X
X
Глава - 296: Возрождение мифов (часть 4)
Предыдущая глава
Следующая глава

– Ву-хи-хи-хи-хи! За Повелителя!

Как только приказ был отдан, красный рыцарь, Элохим, двинулся вперёд. Его острые клыки и крылья, точь в точь как у летучей мыши, отчетливо показывали, что он является вампиром – представителем расы, которая не могла использовать даже половину своей силы под светом солнца. Однако теперь всё было совершенно иначе, ведь все окрестности заполонил туман Эребоса.

Элохим двигался быстрее звука, не оставляя при этом никаких следов, и тело Инвидии тут же окутала кровавая дымка.

Бу-дух!

А затем раздался глухой взрыв, и Элохима отбросило назад. Его руки были сломаны во всех суставах, однако регенеративные способности, основанные на всей той крови, которую он скапливал на протяжении веков, ставили его практически в один ряд с бессмертными существами. Лорд-вампир действовал, ничуть не заботясь о своем теле. Учитывая это, даже Инвидия не могла быть небрежной.

– Чёртова Глаттони! Ты хочешь разобраться со мной, используя силу этого низкосортного колдуна?

Тем не менее, ответил ей вовсе не человеческий голос.

– Фий-а-а-а-а-а-а-а-а!

Это был крик белого рыцаря, Гипатии! Страшная ментальная волна заполнила всю область, не разбирая цели на друзей и врагов. Тем не менее, души нежити уже давно полу-разрушились, а потому существенный удар получила только Инвидия. Звук ударил точно по её нервной системе. Психическое состояние Инвидии было близко к несокрушимому, но её вместилищем было всего лишь человеческое тело.

– Смерть… Следует … За тобой…!

Проклятие 8-го Круга в исполнении архилича моментально окутало тело Инвидии. Почувствовав, как его суставы начинают быстро тяжелеть, а глаза – кровоточить, Инвидия воззвала к своей силе.

В битве против короля богов она потратила практически всю свою энергию, но у неё всё ещё осталось достаточно техник мастеров меча прошлого. Кровавая аура Инвидии вспыхнула, и проклятие было попросту разорвано на части.

– Хорошо, раз ты так хочешь, то давай поиграем! Ты, жалкий падальщик, я заставлю тебя пожалеть о том, что встал у меня на пути!

Аура Инвидии взлетела в самое небо.

Четыре всадника на мгновение застыли. Каждый из них представлял собой настоящего монстра с выдающимся боевым опытом, но их противником был гримуар, существовавший задолго до их появления. Даже четыре всадника были не в силах победить его.

– Не смеши меня, – произнес Джерем, при этом ничуть не улыбаясь, – Ты даже не осознаешь ошибок, совершенных тобою в страхе не достичь своей цели. Разве ты не просто клоун?

– Что?

– Я преподам тебе урок. Да, я научу тебя ценой твоей же жизни.

Всадники приняли волю своего Повелителя и вновь подняли свою магическую силу. Инвидия тоже заняла боевую стойку, а по лезвию её клинка потекла могущественная аура.

Четыре рыцаря, включая бледного всадника, ринулись в атаку.

Ведьма закричала, лорд-вампир использовал свою кровь, а архилич накладывал проклятия так часто, как только предоставлялась такая возможность. Аура смерти, исходящая от рук и ног бледного рыцаря, также несла в себе ужасающие последствия.

Это был второй раунд между Четырьмя Всадниками Апокалипсиса и Инвидией.

– Думаю, несколько минут без моей помощи они продержатся.

После того, как его всадники вступили в схватку с Инвидией, Джерем перевел взгляд на Веронику, обессиленно лежавшую у его ног.

– Гибрид красного дракона… Интересно.

Сила эликсира и её собственная воля всё ещё поддерживали в ней жизнь. Обычный человек уже давно умер бы от болевого шока.

– Посмотрим-ка… Хр-м-м, это немного раздражает.

Чёрная магия, включая некромантию, представляла собой искусство, которое имело дело со смертью. Вот почему у колдунов была высокая чувствительность к "душам". Такой опытный маг 9-го Круга, как Джерем, мгновенно всё увидел. Тело Теодора обладало лишь восемью кругами, однако Умбры было достаточно, чтобы восполнить этот недостаток.

По мнению Джерема, раны Вероники не могли быть излечены магией 8-го Круга.

– Ц-ц-ц, я должен сначала исправить вот это.

На правой руке Теодора появилось свечение Умбры, и тело Вероники пронзила цельная зеленая магическая сила.

Волшебник 8-го Круга не мог использовать магию, которая затрагивала непосредственно саму душу. Однако глубокое понимание Джеремом основ магии и способность Умбры перевели это явление из статуса "невозможного" в "возможное".

Астральная магическая сила превратилась в иглу, и Джерем, пусть и грубо, но всё-таки сшил душу Вероники. А затем он перевел взгляд на ещё одного компаньона Теодора, Рэндольфа.

– Так… Раны серьезные, но всё должно быть хорошо. Его собственного восстановления будет вполне достаточно.

Всё было так, как он и сказал.

Пока рана была не смертельной, тело мастера меча быстро оправлялось всего лишь благодаря течению времени и хорошему питанию. У Рэндольфа было несколько сломанных ребер и повреждены легкие, но всё это должно было самоизлечиться всего за несколько дней спокойствия и отдыха. Его травмы даже рядом не стояли с Вероникой, чья душа была разорвана на части.

Чтобы ненароком с ней ничего не случилось, Джерем переместил Веронику в относительно безопасное место, а затем посмотрел на поле битвы, которое становилось всё более невыгодным. Его четыре всадника старались, как могли, но с каждым обменом ударами были вынуждены отступать. Инвидия явно не собиралась сражаться в пол силы.

– Это и вправду один из Семи Грехов, даже несмотря на то, что не является комбатантом.

Инвидия уже потратила большую часть своей силы в бою против Нуады. Если бы не этот факт, Джерем оказался бы в крайне невыгодном положении. Вот почему Джерему нужно было убить её прямо здесь и сейчас.

На лице Теодора, подконтрольном чернокнижнику, появилась злобная улыбка. Тяжело было противостоять Инвидии при помощи тела, которое находилось всего лишь на 8-ом Круге и не обладало достаточной силой.

Поэтому ему нужно было заручиться дополнительной поддержкой.

– Ответьте мне, столпы подземного мира!

Прошло уже несколько столетий с тех пор, как законный владелец открывал эту дверь. И вот, то, что находилось у самой задней части материального мира, откликнулось.

Названное в честь мифического царства, Тартара, это было пространство, где Джерем прятал созданные им творения: костяного дракона, воспроизведенного из останков чёрного; рыцаря смерти, возрожденного из тела грандмастера; демоническую химеру, полученную путём слияния человеческого и демонического тел; и гидру, легендарное существо той эпохи.

Если бы он выпустил хотя бы одного из них, это стало бы катастрофой континентального масштаба. В Эпоху Мифов, когда в мире одновременно сосуществовало около ста грандмастеров, они не представляли особой угрозы. Но сейчас его нежить стала бы непобедимой.

Эти монстры были настолько сильны, что потребовалось бы как минимум несколько магов 8-го Круга, чтобы удержать их под контролем.

– Повелитель упырей и вождь огров. Этих двух должно быть достаточно.

Нежить мгновенно ответила на призыв Джерема и поднялась из бездны.

– ■■■■■■■!!

– -------------!!

Одним из них был огр с четырьмя рогами, магмоподобными глазными яблоками, тёмной кожей и булавой в руках, в то время как вторым был огромный упырь. Каждый из них был настоящим воплощением катастрофы, сродни взрослому дракону.

Задать им цель для Джерема было сопоставимо с назначением объекта смертной казни.

– Вперёд.

Два монстра, способные перевернуть баланс с ног на голову, бросились в сторону Инвидии.

* * *

Это была потрясающая битва. Прошло совсем немного времени, но количества энергии, выплеснутой обеими сторонами, было достаточно, чтобы несколько раз уничтожить целое королевство.

С одной стороны был печально известный гримуар из Эпохи Мифов, в то время как с другой находился чернокнижник, которому некогда почти удалось превратить весь континент в живой ад.

Кто бы из них не победил, это привело бы к настоящей катастрофе.

В итоге победитель всё-таки был выявлен.

– На колени. Цирк закончился, а потому клоун не имеет права поднимать своей головы перед Повелителем.

Как только Джерем это произнёс, красный рыцарь тут же двинул руками.

Фу-тух!

Лицо Инвидии было вдавлено в грязь. Она пыталась сопротивляться, но её конечности были отрублены, а запасы ауры – истощены, что сделало Инвидию совершенно беспомощной.

Разумеется, ущерб, нанесенный нежити Джерема, был попросту огромен.

Красный рыцарь потерял около 80% крови, которую собирал на протяжении многих веков, в то время как белый рыцарь и черный рыцарь не могли даже двигаться, отчаянно нуждаясь в восстановлении. Повелитель упырей и вождь огров исполнили своё предназначение, а потому были отозваны в Тартар.

Если бы у Инвидии были её божественные артефакты, то Джерем никогда бы не выиграл этот бой.

– Что ж, не могу назвать тебя трусом, поскольку я и сам использовал постороннюю силу. Так или иначе, настало время положить конец одному из гримуаров Семи Грехов, который создал нечто настолько бесполезное.

– … Подожди.

– Хм?

Джерему стало любопытно, что хотела сказать Инвидия, и он кивнул красному рыцарю. Элохим убрал ногу с её затылка, и Инвидия, подняв голову, произнесла:

– Скажи мне. Ты сказал, что я допустил ошибку, и что ты преподашь мне урок ценой моей собственной жизни.

– Ах, вот оно что, – кивнул Джерем, – Это уже неважно, клоун. Ты с самого начала выбрал неправильный путь.

– Что это значит?

– Как подсказывает мне моя интуиция, ты пытался заполучить как можно больше способностей ауры, собирая их вместе, словно паззл, верно? Ты думал, что достигнешь трансцендентности, заполнив недостающие места.

От этих слов тело Инвидии вздрогнуло. Нет, она не разгневалась. Скорее, она почувствовала страх и зависть от того, что Джерем заметил всё это чуть ли не с первого взгляда.

А затем Джерем продолжил говорить, не обращая ни малейшего внимания на чувства Инвидии:

– Так вот, твоя идея была неправильной, идиот. Трансцендентность не похожа на паззл. Это нечто принципиально иное. Точно так же, как сплошная поверхность не может стать трехмерной поверхностью, тысячи лет твоих усилий были бесполезны.

Чтобы смертный смог встать на путь трансцендентности, ему нужно было прорваться сквозь её поверхность и пересечь стену. А чтобы пересечь эту стену при помощи силы смертного существа, он должен был сосредоточиться на одной точке. "Паззл" Инвидии был прямо противоположным ответом.

Совершенство и трансцендентность не имели между собой ничего общего.

Все трансцендентные существа рано или поздно пришли к этому факту, но Инвидия об этом ещё ничего не знала. У неё было бесконечное время и ресурсы, но она слишком увлеклась своими убеждениями, совершенно не слушая других. Она хотела собрать в себе как можно больше талантов. Наверное, именно поэтому этот грех получил имя "Инвидия".

Столкнувшись с этой неожиданной правдой, Инвидия застыла на месте. Тем временем, повелитель конца тихо добавил:

– Теперь настало время заплатить цену.

Джерем положил руку на голову Инвидии и "приказал":

– Смерть.

Это была не магия. Это было нечто куда более близкое к самому источнику энергии… Сила, которая покинула мир смертных и примкнула к царству богов. Один из великих волшебников Эпохи Мифов окрестил это "Приказом".

Это было выражение собственной воли; сила, которая заставляла следовать воле сам мир. Ближе всего по своей сути к ней были Слова Дракона. Приказ мог вызвать стихийное бедствие всего одним словом. Многие маги исследовали его, но ни один из них так в этом и не преуспел.

Однако…

– Я… Я исчезаю…? – пробормотала изумленная Инвидия.

Именно тогда Джерем понял, что его Приказ увенчался успехом.

– Не может быть! Это какой-то вздор! Ты ведь не Лень, и не Гнев! Даже если у тебя есть Глаттони, для какого-то чернокнижника…!

Паразитический гримуар, Инвидия, мог найти другое тело, если погибало предыдущее. Вот почему до самой смерти он оставался спокоен.

Однако, что, если исчезнет сам гримуар?

Таким образом, пока Инвидия лихорадочно искала пути выхода из сложившейся ситуации, Джерем снова использовал свою силу.

– Смертельный Приговор… Нет, Смертельное Слово Силы будет лучше.

Это заклинание Джерем не мог использовать даже в самом расцвете своих сил. Однако сейчас он мог его воспроизвести, используя знания о Словах Дракона, полученные из крови морского дракона.

"Смерть" представляла собой явление, с которым больше всего взаимодействовали именно чернокнижники. И, к сожалению для Инвидии, она стала подопытным образцом для испытания данного "Приказа".

– Н-нет! Я не могу так исчезнуть! Я учту свою ошибку и в следующий раз…

Инвидия извивалась до самого конца, после чего, в конце концов, затихла.

Таким был конец Инвидии – одного из Семи Грехов. Разумеется, информация о произошедшем будет передана реальному телу Инвидии, которое находилось вне этого измерения, но для возвращения гримуара потребуется не менее 10,000 лет.

Джерем был убежден, что никогда больше с ней не увидится.

– Ку-ху-ху.

Бурлящая внутри него радость, которую невозможно было сдержать, наконец-то выплеснулась наружу.

– Ку-ха-ха-ха! Прекрасно! Это просто великолепно! Божественность, кровь дракона, Умбра! И моя душа! Если я использую это тело, то смогу стать богом даже без помощи великого демона!

Кто не захочет такое тело, наделенное столь огромным количеством приятных бонусов? Нет, дело было не только в этом. Джерем быстро вспомнил о том, о чём он на время позабыл.

Любой волшебник, осведомленный о силе Семи Грехов, мечтал стать пользователем гримуара, Глаттони.

– Я хочу поговорить с тобой, Глаттони, – возбужденно проговорил Джерем, чувствуя в своей левой руке поистине бездонное присутствие.

И вот, через несколько секунд внутри его головы раздался мрачный голос:

– … Ты знаешь меня?

– Конечно. Любой волшебник хотел бы быть с тобой. То же самое касается и меня, Джерема. Я хочу быть признан твоим Пользователем.

Это был гримуар с бесконечной мудростью, а потому Джерем смотрел на свою левую ладонь с нескрываемой жадностью.

Речь шла не только о знаниях из Эпохи Мифов. По слухам, этот гримуар содержал даже волшебство других миров. Раньше Джерем относился к этому лишь как к вымыслу. Однако, получив воспоминания Теодора, он практически полностью убедился в том, что это истинная правда.

Этот гримуар содержал правду, которую жаждал знать каждый маг!

Тем не менее, получив предложение, Глаттони ничего не ответила, а потому порядком нервничающий Джерем продолжил упорно добиваться своего:

– Глаттони, мне сказали, что твоя цель состоит в том, чтобы достичь 10-го Круга в магии. Это правда?

– Правда.

– Тогда разве я не самый подходящий кандидат?

Джерем назвал себя "самым подходящим", после чего стал приводить аргументы, почему именно он должен быть следующим Пользователем Глаттони:

– Ребенок, который предоставил тебе это тело, не может сравниться со мной, уже достигнувшим 9-го Круга. К тому же у меня нет излишнего чувства справедливости, которое сдерживает большинство магов.

– Хр-м-м.

– Я другой. Я изучаю магию по своим собственным причинам и хочу достичь того же пункта назначения, что и ты. Я достигну окончательной формы, даже если мне придется воспользоваться всей жизнью в этом мире. Разве в этой эпохе есть кто-нибудь более квалифицированный, чем я?

Джерем был полностью уверен в том, что Глаттони не откажется от предложения и выберет его.

И это было естественно.

В текущей эпохе было всего два волшебника 8-го Круга, из которых теперь остался лишь один. Причем, если бы Джерем не приложил определенные усилия, этого оставшегося волшебника уже постигла бы судьба первого. Гримуар не стал бы выбирать такого человека в качестве своего пользователя, а потому у Джерема не было причин беспокоиться об этом.

Неудивительно, что Глаттони ответила весьма ожидаемо:

– Конечно. Твоё предложение разумно и рационально.

– Все маги должны стремиться к рациональности.

– Это верно. Мой Пользователь был совершенно незрелым и обладал слишком большим количеством этой удушающей морали. По сравнению с ним, ты – прекрасный маг.

Слушая это, Джерем пребывал в неподдельном восторге.

… До тех пор, пока не прозвучали следующие слова Глаттони.

– Но я отказываюсь.

– … Что ты только что сказала?

– Я не приму тебя как своего Пользователя.

– Почему? Чего мне не хватает? Или тебе так понравился предыдущий Пользователь?

– Не верно.

Пока Джерем думал, что это просто смешно, Глаттони всё-таки решила раскрыть свои мысли:

– Мне не нравится Теодор Миллер. И дело не в том, что тебе чего-то не хватает. Я просто не намерен терпеть эту ситуацию.

– Что за чушь…

– А теперь я верну своего Пользователя, – коротко подвела черту Глаттони, после чего приказала своей системе расплавить артефакт, хранящийся в его Инвентаре. Это был Королевский Флагшток, который Теодор получил в награду от королевской семьи за участие в гражданской войне Королевства Солдун.

Тогда Теодор не мог поглотить его.

Но сейчас…

Вы поглотили "Трезубец Посейдона".

Божественный артефакт находится не в идеальном состоянии.

Вы получили божественную силу воды (значение – маленькое).

Отныне потоки воды будут двигаться в направлении, благоприятном для пользователя. По мере увеличения Вашего мастерства, Вы сможете изменять направление и скорость течений, в том числе океанских.

Вне зависимости от уровня близости, Вы сможете заключать контракты с элементалями воды.

Ваше понимание течений значительно увеличилось.

Вы сможете ощущать течение этого мира при помощи одних своих чувств.

 

 

От этих внезапных сообщений выражение лица Джерема кардинально изменилось.

Что происходило?

Он не знал, какая связь существует между поглощением этого божественного артефакта и возвратом бывшего пользователя. А если даже маг 9-го Круга ничего не понимал, то найти ответ было попросту невозможно.

В конце концов, Джерем бросил все свои попытки связать причину со следствием и закричал:

– Что ты делаешь? Это тело уже моё! Оно принадлежит мне, Джерему!

– Тебе этого не нужно знать, – ледяным тоном ответила Глаттони, после чего добавила, обращаясь к кому-то ещё, – Начинаем.

И тот, кто всё это время тайно скрывался, тут же энергично ответил:

 – Хонь!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава