X
X
Глава - 291: I N V I D I A (часть 3)
Предыдущая глава
Следующая глава

– Вшу-у-у-у-у…

Изменились не только её зрачки. Всякий раз, когда Вероника выдыхала, из её носа появлялось облако горячего пара. Подобное явление можно было наблюдать только в заснеженных регионах, ведь это происходило вследствие разницы между температурой окружающей среды и телом Вероники.

Если сравнивать обычное человеческое тело с горячими предметами, то сейчас Вероника напоминала собой раскалённую домну.

Пар, выходящий из её дыхательных путей, был всего лишь последствием. Кровь красного дракона могла достигать сотен градусов по Цельсию, а потому испаряла всю влагу вокруг.

С каждым ударом её сердца, тело Вероники становилось ближе к драконьему. Потомок дракона восстанавливал свою силу, используя в качестве замены сердцу дракона свои восемь кругов.

Белая кожа Вероники начала обрастать чешуей, а на её голове появилась пара небольших острых рогов. Однако, судя по всему, она могла превратиться лишь во что-то среднее между драконом и человеком.

– Ты хочешь воспроизвести силу дракона, будучи им всего лишь на четверть? Идея довольно интересная, но с человеческой плотью это долго не продлится.

Инвидия мгновенно поняла, что происходит.

В ответ Вероника щелкнула острыми клыками и заявила:

– Как будто я не знаю…!

Как бы там ни было, она могла поддерживать такую форму на протяжении всего лишь трех минут. Её сердце билось так, словно вот-вот готово было лопнуть, а кровь попросту кипела. Для неё это был обоюдоострый меч.

В обмен на приобретение магической силы и физических способностей, намного превосходящих человеческие, тело Вероники быстро разрушалось. Её кости, которые были прочнее стали, и мускулы, более крепкие, чем у огров, не могли справиться с силой дракона. Нечто подобное было возможно лишь для чистокровного дракона или высокопоставленного демона.

Инвидия догадалась о пределах этой трансформации, а потому и заинтересовалась. Таким образом, вместо того, чтобы атаковать, гримуар решил посмотреть, чем это закончится.

И вот, через 15 секунд трансформация Вероники была завершена.

Гру-ду-ду!

Теперь каждый её вздох сопровождался вылетающими языками пламени.

Повелительница огня, которая могла плавать даже в лаве… Вся её сущность так и кричала, чтобы она поскорее использовала свою силу.

И вот, Вероника сложила кулак и посмотрела вперед.

"… Отныне, у меня только три минуты".

Даже сейчас её тело трещало по швам, однако Вероника лишь горько улыбнулась и посмотрела на стоящего перед ней монстра. Возможно, в этом состоянии она была ближе к дракону, чем к человеку, а потому её глаза проникли в саму суть Инвидии, замаскированной под пожилого человека. И то, что она увидела, было попросту нелепо. Чтобы хоть как-то противостоять этому существу, ей нужно было сражаться с готовностью в любую секунду умереть.

И вот, когда Вероника закончила своё перевоплощение, Инвидия подняла меч и проговорила:

– Ну же, подходи.

В ответ Вероника дико взревела и замахнулась своим кулаком:

– Да что б ты сдох!

Бу-ду-ду-дух!

Землю будто что-то разорвало изнутри. Ударная волна, сопровождавшая её кулак, заставила тело Инвидии отлететь назад. Императору удалось полностью блокировать атаку Вероники, однако мощь удара подбросила его в воздух.

– Ха-ха-ха, что ж, с таким противником, как ты, уже нельзя забавляться, – рассмеявшись, произнесла Инвидия. А ещё гримуар кое-что понял:

"Адамантовая мощь", которая блокировала даже великую магию, не сумела выдержать напор Вероники. В свою очередь, это указывало на тот факт, что в настоящее время Мастер Красной Башни была сильнее взрослого красного дракона. А причиной тому стали восемь кругов, усиливших пробужденную кровь Вероники.

Преодолев скорость звука всего одним шагом, её кулак полностью уничтожил защиту Императора.

Всё ещё находясь в воздухе, Инвидия вспомнила несколько противников, с которыми ей довелось столкнуться в прошлом.

Фух! Фух! Фух!

А затем раздалось несколько хлопков, и Вероника метнулась следом за ним.

– Тебе конец, ублюдок!

Она вышла за пределы скорости звука, преследуя Инвидию при помощи четырех пар огненных крыльев. Подобное зрелище было далеко не таким элегантным, как магия левитации.

Пламя, дававшее ей ход, было настолько мощным, что она едва могла контролировать направление. Несмотря на то, что Веронике не хватало контроля, их падение на землю могло привести к настоящей катастрофе. Она двигалась в несколько раз быстрее скорости звука, а поэтому даже мифриловый объект не смог бы выдержать такой удар.

Сосредоточившись на своих крыльях, она нацелилась на всё ещё парящую Инвидию. В отличие от магии, это была власть, которая доминировала в самом пламени.

– Умри!

Вероника достигла гиперзвуковой скорости и обрушилась на своего противника, будто падающая комета. В пространстве не оставалось даже следов её пребывания, поскольку из-за жара изменялись физические свойства самого воздуха. Инвидия не могла избежать её атаки, и удар, похожий на столкновение с метеоритом, пришелся прямиком в живот.

-------------!!!

От удара Вероники встряхнуло весь горный хребет.

Гру-ду-ду-ду-ду!

Однако одним лишь ударом дело не закончилось. Вероника, глубоко вонзив свои когти в живот Инвидии, вместе с ней рухнула на землю. Её давление разрушало твердый гранит и почву до тех пор, пока они не оказались на несколько километров ниже поверхности земли. На этом уровне содержалось огромное количество жара. Это была далеко не та среда, в которой могли выживать живые организмы.

И вот, находясь в этом аду, схватка между двумя монстрами на какое-то мгновенье приостановилась.

"Этого недостаточно! Мне нужно больше мощи!"

Её чешуя стала более отчетливой, а рога – выросли. Это было следствием поглощения маны из окружающей среды. Неописуемый жар и давление этого подземного мира представляли собой идеальную среду для обитания красного дракона. Пламя возле тела Вероники раскалилось добела, расплавив все твердые материи.

– … Интересно. Достаточно ли этого, чтобы бросить вызов огневой мощи 9-го Круга?

Инвидия указала мечом на Веронику, ставшую воплощением белого пламени, и злобно прорычала:

– Сейчас мы это увидим, гибрид.

А вскоре после этого горы Надун сильно пострадали.

* * *

Гру-ду-ду-ду! Гру-ду-ду! Ду-ру-ру-ру!

От сражения Вероники с Инвидией земля продолжала ходить ходуном.

"Она терпит изо всех сил, а значит и я должен превзойти свои пределы", – подумал Теодор, продолжая двигать руками даже несмотря на ужасную тряску.

Ему нужно было сократить необходимый период времени практически в два раза. И без советов Глаттони, а также широких познаний Сатомера, это было попросту невозможно. Даже Мастера Башен, Орта и Бланделл, попросту молчали, глядя на его отчаянные движения.

Нет, в конце концов, Орта не выдержал и подошел к волшебному кругу.

– Я помогу тебе. Что нужно начертить с этой стороны?

– Спасибо. Корону и меч, знаменующие…

Бланделл тоже хотел помочь, но он уже был на пределе.

– Кха-кха…

С каждой новой порцией кашля, наружу выходили сгустки чёрной крови. Это свидетельствовало о том, что органы его тела умирали. Сердцебиение Бланделла замедлялось, а дышать ему становилось всё тяжелее и тяжелее.

Мастер Синей Башни с тревогой посмотрел на двух магов и вздохнул. Затем он перевёл взгляд на золотое кольцо, украшающее его левую руку. Драгоценный камень, который ещё недавно был похож на сверкающий рубин, теперь же превратился в грязный кусок угля.

"Хм-м… Я потратил его. Я хотел дожить до того момента, пока Сильвия не вырастет, но у мира на этот счёт оказалось своё мнение…"

Прошло уже десять лет с тех пор, как Курт дал Бланделлу это кольцо. Как волшебник, способный контролировать потоки магии, Мастер Синей Башни знал, что уже через несколько лет его жизнь подойдет к концу. Это кольцо было национальным достоянием, вторым "сердцем", содержавшим в себе жизненную силу. Однако оставшаяся продолжительность жизни, которая должна была обеспечить ему ещё несколько лет существования на этом свете, была использована для неоднократного применения Остановки Времени…

– Чёрт… Молодой непоседливый маг…

Именно таким было восприятие Теодора Бланделлом. После победы Теодора Миллера у Сильвии на турнире, Бланделлу стало досадно. А затем он и вовсе покинул Сильвию, направившись скитаться по миру и общаться с другими женщинами… Если бы не её личная просьба, он мог бы принять достаточно серьёзное решение.

"Что ж, я понимаю, почему ты меня об этом попросила…"

Как человек, который мог без колебаний ступить навстречу неопределенному будущему… Теодор был очарователен и как мужчина, и как волшебник. А раз так, старик, доживающий свой век, не должен был ставить ему палки в колёса.

– Итак, что ты собираешься попробовать против этого монстра-императора? – глядя в глаза надвигающейся смерти, спросил Бланделл.

– Магию призыва.

– … Магию призыва?!

Бланделл был ошарашен. Не было такого мага, который бы не знал, что золотой век магии призыва уже прошёл. Когда он был моложе, он также пробовал себя на этом поприще, но все его старания ограничились лишь несколькими черепахами. Тем не менее, в столь критической ситуации Теодор хотел использовать магию призыва?

Но когда Бланделл увидел начертанный на земле магический круг, он тут же взял все свои слова назад.

– Ха…

Он был глубоко впечатлен его абсурдным совершенством.

"Четырехмерные вычисления, наложенные на трехмерные символы…! Идея достаточно новая, но куда более удивительны его навыки в завершении этого магического круга всего за несколько минут. Неужели он стал разбираться в магических кругах лучше меня и Вероники…?"

Такова была комбинация мозгов Теодора и знаний Сатомера, один из которых обладал гениальным талантом, а второй – неиссякаемой страстью к магии призыва. И вот, пока Бланделл восхищался его магическим кругом, Теодор положил левую руку на землю и произнес:

– Как средство для вызова я использую этот меч.

А затем в ладони левой руки Теодора появился клинок.

– Кхэ…! Э-этот меч…!

– Его сила…!

Эллаим и Эдвин были куда более чувствительны к мане, а потому отреагировали первыми. От священного клинка ярко отражался солнечный свет. Даже человек, не знакомый с военным ремеслом, понял бы, насколько этот меч величественный.

Это был меч богов, Клайм Солайс, – трофей, полученный Теодором после победы над 6-ым Мечом Империи Андрас, Хайдом.

– … Этот меч и вправду способен вызвать нечто очень мощное, – признал Орта, после чего обратился к Теодору, – Капитан, что именно ты собираешься призвать?

Используя этот меч в качестве жертвы, Теодор мог призвать даже злых демонов, изгнанных из этого материального мира. И Орта собирался остановить его, если бы Тео для битвы с волком надумал вызвать тигра.

– Поначалу я думал о драконе, Фафнире. Рэндольф подтвердит, что трудно найти существо с большей разрушительной силой, – произнес Теодор, догадываясь о ходе мыслей Мастера Белой Башни.

Однако этой мысли не дано было воплотиться в реальность. Безусловно, Фафнир обладал колоссальной мощью, но поле боя располагалось вовсе не посреди моря. Его могущество могло сказаться на всём континенте. Его призыв мог превратить весь север в сплошное Красное плато – пустошь, непригодную для жизни.

А это стало бы катастрофой ещё большей, чем многовековая война.

Кроме того, Инвидия была далеко не тем противником, которого следовало атаковать чистой огневой мощью, как в случае с Супербией. Он мог воспользоваться своим пространственным перемещением, чтобы скрыться от глаз Фафнира и дождаться, пока тот не исчезнет.

– Итак, я задумался о самом большом и сильном.

– То есть?

Теодор расположил божественный меч в середине круга и указал на него.

– О хозяине этого меча.

Стоявшие возле Теодора люди не знали всей правды об этом таинственном предмете, а потому пребывали в недоумении. Тем временем, сам Тео продолжил говорить с серьезным выражением на лице:

– Забытый король, Нуада Аргетлам.

Правитель Туаты Де Дананн, обладающий непобедимым мечом, который стал его левой рукой. Он был богом победы, позволившим богам одержать верх в величайших сражениях.

– Круг готов. А теперь мне нужно вызвать божественную сущность.

Бог, снисходящий на землю, чтобы уничтожить зло…

Тяжело было придумать для этой ситуации что-нибудь более подходящее!

Теодор в последний раз кивнул самому себе, и с его уст начали срываться слова активации заклинания.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава