X
X
Глава - 311: Король демонов Настронда (часть 1)
Предыдущая глава
Следующая глава

Прежде, чем Теодор успел почувствовать хоть какое-то удовлетворение от разрушения Дворца Плутона, выражение его лица застыло. И причиной тому было слово, само произнесение которого находилось под строжайшим табу.

 

Злой дракон, Нидхёгг… (1)!

 

Сообщение, появившееся после поглощения Глаттони Кровавого камня Нидхёгга, было по-настоящему жутким. Нидхёгг был королём демонов Настронда, внешнего измерения, прилегающего к данному материальному миру.

 

Давным-давно Теодор прочитал в библиотеке один, связанный с ним, манускрипт.

 

В обители, что солнца не видала,

 

На берегу из трупов и костей,

 

Где с крыши яд сочится непрестанно,

 

А у дверей не счесть ехидных змей.

 

Собрались в ней лжецы, изменники, убийцы:

 

Нидхёгг вот-вот пожрёт их грешные тела.

 

Останки станут пищей кровопийцы,

 

Страдания – их вечная судьба.

 

То, что описывалось в той рукописи, было попросту ужасно. Настронд был сущим адом, который не позволял войти в него всякому живому и обрекал грешников на вечные муки.

 

Однако, по сравнению с Настрондом, ад был слишком мягок.

 

Понятие "ада" брало корни в буддийской философии, где для грешников было уготовано определенное наказание, после которого они получали просветление и перерождались. В какой-то мере ад тоже предполагал боль и страдания, однако это было место, предназначенное для реабилитации грешных душ, что в какой-то степени было даже правильно.

 

– Однако грешники, попавшие в Настронд, навсегда оказываются пленниками бездны, обреченными на вечные муки…

 

Теодор знал, что временами в современном мире добро и зло становятся неразличимыми, но он мог с точностью сказать, что Настронд – это измерение, основанное исключительно на зле, а Нидхёгг является настоящий квинтэссенцией злобы и ненависти.

 

Ему было тяжело даже представить, чтобы кто-то из людей, пусть и чернокнижник, рискнул заключить контракт с таким существом, как Нидхёгг.

 

– Что ж, все недостающие части головоломки наконец-то собрались воедино.

 

В отличие от Теодора, Глаттони, судя по всему, была только рада раскрывшемуся факту.

 

– Способности чернокнижника, Джерема, были высокими, но не настолько, чтобы написать гримуар и восстановить свою душу. Я догадывалась, что кто-то его поддерживает.

 

– Значит, Нидхёгг – союзник Джерема?

 

– Скорее, не союзник, а покровитель. Таких трансцендентных существ, как Нидхёгг, мало заботят смертные из других измерений, однако они любят их пожирать.

 

– Пожирать? – переспросил Тео, на что Глаттони весело ответила:

 

– Истинная природа Нидхёгга связана с некрофилией.

 

– … Что?!

 

Несмотря на все ужасы, описывающиеся в библиотечных книгах, подтверждение этого факта оказалось куда страшнее, чем можно было себе представить.

 

– Конечно, это желание ограничено его аппетитом, однако ему нравится собирать и поедать мёртвые тела. Вот почему ещё с незапамятных времен его имя часто ассоциируется с жестокими тиранами, работорговцами и некромантами, – словно в шутку добавила Глаттони.

 

Демон, отвергающий жизнь… Среди всех прочих трансцендентных существ Нидхёгг пребывал на самом пике и не нуждался ни в еде, ни в чём-либо другом. Однако этому демону приносило явное удовольствие пожирание человеческих тел. Он делал это только потому, что хотел этого. Нидхёггу нравились трупы; они были для него сродни настоящему деликатесу. Он наслаждался вкусом бесполезных человеческих тел, подверженных порокам пьянства и курения.

 

– Значит, оказав Джерему помощь в написании "Поклонения Смерти", он просто хотел съесть как можно больше трупов?

 

– Наверное. Для него хаос и войны этого мира – всего лишь процесс приготовления пищи. Он выбрал чернокнижника, который был достаточно способен, чтобы обеспечить ему наиболее сытное и роскошное пиршество.

 

– Геноцид, цель которого – набить чей-то желудок…

 

Страх исчез, уступив место ярости. За свою жизнь Теодору довелось повидать немало уродства. Предательство, совершенное ради денег; насилие, направленное на удовлетворение похоти… Человеческая история знала множество жадных сердец. И Теодор этого не отрицал. С самого рождения в людях присутствовали желания, но каждый сам решал: давать им волю, или держать их в узде.

 

"Я не хочу в это верить…"

 

Мало того, что всего за одну ночь погибли миллионы людей, даже не зная, что стало тому причиной, так после смерти все они были обречены на страшные муки в месте, которое было хуже ада. В действительно же люди просто попали на обеденный стол Нидхёгга. Это было абсолютное и непростительное зло.

 

– Я должен отправиться в Эльфхейм.

 

Гоняться за Джеремом было уже слишком поздно.

 

Чернокнижник заранее всё спланировал, а потому любые действия Теодора были бы слишком неэффективными. А раз так, единственным оставшимся вариантом было прибытие к месту назначения и дальнейшая защита Мирового Древа. Это был не лучший выбор, но иного у Тео просто не было.

 

– Тео? – внезапно окликнула его Вероника, которая до этого с любопытством рассматривала фреску на внутренних стенах церкви.

 

– А-а?

 

– Мне кажется, нам не стоит надолго задерживаться в этом месте.

 

Теодор посмотрел в направлении, в котором указывала Вероника, и протяжно вздохнул. В сторону церкви, будто гигантский муравьиный рой, стекалась орда нежити.

 

Первоначально низкоуровневая нежить не могла приблизиться к центру магического круга. Однако после того, как Глаттони съела его ядро, всё изменилось.

 

Два мага обменялись взглядами и, активировав магию левитации, начали подниматься вверх, к потолку.

 

Бу-ду-дух!

 

Убрав со своего пути несколько слоёв мрамора, Теодор и Вероника быстро покинули здание. Магический круг исчез, а потому здание больше не могло быть для них препятствием.

 

В последний раз взглянув на рой нежити, Теодор понял, что появилось одно, отсутствующее ранее, отличие.

 

– … Они стали слабее. Вряд ли они исчезнут уже через один-два дня, но спустя месяц вся эта нежить почти наверняка саморазрушится.

 

Причиной тому был сам магический круг. Инфицированная нежить не могла поддерживать свои тела в активном состоянии, не получая снаружи достаточного количества энергии.

 

Чтобы продолжать существовать, нежить должна была либо пожирать других живых существ, либо получать поддержку от источника магической силы.

 

Большинство нежити Лайрона относилось как раз к последнему случаю. Поскольку источник их энергии исчез, мертвецы тут же начали терять свои силы. Большая часть старшей нежити была уничтожена двумя магами, а низкоранговые скелеты и зомби должны были превратиться в труху прежде, чем успели бы пересечь границу с соседним государством.

 

– Для начала нам нужно вернуться в Солдун, – организовав свои мысли, решил Тео.

 

А затем два мага в красных одеждах стремительно покинули божественный королевский дворец, оставив где-то внизу разрушенный город и некогда величественную церковь.

 

Таким был последний день Королевства Лайрон.

 

* * *

 

Столица Солдуна, Арундел.

 

С момента окончания гражданской войны прошло всего около года, однако обстановка внутри страны выглядела отнюдь не послевоенной. Это отчетливо свидетельствовало о том, что власти королевства изо всех сил пытались наладить ситуацию. Проходящие по улицам люди что-то весело обсуждали, а торговцы громко кричали, зазывая к себе клиентов.

 

И сегодня Арундел, который впервые за долгое время испытал экономический подъем, встречал по-настоящему почётных гостей.

 

– Давно не виделись, господин Теодор, – первым поздоровался Эльсид, манеры и речь которого за год приняли по-настоящему королевские черты.

 

Впрочем, даже он не знал, как правильно вести себя с человеком, который внёс наиболее значимый вклад в победу его фракции и который являлся одним из ведущих магов континента.

 

– С тех пор, как мы в последний раз виделись, ты добился ещё больших высот. Это радует. Прошу прощения, что не смог поздравить тебя раньше.

 

– Пустяки, Ваше Величество. Ваших добрых слов вполне достаточно, – приняв похвалу, ответил Теодор, после чего окинул взглядом собравшихся в зале дворян.

 

Это был знак, указывающий на то, что он не хотел говорить в их присутствии. Эльсиду не составило труда понять его, и король без промедлений взмахнул рукой. Он знал, что если Теодор захочет его убить, то никто в этом королевстве его уже не остановит.

 

– Все свободны. Я хочу поговорить с господином Теодором с глазу на глаз.

 

– Н-но Ваше Велич…

 

– Никаких возражений. Или вы готовы взять на себя всю ответственность за возможные последствия? Если да, то можете остаться.

 

Как только было упомянуто слово "ответственность", дворяне тут же изъявили желание незамедлительно покинуть тронный зал. Теодор отправился на аудиенцию без Вероники, а потому после того, как дворяне покинули комнату, в ней остались только Эльсид и Теодор.

 

Обведя взглядом зал, король весело рассмеялся. Поспешившие ретироваться дворяне напоминали ему трусливых кроликов.

 

– Даже не знаю: либо они очень сообразительны, либо напрочь лишены мужества.

 

– Может быть, и то и другое?

 

– Ха-ха-ха! Очень даже может быть!

 

Однако всё это не означало, что внутренние дела Королевство Солдун пребывали в плохом состоянии. Заслуживающие доверия дворяне активно действовали за пределами столицы. Эльсид предпочитал держать поближе к себе тех, кому доверял меньше.

 

В отличие от правителей других королевств, Король Солдуна пребывал в превосходном положении. После падения Герцога Корнуолла и его сторонников, дворяне были практически уничтожены. Те, кто остался, были верны королевской семье, как, например, Маркиз Пирис. По сравнению с прошлым, ситуация изменилась в корне.

 

Какое-то время Эльсид продолжал смеяться, после чего спросил, зачем именно Теодор пришел во дворец.

 

– Насколько я помню, ты не любишь пустые любезности. Итак, предлагаю сразу перейти к делу. Что случилось?

 

– Это длинная история, но я постараюсь максимально сократить её.

 

После этого Теодор начал длинное объяснение, во время которого Эльсид сохранял абсолютное молчание. Волшебник рассказал об уничтожении Королевства Лайрон и о предполагаемой причине произошедшего.

 

На то, чтобы рассказать всю историю, ушло более двух часов. Однако за всё это время Эльсид ни на минуту не потерял своей концентрации. В конце концов, король издал тяжелый вздох и откинулся на спинку своего трона.

 

– Угх…

 

Его сердцу было тяжело слышать такие новости.

 

– Я и не знал, что происходят такие большие дела… Что ж, я последую твоему совету и перемещу войска к северо-западной границе. Значит, нам будет целесообразно поддерживать максимальную защиту рубежей на протяжении одного месяца?

 

– На всякий случай, лучше на протяжении двух. Мои расчеты могут оказаться неверными.

 

Если бы Эльсид отказался последовать рекомендации великого мага, то кому вообще он мог верить? Итак, правитель Королевства Солдун без колебаний согласился с доводами Теодора Миллера. Он должен был реорганизовать свои войска, разместив их неподалеку от границы с Лайроном. А чтобы не вызывать панику – Эльсид мог скрыть истинную цель, сославшись на необходимость проведения учений.

 

После того, как Эльсид пришел к этому решению, Теодор покинул тронный зал. Ситуация была далеко от понятия "стабильной", а потому он не мог согласиться даже на предложение Эльсида вместе поужинать.

 

– Тео, – произнесла ожидавшая снаружи дворца Вероника, ненавязчиво взяв своего спутника под руку, – Почему ты не рассказал ему о Нидхёгге?

 

Мастер Красной Башни находилась на весьма значительно расстоянии от места, где проводилась аудиенция, но её уши всё равно услышали весь произошедший между Теодором и Эльсидом разговор.

 

– Вряд ли они смогут помочь нам, учитывая текущую ситуацию, а даже если смогут, от этого будет мало проку, – спокойно ответил Тео.

 

– Ох, как жёстко.

 

– Я не пытаюсь принизить Королевство Солдун, но… Противник настолько силен, что Солдуну, Остину, Каргасу или даже всей центральной части континента попросту бессмысленно рисковать своими силами.

 

Это была пусть и жёсткая, но правда. Мастер меча Остина, Муджак, не смог бы совладать ни с одним из четырёх всадников. То же самое касалось и Маркиза Ферганы из Солдуна. Про обычных солдат можно было даже не вспоминать; против чернокнижника 9-го Круга они были попросту обречены стать его марионетками.

 

Охотясь на колдунов, не стоило использовать чрезмерное количество людей.

 

"Куда менее обременительным будет элементалист, который сможет поддерживать дистанцию, оставаясь в живых. Неужели те белки, о которых упоминалось в пророчестве, – это эльфы?"

 

Продолжая размышлять, Тео дошел до того места, где его ожидал Рэндольф. Они заранее договорились встретиться здесь, чтобы вместе вернуться в Мелтор. Затем Тео планировал встретиться с эльфами и завербовать людей для защиты Эльфхейма.

 

Задач становилось всё больше, а ситуация с врагом всё ещё оставалась неясной.

 

– Ладно, давайте попробуем, – сжав кулаки, произнёс Теодор, – Если этот проклятый дракон хочет нами покормиться, мы должны устроить ему настоящее несварение желудка!

 

Теодор объявил войну королю демонов Настронда, которого боялись даже трансцендентные существа Эпохи Мифов.

1. Нидхёгг (др.-сканд. Níðhǫggr) — в скандинавской мифологии один из нескольких великих змеев (наряду с Йормунгандом, Фафниром и пр.), дракон, лежащий в колодце Хвергельмир и грызущий один из корней Иггдрасиля. Также он пожирает прелюбодеев, клятвопреступников и подлых убийц.

На вершине ясеня Иггдрасиль сидит орёл, обладающий великой мудростью. Он находится в вечной вражде с Нидхёггом. А белка по имени Рататоск снует вверх и вниз по стволу Иггдрасиля, перенося бранные слова, которыми осыпают друг друга орёл и дракон Нидхёгг.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава