X
X
Глава - 294: Возрождение мифов (часть 2)
Предыдущая глава
Следующая глава

Серебряный свет вперемешку с красным продолжал разрывать небеса.

Фу-ду-ду-ду!

Для божественной сущности, движения которой в несколько раз превышали скорость звука, физическая динамика и законы инерции были не более чем бессмысленными терминами. Нуада свободно ускорялся и останавливался, смещаясь сверху вниз, слева направо, и в любых других направлениях.

Даже дракон получил бы шок от такого ускорения, однако для Нуады это было вполне приемлемо.

– Кхм, а ты хорошо бегаешь для того, чьё тело состоит из человеческой плоти.

Странно было то, что Инвидия успевала идти нога в ногу с Нуадой.

– Поддержка, Ускорение, Освобождение, Преломление… И ещё три способности. У тебя и вправду хватает трюков.

Нуада оценил ту степень ускорения, которую удалось получить путем объединения семи способностей ауры. В противном случае он не смог бы бегать от бога, не связанного законами физики.

– Да чтоб тебя! Как долго ты будешь гоняться за мной?

Менее чем за минуту Инвидия поднялась в стратосферу и, наконец, взмахнула своим мечом.

Способность видения будущего подсказывала ей, что Нуада не сможет избежать этой атаки.

И вот, невероятное количество ауры исказило окружающее пространство и разорвало облака.

Меч, разрушающий небеса. Так называлась техника человека, которого уважали все без исключения мечники Андраса. Она была символом основателя Империи, Кесейна Фернадо, канувшая в небытие несколько столетий тому назад. Это была трансцендентная атака, которая разрывала само небо! По предположению Инвидии, которой довелось повидать достаточно много грандмастеров, эту мощь не смог бы побороть даже бог.

– Что ж, а это неплохо.

Словно кровь, стекающая с разорванного неба, кровавая вспышка ауры обрушилась на древнего короля. Данная атака не предоставляла возможности ни уклониться, ни заблокировать её; это была конечная техника того, кто сумел заглянуть за пределы самой вершины фехтования.

Меч, разрушающий небеса, не мог превзойти силу трансцендентности, но огромная мощь Инвидии восполнила данный недостаток. Если бы эта атака дошла до земли, она прошила бы и мантию, и внешнюю оболочку ядра. Таким образом, Нуаде пришлось поднять часть своей сохраненной силы.

Клайм Солайс ярко засиял. Он начал вбирать в себя ману, свет и тепло. Этот меч был сокровищем, светом во тьме, приносящим победу. Он был символом короля богов, увековечившим его имя и не раз приводящим его к победе.

В тот момент, когда Нуада взмахнул своим блестящим мечом, произошел золотисто-желтый взрыв, напоминающий собой гигантскую солнечную вспышку.

Бу-ду-дух!

А затем во все стороны полился золотой свет. И эта волна священного света уничтожила зловещую кроваво-красную ауру. Сияющие частицы окутали каждую молекулу красной энергии, полностью поглотив её.

Это была не просто другая сила. Сама степень завершенности была иной. Поскольку Нуада был и богом, и воином, его меч смог уничтожить конечную технику Кесейна.

– Хм-м?

Возможно потому, что Нуаде не хватало сил, но после того, как золотой свет прорвался сквозь небо, он потерял свою остроту и превратился всего лишь в ударную волну.

Впрочем, этот золотой свет был не клинком, а щитом.

Золотистая масса врезалась в Инвидию и отбросила её обратно в горы, словно гальку, по которой ударили гигантским молотом. Император пролетел несколько километров, а затем ушел глубоко под землю, проломив несколько слоев горных пород.

Для паразитического гримуара тело его хозяина было единственным и незаменимым. Инвидии потребовалось несколько секунд, чтобы оправиться от полученного удара и выбраться на поверхность.

– Пора заканчивать.

Нуада воззвал к свету, и свет ему ответил.

Бу-ду-дух! Ду-дух! Дух!

Тот участок земли, где находилась Инвидия, тут же покрылся густым солнечным светом, который содержал в себе больше разрушительной силы, чем великая магия 7-го Круга.

Для Нуады, который был богом света, это было не сложнее, чем щелчок пальцами.

И вот, одна сторона горы рухнула, и одна из горных вершин попросту исчезла. Земля растаяла, превратившись в озеро лавы.

Даже красные драконы, которые были практически полностью устойчивы к огню, не смогли бы этого вынести.

Дрожь земли и жар были настолько ощутимыми, что их почувствовал даже Теодор, который на данный момент находился в десятках километров оттуда!

Словно от извержения вулкана в воздух поднялось облако пепла, а глаза Нуады внезапно округлились. Он был убежден в смерти своего противника, а потому результат его атаки оказался крайне неожиданным.

– Хох…

С той стороны горы, на которую пришелся удар короля богов, виднелся полупрозрачный щит. И несмотря на весь этот натиск, он даже не потрескался. Нечто подобное находилось далеко не на том уровне защиты, который был доступен способностям Инвидии.

А что ещё более примечательно – за щитом виднелось женское лицо, вместо волос у которой были змеи. Впрочем, спустя несколько секунд оно медленно растворилось в воздухе.

Нуада сразу понял, что это такое.

– Эгида, щит Афины Паллады.

Это было божественное оружие, обратившее вспять силу легендарного монстра, Горгоны. Это был щит, который ошеломлял всех противников, которые дерзали выступить против него, а также отражал большинство атак. Нет, в этом всём было нечто странное.

– Захватчик, ты ведь не являешься его законным владельцем, а потому можешь использовать Эгиду всего один раз. Неужели ты изначально планировал использовать божественный артефакт как одноразовый предмет?

– … Король богов Нуада… Теперь я понял, как тебя призвали, – не отвечая на вопрос, произнесла Инвидия, – Этот бесполезный недоносок, Фермут, взял из моего хранилища именно Клайм Солайс. Твой призыватель выкрал его и использовал, чтобы открыть тебе дверь в материальный мир.

– Что?

– Правда, весело? Если бы меня это не касалось, я бы долго смеялся. Но теперь я чувствую лишь гнев.

Инвидия больше ничего не хотела говорить, с трудом сдерживая своё негодование. Причиной её проблем оказался не кто иной, как её собственный отпрыск – Фермут. Артефакт, найденный Инвидией, был использован для того, чтобы вызвать её злейшего врага, и теперь ей приходилось тратить другие предметы, которые были в огромном дефиците. Естественно, всё это ввергало Инвидию в неописуемую ярость.

– … Что ж, я отодвину свои собственные интересы на второй план.

Её гнев достиг точки кипения, и Инвидия спокойно пошла вперед. А затем она откуда-то вытащила ещё один меч.

– Что…?

Лицо Нуады напряглось.

Прямой стальной клинок, покрытый голубоватым свечением…

Гру-ру-ру-ру!

… Каждое мгновенье из которого извергались страшные молнии. Абсурдная сила, в прошлом ставшая причиной уничтожения несколько горных вершин…

– Каладболг! – не удержавшись, воскликнул Нуада.

Это был меч Фергуса, сына Ройга, почетного героя Элина!

Однако Нуада покрыл свой меч божественной силой и заблокировал все летящие в него молнии.

Пусть способности ауры у Инвидии и были несколько грубоватыми, но она обладала боевым божественным снаряжением, с помощью которого можно было убить даже бога. Инвидия не была законным владельцем данного обмундирования, а потому оно рассыпалось в прах всего лишь после одного использования. Тем не менее, даже этого было вполне достаточно, чтобы представлять определенную угрозу.

Именно по этой причине Империя Андрас так упорно изучала руины Эпохи Мифов с самого момента своего основания. Реликвии, которые Инвидия монополизировала на протяжении пяти веков, наконец, были пущены в дело.

– Вперёд, Дайнслейф.

Следующим на очереди был проклятый клинок, который становился сильнее всякий раз, когда пропитывался кровью. Меч был сломан в тот момент, когда на Нуаду обрушилось сразу три мощнейших проклятия: "Воздаяние", "Возмездие" и "Уничтожение".

– Снизойди с вершин, Мораллтач!

Каждый взмах этого клинка сопровождался ударной волной. На этот раз Нуада получил удар от своего собственного клинка.

Последствия от схватки двух сверх-существ были настолько интенсивными, что земля провалилась вниз сразу на сотню метров.

Это и вправду была мощь родом из Эпохи Мифов. Если бы Нуада не использовал Клайм Солайс, то любой другой клинок уже давно сломался бы.

Бу-ду-дух!

Клинок Нуады был на один шаг впереди и разрушил меч, обнаженный Инвидией. Если бы гримуар был законным владельцем этих артефактов, всё могло сложиться иначе, но клинок решил погибнуть от меча короля богов, нежели отдавать свою силу этому "коллекционеру".

Четыре меча были сломаны один за другим, а затем свет Клайма Солайса пронзил тело Инвидии. Нет, точнее сказать, что это выглядело так, словно он его пронзил.

Фу-ту-ту-тух!

Части сломанной брони исчезли без единого следа. Этот чистый белый блеск… Им могли похвастаться лишь Доспехи Витеджа. Нуада слишком поздно заметил, что Инвидия была облачена именно в них. Однако даже такая броня могла лишь только выиграть немного времени.

Едва живая Инвидия вытащила ещё один клинок, но мало какой меч мог сравниться с Клаймом Солайсом. Императору Андраса сильно везло, если он мог полностью заблокировать одну атаку. Бывали даже случаи, когда ему приходилось использовать сразу два меча.

– Украденная сила, украденные техники, а теперь ещё и украденное оружие, – усмехнулся Нуада, в то время как перед ним появилась новая волна света.

– Кху, попробуй-ка остановить вот это… – процедила Инвидия, метнув в сторону божества сразу несколько мечей.

Тем не менее, 4 лезвия были поражены лучами света и исчезли так же бесследно, как и остальные.

Увеличение количества оружия не могло преодолеть два главных качества Нуады: инстинкты урожденного воина и проницательность опытного стратега.

– И что будет следующим? Алмаце? Или Бигаллтах? Балисарда и Морглай тоже будут весьма кстати. Возможно, ты сделаешь на несколько вдохов больше, если у тебя есть Тюрфинг. Лучше вытаскивай их сразу, и тогда твои мучения не продлятся так долго.

– Всё ещё издеваешься…!

– Ха-ха, ты не заслуживаешь даже моих издевательств. Захватчик, твоя низкая натура – вот что держит тебя за лодыжки.

А затем время пришло.

Нуада Аргетлам поднял свой меч. Теодор предоставил ему нестандартную жертву, однако Нуада не мог проявить неограниченную мощь короля богов. Он чувствовал, что его вытолкнет из этого материального мира через 13… 12 секунд?

Но он, бог победы, был уверен, что этого будет достаточно.

– Может быть, у тебя закончилось оружие? Если это так, то ты, считай, мертвец.

Клайм Солайс вспыхнул ярким светом, а затем серебряный меч попросту сгорел. Сияние, оставшееся после него, по своей плотности близилось к сверхновой звезде. Оно было похоже на дыхание древнего дракона или даже на нечто большее.

Когда-то Хайд использовал подобную технику, чтобы уничтожить чернокнижников, но это явление было более чем в тысячу раз мощнее. Оно было далеко не на пике своей силы, но этого было вполне достаточно, чтобы полностью уничтожить Инвидию.

Клайм Солайс трансформировался в псевдо-солнце. Именно солнце, усеивающее землю такими же золотистыми лучами, и было истинным символом Нуады Аргетлама. Это был высший свет, который обогревал своих союзников и безжалостно испепелял врагов!

– Уничтожь нашего врага, Клайм Солайс!

И вот, повинуясь воле короля богов, псевдо-солнце упало на голову Инвидии. Ни одна способность ауры не смогла бы противостоять этому ни секунды. Любой щит был бы уничтожен. Никакая броня не защитила бы от этого солнца.

Единственным врагом, который выжил после этого удара, было само зло – Кром Круш.

А затем весь мир залил величественный и божественный свет солнца.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава