X
X
Глава - 326: Ночь, поглотившая солнце (часть 2)
Предыдущая глава
Следующая глава

Бу-дзы-н-н-н-нь!

С душераздирающим звуком меч души, именуемый Калибром Души, одним ударом погасил свет в глазах Гипатии.

Если бы на её месте был кто-то другой из четырёх всадников, Теодор не смог бы одержать над ним столь быструю победу. Калибр Души был куда менее эффективен против вампирского тела, в то время как архиличи обладали своим собственным козырем в виде сосуда жизни. Таким образом, было весьма непросто уничтожить практически бессмертное существо всего одним ударом.

Однако Гипатия была нежитью, сущность которой основывалась вовсе не на материальной плоти. Именно поэтому прямой удар Калибром Души был для неё поистине смертельным.

"Один готов. Осталось ещё два".

После нескольких взмахов мечом проклятия рассеялись, и Теодора вновь окутала его магическая сила.

– Ц-ц-ц, ты очень жестокий молодой человек,– поцокав несуществующим языком, прокомментировал Рейнольдс.

"Я не мог оставить её в живых только потому, что она привлекательная".

– Что ж, тут действительно ничего не поделаешь. Её можно было бы реабилитировать, если бы она всё ещё была жива, но эта дама уже давно умерла.

Пока Теодор и Рейнольдс вели неспешный разговор, Элохим, наконец, понял, что произошло. Пусть у вампира и не было никаких тривиальных мыслей по отношению к белой всаднице, но кого бы не рассердила потеря своей коллеги, с которой они бок о бок провели сотни лет?

Глаза Красного Рыцаря налились кровью, и утративший самообладание вампир с диким рёвом бросился вперёд.

– Ух-хра-а-а-а-а-а-а!

Его внешний вид был всего лишь оболочкой; истинная сущность Элохима представляла собой сплошную массу крови. Он мог трансформироваться во всё, что хотел.

– Не спеши, Красный Рыцарь! – запоздало воскликнул Чёрный Рыцарь, но было уже поздно. Опустив свои конечности на землю, словно дикий зверь, и одновременно с этим расправив свои крылья, будто гигантская летучая мышь, Элохим мчался вперёд со скоростью, намного опережающей скорость звука.

Даже мастеру меча, обладающему молниеносными рефлексами, было бы трудно отреагировать на эту атаку. Его когти были острее первоклассных клинков, а зубы трансформировались в смертельно опасные клыки. Совершенно позабыв о приказе не убивать Теодора, он поставил перед собой одну-единственную цель – разорвать мага на куски.

– Кха?

В многократно ускоренном мире, где даже падающие листья остановили свой полёт, он услышал это:

– Идиот.

Это был чей-то жуткий голос, заставивший Красного Рыцаря на мгновение замереть на месте. А затем он увидел кинжал, нацеленный прямиком на него.

– Ха! Это ты идиот, человек!

Тем не менее, Элохим попросту проигнорировал эту угрозу.

Даже самые мощные артефакты не могли убить старейшего вампира. Да, существовали клинки, способные нанести серьёзный урон даже ему, но ни у одного из них не было достаточной мощи, чтобы упокоить нежить такого ранга. Фактически, Элохим мог выжить, даже потеряв большую часть накопленной крови. Кроме того, его противник был обычным человеком, а не божеством. А люди, которым не посчастливилось встать на пути у старейшего вампира, непременно лишались своей головы.

– Арс Магна.

Расстояние в 10 метров Элохим преодолел в мгновение ока. Но до того, как острые когти разорвали свою цель, Теодор вскинул перед собой клинок, источающий синее свечение. И это было последнее, что увидел Красный Рыцарь, сильнейший из вампиров.

– Превратись в воду! – приказал Теодор.

Одновременно с этим философский камень, инкрустированный в Меч Азота, не выдержал и треснул. После создания фосфорной бури, цена за вмешательство в тело старейшего вампира оказалась для него фатальной. Тем не менее, работоспособность Меча Азота не подлежала никаким сомнениям. В тот момент, когда его лезвие засветилось, Красный Рыцарь превратился в чистую воду!

Чва-а-а-а-ак!

Подобный трюк был бы невозможен в случае с обычным существом, но у старейшего вампира было тело, состоящее исключительно из крови. Источник жизни Элохима просто-напросто растворился, что превратило Красного Рыцаря в груду слизи.

"Так или иначе, я не могу бросать дело на полпути".

Глядя на утратившего свой облик вампира, Теодор произнёс заклинание, которое должно было окончательно упокоить Элохима.

Бу-жу-у-у-у-ух!

Молниевидное копьё врезалось в воду, капельки которой судорожно задрожали, словно до сих пор были живы. Как ни странно, но электричество было куда более эффективно против воды, нежели огонь.

Когда Чёрный Рыцарь шагнул вперёд, вода на земле уже высохла. Таким был конец вампира, сила и скорость которого не уступали сильнейшим из мастеров меча.

– Разве я не говорил? Вам троим не остановить меня, – объявил Теодор, наступив на обугленную землю.

– … Ты… Что ты сделал?

Чёрный Рыцарь был просто-напросто ошеломлён этой непостижимой реальностью. Каждый из них был высшей нежитью, но теперь остался только он один. Возможно, происходящему можно было бы найти какое-то логичное объяснение, будь Теодор трансцендентным существом, но на данный момент он был всего лишь магом 8-го Круга.

– Даже если ты использовал какой-то древний артефакт, количество твоей магической силы слишком странное. Пусть ты и достиг 8-го Круга, но чтобы без перерыва использовать величайшие заклинания и подавить нас…!

– Это всё, что ты хотел сказать?

Теодор, сжимая Калибр Души в правой руке и Трезубец Керауноса в левой, не обращал ни малейшего внимания на замешательство Делоса. Без своих коллег Чёрный Рыцарь больше не представлял для Теодора какой-либо угрозы.

– Твоё время пришло, призрак старой эпохи.

Последующее сражение длилось совсем недолго.

* * *

Фьу-у-у-у-у-у!

Двигаясь по зигзагообразной траектории, Вероника с трудом успевала избегать атак своего противника. Преследующие её чёрные молнии разрывали пустые облака, сжигая кислород во всём окружающем пространстве. Подобный уровень силы выходил за рамки естественных законов материального мира. Эти молнии обладали высочайшей скоростью, а их разрушительные способности превышали мощь даже Адского Пламени, что в свою очередь означало нежелание Вероники проверять на прочность своё тело.

"Тьфу. Этот гад использует магию, о которой я даже не слышала!"

С таким противником она сражалась впервые. Пусть магия Мелтора и развивалась на протяжении многих веков, но у неё был далеко не тот уровень, чтобы совладать с мощью заклинаний Эпохи Мифов. А поскольку Джерем мог свободно использовать подобную магию, это делало его опаснейшим оппонентом даже без восстановленного девятого круга.

Тем временем из-под развивающейся мантии Джерема начали просачиваться чёрные нити нового заклинания.

– Повергните моего врага, воды Кокитоса.

Для колдуна такого уровня не было никакой разницы в том, какой атрибут использовать: молнии, воды или огня. И вот, с абсолютно расслабленным лицом Джерем создал несколько сотен чёрных водянистых стрел.

Кокитос. Так называлась огромная река из другого измерения, которая замораживала любой предмет, к которому прикасались её воды. Но что ещё хуже, заморозка была не физической. Скорее, она останавливала разум и тело цели. Это была чёрная магия, которая неизбежно приводила к поражению цели ещё в тот момент, когда та пыталась хоть как-то от неё защититься.

Фьу-фьу-фьу-фьу!

Водянистые стрелы рванули вперёд. Это был настоящий шквал, которого нельзя было избежать, а потому Вероника изменила свою стратегию с уклонения на контратаку.

Её магическая сила вскипела, и прямиком из рук волшебницы вылетели огненные стрелы, целью которых был перехват водных. Провернуть нечто подобное было попросту невозможно без тщательнейшего контроля магии и обширного практического опыта.

Как результат, два заклинания нивелировали действие друг друга, а в следующее мгновенье чернокнижника атаковало нечто новое.

– … Раздражает, – прорычал Джерем, уставившись в сторону стрелка, скрывавшегося где-то за деревьями Великого Леса. Чернокнижник мог не обращать ни малейшего внимания на посредственные выстрелы, но штормовые удары, который вызывал этот лучник, были исключением. Без помощи Нидхёгга он бы уже давно был умерщвлён этой мощью, эквивалентной заклинанию 8-го Круга.

Как бы там ни было, но комбинация из двух бойцов, Вероники и Титании, оказалась более сильной, чем ожидалось.

Тем временем Мастер Красной Башни спокойно смотрела на своего врага. Разница в их силе была очевидной. Если бы схватка проходила один на один, она бы уже давно погибла, либо была вынуждена уйти в глухую оборону, приняв форму дракона.

"Нет, даже вместе с Титанией наши силы неравны".

В отличие от своего противника, обладающего бездонным количеством средств, Вероника с Титанией уже исчерпали практически все свои ресурсы, за исключением последней козырной карты. Если высшей эльфийке удастся максимально рационально распределить оставшиеся заряды своего Ураганного Лука, они смогут продержаться ещё около десяти минут. Однако, если что-то пойдёт не так, они обе погибнут. Это была ситуация, когда Веронике нужно было идти ва-банк.

Так или иначе, на принятие данного решения у Мастера Красной Башни ушло совсем не много времени. На её голове проросли рога, а кожа покрылась чешуйками. Температура крови, текущей в её теле, повысилась на несколько десятков градусов, а её рыжие волосы замерцали, словно объятые пламенем. Это было её ограниченное по времени боевое состояние, – форма дракона.

Когда количество магической силы Вероники резко возросло, вся окружающая атмосфера мелко задрожала. Даже Джерем, ощутив эту силу, решил, что ему нужно быть настороже. Чернокнижник знал, что теперь его противник достиг того уровня, на котором может угрожать даже ему.

– Эта жалкая эпоха и вправду полна раздражающих людей, – прорычал Джерем.

А затем…

Вшу-у-у-ух!

Из ниоткуда появилось облако белого света и моментально было втянуто в тело Джерема. Это была часть силы, которую он передал каждому из четырех всадников при их создании. И вот, сила Белого Рыцаря Гипатии вернулась к нему.

– Гипатия… Погибла? – едва успел пробормотать порядком удивлённый Джерем, как тут появилось ещё одно небольшое облачко. На этот раз красное.

Чернокнижник замер на месте, в то время как Вероника тоже не спешила атаковать.

"В его защите полно дыр. Но…"

Вероника поняла, что если двинется вперёд, то непременно умрёт. Несмотря на то, что после перехода в форму дракона она получила больше энергии, теперь Джерем тоже представлял собой совершенно другое существо. Вернув себе часть своей силы, чернокнижник поднялся до уровня истинного чудовища, сопоставимого с магом 9-го Круга.

– Хм-м.

Однако, в отличие от Вероники, которая находилась в непосредственной близости от Джерема, Титания рассудила иначе. Она увидела, что её противник отвлёкся, и охотничьи инстинкты заставили её действовать.

Ураганный Лук выстрелил, создав новую волну шторма.

Бу-жу-у-у-ух!

Неистовая буря и шквальный ветер полностью поглотили тело чернокнижника.

– Да, они всё-таки проиграли этому маленькому ублюдку.

А затем прямиком из бури показалась чёрная рука. Несмотря на свои небольшие размеры, тьма, которая её окутывала, блокировала все физические воздействия извне. Оградив себя искусственным пространством, Джерем не стал мешкать и протянул вторую руку по направлении к Веронике.

– Взмахни своей косой, Мрачный Жнец.

Несмотря на высочайшую температуру своего тела, Веронике стало холодно. Это был холод, от которого даже её кровь стыла в жилах. А затем прямиком над Вероникой появилось нечто невообразимое и тут же замахнулось своей косой. Чёрная мантия, белые кости и гигантская коса – это был образ самой Смерти, которая рано или поздно приходила за каждым живым существом. Её удар пересекал границу материального и нематериального, грозя разрушить как плоть, так и душу.

Было уже слишком поздно, чтобы попробовать его избежать. Не было и способов его заблокировать. И Вероника, почувствовав это, сжала кулак и выбросила его прямиком навстречу разрывающей пространство косе.

------------!

Не было ни звуков, ни взрывов… Лишь ударная волна, появившаяся в воздухе. Коса Смерти и кулак Вероники… Чем воспользовалась Мастер Красной Башни: каким-то заклинанием или просто всей своей силой, которая только у неё была?

Мрачный Жнец безразлично посмотрел на свою косу, столкнувшуюся с препятствием, а затем исчез также бесследно, как и появился.

– Ук-ха… Ха…

Несмотря на первоначальную радость от того, что она пережила эту атаку, Вероника поняла: это был полный провал. Её рука была практически наполовину отрублена, и, если бы не форма дракона, то Мастер Красной Башни уже встретила бы своей конец.

Благодаря чистой силе и скорости, Веронике каким-то образом удалось выдержать один удар этой косой, а потому порядком удивлённый Джерем задал ей вполне риторический вопрос:

– Ты выжила. Но сколько ты сможешь продержаться ещё?

Шторм, заблокированный его левой рукой, тоже исчез. Чернокнижник с лёгкостью заблокировал удар Титании.

Вероника поняла, что их первоначальная стратегия больше не работоспособна. Теперь всё должно было свестись к состязанию в чистой силе. Шансы победить у них были невелики, к тому же Вероника уже была ранена, однако её боевой дух всё ещё был на высоте. Тем не менее, в следующий момент…

– … Теперь пришёл и твой черёд, Делос?

Чёрное облако было втянуто в тело Джерема, в связи с чем присутствие чернокнижника стало ещё более зловещим.

Нахождение рядом с ним стало намного опаснее, чем возле разъярённого дракона. Шансы Вероники и Титании упали до нуля, однако, как только Мастер Красной Башни почувствовала это, она звонко рассмеялась. Причем вызвано это было вовсе не тем, что Вероника приготовилась встретить свою смерть с улыбкой на лице. Она увидела появление на поле боя новой фигуры.

– Твоим слугам конец, Джерем, – произнёс Теодор Миллер, деактивировав состояние молнии, – Теперь ты не спрячешься за их спинами.

– Ха, это я прячусь?

Убийственное намерение, которое источал Джерем, было достаточно мощным, чтобы вокруг остановились даже порывы ветра! А затем всю окрестную область заполнил чёрный туман смерти.

Фу-жу-у-у-ух…

После поглощения силы четырех всадников, магическая сила Джерема так и не смогла сравниться с его предыдущей. Однако, пусть он всё ещё и не был полноценным чернокнижником 9-го Круга, мощь и скорость активации заклинаний стали вполне сопоставимы с этим уровнем. Даже взрослый дракон попятился бы назад, доведись ему встретиться с этим воплощением зла.

– Скоро вы познаете своё место, уроженцы этого мира!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава