X
X
Глава - 286: Выход Императора (часть 1)
Предыдущая глава
Следующая глава

Столица Андраса, Белфорт, с высоты птичьего полета напоминала собой изысканный меч.

Прямые строения были расположены по заданным контурам, что было достаточно практично. Хоть это и не вполне соответствовало архитектурной эстетике, но вряд ли бы кто-то осмелился оспорить величие этого города.

Однако ключевым объектом в инфраструктуре Белфорта был высокий шпиль, расположенный в самом сердце города. Его окаймляли семь башен, расположенных в форме короны, что подчеркивало значимость главных столпов Андраса – его Семи Мечей.

И вся эта структура пылала яркой аурой, эквивалентной уровню мастера. Она освещала дворец днём и ночью, в очередной раз доказывая величие Империи.

В отличие от Мелтора, в императорском дворце Андраса не было конференц-зала, где проводились собрания. Это было вызвано тем, что все решения принимались императором единолично. В Империи Андрас царила абсолютная монархия, при которой решение суверена было окончательным и не подлежащим обжалованию.

Впрочем, один публичный зал в нём всё-таки был: зал, где проводились аудиенции.

– Чёрт возьми, сколько я ещё буду ждать? – гневно проскрежетал зубами мужчина, оттолкнув от себя двух рыцарей.

Как только этот человек вернулся в Белфорт, он запросил аудиенцию у императора и вошел в императорский дворец прежде, чем даже успел получить ответ. Как правило, нечто подобное было попросту невозможно, однако личность данного субъекта предоставляла ему куда больший спектр прав, чем остальным.

Это был Фермут эль Андрас, наследник престола. В императорском дворце не было рыцарей, которые смогли бы остановить наследного принца.

– Кхук… Если я не потороплюсь, моё тело рассыплется на части…

С виду принц ничем не отличался от своего обычного состояния, но его внутренности уже начали отмирать. Травмы, полученные Фермутом в бою против Орты, были восстановлены благодаря исцеляющим способностям магического меча, однако его аура была потеряна навсегда.

Сила Фермута, которой было достаточно, чтобы согнуть железный прут, уменьшилась вполовину, а сам он то и дело оступался, что говорило о несбалансированности его конечностей.

Сердце Фермута было разрушено, а его аура – съедена древним артефактом, так что теперь принц даже не был мастером меча.

Однако у него всё ещё была надежда.

Он считал, что его отец, Император Андраса и по-настоящему всемогущее существо, мог исцелить эту рану.

Наконец, шаги Фермута достигли зала аудиенций.

– Ваше Величество! – воскликнул Фермут.

Он не стал выполнять перечень формальных процедур. Скорее, Фермут, наоборот, поднял свой голос и чуть ли не прокричал:

– 3-ий Меч, принц Фермут, прибыл! Пожалуйста, примите меня!

А затем по ту сторону двери раздался низкий голос самого Императора:

– Входи.

Фермут, чьё лицо было зеленоватого оттенка, поспешно открыл дверь. Он по своему собственному опыту знал, что если его отец, Император Кетер, будет не в настроении разговаривать, то не впустит даже 1-го Меча. Таким образом, Фермут не должен был упускать эту возможность.

Когда две роскошные двери отворились, взгляду наследного принца предстал трон, сооруженный из десятков сломанных мечей. Согласно историческим сводкам, для его создания использовались клинки погибших Семи Мечей Империи.

"Когда-нибудь я тоже буду сидеть на этом прекрасном месте…"

Даже находясь в таком печальном состоянии, Фермут не мог отказаться от своих амбиций.

Затем он поклонился старику, сидящему на троне. Это и был Император Кетер, солнце Империи Андрас.

– Ты – позор, сын мой, – раздался тяжелый голос Кетера, от чего на сердце Фермута мгновенно похолодело.

У Императора были белые волосы, белые брови и белая борода. Впрочем, это вполне соответствовало его возрасту. Тем не менее, Кетер обладал прямой осанкой и крепким телосложением, которому позавидовал бы любой молодой человек.

На предплечьях его рук отчетливо выделялись сухожилия, а хватка, казалось, вполне могла продавить кованую сталь трона.

– Ты сказал своим собственным языком, что победишь, а теперь пришел просить меня о пощаде? Это не похоже на тебя.

– Мне нет оправдания, отец, – ответил Фермут, преклонив колени.

Подобные вежливые манеры были редки для принца, однако сейчас ему пришлось отказаться от своего самолюбия.

– Ещё один шанс! На этот раз я буду бдительнее и раздавлю армию этого трусливого Мелтора!

– Хм… Словам неудачника нет веры.

– Отец! Пожалуйста! Отец, если Вы хотите лично возглавить наступление, я беспрекословно повинуюсь Вам! Нет, если Вы возьмете эстафету, эта война станет для нас обычной прогулкой!

В Империи Андрас царствовал закон сильнейшего. Здесь победитель получал всё. И пусть Фермут был принцем, он не мог выйти за рамки этой пищевой цепочки.

Фермут был первым кандидатом на трон только потому, что убил всех своих братьев и сестер. Словно хищник, он агрессивно пожирал более слабых, а теперь просил ещё один шанс…

– … Ты действительно глуп, сын мой.

Но раз так, то какое место занимал в пищевой цепи сам Император?

– Но я прощаю тебя. Ты мой ребёнок и 3-ий Меч Андраса. Я дал тебе этот клинок, чтобы уберечь тебя от смерти.

– O-о-о… Это значит…

– Твоя жизнь принадлежит только Андрасу и мне.

От этих слов Фермута охватила радость. Его жизнь была объявлена собственностью Императора, а потому никто, кроме него самого, не мог убить Фермута. Не исключением была даже та проклятая ведьма и водный старик. Отныне должна была наступить эпоха Фермута. Даже сам Император, сидящий на железном троне, любил свою плоть и кровь.

– А значит, я заберу её своей собственной рукой.

– … А-а?

Неужели это был конец?

Фу-дух.

А затем в голове Фермута появилось отверстие размером с монету.

– Кхек… Ку-хук… – наследный принц закашлялся, а тело начало медленно оседать на землю.

В тот момент, когда палец Кетера проник в лоб Фермута, тело принца уже перестало ему принадлежать. Связь между телом и душой была разорвана, и всё, что успел ощутить Фермут, это как его душа втягивается в бездну.

"Э-этот монстр… Действительно ли он мой отец?" – подумал Фермут, а затем его сознание кануло в небытие.

Бух-х.

Тем временем Кетер без каких-либо эмоций продолжал смотреть на своего мертвого сына.

3-го Меча постигла по-настоящему ужасная смерть. Тем не менее, Фермут уже выполнил своё предназначение, а потому был бесполезен.

– Ещё и тысячи лет не прошло с тех пор, как я начал управлять Андрасом, но баланс уже рушится. Бесполезные смертные… Снова беспокоят меня… Мне придётся действовать с этим неполным телом…? – пробормотал Император.

В его глазах читалась абсолютная пустота, а голос с полной беспристрастностью говорил о тысячелетнем периоде…

Некоторое время подумав над этим, Кетер всё-таки решился. Он не мог оставить эту ситуацию на самотёк. Всё зашло слишком далеко, а потому он должен был действовать лично.

– Ничего не поделаешь, – произнёс он, после чего скомандовал появившемуся в зале для аудиенций Крауду фон Расселу, – Собери оставшихся из Семи Мечей. Я упрощу эту войну.

– Вы собираетесь положить конец империи?

– Не знаю. Я ещё об этом не думал.

Оба человека говорили о каких-то совершенно абсурдных вещах, при этом никак не меняясь в лице.

– Не трать свои усилия на ненужную работу, Крауд. Помни, что пусть ты и немного более исключительный, но всё ещё остаешься частью меня. Когда-нибудь тебе придется присоединиться к "ним".

– Конечно, я всегда помню об этом.

– Ты действительно мастер хорошо говорить. Ну, ладно. Иди. Я должен закончить эту неустанно повторяющуюся военную игру.

Император, чья Империя находилась в отчаянном положении, назвал эту войну игрой. Тем не менее, 1-ый Меч ничего не возразил по этому поводу. И дело было далеко не в том, что он не имел такой возможности, а в том, что это было чистой правдой.

В тот момент, когда Кетер решил принять в северной войне самое непосредственное участие, её уже можно было считать завершенной. Причем завершенной так, как этого никто не ожидал и не желал.

– Эта война – не более чем давка тараканов.

И он положит ей конец раз и навсегда.

* * *

После битвы у реки Нагмы рассеянные войска Мелтора собрались для реорганизации.

Нужно было посмотреть, как Андрас отреагирует на причиненный ему огромный ущерб, к тому же в лагерь прибыло новое лицо. Это был Мастер Синей Башни, Бланделл, который прибыл на вакантное место Вероники, покинувшей Карулские равнины после схватки с 1-ым Мечом.

– Ха-ха-ха! Рад видеть ваши счастливые лица! – рассмеялся Бланделл, от чего его округлые мышцы вспучились ещё сильнее.

Обрадовавшись прибытию столь мощного подкрепления, командиры тоже довольно заулыбались.

– Хотел бы я сейчас поднять бокал и отметить наши успехи, но нам стоит повременить с празднованием до полной победы. Как же мне надоело торчать в столице! Хоть я и опоздал, но моё сердце согревается от мысли, что теперь я наконец-то смогу сразиться бок о бок с вами!

– Да, мы тоже, Мастер Синей Башни, – ответил Бенедикт, после чего, несколько раз кашлянув, спросил, – Война идёт хорошо, но как насчет ситуации в королевстве?

– Всё неплохо! Из-за военных действий экономика немного подупала, но она по-прежнему стабильна. Ситуация с поставками продовольствия также в норме, так что мы можем поддерживать текущий темп ещё на протяжении полугода.

– Хо-хо, это хорошие новости.

Солдаты рисковали своими жизнями, сражаясь на передовой, однако они знали, что в тылу тоже есть люди, которые прикладывают все усилия, чтобы поддержать их. Фермеры производили продукты питания, в то время как торговцы помогали осуществлять поставки. Это была тяжелая ноша, из-за которой нередко кто по своей собственной воле оказывался банкротом.

Однако люди Мелтора терпели это бремя. Патриотизм, накопленные ресурсы и симпатия поднимали их боевой дух. Они не могли не гордиться тем, что являются гражданами этого королевства.

– Хорошо, теперь моя очередь спрашивать, – произнёс Бланделл, и его усмехающееся выражение лица тут же посерьезнело, – Какова текущая ситуация? Я слышал, что мы добились большой победы на реке Нагме, но с тех пор так ничего и не произошло. И даже не говорите мне, что вообще ничего не случилось…

– Так и есть, – ответил Орта, чьё лицо, как и всегда, было скрыто под маской, – С того дня вражеские войска не предпринимали никаких действий. Они не отступали, не наступали и не проводили никаких реорганизационных движений, за исключением занятия обороны. Это нас и беспокоит.

– Гм? Они действительно не двигаются? Эти разжигатели войны?

Бланделл обладал колоссальным опытом, но даже он покачал головой, глядя на модельки, расположенные на карте.

Пусть Мелтор и взял верх, но это преимущество не было абсолютным.

У Андраса было больше войск, чем у Мелтора, а также много скрытых козырей, а потому не было никаких причин действовать пассивно.

– Каковы же их намерения?

В ответ Орта лишь пожал плечами.

– Я не уверен… Я не понимаю их логику. Тайные агенты, которых я послал, тоже не получили никаких результатов.

– Только не говорите мне… Возможно, они планируют перемирие?

– Может быть. Мелтор впервые обладает таким явным преимуществом. Мы не можем отступить, и они это знают.

В штабе ненадолго повисло молчание. У каждого из них были свои мысли и догадки о том, что означали действия Андраса.

А затем в казарму ворвался посланник.

– Командир!

Побледневшее лицо посланника дало Бенедикту понять, что принесенные им вести явно не относятся к разряду хороших.

– Небольшой вражеский отряд прорвался через западную границу! Четыре подразделения магических солдат и 26 боевых магов попытались их задержать, но были убиты на месте! Есть несколько выживших, однако все они пребывают в крайне тяжелом состоянии!

– Что? А как же блокпост?

– Он был мгновенно уничтожен! Их скорость безумно высокая!

Командиры, включая Бланделла и Бенедикта, шокировано уставились на посланника.

Солдаты, размещенные вдоль границы, принадлежали к числу элитных войск, однако противник уничтожил их…мгновенно? Более того, численность вражеских сил была невысокой?

– Каковы силы врага? Наверняка же есть какие-то сведения? – немного успокоившись, спросил Бенедикт.

– Н-ну, э-это…

– Что это?! – рявкнул председатель Магического Сообщества, в конце концов потеряв терпение.

Посланник икнул, после чего открыл рот и проговорил:

– Икх, согласно докладу, это 1-ый, 2-ой и 5-ый Мечи…

– Что?

– Это правда?

– А-а… И ещё кое-что…

Помимо трех из Семи Мечей, прорвавшихся сквозь границу, было ещё нечто, достойное упоминания? Глаза лидеров буравили невинного посланника. Если бы они не контролировали свою магическую силу, у бедного вестника наверняка приключился бы сердечный приступ.

Однако, несмотря на давление, он всё-таки смог проговорить:

– Я не уверен, но… Один из выживших боевых магов сказал, что видел "его".

Прежде чем они успели спросить, посланник продолжил:

– Он сказал, что среди подразделения Андраса, прорвавшегося сквозь границу, был флаг Императора.

Доселе флаг, символизирующий самого Императора, можно было увидеть лишь в Андрасе. И если всё сказанное было правдой, значит, границу пересекли не только трое из Семи Мечей Империи, но и Император.

– Это какое-то безумие!

Это был по-настоящему неожиданный рейд, которому в будущем уже никогда не суждено было повториться.

– Да что же едят эти ублюдки? – пробормотал Бланделл, представляя чувства абсолютно всех собравшихся в штабной казарме.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава