X
X
Глава - 324: В преддверии бури (часть 3)
Предыдущая глава
Следующая глава

Фу-у-у-ух…

 

Те, кто видел эту сцену, позже могли бы охарактеризовать её как… Просто свет.

 

Церковь Лайрона упоминала свет в своих рассказах о создании мира, но этот случай был немного иным.

 

Это был дождь из лучиков света, льющихся на землю прямиком из безоблачного неба.

 

Свет, рождённый от четырех стихий, игнорировал границы между веществами и материями, уничтожая абсолютно всё. И это нанесло по нежити огромный удар.

 

Тела рыцарей возмездия превратились в прах, а полупрозрачные баньши растаяли, словно медузы на солнце.

 

Такова была мощь великой магии, Абраксаса!

 

Теодор понял основную концепцию его действия после достижения 7-го Круга, но чтобы полностью воспроизвести его мощь, ему понадобились все восемь кругов.

 

Противоположные элементы сталкивались друг с другом, и эта сила отталкивания тут же максимизировалась. Это было физически и магически невозможное явление, однако чары Теодора перевели его в сферу «возможного».

 

Ливень света беспощадно разрывал трупы. Это была чистая разрушительная сила, которую после активации не мог контролировать даже сам заклинатель. Кроме того, ужас данного заклинания заключался не только в его разрушительном действии.

 

Это была атакующая магия, которой попросту не существовало в этом мире.

 

Редко какие заклинания не обладали теми или иными атрибутами. Отсутствие атрибута приводило к тому, что цель не могла защититься от него, используя другой атрибут. Тотальное уничтожение, которое выходило за рамки физических свойств, – вот в чём заключалась истинная сила Абраксаса.

 

Если чёрная магия полагалась на правила и законы другого мира, то Абраксас не использовал их вовсе.

 

Ужасный свет истреблял живых мертвецов в мгновение ока. Не исключением была и старшая нежить. Под огнём Абраксаса, который упокоил даже лича, обладающего сосудом жизни, внушительная часть армии нежити попросту растаяла.

 

Эта атака лишила Джерема тридцати процентов его войска.

 

А в следующий момент раздался его собственный жуткий, наполненный мраком, голос:

 

– На этом всё.

 

Над Красным плато поднялась тьма, полностью заблокировав льющиеся сверху лучи света.

 

Джерем больше не мог продолжать нести потери, а потому был вынужден показать себя.

 

Гру-ду-ду-ду!

 

А затем свет и тьма столкнулись друг с другом. Возникшая в результате этого ударная волна уничтожила тысячи живых мертвецов, но это было ничем по сравнению с первоначальным ударом Абраксаса.

 

Для того, чтобы поглотить мощь великой магии, Джерем использовал заклинание из области 9-го Круга, создав тем самым стену несуществующего пространства. Теория Абраксаса не могла быть стандартизирована, но она и не могла преодолеть фундаментальную разницу в мощи.

 

– … Она не должна была этого пропустить…

 

Однако когда Джерем понял, что половина его стены была разрушена, он невольно застонал и был вынужден остановить подготовку контратаки.

 

Даже если текущая форма Джерема была неполной, как маг 8-го Круга сумел развеять половину заклинания, находящегося целой ступенью выше? Для Джерема, который несколько месяцев назад узнал о способностях Теодора Миллера абсолютно всё, эта ситуация была совершенно неожиданной. Красные глаза чернокнижника впились в мага, в то время как на лице самого Тео промелькнула тень улыбки.

 

Ту-ду-ду-ду-ду!

 

А ещё через мгновенье сквозь треснувшую пустоту прорвался сверхзвуковой шторм, нацелившись прямиком в тело Джерема. Возможно, он был не так хорош, как Абраксас, но его эффект был просто поразительным!

 

– Ку-ха-а-а-а-ак!

 

Мантия Джерема превратилась в лохмотья, а самого чернокнижника отбросило назад. Большая часть мощи Абраксаса была потрачена на преодоление вымышленного пространства, так что Теодор попросту не успел бы подготовить ещё один удар.

 

Впрочем, у него и не было такой задачи.

 

"Отлично. Превосходная работая, Титания!"

 

– Ну ещё бы, – уверенным в себе голосом ответила эльфийка.

 

А затем Тео обернулся назад, где располагалась позиция самой Титании, и увидел "это". Тем не менее, речь шла вовсе не о высшем эльфе, а о том, что находилось в нескольких километрах от поля боя. Подняв глаза к небу, Теодор смотрел на существо, для которого он был не больше муравья.

 

Это был великан с рогами в форме короны. Его нагое тело было напрочь лишено одежды. Впрочем, она была ему и не нужна: кожа великана была столь же прочной, как сталь.

 

Словно один из древних титанов, на поле боя взирал древний дух, Герос. В руках он сжимал гигантский лук, вполне соответствующий его текущим размерам.

 

Это был фрагмент Зефира, с которым когда-то заключил контракт сам Мирдаль Херсейм. И, в отличие от Митры, которая ещё не выросла, текущее состояние Героса уже близилось к совершенству. Титания научилась взаимодействовать с ним, поскольку, как и Теодор, она стала преемницей духа.

 

"Недостаток заключается в том, что на это потребляется много сил".

 

Однако, по сравнению с Мирдалем, Титании не хватало своих собственных сил. Герос мог выстрелить из своего громадного лука лишь несколько раз, и причина тому была очевидной. Если бы Герос мог производить такие залпы бесконечно, Эльфхейм бы уже через полдня одержал полную победу.

 

Таким образом, "Ураганный Лук" можно было использовать ещё всего лишь три раза. И, не выпуская этого из своей головы, Теодор отдал приказ начать обстрел всем остальным лучникам. Отряды нежити были разбросаны, а их продвижение остановилось, что предоставило защищающейся стороне хороший шанс.

 

– Огонь! Старайтесь не подпустить к лесу ни одну из этих тварей!

 

– Целиться в голову! Даже если нежить является побочным продуктом магии, она не сможет восстановиться, если уничтожить её ядро.

 

– Для низкоранговой нежити используйте обычные стрелы!

 

Эльфийские лучники, занявшие позиции на земле и ветвях деревьев, оттянули тетивы своих луков. Они обладали превосходным зрением и прекрасной точностью. Нежить, которая попросту топталась на месте, была для них не сложнее тренировочных мишеней.

 

Фьух-фьух-фьух-фьух!

 

Сопровождаемые свистящим звуком, в небо взмыли тысячи стрел. Естественно, большинство мертвецов выдерживало одно попадание. Дуллаханы выживали, прикрываясь щитами, личи – используя чёрную магию, а старшая нежить – благодаря своим особым способностям. Но вот, когда один из дуллаханов уже был готов наброситься на стоявших перед ним эльфов…

 

Фьух-фьух!

 

Несколько золотистых стрел быстро превратили его в сито.

 

"Кажется, мои стрелы работают как надо", – с облегчением вздохнул Тео. Будь то запад или восток, всегда находились средства, хорошо действующие против всего неприродного.

 

Он даже не мог себе представить, какового было бы его разочарование, если бы то, на что он потратил несколько недель своего времени, оказалось совершенно бесполезным. Тео создал около 100,000 стрел, содержащих в себе силу мантры. И это оружие предназначалось для сдерживания старшей нежити.

 

Тем временем ожившие мертвецы начали осознавать опасность. Одна золотистая стрела не могла прервать их существование, но вот десять или двадцать уже становились серьезной угрозой.

 

"Вроде бы, пока что всё идёт хорошо, но… Чего-то явно не хватает…" – подумал Теодор, глядя на поле боя.

 

Количество нежити всё ещё оставалось огромным даже несмотря на то, что он атаковал их Абраксасом. Более того, у Джерема вполне может быть припасено ещё больше мертвецов. Если эта битва станет войной на истощение, у Эльфхейма возникнут проблемы.

 

– Вероника!

 

– А-а?

 

– Я собираюсь использовать кое-что посерьёзнее. У тебя достаточно магической силы?

 

– Я выстрелила только один раз, так что всё хорошо… Теодор, ты уверен? Это твоё предыдущее заклинание ведь потребляет попросту абсурдное количество энергии…

 

Слова Вероники были верны. Один из главных недостатков Абраксаса заключался в том, что он предполагал огромную нагрузку на самого заклинателя.

 

Несмотря на двойное количество магической силы как для волшебника такого же круга, Теодор всё равно тяжело дышал после его использования. Если бы он вздумал использовать его три раза в день, то непременно перегрузил бы свои круги. Другими словами, он просто-напросто рисковал самоуничтожиться прямо перед лицом наступающего врага.

 

Однако цвет лица Теодора оставался таким же румяным, как и прежде.

 

– Всё нормально. Я уже придумал обходной путь.

 

– М-м? Обходной путь? – с сомнением в голосе переспросила Вероника. Тем не менее, она прекрасно понимала, что сейчас не время для объяснений. Итак, два волшебника активировали свою магическую силу, и 16 кругов завращались, заставив задрожать всю окрестную ману.

 

Фру-ду-ду-ду-ду! Гру-ду-ду-ду-ду!

 

С неба раздался громоподобный рёв, от чего нежить поражённо застыла на месте. В частности, наделённые интеллектом личи и другая старшая нежить прекрасно понимали причины возникновения этих звуков. Раздавшийся рёв предшествовал, по крайней мере, пяти заклинаниям 7-го Круга.

 

Они обладали невероятной мощью. Их невозможно было избежать. Итак, поскольку защита и уклонение не рассматривались, нежить решила перехватить удар двух магов своим собственным.

 

Поднявшись повыше в небо и продолжая готовить магическую бомбардировку, Теодор ощутил новый вихрь силы, закручивающийся где-то далеко внизу. Это был предшественник атакующей магии, призванной остановить его собственную. Конечно, вряд ли личи смогли бы нанести ему с Вероникой какой-то существенный вред, однако магическую бомбардировку это вполне могло прервать.

 

– Вы думаете, я позволю вам делать всё, что заблагорассудится?

 

Однако Теодор не собирался доводить ситуацию до крайности.

 

"Элленоя, сейчас!"

 

– Поняла! – тут же раздался ответ Элленои, переданный через нейронную сеть Рататоска.

 

И что же должно было произойти дальше?

 

Ответ пришёл из тыла Эльфхейма.

 

Нечто огромное, пролетев по дуге, упало прямо в гущу скопившейся нежити.

 

– Туман смерти… Пожри плоть… Крх-м-м?

 

Лич, сконцентрировавшийся на чтении заклинания, внезапно заметил нависшую над ним тень. А в следующее мгновенье его тело было раздавлено огромным валуном.

 

Дум-м! Ду-дум-м-м! Дум-м-м!

 

И он был далеко не единственным, кто пострадал. Сотни громадных валунов обрушились на нежить, словно настоящий камнепад. Конечно, этой силы было недостаточно, чтобы уничтожить старшую нежить. Однако главная задача заключалась в том, чтобы помешать личам подготовить перехватывающую магию.

 

– Командир…. Сказал… Бросать… Как можно сильнее!

 

– Камень! Ещё один…!

 

Расположившись немного позади позиций эльфов-лучников, энты метали огромные валуны, используя свои собственные руки.

 

Крупные камни, диаметром превышающие десять метров, были намного разрушительнее, чем снаряды, которые использовались катапультами. Они летели столь же быстро, как стрелы, и обрушивались на свои цели, словно настоящие бомбы. Низкоранговая нежить была раздавлена, в то время как старшей нежити приходилось вместо атаки концентрироваться на глухой защите.

 

Также были задействованы элементали земли, которые ничем не уступали энтам в мастерстве метания камней.

 

Всё это предоставило Теодору и Веронике достаточно времени на то, чтобы завершить подготовку заклинания.

 

Гру-ду-ду! Ру-ду-ду!

 

Материализовавшаяся магическая сила покраснела и превратила всё окружающее пространство в вакуум. Это была магическая бомбардировка двух великих магов, которая была предназначена исключительно для уничтожения!

 

Ощутив приближающуюся смерть, личи невольно захлопнули свои челюсти, в то время как рыцари возмездия и прочая нежить безвольно опустили руки. Какой смысл сопротивляться, если они и так все умрут? Но в следующий момент…

 

– Скучно, – раздался чей-то преисполненный злобой голос. Подобно рёву льва или тигра, он заставлял дрожать всякое живое и неживое существо.

 

Даже Теодор и Вероника застыли, так и не успев довести до конца активацию своего сдвоенного заклинания. Их идеально настроенные магические формулы рассеялись, словно их и не было.

 

– Кхе…!

 

– Н-Нидхёгг? Уже?

 

Сила, которую он мог проявить в этом материальном мире, была ограничена, но повелитель Настронда по-прежнему был равен истинному богу. Теодор не знал, какими рамками Нидхёгг скован сейчас, но это было и не важно. Если бы злой дракон явился в этот мир, обладая своей полной мощью, то Эльфхейм уже был бы полностью уничтожен.

 

И вот, пока Теодор был занят размышлениями, Нидхёгг заявил:

 

– Не разочаруй меня, последователь.

 

В этот момент из-под земли поднялось нечто поистине жуткое. Это была сила, берущая начало в неизвестной бездне; сила, происхождение которой внушало ужас даже магам 8-го Круга.

 

Это была сила смерти и тьмы, перетекающая в материальный мир прямиком из Настронда, – измерения, находящегося во власти Нидхёгга.

 

– Как прикажешь, повелитель.

 

В нескольких сотнях метров от Теодора появились мрачные тени. Это были четыре всадника и Джерем. Чернокнижник уже оправился от урона, вызванного Ураганным Луком, а его разорванная мантия теперь выглядела точно так, как и раньше.

 

– Хм-м-м, они хотят попробовать вызвать нас на дуэль?

 

– … Вероятно.

 

И Теодор вместе с Вероникой выступил против них. С этого момента битва будет происходить не между армиями, а между их лидерами. Битва между сильнейшими фигурами каждой из сторон.

 

Выслушав последний доклад Титании, переданный через Рататоск, два мага ринулись в бой. Как гласила 8-ая заповедь Красной Башни: "Хороший чернокнижник – мёртвый чернокнижник".

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава