Цинь Тянь случайно переселился в другой мир в тело калеки с разбитым даньтянем, неспособным практиковать Цигун, но бог был милостлив, и прокачал его сверх системы. "/>

Глава - 9:
Предыдущая глава
Следующая глава
Поле боевых искусств было в суматохе. Никто не мог поверить, что это было правдой. Гений клана Цин, дитя небес, восходящая звезда Цин Кун был повержен воителем первого ранга с поврежденным Дантянь? Более того, побежден одним ударом. Был ли это отброс, изгнанный из клана Цин, посмешище города Чиньхе? Был ли это помощник из ресторана Фурон, шут осмеянный людьми? Мозг каждого застыл, неспособный приспособиться к резким переменам. Внезапно появилась подавляющая аура на всем поле, и удивительным образом наступила тишина. Сотни пар глаз устремились на Цин Тянь, глаза которого были пронзительными, крайне холодными и надменными. Он поклялся, что гений Цин Тянь вернется. Победа над Цин Кун одним ударом, даже воитель девятого ранга не мог этого сделать, как Цин Тянь смог это осуществить? Его культивация все еще была на уровне Воителей, мог ли он достичь ужасающего уровня развития? Долгое время все поле боевых искусств было оживленным. Прежний гений вернулся, он победил Цин Кун, который надсмехался над ним на протяжении пяти лет, одним ударом, раздавил его под ногами. Большая часть людей, что смеялись над Цин Тянь и его другом, этот момент смотрела на холодное выражение лица Цин Тянь. Их сердца необъяснимым образом наполнились страхом. «Молодой господин, мы не слишком выделяемся?» Мэн Лей, улыбаясь, стряхнул пыль со своей верхней части тела, и, глядя на неподвижного Цин Кун на земле, его сердце было неописуемо холодным. «Выделяемся?» Цин Тянь немного посмеялся: «Это простой удар, чтобы дать знать всем, у кого есть передо мной грехи, что этот “папаша” вернулся». «Хороший “папаша” вернулся…» Воздух на поле наполнился враждебным звуком, прежде чем звук утих, внезапно гигантская рука схватила Цин Тянь. Цин Тянь вздрогнул, нахмурил брови, его ноги сорвались с места как у дикого жеребца, чтобы сбежать. «Посмотрим, где ты можешь спрятаться…» Как только прозвучал холодный голос, гигантская рука ускорилась и преградила все пути отступления для Цин Тянь. Прятаться негде, невозможно избежать ужасного капкана. Надвигающаяся рука была сконденсированным Цигун. В клане Цин было не больше трех людей, кто мог создать ее. Цин Тянь естественно подумал о Цин Сянтянь, из тех троих, только он ложно обвинял его. Подумав об этом, его разум стал безжалостен, он перестал отступать и начал наступление. Внутри его тела еще раз началась техника “Небесного Писания Формы Дракона”, Цигун поднялся и острый как меч, взмыл в небо, и неистово ринулся к гигантской руке. Рука из Цигун была как облако тумана, но была прочнее стали. Она поймала его, готовая сокрушить в любую секунду. Было ясно видно ненависть Цин Сянтянь, он не оставлял возможности для маневра. Сила гигантской руки была очевидна для Цин Тянь, и так как он не мог сбежать, он может только сломать ее… Тогда все думали, что Цин Тянь был слишком самонадеян. Как он мог уничтожить руку? Ей невозможно противостоять, рука была создана тем, кто достиг пика Многодуховного уровня. Но как в этой отчаянной ситуации он мог отступить, как он мог сбежать, когда больше не было путей к отступлению. Сильный ветер больно царапал его лицо, как нож впивался в плоть его лица. Цин Тянь изо всех сил сжал зубы, собирая Цигун… В это время, накопленный им за более чем два месяца Цигун резко убывал, голосовая система постоянно докладывала: «поглощено 10 Цигун, поглощено 10 Цигун…» Когда Цигун упал почти до нуля, Цин Тянь воспрял, встав, он разжал кулаки и яростно рубанул ладонью вниз… Ладонь, содержавшая десятки тысяч очков Цигун, была невероятно сильна. Управляя Небесным Писанием Формы Дракона внутри и не используя весь Цигун, было бы просто невозможно выпустить настоящую божественную силу дракона. В момент столкновения двух масс Цигун, сильное трение испустило ослепительное свечение, что затмило небо и сотрясло землю, малейшая ошибка могла сделать людей слепыми. Цин Сянтянь не мог поверить тому, что Цин Тянь мог выпустить такой сильный Цигун. Он был удивлен, но все равно непрерывно вливал Цигун в руку. «Ломайся!!!» В воздухе разнесся полный ярости голос Цин Тянь, его ладони давили вперед, что создавало тяжелые ударные волны в воздухе, похожие на бесконечный гром Девятых Небес. Громыхание по всему полю было как шаги гиганта по земле, здания вокруг непрерывно тряслись, некоторые адепты с плохой культивации чувствовали головокружение и спотыкались на неустойчивых ногах. Невидимая рука с треском рассеялась. С побледневшим лицом, Цин Тянь руками упирался в землю, земля на тридцать футов вокруг него рухнула, образуя огромную яму с ним посередине Гигантская рука, собранная из Цигун, больше не давила на него! Потрясение, не что иное, как слово потрясение, могло описать состояние рассудка людей на поле. По сравнению с тем, когда Цин Тянь побил Цин Куна, в этот раз победа наполняла его сердце, как если бы это было противостояние на пике вековой войны, трепет победы непрерывно трогал сердце и дух. Цин Тянь поднялся, посмотрел в сторону толпы. Толпа постепенно расступилась перед его взглядом, взору открылся Цин Сянтянь, свирепый от злости, его глаза смертоносно смотрели на дрожащего всем телом Цин Тянь. На пике Многодуховной области, Цигун достигает непостижимого уровня, но неожиданно, его техника была сломлена Цин Тянь, для него это был позор, откровенное оскорбление. Лицо Цин Сянтянь стало уродливым, сжатые кулаки издавали хрустящие звуки. Он странно пошел в сторону Цин Тянь, испуская желание убивать с каждым шагом. Он двигался с намерением убить. Глаза Цин Тянь стали разглядывать Цин Сянтянь, неожиданно его лицо показало исступленный восторг, он не мог ничего поделать, кроме как обрадоваться. «Он лишился рассудка, верно?» «Внезапно начал улыбаться, он не знает, что великий старейшина собирается его убить?» «Молодой господин, молодой господин…» Цин Сянтянь больше не был человеком в глазах Цин Тянь. Он был большим БОССОМ, золотым блестящим Боссом. В этот момент свечение от Цин Сянтянь поднялось в небо, полное золотого блеска – совершенно точно также как Боссы в играх. Цин Тянь не ожидал, что кроме демонических зверей, на самом деле, люди тоже могут быть Боссами. В таком случае, вдобавок к убийству монстров, убийством людей тоже можно поднять уровень? От сильного потрясения, Цин Тянь странно засмеялся, к слову, он не был обеспокоен тем, что это могло быть неверно, он был только Воителем шестого ранга, как он может быть противником Цин Сянтянь? Однако он только что испустил десятки тысяч очков Цигун за раз, больше чем мастер Многодуховного уровня. Его тело излучало более враждебную ауру, чем Цин Сянтянь. В клане только один человек был сильнее, чем он – патриарх Цин Чжантянь. В данный момент, у Цин Тянь оставалось только несколько сотен очков Цигун, не достаточно, чтобы выполнить технику Небесного Писания Формы Дракона еще раз. Но он стоял неподвижно и без страха, он делал ставку. Ставя на то, что придет Цин Чжантянь. Он смог побить Цин Куна одним ударом, а также выстоять против невидимой руки Цин Сянтянь, что могло показать на то, что он гений. Редкий гений клана Цин, какого не найти за сотню лет. Встретив талантливого, богатого Цигун, и с безграничным потенциалом, Цин Тянь, как может Цин Чжантянь оставить Цин Сянтянь самого по себе? Он точно не мог.

Поле боевых искусств было в суматохе.

Никто не мог поверить, что это было правдой. Гений клана Цин, дитя небес, восходящая звезда Цин Кун был повержен воителем первого ранга с поврежденным Дантянь?

Более того, побежден одним ударом.

Был ли это отброс, изгнанный из клана Цин, посмешище города Чиньхе?

Был ли это помощник из ресторана Фурон, шут осмеянный людьми?

Мозг каждого застыл, неспособный приспособиться к резким переменам. Внезапно появилась подавляющая аура на всем поле, и удивительным образом наступила тишина.

Сотни пар глаз устремились на Цин Тянь, глаза которого были пронзительными, крайне холодными и надменными.

Он поклялся, что гений Цин Тянь вернется.

Победа над Цин Кун одним ударом, даже воитель девятого ранга не мог этого сделать, как Цин Тянь смог это осуществить? Его культивация все еще была на уровне Воителей, мог ли он достичь ужасающего уровня развития?

Долгое время все поле боевых искусств было оживленным.

Прежний гений вернулся, он победил Цин Кун, который надсмехался над ним на протяжении пяти лет, одним ударом, раздавил его под ногами. Большая часть людей, что смеялись над Цин Тянь и его другом, этот момент смотрела на холодное выражение лица Цин Тянь. Их сердца необъяснимым образом наполнились страхом.

«Молодой господин, мы не слишком выделяемся?»

Мэн Лей, улыбаясь, стряхнул пыль со своей верхней части тела, и, глядя на неподвижного Цин Кун на земле, его сердце было неописуемо холодным.

«Выделяемся?»

Цин Тянь немного посмеялся: «Это простой удар, чтобы дать знать всем, у кого есть передо мной грехи, что этот “папаша” вернулся».

«Хороший “папаша” вернулся…»

Воздух на поле наполнился враждебным звуком, прежде чем звук утих, внезапно гигантская рука схватила Цин Тянь.

Цин Тянь вздрогнул, нахмурил брови, его ноги сорвались с места как у дикого жеребца, чтобы сбежать.

«Посмотрим, где ты можешь спрятаться…»

Как только прозвучал холодный голос, гигантская рука ускорилась и преградила все пути отступления для Цин Тянь.

Прятаться негде, невозможно избежать ужасного капкана.

Надвигающаяся рука была сконденсированным Цигун. В клане Цин было не больше трех людей, кто мог создать ее. Цин Тянь естественно подумал о Цин Сянтянь, из тех троих, только он ложно обвинял его.

Подумав об этом, его разум стал безжалостен, он перестал отступать и начал наступление.

Внутри его тела еще раз началась техника “Небесного Писания Формы Дракона”, Цигун поднялся и острый как меч, взмыл в небо, и неистово ринулся к гигантской руке.

Рука из Цигун была как облако тумана, но была прочнее стали. Она поймала его, готовая сокрушить в любую секунду. Было ясно видно ненависть Цин Сянтянь, он не оставлял возможности для маневра.

Сила гигантской руки была очевидна для Цин Тянь, и так как он не мог сбежать, он может только сломать ее…

Тогда все думали, что Цин Тянь был слишком самонадеян. Как он мог уничтожить руку? Ей невозможно противостоять, рука была создана тем, кто достиг пика Многодуховного уровня.

Но как в этой отчаянной ситуации он мог отступить, как он мог сбежать, когда больше не было путей к отступлению.

Сильный ветер больно царапал его лицо, как нож впивался в плоть его лица. Цин Тянь изо всех сил сжал зубы, собирая Цигун…

В это время, накопленный им за более чем два месяца Цигун резко убывал, голосовая система постоянно докладывала: «поглощено 10 Цигун, поглощено 10 Цигун…»

Когда Цигун упал почти до нуля, Цин Тянь воспрял, встав, он разжал кулаки и яростно рубанул ладонью вниз…

Ладонь, содержавшая десятки тысяч очков Цигун, была невероятно сильна.

Управляя Небесным Писанием Формы Дракона внутри и не используя весь Цигун, было бы просто невозможно выпустить настоящую божественную силу дракона.

В момент столкновения двух масс Цигун, сильное трение испустило ослепительное свечение, что затмило небо и сотрясло землю, малейшая ошибка могла сделать людей слепыми.

Цин Сянтянь не мог поверить тому, что Цин Тянь мог выпустить такой сильный Цигун. Он был удивлен, но все равно непрерывно вливал Цигун в руку.

«Ломайся!!!»

В воздухе разнесся полный ярости голос Цин Тянь, его ладони давили вперед, что создавало тяжелые ударные волны в воздухе, похожие на бесконечный гром Девятых Небес.

Громыхание по всему полю было как шаги гиганта по земле, здания вокруг непрерывно тряслись, некоторые адепты с плохой культивации чувствовали головокружение и спотыкались на неустойчивых ногах.

Невидимая рука с треском рассеялась.

С побледневшим лицом, Цин Тянь руками упирался в землю, земля на тридцать футов вокруг него рухнула, образуя огромную яму с ним посередине

Гигантская рука, собранная из Цигун, больше не давила на него!

Потрясение, не что иное, как слово потрясение, могло описать состояние рассудка людей на поле.

По сравнению с тем, когда Цин Тянь побил Цин Куна, в этот раз победа наполняла его сердце, как если бы это было противостояние на пике вековой войны, трепет победы непрерывно трогал сердце и дух.

Цин Тянь поднялся, посмотрел в сторону толпы. Толпа постепенно расступилась перед его взглядом, взору открылся Цин Сянтянь, свирепый от злости, его глаза смертоносно смотрели на дрожащего всем телом Цин Тянь.

На пике Многодуховной области, Цигун достигает непостижимого уровня, но неожиданно, его техника была сломлена Цин Тянь, для него это был позор, откровенное оскорбление.

Лицо Цин Сянтянь стало уродливым, сжатые кулаки издавали хрустящие звуки. Он странно пошел в сторону Цин Тянь, испуская желание убивать с каждым шагом.

Он двигался с намерением убить.

Глаза Цин Тянь стали разглядывать Цин Сянтянь, неожиданно его лицо показало исступленный восторг, он не мог ничего поделать, кроме как обрадоваться.

«Он лишился рассудка, верно?»

«Внезапно начал улыбаться, он не знает, что великий старейшина собирается его убить?»

«Молодой господин, молодой господин…»

Цин Сянтянь больше не был человеком в глазах Цин Тянь.

Он был большим БОССОМ, золотым блестящим Боссом.

В этот момент свечение от Цин Сянтянь поднялось в небо, полное золотого блеска – совершенно точно также как Боссы в играх.

Цин Тянь не ожидал, что кроме демонических зверей, на самом деле, люди тоже могут быть Боссами.

В таком случае, вдобавок к убийству монстров, убийством людей тоже можно поднять уровень?

От сильного потрясения, Цин Тянь странно засмеялся, к слову, он не был обеспокоен тем, что это могло быть неверно, он был только Воителем шестого ранга, как он может быть противником Цин Сянтянь?

Однако он только что испустил десятки тысяч очков Цигун за раз, больше чем мастер Многодуховного уровня. Его тело излучало более враждебную ауру, чем Цин Сянтянь. В клане только один человек был сильнее, чем он – патриарх Цин Чжантянь.

В данный момент, у Цин Тянь оставалось только несколько сотен очков Цигун, не достаточно, чтобы выполнить технику Небесного Писания Формы Дракона еще раз. Но он стоял неподвижно и без страха, он делал ставку.

Ставя на то, что придет Цин Чжантянь.

Он смог побить Цин Куна одним ударом, а также выстоять против невидимой руки Цин Сянтянь, что могло показать на то, что он гений.

Редкий гений клана Цин, какого не найти за сотню лет.

Встретив талантливого, богатого Цигун, и с безграничным потенциалом, Цин Тянь, как может Цин Чжантянь оставить Цин Сянтянь самого по себе?

Он точно не мог.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава