X
X
Глава - 279: Месть (часть 3)
Предыдущая глава
Следующая глава

Трудно было сравнивать Дофрун с такой неприступной крепостью, как Рутбен, однако этот замок считался одним из важных звеньев приграничной линии обороны. В обычной ситуации потребовалось бы мобилизовать целую армию, чтобы захватить такой объект.

Географическое преимущество Бербатовских гор и многочисленные слои обороны делали Замок Дофрун одной из трех лучших крепостей во всём Андрасе.

Тем не менее, существовала одна большая брешь, которую никто не принимал во внимание.

Его зависимость от географического преимущества и внешней защиты означала, что оборона самой крепости была не такой уж и большой.

Если бы перед ним появились непрошенные гости, то замок стал бы собой напоминать рака-отшельника, лишенного своей раковины. Элитные войска были рассредоточены вдоль гибкой и подвижной внешней линии обороны, а репутация бербатовских рейнджеров привела к сокращению численности постоянного гарнизона.

Замок Дофрун, который не подвергался нападениям уже в течение целых двух столетий, был как зрелый и сочный абрикос.

– Тем не менее, базовая защита здесь всё-таки имеется.

Как только отряд оказался в нескольких сотнях метров от внешних стен, Теодор поднялся на поверхность и посмотрел на огни Замка Дофрун.

Всё, что источало хоть какой-то свет, могло быть распознано "Ястребиным глазом" Теодора.

На стенах пылало несколько костров, а с неба светила луна, что делало освещение вполне приемлемым.

– … Стены сделаны из титана. Сигнализационные устройства расположены через равные промежутки, поэтому мы не можем пробраться внутрь при помощи магии левитации или под действием невидимости.

– Стражников тоже хватает. На восточной стене, развернутой к Бербатовским горам, караулит около сотни рыцарей. Трудно пройти мимо, не будучи замеченными.

Как и сказал Уильям, невозможно было избежать глаз такого количества стражников, а потому Теодор согласно кивнул.

Возможно, если бы они могли свободно использовать магию, всё было бы иначе. Тем не менее, замок был оборудован специальными устройствами, которые начинали громко звенеть, как только обнаруживали какую-то магию.

– Это тот случай, когда мы всего лишь обычные маги.

Однако Андрас не принял во внимание переменную, которая называлась эльфами.

– Сэр Эдвин, вы сможете быстро разобраться с охраной на стенах?

– Это не сложно. Можешь на нас положиться.

Пусть бербатовские рейнджеры Андраса и были известны своей непревзойденной меткостью, но они не могли сравниться с эльфийскими воинами, которые сотни лет практиковались в стрельбе из лука.

Независимо от того, насколько суровыми были тренировки бербатовских рейнджеров, их целями были всего лишь люди… Их нельзя было сравнивать с эльфийскими лучниками, которые издавна охотились на опаснейших монстров Великого Леса и защищали Эльфхейм.

И вот, стоя посреди тьмы, пятьдесят эльфов вытащили свои луки и задержали дыхание, прицеливаясь в сторону стен. Одна стрела между указательным пальцем и тетивой, а другая между тетивой и безымянным пальцем…

Неужели они собирались стрелять сразу двумя стрелами? Это бросало вызов здравому смыслу присутствующих здесь волшебников. Однако Эдвин и его люди не сводили глаз со своих целей. Не мигая, они привыкали к темноте.

Эльфийские луки были сделаны из сухожилий огров и других монстров, а потому их сила натяжения выходила далеко за пределы обычного длинного лука, заставляя проступать на плечах воинов кровеносные сосуды.

– Э-э-эф…

Эдвин сделал глубокий вдох, а затем...

Фсу!

Он отпустил тетиву. Раздался тонкий звон, будто кто-то задел струну на арфе, и две стрелы устремились вдаль. То же самое проделали и другие эльфы. Тем не менее, Теодор услышал лишь одиночный приглушенный свист.

Залп был произведен одновременно, без малейшего расхождения во времени. И его результатом стала сотня выпущенных стрел. Эльфам ни к чему было учитывать порывы ветра и влажность. Их луки могли пускать стрелы по такой траектории, которую человеческие луки попросту не в силах были воспроизвести.

Стрелы были не слышны потому, что они не шли против ветра.

И вот, спустя мгновенье ливень стрел обрушился на стражников, патрулирующих восточную стену.

– Кхек…

– Акх…

Стрелы вонзились в горло, гортань и шейные позвонки, что не позволило бербатовским рейнджерам издать ни одного громкого звука, за исключением приглушенного стона.

Будто опытные охотники, они поразили наиболее уязвимые точки своих жертв. Это и вправду было впечатляющее достижение: эльфы не просто ликвидировали свои цели с расстояния в несколько сотен метров, они сделали это в абсолютной синхронизации и совершенно бесшумно.

Кое-кто из магов, не подозревавших о таких высоких способностях эльфов, почувствовал облегчение, что эти монстры не были их врагами.

Теодор коротко похвалил их за проявленное мастерство, а затем обратился к остальной части отряда:

– Мы должны пересечь стену до смены караула. Поторопитесь!

Некоторые люди могли задаться вопросом, почему он так торопился разобраться с Замком Дофрун. Однако Теодор не мог себе позволить такие вещи, как самоуверенность и беспечность.

Главные оборонительные ряды Дофруна находились снаружи, однако они могли мгновенно превратиться в многослойное окружение, как только о проникновении станет известно. Если их тоннель будет обнаружен противником, то назад таким же путем дороги уже не будет.

Всё это приведет к ненужным жертвам. Более того, препятствием были не только стражники на стенах. Их ожидала титановая стена и сигнализация, которая мгновенно фиксировала применение магии, из-за чего налетчикам необходимо было карабкаться наверх, используя лишь свои собственные физические способности.

К счастью, эта проблема была решена довольно легко.

– К-кхек. Спасибо.

– Я не сильно тяжелый?

С этой задачей им тоже помогли эльфы, которые могли легко подняться на стену вместе с магами, используя своих элементалей и собственные физические способности. Эльфов было достаточно, чтобы взять с собой ровно по одному человеку. Благодаря содействию элементалей ветра, 80 человек смогли без труда подняться на стену.

Теодор был порядком сильнее, чем обычные пользователи ауры, и не нуждался в помощи, что вызвало у Ребекки и Эдвина едва заметное разочарование.

"Это намного проще, чем я думал. Эльфы могут закрыть слабые места боевых магов, а элементали способны проходить мимо сигнализационной системы… Это удивительно хорошая комбинация".

Обычный человек наверняка сказал бы, что наилучшая комбинация – это рыцарь и маг, однако ни те, ни другие с этим утверждением бы не согласились.

Маги обрушивали на своих врагов смертоносные заклятия, находясь на расстоянии, в то время как рыцарям необходимо было быстро сократить дистанцию, чтобы добраться до своих противников. И вот, поскольку они действовали в совершено противоположных стилях, то такая комбинация лишь осложнила бы ведение боя.

Когда рыцарь вступал в ближний бой, волшебник уже не мог атаковать врага без риска зацепить своего союзника. С другой стороны, рыцарь, который должен был защищать мага, становился похожим на привязанную к дереву дикую лошадь. Вместо того, чтобы нивелировать недостатки друг друга, они лишь усугубляли ситуацию.

Однако эльфы, которые использовали одновременно и луки, и мечи, и элементалей – существенно отличались.

Временами, словно маги, они максимизировали свою дальнюю огневую мощь, в то время как в других случаях они прикрывали своих союзников в ближнем бою. Конечно, они уступали магам и рыцарям с точки зрения уровня мастерства в той или иной сфере, однако на поле боя они были настоящими универсальными солдатами.

Использование небольших отрядов из трех бойцов: двух магов и одного эльфа, представляло собой достаточно грамотную тактику.

Дз-з-з-з!

А в следующий момент…

– Стоп.

Как только Теодор отдал приказ, все восемьдесят единиц личного состава мгновенно замерли на своих местах. Они располагались на окраине замка, где их в любой момент могли заметить. Эльфы были известны своей чувствительностью, но даже Эдвин был порядком озадачен, не понимая, почему Теодор остановился.

"То самое чувство…"

В последний раз Теодор не успел его ощутить, поскольку оно перемешалось с хаосом поля боя. Однако теперь, находясь в сосредоточенном состоянии, он ясно это ощущал. Его сверхчувствительность зазвенела, а затем вновь замолчала. Это свидетельствовало о том, что способности Теодора вступили в конфликт с предвидением другого человека.

В Замке Дофрун скрывался мастер лука, с которым он сражался на Карулских равнинах.

– Сэр Эдвин.

– Да?

– Колокольня, которая находится в 500 метрах к юго-западу. Выстрелите в её последний этаж.

Данный приказ полностью противоречил их стратегии скрытности. Однако, прежде чем кто-либо успел что-то сказать, Эдвин немедленно опустил стрелу на тетиву и выстрелил. Это была та самая штормовая стрела, которую он когда-то уже показывал во время нападения монстров на окраине Великого Леса.

Сила, содержащаяся в стреле, была менее мощной чем тогда, но её было вполне достаточно, чтобы уничтожить всю верхнюю часть колокольни.

А затем раздалось одно-октавное пение эльфийского лука.

У-у-у-у-у-ух!

Как ни странно, но чем дальше летела стрела, тем мощнее она становилась. Она закручивала само пространство, делая окружающий воздушный поток настолько острым, что он становился похожим на лезвие! И вот, сопровождаемая этим жутким звуком, стрела врезалась в колокольню.

Гру-ду-ду-ду!

Сплошная мраморная башня развалилась на части, словно карточный домик.

– Э-это…?

– Только не говорите мне, что нас уже ждали…

В тот момент, когда вершина колокольни рухнула, из тени появились человеческие фигуры. Подразделение Теодора не зафиксировало их раньше, потому что не могло использовать магию обнаружения.

Появившиеся люди использовали ауру, чтобы скрыть своё дыхание и сердцебиение. Это была привычная тактика Рыцарей Тени, которые специализировались на убийствах и шпионаже.

Однако Теодор и остальные даже не вздрогнули. Они не боялись столкнуться с противником, даже будучи окруженными со всех сторон. В их распоряжении было целых два мастера, для которых сотня Рыцарей Тени были не более чем закуской.

Однако реальную угрозу представляли вовсе не рыцари Андраса, а тот, кто появился вслед за ними.

– Да, значит, ты всё-таки можешь чувствовать мои способности, – выходя вперед, произнес мужчина, – Я собирался прикончить тебя ещё на Карулских равнинах, но я даже не предполагал, что существует маг, способный убежать от моих стрел.

– Способность предвидения не уникальна.

– Это верно. Наш враг, Теодор Миллер… Что ж, твоя смерть будет вишенкой в моей коллекции, – с улыбкой произнес человек, больше похожий на охотника, нежели на рыцаря. В руках он держал огромный лук, а его глаза были хищными, словно у дикого зверя.

Это был взгляд человека, который умел убивать. Теодор встречался с множеством людей, но он впервые видел такой пронзительный взгляд. Будучи мастером лука, рожденным в Империи Мечей, этот охотник явно был необычным человеком.

– Сэр Эдвин и все остальные, слушайте меня.

Не отводя глаз от мастера лука, Тео быстро активировал их внутреннюю линию связи. Если интуиция его не подводит, то эти игроки были далеко не главными на сегодняшнем вечере.

– Сэр Эдвин, пожалуйста, возьмите на себя мастера лука. Остальным командирам – разобрать по десять человек и заняться Рыцарями Тени. Вы не должны позволить им уйти. Также учитывайте возможность появления жрецов и паладинов.

– Тогда как насчет тебя, Тео… То есть, капитан? – машинально спросила Сильвия.

– Если бы мастер лука намеревался сразиться со мной, то атаковал бы нас ещё на подходе к стенам. Однако он спрятался внутри города, дожидаясь, пока мы подойдем поближе. Таким образом, он – далеко не единственный противник, с которым нам предстоит столкнуться, – ответил Тео.

– Н-не единственный… Только не говорите…

– Всё возможно. Я знал, что мы снова встретимся, но не думал, что так скоро.

Тем временем, "они" приближались. Напряжение и волнение наполнили голубые глаза Теодора Миллера, когда он посмотрел в определенном направлении.

Их было двое, одним из которых был человек в роскошной белой ризе, украшенной золотом. Судя по всему, это был кардинал Антонио, один из главных виновников гражданской войны Солдуна, за которым шпионил Орта. А затем Теодор перевел взгляд с уродливого лица кардинала на другого, куда более опасного противника.

– Ох-хо-хо! Использовать столь коварную магию, чтобы своими собственными ногами зайти в пасть к дракону! Это поистине Божий промысел, сэр Шпейтем!

– Заткнись, чёртов фанатик.

Грубо ответив своему компаньону, 2-ой Меч Империи Андрас на ходу вытащил свой меч. По сравнению с моментом их расставания, Зест выглядел абсолютно здоровым и полным сил. Каждый его шаг заставлял воздух вздрагивать. Кожа Теодора тут же покрылась мурашками, тело налилось напряжением, а по шее пробежала волна холода.

– Давно не виделись, парень.

Это была вторая встреча с мастером меча, Зестом Шпейтемом, способным разрубать пространство.

Именно он всего за две секунды превратил автоматон Теодора в кучу металлолома.

Именно этот человек мог встать лицом к лицу с Вероникой, Бланделлом и Краудом фон Расселом.

Именно он был сильнейшим из всех противников, которым Теодору приходилось противостоять в бою один на один.

– … Твои сломанные ребра выглядят куда лучше.

– Не без помощи этого проклятого ублюдка. Если бы не целительные способности, я бы давно его прикончил, – на полном серьезе ответил Зест, бросив холодный взгляд в сторону Антонио.

Судя по всему, 2-ой Меч явно не жаловал кардинала. Скорее, его отношение к нему, а также ко всему, что было связано с религией Лайрона, было ближе к ненависти, нежели к сотрудничеству. Впрочем, даже находясь под убийственным взглядом 2-го Меча, кардинал Антонио лишь ухмыльнулся и махнул рукой. Это был жест, повелевающий двигаться вперед.

– Сукин сын, – сплюнул Зест, после чего повернулся к Теодору, – Ну что, начнем? На этот раз поблажек не жди. Уж поверь, я убью тебя с максимальной эффективностью.

– Уверен? Лучше бы ты это сделал в тот раз, потому что сегодня такого шанса тебе не представится, – парировал Тео, сделав шаг вперед и немедленно вызвав из своего инвентаря Гладио.

Его жизнь находилась в опасности, а потому не было ни малейшего смысла жадничать.

Люди немало удивились появившемуся из воздуха рыцарю, однако Зест, который однажды уже сражался с Гладио, лишь усмехнулся.

– Снова эта игрушка? Ты отремонтировал её только для того, чтобы я снова превратил её в груду железа?

– Вот увидишь, она отличается от своей предыдущей версии.

– Хо-хо.

Дальнейшие слова были ни к чему. Двое противников, Теодор Миллер и Зест Шпейтем, начали собирать свою силу, от чего задрожала даже земля.

Возможно, прошло десять секунд, а, может быть, всего пять.

Клинок Зеста метнулся вперед; Гладио, находящийся под контролем Теодора, бросился ему наперерез; а лучники пустили в полет свои стрелы.

Реванш начался.

* * *

Первый удар нанёс 2-ой Меч.

Стиль Зеста.

Обезглавливание.

2-ой Меч с самого начала не стал проявлять ни малейшей беспечности. В последней битве он был вынужден признать силу Теодора Миллера. Чтобы у кого-то хватило сил и ума воплотить в реальность такой трюк, как вызов демона… Пусть этот юнец и был чересчур высокомерным, но его голова определенно была светлой.

Теодор Миллер был далеко не тем противником, на которого можно было смотреть свысока. И даже такой опытный мастер меча, как Зест Шпейтем, понял это на своём собственном опыте.

"Сначала я должен избавиться от этой консервной банки".

Кусок металлолома, который казался подозрительно знакомым… Кукла, обладающая аурой, эквивалентной уровню мастера, и наделённая способностью, всё ещё оставалась загадкой для Зеста. За исключением самого Зеста Шпейтема и 1-го Меча, другим Семи Мечам пришлось бы туго.

Нечто подобное не могло быть воспроизведено в массовых масштабах, однако Зест хорошо понимал, что если он не будет уничтожать это создание всякий раз, когда с ним сталкивается, то оно станет причиной смерти множества его союзников. Вот почему клинок 2-го Меча ринулся вперед и в то же мгновенье обрушился на голову Гладио.

Дз-з-зын-н-нь!

Тем не менее, голова неопознанного объекта так и осталась на месте. Столкнулись лишь два лезвия, вызвав сноп искр.

– … Что? – нахмурившись, пробормотал Зест, после чего нанёс второй удар.

Стиль Зеста.

Разделяющие удары.

Это была не одна атака, а целый шквал ударов, подкрепленных способностью ауры, которая выходила за пределы такого понятия, как "скорость". Её целью были ключица, тазобедренный сустав и шейные позвонки, удары в которые приходились практически одновременно, а потому попросту не могли быть заблокированы.

По крайней мере, Зест так думал.

Дз-зынь! Дзынь! Дзы-дзы-н-нь!

Все шесть ударов 2-го Меча были успешно отражены. Меч Зеста так и не смог прикоснуться к Гладио. Более того, автоматону удалось не только успешно защититься, но и произвести контратаку.

Бу-ду-н-нь!

Произошел новый обмен ударами, после которого Зест и Гладио сделали по три шага назад. Наступило кратковременное затишье, и 2-ой Меч понял, что сила его противника стала совершенно иного плана.

– Эй, – окликнул Зест, которого помимо сомнений начал охватывать ещё и гнев, – Что это за фиговина?

– Я же сказал: теперь он другой.

Гладио был естественным врагом пространственных магов, а также мошенническим противником для мечников, которые манипулировали пространством.

Теодору пришлось серьезно поломать себе мозги, чтобы разработать концепцию для нынешнего Гладио. Это была и вправду усовершенствованная версия, в которую Парагранум добавил две очень интересные функции.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава