X
X
Глава - 44:
Предыдущая глава
Следующая глава
Встретив Цина, Толстяк наконец почувствовал заботу и опеку старших. Цин интересовался его прошлым, его детством. Толстяк рассказал обо всех издевательствах, что он терпел, обо всех трудностях, через которые он прошёл, даже о том, что секта выдала ему сломанный меч, а магический инструмент и вовсе отказалась давать. В то время как о своём Артефакте и тех ужасах, что он сотворил с Хань, Толстяк решил не рассказывать... Услышав всю историю, Цин был очень разгневан. "Твои родители упорно трудились и даже боролись, чтобы получить всё это. Какое право имеет секта забирать всё их имущество? Это что, новое правило? Скорее всего, кто-то просто всё себе присвоил! Не волнуйся, Толстяк, когда я вернусь в секту, я тут же доложу об этом наверх! Уж они-то позаботятся об этих жадных ублюдках!" "Старший Дядя..." - грустно засмеялся Толстяк, а затем добавил: "Это не такая уж и большая проблема... Поэтому... Оповещать о ней лидера?" Лидером Небесного Двора является могущественный культиватор стадии Юань Инь - возвышенный и недостижимый человек. Как мы можем его беспокоить? Даже если правда на нашей стороне - это не повод беспокоить лидера. Всё равно что крестьянин пойдёт жаловаться императору о том, что над ним издеваются феодалы. Всё дело в том, что мы находимся на совершенно разных уровнях. Услышав ответ Толстяка, Цин помотал головой и сказал: "Маленький Чжун, ты не всё знаешь. Твои родители были в очень хороших отношениях с главой секты, кому как не ему разбираться с этой проблемой? Если он обо всём узнает, он будет чувствовать себя виноватым!" "Что?" - в недоумении спросил Толстяк. "Мои родители знакомы с лидером секты?" "Конечно! Это лидер дал тебе твоё имя!" - ответил Цин. "Я..." - Толстяка переполняли эмоции. "Сон Чжун, Сон Чжун, кто вообще мог придумать такое имя? Из-за него на меня смотрели как на мусор с самого детства! Каждый, кто слышит моё имя, сразу начинает хмуриться. Это имя очень жуткое и странное." - подумал Толстяк. Затем Толстяк сказал с обидой в голосе: "Старший Дядя, мой отец и лидер секты враждовали?" (ПП: Сон Чжун 宋 钟 читается точно так же как и 送終 - "Посланный в загробный мир") "Нет, лидер был очень высокого мнения о твоём отце. Твой отец был очень талантливым и трудолюбивым культиватором. Но больше всего, лидеру нравился хороший, спокойный характер твоего отца. У него было обострённое чувство справедливости... Он всегда выслушивал любого, кто к нему приходил. Лидеру это очень нравилось. Он даже собирался взять твоего отца в ученики, как только тот войдёт в стадию Цзиньдань. Откуда могла взяться вражда?" - удивлённо спросил Цин. "Почему ты так решил?" "Но моё имя, то как оно звучит... Сон Чжун..." - разочарованно сказал Толстяк. "Вы бы дали такое имя тому о ком заботитесь? Оно звучит ужасно! Все думают, что мои родители умерли как раз из-за моего имени! Они говорили, что я сглазил их ещё когда родился!" "Это..." - Цин не знал что ответить. "Не слушай этих идиотов. Это неправда. А что касается твоего имени... Что ж... Лидер совершил ошибку... Когда ты родился, лидер был рядом. Он видел твоё белое пухлое тельце, ты был очень красивым ребёнком, поэтому он сказал: "Его тело работает как часы. Его ждёт большое будущее! Поэтому и имя должно быть соответствующим!" - только после того, как тебе дали это имя, лидер понял, что фамилия твоего отца Чжун, поэтому звали тебя Сон Чжун! Получилось не очень хорошо!" "Когда лидер осознал свою ошибку, ему стало очень неловко, поэтому он предложил сменить тебе имя, но твой отец был очень упрям! Ради сохранения репутации секты, твой отец настаивал на том, чтобы оставить это имя. Вот так ты и стал Сон Чжуном!" - сказал Цин, не сдерживая смеха. "Старший Дядя, вы опять надо мной смеётесь!" - сказал Толстяк. "Ха-ха, ладно, сейчас успокоюсь!" - сказал Цин, не переставая смеяться. Толстяк ничего не мог с этим сделать, поэтому он решил сменить тему: "Старший Дядя, раз у моего отца были такие отношения с лидером секты, то почему когда меня обижали, он ничего с этим не делал? Это потому, что у меня нет врождённого таланта, а мой отец мёртв?" "Нет, нет, лидер считается очень справедливым человеком с хорошей репутацией. Он действительно заботился о твоём отце, поэтому если бы он узнал о твоём положении, то не стал бы сидеть сложа руки." - объяснил Цин, а затем добавил: "Единственная причина, по которой он не узнал о тебе, в том, что у него просто нет свободного времени!" "Только не говорите мне, что последние десять лет он безвылазно тренировался в своих покоях... Тренировки бывают долгими... Но... Десять лет?" - удивлённо спросил Толстяк. "Да даже если он и тренировался десять лет подряд, его жена, что, тоже тренировалась?" "*кхе-кхе*!" - специально закашлял Цин, а потом сказал: "Да, они оба тренировались, поэтому не могли знать о тебе!" В этот момент Толстяк почувствовал, что что-то не так. Ведь всем и так понятно, что два человека не могут тренироваться десять лет подряд, совсем не покидая своей комнаты. Толстяк не совсем понял, что случилось, поэтому спросил: "Старший Дядя... А как умерли мои родители? Почему секта мне ничего не рассказывает? Всё что мне сказали, что они покинули территорию секты и столкнулись с чем-то очень опасным... Но... Но, почему они не говорят мне правду?" "Эх, ты спросил об этом не того человека!" - засмеялся Цин. "Однажды я пошёл против правил секты, за что был наказан ссылкой сюда, на двадцать лет. Когда я только приехал сюда, твои родители были ещё живы. Прошло много лет перед тем как я услышал об этой трагедии, поэтому... Я знаю не больше тебя. Культиваторы постоянно находятся вне стен Двора, неудивительно, что большая часть культиваторов умирает именно там. Но... Твои родители были культиваторами основополагающей стадии... Ты тоже думаешь, что здесь что-то нечисто?" "О, мне бы только узнать что случилось!" - тоскливо сказал Толстяк. "Как я могу не знать о смерти собственных родителей?" "Твоё рвение похвально. Ладно, через несколько лет, когда я вернусь во Двор, я помогу тебе во всём разобраться!" - уверенно кивнул Цин. "Спасибо тебе, Старший Дядя!" - быстро ответил Толстяк. "Не нужно благодарностей, помогать тебе - моя обязанность! Поэтому я буду учить тебя вместо твоих родителей. Все культиваторы хотят попасть на небеса. В будущем, тебе придётся много работать. И запомни, ты не должен отвлекаться на красивые вещи смертных, ты понял меня?" "Я... Я понимаю..." - сказал Толстяк и взглянул на Вана. Цин тут же это заметил. Его лицо покраснело от злости: "Не будь таким как этот дурак, он опустился ниже некуда! Посмотри на него, всё тело обвешано золотом и нефритом. Он уже давно забыл про культивацию, он лишь мечтает об эликсире бессмертия. Какой же он культиватор? Он всего лишь блестящая подделка!" Ван, уже будучи привыкшим к ругани Цина, лишь слегка улыбнулся и сказал: "Учитель, у меня почти не было врождённого таланта. Сколько бы я не старался - всё бесполезно! Так почему бы мне хотя бы не прожить остатки своей жизни, просто наслаждаясь жизнью?" "Хм... Ты отказался от смысла всей своей жизни ради нескольких лет в роскоши!" - холодно сказал Цин. "У тебя нет будущего!" "Я тоже не в восторге от этого, но не всё можно изменить усердным трудом!" - горько рассмеялся Ван. Перевёл Lexilur. Специально для Rulate.ru

Встретив Цина, Толстяк наконец почувствовал заботу и опеку старших. Цин интересовался его прошлым, его детством. Толстяк рассказал обо всех издевательствах, что он терпел, обо всех трудностях, через которые он прошёл, даже о том, что секта выдала ему сломанный меч, а магический инструмент и вовсе отказалась давать. В то время как о своём Артефакте и тех ужасах, что он сотворил с Хань, Толстяк решил не рассказывать...

Услышав всю историю, Цин был очень разгневан. "Твои родители упорно трудились и даже боролись, чтобы получить всё это. Какое право имеет секта забирать всё их имущество? Это что, новое правило? Скорее всего, кто-то просто всё себе присвоил! Не волнуйся, Толстяк, когда я вернусь в секту, я тут же доложу об этом наверх! Уж они-то позаботятся об этих жадных ублюдках!"

"Старший Дядя..." - грустно засмеялся Толстяк, а затем добавил: "Это не такая уж и большая проблема... Поэтому... Оповещать о ней лидера?"

Лидером Небесного Двора является могущественный культиватор стадии Юань Инь - возвышенный и недостижимый человек. Как мы можем его беспокоить? Даже если правда на нашей стороне - это не повод беспокоить лидера. Всё равно что крестьянин пойдёт жаловаться императору о том, что над ним издеваются феодалы. Всё дело в том, что мы находимся на совершенно разных уровнях.

Услышав ответ Толстяка, Цин помотал головой и сказал: "Маленький Чжун, ты не всё знаешь. Твои родители были в очень хороших отношениях с главой секты, кому как не ему разбираться с этой проблемой? Если он обо всём узнает, он будет чувствовать себя виноватым!"

"Что?" - в недоумении спросил Толстяк. "Мои родители знакомы с лидером секты?"

"Конечно! Это лидер дал тебе твоё имя!" - ответил Цин.

"Я..." - Толстяка переполняли эмоции. "Сон Чжун, Сон Чжун, кто вообще мог придумать такое имя? Из-за него на меня смотрели как на мусор с самого детства! Каждый, кто слышит моё имя, сразу начинает хмуриться. Это имя очень жуткое и странное." - подумал Толстяк. Затем Толстяк сказал с обидой в голосе: "Старший Дядя, мой отец и лидер секты враждовали?"

(ПП: Сон Чжун 宋 钟 читается точно так же как и 送終 - "Посланный в загробный мир")

"Нет, лидер был очень высокого мнения о твоём отце. Твой отец был очень талантливым и трудолюбивым культиватором. Но больше всего, лидеру нравился хороший, спокойный характер твоего отца. У него было обострённое чувство справедливости... Он всегда выслушивал любого, кто к нему приходил. Лидеру это очень нравилось. Он даже собирался взять твоего отца в ученики, как только тот войдёт в стадию Цзиньдань. Откуда могла взяться вражда?" - удивлённо спросил Цин. "Почему ты так решил?"

"Но моё имя, то как оно звучит... Сон Чжун..." - разочарованно сказал Толстяк. "Вы бы дали такое имя тому о ком заботитесь? Оно звучит ужасно! Все думают, что мои родители умерли как раз из-за моего имени! Они говорили, что я сглазил их ещё когда родился!"

"Это..." - Цин не знал что ответить. "Не слушай этих идиотов. Это неправда. А что касается твоего имени... Что ж... Лидер совершил ошибку... Когда ты родился, лидер был рядом. Он видел твоё белое пухлое тельце, ты был очень красивым ребёнком, поэтому он сказал: "Его тело работает как часы. Его ждёт большое будущее! Поэтому и имя должно быть соответствующим!" - только после того, как тебе дали это имя, лидер понял, что фамилия твоего отца Чжун, поэтому звали тебя Сон Чжун! Получилось не очень хорошо!"

"Когда лидер осознал свою ошибку, ему стало очень неловко, поэтому он предложил сменить тебе имя, но твой отец был очень упрям! Ради сохранения репутации секты, твой отец настаивал на том, чтобы оставить это имя. Вот так ты и стал Сон Чжуном!" - сказал Цин, не сдерживая смеха.

"Старший Дядя, вы опять надо мной смеётесь!" - сказал Толстяк.

"Ха-ха, ладно, сейчас успокоюсь!" - сказал Цин, не переставая смеяться.

Толстяк ничего не мог с этим сделать, поэтому он решил сменить тему: "Старший Дядя, раз у моего отца были такие отношения с лидером секты, то почему когда меня обижали, он ничего с этим не делал? Это потому, что у меня нет врождённого таланта, а мой отец мёртв?"

"Нет, нет, лидер считается очень справедливым человеком с хорошей репутацией. Он действительно заботился о твоём отце, поэтому если бы он узнал о твоём положении, то не стал бы сидеть сложа руки." - объяснил Цин, а затем добавил: "Единственная причина, по которой он не узнал о тебе, в том, что у него просто нет свободного времени!"

"Только не говорите мне, что последние десять лет он безвылазно тренировался в своих покоях... Тренировки бывают долгими... Но... Десять лет?" - удивлённо спросил Толстяк. "Да даже если он и тренировался десять лет подряд, его жена, что, тоже тренировалась?"

"*кхе-кхе*!" - специально закашлял Цин, а потом сказал: "Да, они оба тренировались, поэтому не могли знать о тебе!"

В этот момент Толстяк почувствовал, что что-то не так. Ведь всем и так понятно, что два человека не могут тренироваться десять лет подряд, совсем не покидая своей комнаты. Толстяк не совсем понял, что случилось, поэтому спросил: "Старший Дядя... А как умерли мои родители? Почему секта мне ничего не рассказывает? Всё что мне сказали, что они покинули территорию секты и столкнулись с чем-то очень опасным... Но... Но, почему они не говорят мне правду?"

"Эх, ты спросил об этом не того человека!" - засмеялся Цин. "Однажды я пошёл против правил секты, за что был наказан ссылкой сюда, на двадцать лет. Когда я только приехал сюда, твои родители были ещё живы. Прошло много лет перед тем как я услышал об этой трагедии, поэтому... Я знаю не больше тебя. Культиваторы постоянно находятся вне стен Двора, неудивительно, что большая часть культиваторов умирает именно там. Но... Твои родители были культиваторами основополагающей стадии... Ты тоже думаешь, что здесь что-то нечисто?"

"О, мне бы только узнать что случилось!" - тоскливо сказал Толстяк. "Как я могу не знать о смерти собственных родителей?"

"Твоё рвение похвально. Ладно, через несколько лет, когда я вернусь во Двор, я помогу тебе во всём разобраться!" - уверенно кивнул Цин.

"Спасибо тебе, Старший Дядя!" - быстро ответил Толстяк.

"Не нужно благодарностей, помогать тебе - моя обязанность! Поэтому я буду учить тебя вместо твоих родителей. Все культиваторы хотят попасть на небеса. В будущем, тебе придётся много работать. И запомни, ты не должен отвлекаться на красивые вещи смертных, ты понял меня?"

"Я... Я понимаю..." - сказал Толстяк и взглянул на Вана.

Цин тут же это заметил. Его лицо покраснело от злости: "Не будь таким как этот дурак, он опустился ниже некуда! Посмотри на него, всё тело обвешано золотом и нефритом. Он уже давно забыл про культивацию, он лишь мечтает об эликсире бессмертия. Какой же он культиватор? Он всего лишь блестящая подделка!"

Ван, уже будучи привыкшим к ругани Цина, лишь слегка улыбнулся и сказал: "Учитель, у меня почти не было врождённого таланта. Сколько бы я не старался - всё бесполезно! Так почему бы мне хотя бы не прожить остатки своей жизни, просто наслаждаясь жизнью?"

"Хм... Ты отказался от смысла всей своей жизни ради нескольких лет в роскоши!" - холодно сказал Цин. "У тебя нет будущего!"

"Я тоже не в восторге от этого, но не всё можно изменить усердным трудом!" - горько рассмеялся Ван.

Перевёл Lexilur. Специально для Rulate.ru

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава