдруг застонала какая-то красивая зрелая женщина.

«Я слышала, что его навыки выросли просто грандиозно».

«Да! Я тоже слышала такое!»

«Эй, а кто это идет рядом с ним?»

«Рыбак рыбака видит издалека. Этот парень такой молодой, но такой же очаровательный, как и Си Жи. Как я могла упустить такого вкусного парнишку?»

«Это же Цин Шуй…»

«Ах, Цин Шуй…»

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава