X
X
Глава - 182: Наследие Парацельса (часть 2)
Предыдущая глава
Следующая глава

Теодор вздрогнул от столь неожиданного предложения. 

Лаборатория великого алхимика из Эпохи Мифов, Парацельса…!

Следы Эпохи Мифов были практически полностью стёрты с лица земли, за исключением разве что некоторых руин. Тем не менее, некоторые из них тщательно скрывались, в то время как другие с течением времени были сильно повреждены.

В нынешние времена можно было по пальцам пересчитать количество уцелевших руин и реликвий. Любой маг с радостью рискнул бы своей жизнью, чтобы найти лабораторию алхимика из Эпохи Мифов.

"Правда, я не знаю, сохранилась ли эта лаборатория. Вполне возможно, что это предложение – ловушка".

Теодор сделал шаг назад и осторожно окликнул Глаттони:

"Эй, Глаттони".

– Что такое?

"Насколько достоверны слова Мастера Желтой Башни? Лаборатория Парацельса… Это возможно?"

– Гр-м.

Глаттони какое-то время помолчала, после чего ответила:

– Нельзя сказать наверняка, но это кажется…возможным. Парацельс не был привязан к какому-то одному месту, и всё время путешествовал по миру, проводя свои исследования. Нет ничего странного в том, если Парагранум, созданный им гримуар, знает о местонахождении лаборатории. Лаборатория Парацельса вполне могла простоять и несколько тысяч лет.

"Возможно ли, что Парагранум лжет?"

– Для гримуара создатель сродни богу. Вряд ли бы он стал упоминать его имя, если бы собирался обмануть тебя. Однако меня больше интересует другой вопрос: что Парагранум ищет в той лаборатории?

Теодор полностью разделял опасения Глаттони. Что нужно Парагрануму в древней лаборатории? Тео вполне мог попасть в ситуацию, хорошо описанную в старой поговорке: "Медведь пляшет, а поводырь деньги собирает".

Кроме того, возникал вопрос и касательно того, что Парагранум будет делать с вещами, найденными в лаборатории. Теодору уже посчастливилось иметь дело с несколькими гримуарами, и все они, за исключением разве что Глаттони, были настроены крайне недружелюбно по отношению к окружающей среде и людям. Итак, несмотря на то, что Мастер Желтой Башни в течение сотен лет вносил свой вклад в Мелтор, Теодор прекрасно осознавал возможную опасность, а потому и медлил со своим решением.

Тем не менее, Парагранум вновь проявил свою блестящую интуицию и спросил:

– Тебя интересует, почему я хочу посетить лабораторию?

– … Честно? Да.

– Я понимаю, в чем причина твоего беспокойства, но, можешь мне поверить, она совершенно беспочвенна. Мне просто нужен "Изумрудная Скрижаль" (1) и несколько материалов, которые сейчас я получить не могу.

"Изумрудная Скрижаль?"

Однако ещё до того, как Тео успел что-то спросить, внезапно раздался голос Глаттони:

– Изумрудная Скрижаль?! Она всё ещё существует?

– Извини, но я не могу позволить тебе его получить, пожиратель магии. Мне она нужна как минимум до тех пор, пока цель моего существования не будет достигнута.

– Ты собираешься потратить это сокровище на создание человеческого тела? Это настолько глупо, что у меня даже нет возможности выразить это!

– Разве ты не гримуар? У тебя всегда должно быть что сказать.

Тем временем Теодор вообще не понимал что происходит. Он спокойно слушал спор между двумя гримуарами, и как только ссора немного утихла, осторожно вклинился:

– Итак, что такое Изумрудная Скрижаль?

– Я не могу рассказать тебе об этом на 4-ой стадии.

– Кгм, значит, это должно быть чем-то довольно серьезным? Оно опасное?

– Изумрудная Скрижаль не приведет к массовым человеческим смертям. Самое главное, что тебе нужно знать, – с ним не нужно сражаться.

– Тогда я спокоен, – подвёл итог Теодор и повернулся к Паре, которая наблюдала за ним и Глаттони с каким-то странным выражением лица, – А из чего тогда состоит наследие, которое Вы собираетесь мне предоставить?

– Из всего, кроме вышеупомянутого, – без малейших колебаний ответил Парагранум, – Големы, артефакты, волшебные свитки… Ах, там должно быть ещё кое-что, что наверняка понравится Глаттони.

– Что же?

– Оригинальная книга, написанная моим создателем: "Книга Феи". Для алхимии она бесполезна, но тебе – человеку, заключившему контракт с древним духом, она придётся весьма кстати.

"Оригинальная книга из Эпохи Мифов!"

На мгновение глаза Теодора заполнились жадностью, и он едва успел подавить рвущееся наружу восклицание.

Тем не менее, было немного странно слышать, что алхимик написал книгу о "феях". Возможно, оригинальная книга была написана для последующей передачи кому-то? Однако это предположение было тотчас же отвергнуто Глаттони.

– Пользователь, Парацельс был исключительным алхимиком, но также он считался талантливейшим элементалистом. Я думаю, что его книга, как минимум, выходит за рамки "драгоценного" рейтинга.

"Что, даже выше?"

– Верно. Возможно, эта книга снимет пятую печать.

Тео понял, что данная книга уже сама по себе достаточно ценная, чтобы за ней охотиться. Её поиски могли помочь решить одновременно сразу несколько проблем: начиная от пятой печати Глаттони, заканчивая распустившимся бутоном на голове Митры.

Несмотря на то, что торопиться было некуда, ведь у гримуара не было ограничений по продолжительности жизни, Тео считал, что чем раньше он сможет с этим разобраться – тем лучше.

А в следующий момент…

– Э-э, минуточку.

В голове Тео всплыл один крайне важный факт, о котором он совершенно забыл: песчаный дракон Пустынио, обитавший в самом сердце пустыни Маас. Будучи эпицентром засухи, досаждавшей Королевству Остин, древний дракон просто доживал свой век и вряд ли был бы рад непрошеным гостям.

– Не волнуйся. Лаборатория находится на окраине пустыни. Кроме того, ты – мастер, так что сможешь выжить даже в её центре, – ответил Парагранум на так и незаданный вопрос Теодора.

– Это правда. Однако долго там оставаться всё равно не рекомендуется.

Трудно было не согласиться с утверждением сразу двух гримуаров, так что Теодор, наконец, кивнул.

Ни к чему было портить отношения из-за своей чрезмерной осторожности и суетливости. Вместо этого ему следовало бы, наоборот, закрепить их. Более того, данное предложение было далеко не из разряда абсурдных. Теодору не нужно было чувствовать себя некомфортно, поскольку оговорённая цена была разумной.

Как только стороны пришли к соглашению, Парагранум задал еще один неожиданный вопрос:

– Хорошо, тогда, может, мне следует выдать тебе аванс?

– Какой такой аванс…?

– Секундочку! – воскликнула Пара и, запрыгнув на комод, вытащила какой-то кинжал и кристалл странного цвета.

Затем она, придержав подол мантии, словно настоящая девушка, вернулась на своё место и протянула Теодору два предмета.

– У тебя же, по идее, должна быть способность оценки, верно? Выбери из них что-то одно, а второе тебе будет предоставлено после окончания миссии, – проговорила она, глядя на него своими красноватыми глазами.

– И зачем это?

– Я ведь Мастер Башни и не могу вести дела с помощью одних лишь пустых обещаний. Выбирай.

Теодор не мог отказаться.

"Ну что, посмотрим…"

Он протянул руку, и тут же Глаттони ответила, вытянув свой язык. Из предлагаемых предметов был кинжал, выкованный из какого-то таинственного материала, и кристалл, сияющий странными цветами.

И вот, практически одновременно перед Теодором появилось два информационных окна.

+20 Меч Азота (тип: магическое приспособление).

Это кинжал, который всегда с собой носил величайших из алхимиков, Парацельс.

На лезвии неизвестного происхождения выгравировано А З О Т.

Данный предмет символизирует начало и конец.

На кинжале присутствует пустой слот для крепления философского камня.

В своей полной форме Азот превращается из кинжала в длинный меч. В этом состоянии его силе подчиняются даже демоны.

* Класс предмета: сокровище. При инкрустации философским камнем, класс предмета будет повышен до "легендарного".

* При использовании предмета исчезает необходимость применять все стандартные алхимические процедуры.

* Невозможно определить способность с помощью Оценки 4-ой стадии.

* Невозможно определить способность с помощью Оценки 4-ой стадии.

* Невозможно уничтожить никакими средствами материального мира. Не может быть поглощен Глаттони 4-ой стадии.

+? Дрянной Философский Камень (тип: катализатор).

Данный катализатор был воссоздан благодаря оставшимся записям о легендарном предмете и является почти идеальной имитацией философского камня из Эпохи Мифов.

Он имеет ту же форму и обладает тем же эффектом, что и сам философский камень, но, в отличие от оригинала, который может похвастаться практически неиссякаемой прочностью, этот образец близок к расходному материалу.

Данный катализатор может преобразовывать одни материалы в другие. Он – настоящее сокровище, созданное Парагранумом после десятилетий проб и ошибок.

* Класс предмета: сокровище.

* При поглощении предмета Вы получите большое количество магической силы.

* При использовании Вы сможете создать материал, который хотите.

– Ух ты…

У Тео прямо-таки челюсть отвисла, когда он увидел эти ослепительные информационные окна.

"Неужели настоящий легендарный артефакт?"

Он не мог использовать божественный меч, которым был экипирован Хайд, но в случае с клинком, которым когда-то пользовался сам Парацельс, всё было совершенно иначе.

Глаттони 4-ой стадии не распознавала половину функций кинжала, но как только в него будет инкрустирован философский камень, даже демоны не решатся атаковать владельца такого предмета. Именно демоны некогда правили этим материальным миром. Они были трансцендентными существами, однако кинжал, который назывался Азотом, представлял собой сокровище, способное заставить их подчиниться.

И вот, Теодору передали столь дорогую вещь в качестве предоплаты…?

Глядя на озадаченное лицо Тео, Мастер Желтой Башни хихикнул и произнес:

– Мне от неё мало проку, но вот для тебя это отличная мотивация.

– … Одно из двух, да?

– Всё верно, – ответила Пара с игривой улыбкой на лице.

Истинная ценность обоих сокровищ раскрывалась лишь тогда, когда они оба: и Меч Азота, и философский камень будут объединены.

Конечно, философский камень мог превратить что угодно во что угодно, но Тео не видел для себя в этом много пользы, поскольку его навыки в алхимии близились к нулевым.

Понимая хитрость такого шага, Тео криво улыбнулся. Это была вопиющая, но эффективная схема заставить его согласиться на сделку.

И вот, Тео нетерпеливо протянул руку к кинжалу, который держала Пара. Выбирая между философским камнем и кинжалом, он принял правильное решение.

– Пусть первым будет Меч Азота.

– Ну, ещё бы.

Словно ожидая этого, Мастер Желтой Башни передал Меч Азота Теодору, а философский камень убрал обратно в ящик.

– Хорошо, с этим мы разобрались. Теперь настало время сделать то, о чем говорил Курт, – произнес Парагранум.

– …?

– Почему ты выглядишь таким озадаченным? Разве ты не слышал, что я должен выдать тебе награду?

– Ах, это, – кивнул Тео, наконец-то вернувшись в реальность.

Совсем недавно Теодор узнал, что его назначили капитаном специального подразделения под названием Кватро и, в довесок, наградили чем-то ещё. Однако всё это отошло на второй план, когда речь зашла об алхимике из Эпохи Мифов.

Теодор вспомнил, что перед ним стоит не кто иной, как Мастер Желтой Башни, и снова занервничал.

Независимо от того, знала ли она его чувства или же нет, Пара продолжила говорить:

– Так чего же ты хочешь? Ты можешь взять книгу из Нулевой Библиотеки или что-нибудь из королевской сокровищницы. Ты можешь выбрать всё, что душа пожелает.

– Хм-м…

Теодор немного помолчал, после чего спросил:

– Всё, что угодно? Даже если речь идёт о национальном достоянии?

– Ты можешь, но я бы не рекомендовал. В твоем теле уже сосуществует несколько великих сил. Сейчас они выглядят стабильными, но будет опасно, если к ним добавится еще больше энергии.

Теодор не мог с этим не согласиться. Если бы он случайно не обзавелся Искусственным Инь и Ян из "Искусства Оммёдо", то эти две силы, возможно, однажды бы просто разорвали его на части.

"Кольцо Муспельхейма", "Метка Крови Аквило", "Умбра"… Кроме того, Теодор обладал возможностью вызывать древнего элементаля. Увеличение его силы было бы весьма кстати в краткосрочной перспективе, но в то же время могло отрицательно сказаться на разработке его "чар".

Это было как в поговорке, которая гласила: "Слишком много – так же плохо, как и слишком мало". Поглощение слишком большого количества сокровищ могло выйти Теодору боком.

Немного пожалев по поводу того, что очередное национальное достояние так и не попадёт в его руки, Тео принял решение.

– Пойдем в Нулевую Библиотеку.

_______________________________________

1. Спасибо большое читателю Владимиру Миленко за информацию! Ранее здесь было название Изумрудный Планшет, но благодаря внимательности читателя, ошибку исправили. Раз тут речь идет о Гермесе, алхимии и философских камнях, то вероятнее всего, речь и правда идет об Изумрудной Скрижали. Что же это такое? Согласно выдержке из википедии:

Изумру́дная скрижа́ль Гермеса (лат. Tabula Smaragdina Hermetis) — важнейший памятник египетского герметизма, получивший широкое распространение в латинском переводе. Согласно легенде текст скрижали был оставлен Гермесом Трисмегистом на пластине из изумруда в египетском храме и обнаружен на могиле Гермеса Аполлонием Тианским, по другой версии — Александром Македонским.

Текст представляет собой чрезвычайно сжатую формулировку основных учений герметической философии, своего рода герметический "символ веры". По одной из распространённых версий толкования "Изумрудной скрижали", на ней записан рецепт алхимического Великого Делания, то есть рецепт получения философского камня.

Далее я постараюсь поправить во всех главах это название, но если вдруг упущу, напишите в комментарий, пожалуйста!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава