X
X
Глава - 208: Библиотека (часть 2)
Предыдущая глава
Следующая глава

– Пользователь, прежде чем я начну, у меня есть к тебе вопрос. Конкретно сейчас, в эту эпоху, что маги подразумевают под понятием "кругов"?

– Понятие "кругов"?

Услышав этот довольно неожиданный вопрос, Теодор на некоторое время задумался. В принципе, это было не слишком сложно, поскольку данные знания относились к разряду базовых.

В отличие от обычных людей, у магов было два сердца. Однако куда более важным органом для магов было не обычное сердце, а круги, контролирующие оборот магической силы.

Вспомнив содержание учебников, Теодор начал отвечать:

– … Магия генерируется в желудочках рядом с сердцем мага и может производиться только людьми. Существует гипотеза, что основой всему было сердце дракона, но подтверждений этому нет. Начиная с 7-го Круга, круги принимают индивидуальную форму, в результате чего маг разрабатывает свои собственные чары.

– А ещё?

– Ну, вроде бы всё.

Глаттони схватилась за голову и удрученно произнесла:

– Ха, я ожидала подобного ответа, но всё куда серьезнее, чем я предполагала. Не знаю, что произошло, но большая часть теории о кругах до современной эпохи почему-то не дошла.

– Я в чем-то ошибся?

– Да. Ты стал магом 7-го Круга и до сих пор этого не понял? Круги не просто отвечают за циркуляцию магической силы.

– Ум-м…

Теодор и вправду пока что понимал далеко не всё.

После достижения 7-го Круга, он осознал, что его текущее состояние кардинально отличается от 6-го Круга, который всего лишь увеличивал количество магической силы. Это было нечто большее, чем возможность использовать более сложные формулы.

Не дожидаясь ответа Теодора, Глаттони продолжила объяснять, держа в руке книгу:

– Маги используют круги для управления окружающей средой. С незапамятных времен "10" было числом, которое использовалось для обозначения божественного существа. Маг 10-го Круга представляет собой человека, который поднялся на эту ступень. Как думаешь, десять кругов – это совпадение?

– … Нет?

– Конечно, нет. Магия этого мира – это наука, которая родилась в процессе попыток имитации трансцендентных существ. Мудрые эльфы даже не пытались следовать за другими, в то время как поиски дварфов оказались тщетными. Демоны изначально не должны были следовать за другими, а драконы и без того были трансцендентными существами этой материальной системы. Лишь люди рождались безо всякой силы. Их суть заключалась в том, что они были превосходны в подражании другим. Тем не менее, концепция "магии" была завершена лишь через несколько тысяч лет.

Глаттони продолжала проповедовать о величии магии с предельным уважением в голосе:

– Теория кругов была сформирована, полагаясь на сердце дракона, песни эльфов, формулы, полученные от дварфов, и ритуалы демонов. В некотором смысле, её можно назвать самым всесторонним исследованием в мире.

– Звучит так, будто это нечто склеенное из разных частей.

– На самом деле это блестящее решение. Люди сами построили свои тела и проложили себе путь, чтобы войти в царство богов. Поговорка "подражание – мать творения" относится как раз к этому случаю.

Теодор удивленно посмотрел на Глаттони. Он не мог не заметить, что гримуар восхищается мудростью человечества. Тем временем Глаттони поняла, что отвлеклась от темы и, несколько раз кашлянув, снова заговорила:

– Ладно, предлагаю вернуться к нашим баранам.

А затем последовала теория, о которой Теодор вообще никогда и ничего не слышал.

– Пользователь знает практически всё о процессе подъема на 6-ой Круг. Увеличение магической силы соответствует законам материи, и человек получает некоторый контроль над природными явлениями. Однако степень мастера, 7-ой Круг и способность ауры – это уже шаг в "вверх".

– Вверх?

– Не перебивай. Маги 7-го Круга интерпретируют структуру этого материального мира в соответствии со своими собственными теориями. Тай Чи Оммёдо, Небеса и Земля Трёх Царств, четыре стихии, пять путей востока, сфирот Каббалы… Существует много путей, которые можно выбрать.

Тысячи магов проложили свои собственные разветвленные пути.

Поначалу волшебники знали правду и просто интерпретировали структуру материального мира в собственной манере. Однако у десяти учеников был всего один наставник. Со временем эти десять учеников становились учителями для сотен новых учащихся. Не каждый человек мог стать первооткрывателем, а потому многим другим приходилось выбирать уже ранее проложенный путь. Таким образом и родились маги.

В эту эпоху осталось совсем мало тех, кто помнил эту истину, а потому Глаттони горьким тоном добавила:

– Важно проложить свой собственный путь, но также весьма эффективно следовать и существующим системам. Тем не менее, на пользователя ещё с самого детства воздействовали упомянутые мною четыре элемента.

– Мне уже слишком поздно идти по независимому маршруту?

– Верно. Кроме того, Пользователь уже владеет тремя элементами, а потому тебе совершенно ни к чему менять маршрут.

В словах Глаттони была логика, а потому Теодор взглянул на Мешок Айолоса в своей руке.

Возможно, некоторые с неохотой отнеслись бы к предложению следовать по пути, проложенном кем-то другим, но Теодор считал иначе. Магия представляла собой совокупность знаний, собранных и открытых далеко не одним человеком. Она появилась на свет благодаря кропотливой работе нескольких поколений магов. Скорее, Теодор гордился тем, что продолжал их путь.

– Хорошо.

На принятие решения Теодору не потребовалось много времени.

– Я готов поглотить Мешок Айолоса.

Он мог продолжить свой путь четырех стихий, приняв божественный артефакт, который порекомендовала ему Глаттони.

В конце концов, у Теодора не было никаких оснований изучать Тай Чи, пять путей востока и прочие техники. Прежде всего, он был членом Магического Сообщества. Как волшебник, который родился и вырос в Мелторе, Теодор Миллер с самого начала стал преемником именно этого пути.

Как только он об этом подумал, Мешок Айолоса ярко засиял.

Вы поглотили "Мешок Айолоса".

Из Ваших очков достижений было вычтено 51,700 очков.

Оставшееся количество очков достижений: 26,513.

Вы получили божественную силу ветра (значение – маленькое).

Отныне потоки воздуха будут двигаться в направлении, благоприятном для пользователя. По мере увеличения Вашего мастерства, Вы сможете изменять направление и скорость ветра.

Вне зависимости от уровня близости, Вы сможете заключать контракты с элементалями ветра.

Ваше понимание пространства значительно увеличилось.

Теперь Вы можете видеть пространство, которое невозможно обнаружить при помощи стандартных органов чувств.

Уменьшена задержка перед применением пространственных заклинаний.

Мешок Айолоса буквально всосался в ладонь руки Теодора.

– Айак…?

По мере списания очков достижений, никакого дополнительного времени на переваривание не потребовалось, а потому Теодор тут же почувствовал головокружение и упал на одно колено.

В его теле кипела беспрецедентная сила. Она была совершенно непохожа на всё то, с чем когда-либо сталкивался Теодор Миллер. Она ощущалась куда мягче, чем дикая ярость "огня", а её движение было более утонченным, чем у "воды".

Это был не ветер. Это была божественная сила Айолоса. Она была мягкой и спокойной, но в то же время куда более страшной, чем разбушевавшаяся гроза. Божественная сила, вытекающая из Мешка Айолоса, дрожала, словно не желая принимать Теодора Миллера.

– Кхек!

Несмотря на то, что на данный момент Теодор находился в своем собственном сознании, из его рта потекла струйка крови. Это было не физическое повреждение, но рана, нанесенная его душе. Божественная сила, не предназначенная для смертных, вступила в конфликт с сущностью Теодора.

Пусть это и был всего лишь её фрагмент, но его мощь не знала себе равных. Столкнувшись с высокомерной божественной силой бога ветра, Теодор достиг своего предела.

Однако вскоре восстание Айолоса было подавлено. И произошло это благодаря тому, что три силы, уже сосуществующие в теле Теодора, приняли безотлагательные меры. Огонь Муспельхейма, кровь морского дракона и божественность Матери-Земли…

Какой бы ни была великой божественная сила Айолоса, ей было трудно совладать сразу с тремя из них. Она боролась и сопротивлялась, но в конце концов была усмирена.

– Уф… Проклятье.

Теодор с трудом восстановил своё дыхание. Весь этот процесс занял менее пяти минут, но боль оказалась куда сильнее, чем он себе представлял. Это было похоже на змею, блуждающую по его кровеносным сосудам. Сердце Тео, которое оказалось в эпицентре этого инцидента, всё ещё дико пульсировало.

Теодор мрачно посмотрел на Глаттони, которая должна была заранее предупредить его об этом, но тут…

Фрр-р-ук.

Раздался звук, словно шестерня встала на своё место. И этот звук заставил бы почувствовать волнение абсолютно любого мага. Учитывая недавнее головокружение, это вполне могло оказаться галлюцинацией, однако Теодор отчетливо услышал это своими собственными ушами.

"… Завершено, не так ли?"

Эта фраза возникла в голове Теодора без какого-либо контекста. И она принесла с собой неописуемое чувство удовлетворения. Последняя часть паззла наконец-то встала на своё место.

Несмотря на то, что он уже достиг 7-го Круга, лишь сейчас Теодор Миллер понял, что всё закончено. Именно в этот момент он вышел за пределы мира смертных и ступил на стезю, недоступную другим.

Он явственно ощущал это с точки зрения волшебника, смотрящего на мир. А раз так, он не удовлетворится этим достижением и сделает вперёд ещё один шаг.

"Земля, ветер, огонь и вода. Всё начинается с земли, течёт вместе с водой, горит в огне и рассеивается по ветру. Жар от огня и прохлада от воды. Земля не может течь, а ветер не стоит на месте. Но мир сосуществует с этими конфликтующими силами".

Такой была оригинальная теория четырех стихий. Каждый из четырех элементов реагировал друг на друга и являлся важной составляющей всего мира. Впитав в себя все четыре стихии, Теодор стал в два раза сильнее, чем раньше. Однако маги по своей природе были крайне любопытными созданиями, которые никогда не удовлетворялись текущим результатом.

"Огонь и вода не смешиваются, а ветер и земля не могут вторгнуться на территорию друг друга. Но разве эта истина абсолютная?"

Теодор не знал точного ответа на этот вопрос, но всё это было весьма похоже на теорию "Вражды Небес и Земли". Так или иначе, ему во что бы то ни стало нужно было восстановить равновесие сил. Когда всё запуталось, нужно не искать путь, а проложить его. А потому Теодор отверг дорогу, которой последовало множество других людей.

Однако он сделал это не потому, что данный путь был неверным. Теодор просто подумал, что он не вполне ему подходит, ведь причина выбрать иное направление была прямо перед ним.

– … Э-э?

Глаза Глаттони расширились от изумления. Теодор только что вышел из своего состояния просвещения, а потому не знал, в чём состоит причина столь удивленного лица Глаттони. Однако вскоре он увидел "это".

– Ч-что?

Над его ладонью кружило небольшое мерцающее пламя. Цвет пламени был немного необычным, но особых причин удивляться этому не было. Для мага не составляло труда сменить цвет.

Проблема заключалась в атрибутах, перемешавшихся в этом пламени.

– Жар… И холод?

Половина пламени была красной, в то время как другая его половина была синей. Подобно адскому пламени, это было явление, которое не могло существовать в рамках законов материального мира. Теодор не понимал, что это за магия, а потому безучастно уставился на Глаттони.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава