Глава - 67: Сяньтянь, Вэньжэнь У-Шуан
Предыдущая глава
Следующая глава
Закончив свои излияния, Цин Шуй уставился на двух красивых сестер, бестолково потирая свой нос. «Бл***, я был слишком груб? Даже если я хочу выставить их дураками, я не могу быть настолько прямым. В любом случае, мне не следует лишаться девственности в подобном месте. - Ээ, это не то, что вы подумали. - Понятно. На самом деле, я привела тебя сюда по другой причине. Это ты тот самый Цин Шуй, что одолел группу заблудших молодых господ из четырех великих родов? Цин Шуй недовольно сдвинул брови. Никому бы не понравилось, если бы за ним шпионили и разоблачали. Даже при том, что это был он, кто одолел ту кучку бездельников, его имя не должно стать известным всем вокруг: четыре великих рода однозначно предпочитают хранить его в тайне. Если только они не приложили усилия, чтобы выяснить его, его имя никак не могла стать им известным. - Не заблуждайся, мы не проводили специального расследования. В тот день, когда ты победил всех тех юных господ, я была неподалеку и стала свидетелем всему происходящему. А сегодня, когда я случайно увидела тебя на улице, моей сестре стало любопытно. Не похоже было, что ты здесь ради предлагаемых услуг, и поэтому то, что произошло ранее, было спланировано, - едва уловимый смех виднелся в красивых, очаровательных черных глазах младшей сестры, когда она пыталась успокоить гнев Цин Шуй. «Красота, способная низвергать империи!» – когда он увидел ее улыбку, Цин Шуй почувствовал, что описание подходящее. - Вы родные сестры? Вы вдвоем владеете «Соблазнительным запахом ночи»? – спросил Цин Шуй, успокоившись. - Ага. Мою сестру зовут Вэньжэнь У-Гоу, а меня – Вэньжэнь У-Шуан! – может быть, она пыталась казаться честной, но Вэньжэнь У-Шуан сказала свое имя, хотя он ее не просил об этом. - «Соблазнительный запах ночи» - дело, которым владеет моя старшая сестра. А я просто проходила мимо и решила помочь, - Вэньжэнь У-Шуан наклонила голову, улыбаясь Цин Шуй. - У тебя есть еще вопросы, которые ты хотел бы задать? – спросила Вэньжэнь У-Гоу, с ноткой кокетства в голосе. По сравнению с Вэньжэнь У-Шуан, Вэньжэнь У-Гоу была словно рождена соблазнительницей: все в ней – ее характер, ее черты лица, ее фига, его поведение, ее чувство стиля – все это указывала на то, что она была пожирательницей мужских сердец. Хоть Вэньжэнь У-Шуан и превосходила свою старшую сестру в чертах лица и исходящей ауре, Цин Шуй был твердо уверен, что, если бы он должен был выбирать между ними двумя, для постели он бы выбрал Вэньжэнь У-Гоу. В конце концов, всем мужчинам в постели нравятся более пылкие женщины. Он бы скорее переспал с горячим цыпленком, чем с мертвой рыбой, при любом раскладе. «Однако, если бы я смог промыть мозги и научить младшую сестру Вэньжэнь У-Шуан быть со мной непослушной, хе-хе-хе, я бы мог умереть с чистой совестью!» - Цин Шуй снова принялся фантазировать. «Как предупреждали святые и монахи, «Избегай чревоугодия и похоти!». Но я всего лишь простой смертный, я не ошибаюсь, напротив, я прав. Амитабха!» - Цин Шуй начал отрешенно бормотать невнятные слова, повергнув в любопытство двух сестер. - Я не понимаю. Чтобы управлять этим делом, требуется кто-то, обладающий уверенной поддержкой и силой, - Цин Шуй обратился к Вэньжэнь У-Гоу. Хоть у него и было ощущение, что этот вопрос выглядит как вторжение в ее личную жизнь, Цин Шуй все же решил идти до конца и спросить. В конце концов, две сестры знали о нем все, в то время как он ничего не знал о них. - Кто сказал, что у нас недостаточно силы? Не мог бы ты сказать уровень силы моей сестры, Вэньжэнь У-Шуан? – Вэньжэнь У-Гоу медленно моргнула своими красивыми глазами, дразня Цин Шуй. Услышав это, Цин Шуй снова повернулся, чтобы более пристально изучить Вэньжэнь У-Шуан. Ее черты казались созданными самим Богом, воплощением совершенного ума. Ее очаровательное лицо еще больше подчеркивалось ее карими глазами. В дополнение к ее белоснежному, высокому точеному носу и ее красноватым сексуальным маленьким губам, ее можно было описать как белоснежный лотос посреди вулканического угля. Ее фигура не была столь совершенна, как у ее старшей сестры, но в ней было что-то, напоминающее Юй Хэ, но не сильно. Можно было разглядеть два возвышающихся очерченных холмика и контуры ее задорной попки, даже сквозь пижаму. Ее длинные, стройные ноги белоснежно сияли, пробуждая в мужчинах страсть. Эта женщина была буквально очень близка к идеалу. Ее тело в целом излучало ауру, похожую на ауру небесного существа. - Эта аура невероятно загадочная! – ясные глаза Цин Шуй сфокусировались на Вэньжэнь У-Шуан. Его взгляд продолжал блуждать по ее телу, пока он пытался разгадать тайну. Щеки Вэньжэнь У-Шуан вспыхнули, то ли от горячего пара, поднимавшегося от подогретого бассейна, то ли от внимательного изучения Цин Шуй. А может, от слов своей старшей сестры: «Не мог бы ты сказать уровень силы моей сестры, Вэньжэнь У-Шуан?». Хоть Цин Шуй и не заметил никакого скрытого смысла в предложении, У-Шуан покраснела, как будто поняла какую-то непристойную шутку своей старшей сестры. «В Городе Сотни Миль известно всего несколько людей с уровнем развития на вершине Хоутянь. Но что касается достигших Сяньтянь, никто не знает точное количество таких людей из великих родов. «Соблазнительный запах ночи» - невероятно популярное место среди мужчин. Возможно, даже те юные господа из различных великих родов были не прочь пошуметь здесь». Это значило, что «Соблазнительный запах ночи» под защитой. Это значило, что кроме этих двух сестер, был еще кто-то, обладавший необъятной силой и значительным статусом, кто оставался в их тени. - Прекрати свои дикие догадки. Мы обе с сестрой были сиротами, нас удочерил учитель. К сожалению, несколько лет назад он скончался. В прошлом, пока наш учитель был жив, никто не осмелился бы создать проблемы «Соблазнительному запаху ночи». После его кончины мы никому не осмелились сообщить об этом, и поэтому все еще оставались под видимостью защиты, обеспеченной именем нашего учителя. К счастью для нас, в начале этого года У-Шуан совершила прорыв. Только тогда я окончательно расслабилась, - объяснила Вэньжэнь У-Гоу. Цин Шуй сдвигал брови все сильнее и сильнее, пока слушал объяснение Вэньжэнь У-Гоу. Даже если У-Шуан совершила прорыв, что с того? Даже если она достигла боевого уровня командующего, ее силы все еще недостаточно, чтобы остановить юных господ из разных родов, желающих создать им проблемы. Только если не… - ЧТО ЗА, неужели это возможно?... Сяньтянь? - выдохнул Цин Шуй в шоке, отшатнувшись назад и глядя на Вэньжэнь У-Шуан. Вэньжэнь У-Шуан скромно кивнула: - В момент кармической удачи я совершила прорыв. По правде говоря, для меня это все еще словно сон, - закатывая свои рукава и высвобождая свои белоснежные руки, Вэньжэнь У-Шуан открыла одну руку, медленно и осторожно. В то же мгновение из нее хлынула невероятная волна энергии. Эта аура, которую она освободила, была острее 10 000 мечей, стремящихся поразить Цин Шуй. Но она быстро прекратила это. Цин Шуй стоял, ошеломленный. Недавно он сам изучал ауру культиваторов Сяньтянь. Какая ужасающая аура, особенно давление, которое она оказывает. Казалось, культиваторы Сяньтянь могут убить его так же легко, как и взмахнуть ладонью. Энергию Ци Сяньтянь они могут использовать так, чтобы она окутывала запястья, ладони или даже оружие. Девушка перед ним казалась такой молодой. Подумать только, она прожила 500 лет! Она уже ступила на путь, через дверь к которому многие другие и не надеются пройти! Глядя на Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй мог сказать, что она была действительно отмечена небесами. Как далеко она сможет пройти по этому пути в будущем? С величием, которое ей подарили Небеса, она была словно свирепый тигр, взбирающийся на гору, или водяной дракон, появившийся из моря. - Поздравляю! Ты – первый человек, которого я встретил, который прорвался в легендарное королевство Сяньтянь. На самом деле, я думал, что все культиваторы Сяньтянь – старые люди с белыми волосами, ну или по крайней мере, люди среднего возраста, - Цин Шуй улыбнулся, пошутив над своим невежеством. - Спасибо. На самом деле, причина, по которой мы пригласили тебя сюда, была в том, что нас разбирает любопытство по поводу твоей техники владения мечом. Как ты смог достичь такого уровня? Если это возможно, пожалуйста, расскажи нам! – во взгляде Вэньжэнь У-Шуан было что-то, против чего ни один мужчина не мог бы устоять. - Я не больно умный человек. Все, что можете увидеть – это самая базовая техника владения мечом. Я практиковал одни и те же движения с мечом на протяжении 10 лет, выполнил неисчислимое количество упражнений с мечом, чтобы достичь того уровня, на котором нахожусь сейчас, - Цин Шуй дотронулся до своего носа, сбивчиво объясняя. Обе, У-Гоу и У-Шуан, смотрел на Цин Шуй в изумлении. После этого Вэньжэнь У-Шуан весело сказала, пока свечение проникало через ее черты: - Я только… Я только не уверена, то ли у тебя выдающийся интеллект, то ли ты идиот. Цин Шуй с подозрением посмотрел на нее. - Мой учитель однажды сказал, что движения, записанные в базовой технике владения мечом, не такие простые и элементарные, как они кажутся по описанию. Тогда я не могла понять смысла этих слов. Однако сегодня, когда я вижу тебя, я знаю, что уже достиг сферы истин меча и осознал истинное назначение меча.

Закончив свои излияния, Цин Шуй уставился на двух красивых сестер, бестолково потирая свой нос. «Бл***, я был слишком груб? Даже если я хочу выставить их дураками, я не могу быть настолько прямым. В любом случае, мне не следует лишаться девственности в подобном месте.

- Ээ, это не то, что вы подумали.

- Понятно. На самом деле, я привела тебя сюда по другой причине. Это ты тот самый Цин Шуй, что одолел группу заблудших молодых господ из четырех великих родов?

Цин Шуй недовольно сдвинул брови. Никому бы не понравилось, если бы за ним шпионили и разоблачали. Даже при том, что это был он, кто одолел ту кучку бездельников, его имя не должно стать известным всем вокруг: четыре великих рода однозначно предпочитают хранить его в тайне. Если только они не приложили усилия, чтобы выяснить его, его имя никак не могла стать им известным.

- Не заблуждайся, мы не проводили специального расследования. В тот день, когда ты победил всех тех юных господ, я была неподалеку и стала свидетелем всему происходящему. А сегодня, когда я случайно увидела тебя на улице, моей сестре стало любопытно. Не похоже было, что ты здесь ради предлагаемых услуг, и поэтому то, что произошло ранее, было спланировано, - едва уловимый смех виднелся в красивых, очаровательных черных глазах младшей сестры, когда она пыталась успокоить гнев Цин Шуй.

«Красота, способная низвергать империи!» – когда он увидел ее улыбку, Цин Шуй почувствовал, что описание подходящее.

- Вы родные сестры? Вы вдвоем владеете «Соблазнительным запахом ночи»? – спросил Цин Шуй, успокоившись.

- Ага. Мою сестру зовут Вэньжэнь У-Гоу, а меня – Вэньжэнь У-Шуан! – может быть, она пыталась казаться честной, но Вэньжэнь У-Шуан сказала свое имя, хотя он ее не просил об этом.

- «Соблазнительный запах ночи» - дело, которым владеет моя старшая сестра. А я просто проходила мимо и решила помочь, - Вэньжэнь У-Шуан наклонила голову, улыбаясь Цин Шуй.

- У тебя есть еще вопросы, которые ты хотел бы задать? – спросила Вэньжэнь У-Гоу, с ноткой кокетства в голосе.

По сравнению с Вэньжэнь У-Шуан, Вэньжэнь У-Гоу была словно рождена соблазнительницей: все в ней – ее характер, ее черты лица, ее фига, его поведение, ее чувство стиля – все это указывала на то, что она была пожирательницей мужских сердец. Хоть Вэньжэнь У-Шуан и превосходила свою старшую сестру в чертах лица и исходящей ауре, Цин Шуй был твердо уверен, что, если бы он должен был выбирать между ними двумя, для постели он бы выбрал Вэньжэнь У-Гоу. В конце концов, всем мужчинам в постели нравятся более пылкие женщины. Он бы скорее переспал с горячим цыпленком, чем с мертвой рыбой, при любом раскладе.

«Однако, если бы я смог промыть мозги и научить младшую сестру Вэньжэнь У-Шуан быть со мной непослушной, хе-хе-хе, я бы мог умереть с чистой совестью!» - Цин Шуй снова принялся фантазировать.

«Как предупреждали святые и монахи, «Избегай чревоугодия и похоти!». Но я всего лишь простой смертный, я не ошибаюсь, напротив, я прав. Амитабха!» - Цин Шуй начал отрешенно бормотать невнятные слова, повергнув в любопытство двух сестер.

- Я не понимаю. Чтобы управлять этим делом, требуется кто-то, обладающий уверенной поддержкой и силой, - Цин Шуй обратился к Вэньжэнь У-Гоу. Хоть у него и было ощущение, что этот вопрос выглядит как вторжение в ее личную жизнь, Цин Шуй все же решил идти до конца и спросить. В конце концов, две сестры знали о нем все, в то время как он ничего не знал о них.

- Кто сказал, что у нас недостаточно силы? Не мог бы ты сказать уровень силы моей сестры, Вэньжэнь У-Шуан? – Вэньжэнь У-Гоу медленно моргнула своими красивыми глазами, дразня Цин Шуй.

Услышав это, Цин Шуй снова повернулся, чтобы более пристально изучить Вэньжэнь У-Шуан. Ее черты казались созданными самим Богом, воплощением совершенного ума. Ее очаровательное лицо еще больше подчеркивалось ее карими глазами. В дополнение к ее белоснежному, высокому точеному носу и ее красноватым сексуальным маленьким губам, ее можно было описать как белоснежный лотос посреди вулканического угля.

Ее фигура не была столь совершенна, как у ее старшей сестры, но в ней было что-то, напоминающее Юй Хэ, но не сильно. Можно было разглядеть два возвышающихся очерченных холмика и контуры ее задорной попки, даже сквозь пижаму. Ее длинные, стройные ноги белоснежно сияли, пробуждая в мужчинах страсть.

Эта женщина была буквально очень близка к идеалу. Ее тело в целом излучало ауру, похожую на ауру небесного существа.

- Эта аура невероятно загадочная! – ясные глаза Цин Шуй сфокусировались на Вэньжэнь У-Шуан. Его взгляд продолжал блуждать по ее телу, пока он пытался разгадать тайну.

Щеки Вэньжэнь У-Шуан вспыхнули, то ли от горячего пара, поднимавшегося от подогретого бассейна, то ли от внимательного изучения Цин Шуй. А может, от слов своей старшей сестры: «Не мог бы ты сказать уровень силы моей сестры, Вэньжэнь У-Шуан?».

Хоть Цин Шуй и не заметил никакого скрытого смысла в предложении, У-Шуан покраснела, как будто поняла какую-то непристойную шутку своей старшей сестры.

«В Городе Сотни Миль известно всего несколько людей с уровнем развития на вершине Хоутянь. Но что касается достигших Сяньтянь, никто не знает точное количество таких людей из великих родов. «Соблазнительный запах ночи» - невероятно популярное место среди мужчин. Возможно, даже те юные господа из различных великих родов были не прочь пошуметь здесь».

Это значило, что «Соблазнительный запах ночи» под защитой. Это значило, что кроме этих двух сестер, был еще кто-то, обладавший необъятной силой и значительным статусом, кто оставался в их тени.

- Прекрати свои дикие догадки. Мы обе с сестрой были сиротами, нас удочерил учитель. К сожалению, несколько лет назад он скончался. В прошлом, пока наш учитель был жив, никто не осмелился бы создать проблемы «Соблазнительному запаху ночи». После его кончины мы никому не осмелились сообщить об этом, и поэтому все еще оставались под видимостью защиты, обеспеченной именем нашего учителя. К счастью для нас, в начале этого года У-Шуан совершила прорыв. Только тогда я окончательно расслабилась, - объяснила Вэньжэнь У-Гоу.

Цин Шуй сдвигал брови все сильнее и сильнее, пока слушал объяснение Вэньжэнь У-Гоу. Даже если У-Шуан совершила прорыв, что с того? Даже если она достигла боевого уровня командующего, ее силы все еще недостаточно, чтобы остановить юных господ из разных родов, желающих создать им проблемы. Только если не…

- ЧТО ЗА, неужели это возможно?... Сяньтянь? - выдохнул Цин Шуй в шоке, отшатнувшись назад и глядя на Вэньжэнь У-Шуан.

Вэньжэнь У-Шуан скромно кивнула:

- В момент кармической удачи я совершила прорыв. По правде говоря, для меня это все еще словно сон, - закатывая свои рукава и высвобождая свои белоснежные руки, Вэньжэнь У-Шуан открыла одну руку, медленно и осторожно. В то же мгновение из нее хлынула невероятная волна энергии. Эта аура, которую она освободила, была острее 10 000 мечей, стремящихся поразить Цин Шуй. Но она быстро прекратила это.

Цин Шуй стоял, ошеломленный. Недавно он сам изучал ауру культиваторов Сяньтянь. Какая ужасающая аура, особенно давление, которое она оказывает. Казалось, культиваторы Сяньтянь могут убить его так же легко, как и взмахнуть ладонью. Энергию Ци Сяньтянь они могут использовать так, чтобы она окутывала запястья, ладони или даже оружие.

Девушка перед ним казалась такой молодой. Подумать только, она прожила 500 лет! Она уже ступила на путь, через дверь к которому многие другие и не надеются пройти!

Глядя на Вэньжэнь У-Шуан, Цин Шуй мог сказать, что она была действительно отмечена небесами. Как далеко она сможет пройти по этому пути в будущем? С величием, которое ей подарили Небеса, она была словно свирепый тигр, взбирающийся на гору, или водяной дракон, появившийся из моря.

- Поздравляю! Ты – первый человек, которого я встретил, который прорвался в легендарное королевство Сяньтянь. На самом деле, я думал, что все культиваторы Сяньтянь – старые люди с белыми волосами, ну или по крайней мере, люди среднего возраста, - Цин Шуй улыбнулся, пошутив над своим невежеством.

- Спасибо. На самом деле, причина, по которой мы пригласили тебя сюда, была в том, что нас разбирает любопытство по поводу твоей техники владения мечом. Как ты смог достичь такого уровня? Если это возможно, пожалуйста, расскажи нам! – во взгляде Вэньжэнь У-Шуан было что-то, против чего ни один мужчина не мог бы устоять.

- Я не больно умный человек. Все, что можете увидеть – это самая базовая техника владения мечом. Я практиковал одни и те же движения с мечом на протяжении 10 лет, выполнил неисчислимое количество упражнений с мечом, чтобы достичь того уровня, на котором нахожусь сейчас, - Цин Шуй дотронулся до своего носа, сбивчиво объясняя.

Обе, У-Гоу и У-Шуан, смотрел на Цин Шуй в изумлении.

После этого Вэньжэнь У-Шуан весело сказала, пока свечение проникало через ее черты:

- Я только… Я только не уверена, то ли у тебя выдающийся интеллект, то ли ты идиот.

Цин Шуй с подозрением посмотрел на нее.

- Мой учитель однажды сказал, что движения, записанные в базовой технике владения мечом, не такие простые и элементарные, как они кажутся по описанию. Тогда я не могла понять смысла этих слов. Однако сегодня, когда я вижу тебя, я знаю, что уже достиг сферы истин меча и осознал истинное назначение меча.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава