X
X
Глава - 73: Цин Шуй и Вэньжэнь У-Шуан
Предыдущая глава
Следующая глава
- Быть послушным, хорошо, старшая сестра. Пожалуйста, верни мне мою одежду… Вэньжэнь У-Шуан замерла, не зная, как ей реагировать на это – злиться или смеяться. Все-таки она выбрала последнее и рассмеялась, бросив Цин Шуй груду одежды перед тем, как выйти. Цин Шуй поспешно оделся, закончив смывать грязь со своего тела. Чувствуя себя очень бодро, он вышел из тренировочного зала с улыбкой на лице. «Кажется, очищающих нечистот в моем теле стало значительно меньше. В прошлый раз грязь была черной, а сейчас она серая», - мысли об этом подняли Цин Шуй настроение. После того, как он оделся, вернулась Вэньжэнь У-Шуан и посмотрела на Цин Шуй с загадочным выражением в глазах. - Ты провел в состоянии просветления полдня, так почему ты не добрался до Сяньтянь? – спросила Вэньжэнь У-Шуан с любопытством в голосе. - Просветления? – изумленно спросил Цин Шуй. Вэньжэнь У-Шуан остановилась, пораженная. Кажется, этот парень до сих пор не подозревает, что прошел через просветление. Эй, что за отсталость. На свете было множество людей, которые были на грани просветления, но так и не прошли сквозь него. А этот парень перед ней… Она закатила глаза. Этот парень даже не знал, что прошел через просветление. Воистину, неужели небеса слепы? Или он находится под покровительством кого-то из небесных божеств. - Эм, ты вошел в состояние просветления, должно быть, ты очень удачлив! – часть Вэньжэнь У-Шуан хотела улыбнуться, другая ее часть старалась вести себя воспитанно. В конце концов, именно ее действия стали причиной того, что Цин Шуй вошел в это необычное состояние. - Хм, могу я снова тебя побеспокоить? – серьезно спросил Цин Шуй. Глядя на серьезное лицо Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан не могла не хихикнуть. Она ответила: - Говори. Не важно, что тебе нужно, если старшая сестра может помочь тебе, я однозначно это сделаю. «Бог мой, это женщина передо мной, кажется, помешана называть себя старшей сестрой». - Не могла бы ты снова постучать по моей голове, может быть, это секретный способ достигнуть Сяньтянь, - Цин Шуй медленно вытянул шею, ловя запах, похожий на аромат магнолии, исходящий от тела Вэньжэнь У-Шуан. - Ты действительно считаешь, что я побью тебя, ты, дурная голова? – Вэньжэнь У-Шуан не могла прекратить хихикать, протягивая руку и сильно стуча по голове Цин Шуй. - Ай, ты действительно хочешь моей смерти? Женщины правда злобные существа, - Цин Шуй завопил от боли, переигрывая. - Как ты себя чувствуешь? Ты прошел через просветление, но не достиг Сяньтянь. Следовательно, то, что ты обрел, должно быть, весьма неплохо! – с любопытством спросила Вэньжэнь У-Шуан. - Я чувствую себя отлично. Я действительно очень благодарен твоей драгоценной маленькой ручке. Такое изящество, истинное олицетворение женственности! Да еще обладающая таким чудесным свойством, как я могу отплатить тебе? Ааах, я знаю… Эх, у меня нет выбора, я пожертвую собой и женюсь на тебе! - Мечтай! – три черных складки появились на лбу у Вэньжэнь У-Шуан. - Давай, дай мне шанс, как я могу завоевать тебя? Предложи свое условие, неважно, каким бы жестоким оно ни было. Это оставит мне проблеск надежды, а иначе я буду горестно тосковать по тебе! – без труда не выловишь и рыбку из пруда. Из своего прежнего мира он знал, что одной из успешных тактик завоевания наивных женщин было прилипнуть к ним, как липучка. - Братишка, прекрати болтать чепуху. Кхм, 10 лет. Я дам тебе 10 лет, чтобы победить меня. Если я все еще буду нравиться тебе, я позволю тебе завоевать меня. Но я не даю тебе никакой гарантии, что полюблю тебя. - Хорошо, 10 лет. Эти 10 лет я не позволю тебе быть с остальными отвратительными мужчинами. Если ты полюбишь другого, а я буду сильнее, я сразу же верну тебя обратно. И тебе нельзя плакать по этому поводу! Кстати, лучше всего тебе оставаться одной эти 10 лет, пока я не стану сильнее! – беззастенчиво ответил Цин Шуй. - Пф, ты все еще осмеливаешься продолжать. Тебе лучше быть осторожнее, пока я не побила тебя до слез! – Вэньжэнь У-Шуан, не в силах выносить это дальше, решила дать Цин Шуй нагоняй. Цин Шуй понял, что пришло время уходить. То, что произошло с ним здесь сегодня, все еще казалось сюрреалистичным. Этот день однозначно врезался ему в память! - Мне пора возвращаться, пока моя семья не стала беспокоиться обо мне. Простые слова Цин Шуй доставили У-Шуан боль. Цин Шуй невольно заметил ее подавленность. Человек, проживший две жизни, Цин Шуй мог сказать, о чем думают люди по их малейшим изменениям на лице. Вэньжэнь У-Шуан была слишком невинна, ее эмоции читались на ее лице, как открытая книга. - Маленькая Шуаншуан, в следующий раз ты можешь обращаться со мной, как с другом, или как с родственником, или даже как со своим мужчиной. Однако, больше я не разрешаю тебе бить меня, хорошо. Неважно, с какими трудностями ты столкнешься, я сделаю все возможное, чтобы избавить тебя от них! – серьезно сказал Цин Шуй, глядя ей в глаза. Вэньжэнь У-Шуан слегка дернулась, но не отказала Цин Шуй. Может быть, она ощутила зарождавшуюся нежность в своем сердце. Она лишь слегка улыбнулась, подняв руку и постучав по голове Цин Шуй. - Ах, дотрагиваясь до моей головы, ты со мной заигрываешь. Прекрасно, так как ты теперь моя, продолжай, делай, что хочешь, я не против, - Цин Шуй взял руки Вэньжэнь У-Шуан в свои и не отпускал. - Хм, ты просишь, чтобы я тебя побила? Этот мальчишка снова заигрывает со мной! – Вэньжэнь У-Шуан отдернула руку, браня Цин Шуй. - Я уже мужчина, а не мальчишка… - беспомощно ответил Цин Шуй. *** Цин Шуй покинул «Соблазнительный запах ночи». Обернувшись, чтобы посмотреть на красивую девушку, видневшуюся в окне, он помахал ей на прощание. Пока он выходил наружу, он слышал сногсшибательные звуки «па-па» собачьего стиля и стоны удовольствия, доносившиеся из других комнат. «Дерьмо! Я тоже хочу заняться этим». Внутри «Соблазнительного запаха ночи» было тепло, как весной, снаружи на улице был жуткий зимний мороз. К счастью Цин Шуй, благодаря своему развитию он закалял свое тело. Мороз никак не мог навредить ему. Он попал сюда случайно, а уходил с легким сердцем. Это было также приятно, как развлекаться с грудастой девушкой. Но что Цин Шуй мог знать о сексе? Все, что он знал, была информация, полученная из фильмов и романов в его прежнем мире. Ее единственным интимным опытом был случай с Юй Хэ. Хотя, когда он недавно держал за руки У-Шуан, ощущение тоже было неплохим, способным заставить его сердце биться быстрее. «Заниматься этим с У-Шуан должно быть невероятно приятно, да?» - Цин Шуй снова начал фантазировать, волнуя кровь. В таком состоянии было чудом, что он как-то сумел найти дорогу на знакомую улицу. В итоге Цин Шуй добрался до медицинской лавки рода Цин. Подумать только, сколько он обрел всего за один день. «Это уже мой второй опыт просветления. Большинство людей достигают Сяньтянь уже во время своего первого просветления, но для меня Сяньтянь все еще очень далекая, неуловимая мечта. Забудь об этом. Некоторые события нельзя торопить, может быть, я подберусь ближе, если перестану стремиться к этому. В этом мире девяти континентов сколько людей желают прорваться на уровень Сяньтянь? А сколько в итоге достигли его? Да, некоторые события не нужно торопить».

- Быть послушным, хорошо, старшая сестра. Пожалуйста, верни мне мою одежду…

Вэньжэнь У-Шуан замерла, не зная, как ей реагировать на это – злиться или смеяться. Все-таки она выбрала последнее и рассмеялась, бросив Цин Шуй груду одежды перед тем, как выйти.

Цин Шуй поспешно оделся, закончив смывать грязь со своего тела. Чувствуя себя очень бодро, он вышел из тренировочного зала с улыбкой на лице.

«Кажется, очищающих нечистот в моем теле стало значительно меньше. В прошлый раз грязь была черной, а сейчас она серая», - мысли об этом подняли Цин Шуй настроение.

После того, как он оделся, вернулась Вэньжэнь У-Шуан и посмотрела на Цин Шуй с загадочным выражением в глазах.

- Ты провел в состоянии просветления полдня, так почему ты не добрался до Сяньтянь? – спросила Вэньжэнь У-Шуан с любопытством в голосе.

- Просветления? – изумленно спросил Цин Шуй.

Вэньжэнь У-Шуан остановилась, пораженная. Кажется, этот парень до сих пор не подозревает, что прошел через просветление. Эй, что за отсталость. На свете было множество людей, которые были на грани просветления, но так и не прошли сквозь него. А этот парень перед ней…

Она закатила глаза. Этот парень даже не знал, что прошел через просветление. Воистину, неужели небеса слепы? Или он находится под покровительством кого-то из небесных божеств.

- Эм, ты вошел в состояние просветления, должно быть, ты очень удачлив! – часть Вэньжэнь У-Шуан хотела улыбнуться, другая ее часть старалась вести себя воспитанно. В конце концов, именно ее действия стали причиной того, что Цин Шуй вошел в это необычное состояние.

- Хм, могу я снова тебя побеспокоить? – серьезно спросил Цин Шуй.

Глядя на серьезное лицо Цин Шуй, Вэньжэнь У-Шуан не могла не хихикнуть. Она ответила:

- Говори. Не важно, что тебе нужно, если старшая сестра может помочь тебе, я однозначно это сделаю.

«Бог мой, это женщина передо мной, кажется, помешана называть себя старшей сестрой».

- Не могла бы ты снова постучать по моей голове, может быть, это секретный способ достигнуть Сяньтянь, - Цин Шуй медленно вытянул шею, ловя запах, похожий на аромат магнолии, исходящий от тела Вэньжэнь У-Шуан.

- Ты действительно считаешь, что я побью тебя, ты, дурная голова? – Вэньжэнь У-Шуан не могла прекратить хихикать, протягивая руку и сильно стуча по голове Цин Шуй.

- Ай, ты действительно хочешь моей смерти? Женщины правда злобные существа, - Цин Шуй завопил от боли, переигрывая.

- Как ты себя чувствуешь? Ты прошел через просветление, но не достиг Сяньтянь. Следовательно, то, что ты обрел, должно быть, весьма неплохо! – с любопытством спросила Вэньжэнь У-Шуан.

- Я чувствую себя отлично. Я действительно очень благодарен твоей драгоценной маленькой ручке. Такое изящество, истинное олицетворение женственности! Да еще обладающая таким чудесным свойством, как я могу отплатить тебе? Ааах, я знаю… Эх, у меня нет выбора, я пожертвую собой и женюсь на тебе!

- Мечтай! – три черных складки появились на лбу у Вэньжэнь У-Шуан.

- Давай, дай мне шанс, как я могу завоевать тебя? Предложи свое условие, неважно, каким бы жестоким оно ни было. Это оставит мне проблеск надежды, а иначе я буду горестно тосковать по тебе! – без труда не выловишь и рыбку из пруда. Из своего прежнего мира он знал, что одной из успешных тактик завоевания наивных женщин было прилипнуть к ним, как липучка.

- Братишка, прекрати болтать чепуху. Кхм, 10 лет. Я дам тебе 10 лет, чтобы победить меня. Если я все еще буду нравиться тебе, я позволю тебе завоевать меня. Но я не даю тебе никакой гарантии, что полюблю тебя.

- Хорошо, 10 лет. Эти 10 лет я не позволю тебе быть с остальными отвратительными мужчинами. Если ты полюбишь другого, а я буду сильнее, я сразу же верну тебя обратно. И тебе нельзя плакать по этому поводу! Кстати, лучше всего тебе оставаться одной эти 10 лет, пока я не стану сильнее! – беззастенчиво ответил Цин Шуй.

- Пф, ты все еще осмеливаешься продолжать. Тебе лучше быть осторожнее, пока я не побила тебя до слез! – Вэньжэнь У-Шуан, не в силах выносить это дальше, решила дать Цин Шуй нагоняй.

Цин Шуй понял, что пришло время уходить. То, что произошло с ним здесь сегодня, все еще казалось сюрреалистичным. Этот день однозначно врезался ему в память!

- Мне пора возвращаться, пока моя семья не стала беспокоиться обо мне.

Простые слова Цин Шуй доставили У-Шуан боль. Цин Шуй невольно заметил ее подавленность. Человек, проживший две жизни, Цин Шуй мог сказать, о чем думают люди по их малейшим изменениям на лице. Вэньжэнь У-Шуан была слишком невинна, ее эмоции читались на ее лице, как открытая книга.

- Маленькая Шуаншуан, в следующий раз ты можешь обращаться со мной, как с другом, или как с родственником, или даже как со своим мужчиной. Однако, больше я не разрешаю тебе бить меня, хорошо. Неважно, с какими трудностями ты столкнешься, я сделаю все возможное, чтобы избавить тебя от них! – серьезно сказал Цин Шуй, глядя ей в глаза.

Вэньжэнь У-Шуан слегка дернулась, но не отказала Цин Шуй. Может быть, она ощутила зарождавшуюся нежность в своем сердце. Она лишь слегка улыбнулась, подняв руку и постучав по голове Цин Шуй.

- Ах, дотрагиваясь до моей головы, ты со мной заигрываешь. Прекрасно, так как ты теперь моя, продолжай, делай, что хочешь, я не против, - Цин Шуй взял руки Вэньжэнь У-Шуан в свои и не отпускал.

- Хм, ты просишь, чтобы я тебя побила? Этот мальчишка снова заигрывает со мной! – Вэньжэнь У-Шуан отдернула руку, браня Цин Шуй.

- Я уже мужчина, а не мальчишка… - беспомощно ответил Цин Шуй.

***

Цин Шуй покинул «Соблазнительный запах ночи». Обернувшись, чтобы посмотреть на красивую девушку, видневшуюся в окне, он помахал ей на прощание.

Пока он выходил наружу, он слышал сногсшибательные звуки «па-па» собачьего стиля и стоны удовольствия, доносившиеся из других комнат.

«Дерьмо! Я тоже хочу заняться этим».

Внутри «Соблазнительного запаха ночи» было тепло, как весной, снаружи на улице был жуткий зимний мороз. К счастью Цин Шуй, благодаря своему развитию он закалял свое тело. Мороз никак не мог навредить ему.

Он попал сюда случайно, а уходил с легким сердцем. Это было также приятно, как развлекаться с грудастой девушкой. Но что Цин Шуй мог знать о сексе? Все, что он знал, была информация, полученная из фильмов и романов в его прежнем мире. Ее единственным интимным опытом был случай с Юй Хэ. Хотя, когда он недавно держал за руки У-Шуан, ощущение тоже было неплохим, способным заставить его сердце биться быстрее.

«Заниматься этим с У-Шуан должно быть невероятно приятно, да?» - Цин Шуй снова начал фантазировать, волнуя кровь. В таком состоянии было чудом, что он как-то сумел найти дорогу на знакомую улицу. В итоге Цин Шуй добрался до медицинской лавки рода Цин. Подумать только, сколько он обрел всего за один день.

«Это уже мой второй опыт просветления. Большинство людей достигают Сяньтянь уже во время своего первого просветления, но для меня Сяньтянь все еще очень далекая, неуловимая мечта. Забудь об этом. Некоторые события нельзя торопить, может быть, я подберусь ближе, если перестану стремиться к этому. В этом мире девяти континентов сколько людей желают прорваться на уровень Сяньтянь? А сколько в итоге достигли его? Да, некоторые события не нужно торопить».

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава