X
X
Глава - 338: Пять лет спустя (часть 3)
Предыдущая глава
Следующая глава

Эта ночь выдалась по-настоящему долгой и жаркой. Вероника была потомком красных драконов, а потому её плотские желания, наряду с силой и выносливостью, были намного выше человеческих.

– Ах, ум-м-м… Ха…

Возможно, она боялась, что его уведут, а, может быть, это было обусловлено появлением соперницы в лице Элленои, но несколько лет назад, после возвращения из Эльфхейма…

Раньше это происходило лишь в его ментальном мире. Однако с тех пор Вероника была почти всегда рядом с Теодором и, благодаря их духовной связи, они хорошо чувствовали эмоции друг друга.

И вот, однажды Тео принял страстное прикосновение Вероники. Первая попытка была несколько неловкой, но уже вторая далась намного легче. Третья оказалась ещё проще. Связь между двумя магами стала известна во всех Башнях Магии и вскоре распространилась по всему Мелтору.

Единственные на всём континенте два мага 8-го Круга были вместе!

Это был настоящий удар для дворян, так старательно готовивших своих дочерей и племянниц для соблазнения Теодора.

– Т-Тео, ум-м, Тео-о-о… – изредка звучал совершенно нехарактерный ей тонкий голос. Кровать была магически усилена и не скрипела, даже несмотря на тяжелые движения двух людей, а красные волосы Вероники танцевали, словно нежные морские волны, освещённые закатом.

Некоторое время эти волны продолжали размеренно покачиваться и, в конце концов, остановились на протяжном выдохе Вероники.

– … Ха-а-а…

На мгновение её золотистые глаза потеряли фокус, а её тело рухнуло на мягкую перину. Пролежав несколько секунд абсолютно без движений, Вероника потянулась и обняла Теодора. В комнате до сих пор было жарко, а их дыхание всё ещё было грубым и порывистым.

Они были мокрыми от пота, но всё равно поцеловались, не обращая на эти мелочи ни малейшего внимания.

– Как же мне хорошо. Я не могу жить без Тео, – ласково прошептала Вероника, на что Теодор погладил её слипшиеся волосы.

– Этого достаточно, чтобы моя Ника не чувствовала себя одинокой целый месяц?

– Ум-м, надо подумать!

Соблазнительная улыбка Вероники снова возбуждала его.

Теодор пробыл с ней начиная с раннего вечера, однако Вероника всё ещё не чувствовала усталости. Если бы у Теодора не было хорошо тренированного тела, он бы уже давно сдался.

И вот, несмотря на то, что Тео хотел ответить на этот соблазн, он просто улыбнулся и поцеловал Веронику в лоб. Это было выражение любви, а также лёгкого отказа.

– Прости.

– Ц-ц, я так и думала. Работа в башне для тебя важнее меня?

– Ника…

– А-ха-ха, шучу я, шучу. Иди и береги себя, – произнесла Вероника, после чего поцеловала его и закрыла глаза.

Их совместное времяпровождение закончилось.

Теодор омыл своё тело простым заклинанием и надел разбросанную одежду. К тому времени, как он закончил одеваться, дыхание Вероники стало тише; Мастер Красной Башни заснула. Улыбнувшись, Тео накрыл Веронику одеялом и тихо покинул комнату.

Топ, топ.

Теодор мог использовать пространственное перемещение, но сейчас ему хотелось пройтись. Он спустился на несколько этажей вниз, слыша постепенно нарастающий шум. Чем выше был ранг мага, тем выше располагались его апартаменты, а потому, в отличие от спокойных верхних этажей, внизу всегда было достаточно шумно.

И вот, когда Тео спустился ещё на два этажа ниже, он всё-таки был замечен.

– Мастер Башен!

Несмотря на то, что это восклицание прозвучало не особо громко, на этаже мгновенно воцарилась тишина.

"Чёрт, обычно ведь я не хожу здесь в такое время".

Сегодня Теодор опаздывал. Как правило, он вставал с первыми лучами солнца, но сейчас было уже девять утра. Однако Теодору не нужно было никому объяснять, с чем это было связано. Ошеломленные волшебники просто поклонились и поприветствовали Мастера Башен.

– Доброе утро. Сегодня много работы, так что желаю вам успехов, – поздоровался с ними Теодор.

– А-а? Ах, да! Спасибо, Мастер Башен!

– Не стоит благодарностей.

Как только Тео двинулся вперёд, маги разделились на две части, словно разверзшееся море. Даже не беря во внимание то уважение и благоговение, которое испытывали перед ним остальные, Теодора Миллера на данный момент без малейших преувеличений можно было назвать величайшим волшебником Мелтора и всего остального мира. Другие маги прямо-таки дрожали, когда видели эту живую легенду.

"… Некоторые скоро догадаются, что я здесь не просто так".

Почему он с самого утра спускался с верхних этажей Красной Башни? Поскольку его отношения с Вероникой были достаточно известными, догадаться о причине подобных действий Теодора было не трудно. Однако, конечно же, никто не стал бы обсуждать это в его присутствии.

И вот, как только Теодор покинул Красную Башню, путь ему кое-кто преградил.

– Мастер Башен.

С золотистыми волосами, стекающими по бархатно-шоколадной коже, она была красавицей, которая могла растопить сердце любого мужчины. Однако на Теодора это не действовало.

– Что случилось, Пара?

– Есть несколько вещей, о которых я должна сообщить.

Это был аватар Парагранума – гримуара, который по-совместительству был Мастером Жёлтой Башни. Стеклянные глаза Пары, напрочь лишённые каких-либо эмоций, были явственным доказательством её бесчеловечности. Но сейчас самое важное заключалось в другом: она никогда не приходила к нему по каким-то тривиальным делам.

– Пойдём.

В ответ Парагранум кивнул и последовал за волшебником в его лабораторию, расположенную в центральной башне. Похоже, за окном вновь становилось ветрено.

* * *

Центральная башня располагалась между остальными четырьмя и являлась штаб-квартирой всех волшебников магического королевства. Именно там они регистрировались и обменивались результатами своих исследований. В отличие от других башен магии, здесь не было никаких независимых подразделений, в обязанности которых входило принятие тех или иных мер. Однако, именно сотрудники центральной башни организовывали мероприятия национального масштаба и разрабатывали общую стратегию развития Магического Сообщества.

И несмотря на то, что хозяин центральной башни сменился, всё осталось точно так же. После ухода Бенедикта здесь произошло лишь одно изменение, а именно: верхний этаж центральной башни подвергся капитальному ремонту.

– Гоетия, открой дверь в лабораторию.

– Да, хозяин, – ответил фрагмент Лемегетона, после чего кольцо на правой руке Теодора засветилось и деактивировало охранное заклинание, наложенное на дверь.

Это могло показаться весьма простой задачей, но для того, чтобы прорваться сквозь эту дверь, незваному гостю понадобилась бы сила Вероники в её форме дракона. Впрочем, существовало два альтернативных метода – попытаться проанализировать магическую формулу, созданную Теодором, или же завладеть Арс Гоетией.

"Для трансцендентного существа это вполне возможно, но мне не хотелось бы думать, что какое-то трансцендентное существо внезапно станет моим врагом".

Переоценка, так же как и недооценка своих противников, не сулила ничего хорошего. Вот почему Теодор решил, что его безопасность должна находиться на адекватном уровне, ведь осторожность не должна была перерастать в трусость и маниакальную боязнь за свою жизнь.

Щёлк! Скр-р-р-р-р…

Адамантовые и мифриловые замки постепенно открывались, издавая металлический лязг и пощёлкивание.

И вот, вскоре перед Теодором и Парагранумом предстала внутренняя часть исследовательского центра Мастера Башен Мелтора.

– Несколько месяцев назад здесь было просторнее. Тебе не кажется, что есть недостаток в свободном пространстве? Или ты построил новый объект? – спросил Парагранум, увидев разницу.

– Существует ограничение на расширение пространства, – пожав плечами, ответил Тео.

На самом деле, не было преувеличением сказать, что половина исследовательской лаборатории была построена благодаря Парагрануму, гримуару, созданному лучшим алхимиком Эпохи Мифов, Парацельсом.

Парагранум придерживался принципа равноценного обмена и построил это место в обмен на несколько условий. Тем не менее, данный исследовательский центр превзошёл стандарты своего времени. В нём располагались телепортационные врата, которые могли немедленно переместить Теодора в Эльфхейм, горы Бекун и лабораторию Парацельса. Также здесь было установлено специальное приспособление, подключенное к средствам связи, установленным по всей территории Мелтора, а также пресс для магических свитков и средство для дистилляции зелий с целью их массового производства.

Вдоль стен исследовательского центра выстроились бронзовые статуи – големы, способные воспроизводить магию 5-го круга. Ну и в довершении здесь находился хранитель исследовательского центра.

– Добро пожаловать, хозяин, – вежливо поклонившись, произнёс облачённый в доспехи автоматон.

Данный автоматон обладал способностью ауры Ллойда Поллана и после нескольких модификаций стал монстром, не уступающим опытному мастеру. Он обладал могущественными боевыми навыками и абсолютной лояльностью, что делало его превосходным стражем этого исследовательского центра.

– Гладио, есть ли сообщения 3-ей степени и выше?

– Нет.

– 4-ой?

– Да. Одно из Красной Башни, три из Синей Башни и два из Белой. Это запросы на ликвидацию диких монстров, восстановление дамбы, разрушенной оползнями, и на расширение источников информации в центральной части континента.

– Одобри их. Также попроси Белую Башню предоставить отчёт, когда запланированное расширение будет закончено, – проинструктировал своего помощника Теодор, после чего сел вместе с Парагранумом за стол и спросил, – Итак, о чём ты хотел поговорить?

– О южном континенте.

– Юг? А что с ним? – удивился Теодор.

Парагранум заботился лишь о цели своего существования, а потому на хаотичный южный континент не обращал ровным счётом никакого внимания. Большинство редких животных и растений, которые требовались гримуару в качестве ингредиентов, можно было найти в центральных и северных районах. Поэтому Теодор не думал, что у Парагранума есть какая-либо причина интересоваться болотами. Но тогда почему из уст гримуара сошли слова "южный континент"? Ответ не заставил себя ждать.

– Драконы пришли в движение.

Именно драконы являлись самой могущественной расой материального мира. Учитывая это, Теодор попросту не мог оставаться в спокойствии, хоть и очень старался сделать это. Тем временем Парагранум продолжил говорить, словно ожидал подобной реакции:

– Брасмати от красного клана, Эрукус от зеленого клана и ещё двое. Не знаю почему, но эти четверо драконов собрались на южном континенте. У тебя есть какие-либо предположения, с чем это может быть связано?

– Нет…

Драконы были существами, которые покидали своих родителей сразу же после того, как становились взрослыми, а потому за всю историю континента ещё ни разу не наблюдалось ничего подобного. Возможно, в Эпоху Мифов всё было иначе, но для современного мира одно только это было сродни настоящей катастрофе.

– В этой группе есть Аквило? – спросил Теодор.

– … Море находится вне моей зоны обнаружения. Но я не могу отрицать этой вероятности. Если на юг прибудет морской дракон, у них будет полный состав.

– Драконы решили провести встречу… – с мрачным выражением лица пробормотал Тео, добавив ещё один пункт к своему списку задач, которые предстояло сделать на юге. Ему нужно было выяснить, по какой причине драконы решили собраться на юге. Преодолеть силу дракона было невероятно трудно, но Теодор был уверен, что в случае опасной ситуации, он по крайней мере сможет сбежать. Теодор находился в полушаге от царства трансцендентности и был в несколько раз сильнее, чем раньше.

"Если бы только Аквило была на связи… Но от неё по-прежнему нет никаких вестей. Неужели и вправду что-то случилось?"

Прошло уже пять лет с тех пор, как он потерял контакт с Аквило. И Теодор был этим весьма обеспокоен.

Тем временем Парагранум поднялся с места и произнёс:

– Это всё, что я хотел сообщить. Я не хочу, чтобы ты пропустил экспедицию, поэтому будь осторожен.

– Да, спасибо за новость.

Парагранум ушёл, и Теодор какое-то время продолжал сидеть за столом, размышляя о произошедшем. Что заставило драконов отправиться на южный континент? Нежели была какая-то угроза материальному миру? Если да, то какие первоочередные меры ему стоило предпринять?

– Ухм, даже не знаю, – протяжно вздохнул Теодор, после чего решил отложить решение этого вопроса на потом. Затем он сел перед зеркалом, выступавшим в качестве специального средства связи, и принялся изучать отчеты от каждой из башен магии.

"Пришло время заменить протез учителя. Баланс связанных нейронов… Ладно, этого будет достаточно. Так… Уже ведь прошло три дня с тех пор, как Бек Донгиль вернулся из Бергена? Вскоре ожидается повышение активности хобгоблинов, поэтому я отправлю его в мой родной город".

Пятилетний период был достаточно длинным, чтобы многое изменилось. И вот, этого времени вполне хватило, чтобы Бэк Донгиль добрался до 4-го Круга и встал перед стеной 5-го. Его сердце, которое болело от отношения к шаманам на восточном континенте, полностью исцелилось и жаждало дальнейшего развития.

Винс, учитель Теодора, тоже изменился. Возможно, так произошло потому, что он потерял одну ногу и посвятил себя исследованиям. Его отношение к окружающим стало более мягким, а количество волшебников, выступавших в качестве его помощников, существенно увеличилось.

"Хорошо, это хорошо".

Это было мирное время. Учитель Теодора долгое время хотел посвятить себя интересующим его исследованиям, но не мог сделать этого из-за того, что практически всё время находился на поле боя. А Винс, несмотря на свои высочайшие навыки в боевой магии, всегда относился к этому с огромной долей скептицизма.

И вот, пока Теодор об этом размышлял…

– Хозяин, я получил запрос.

Услышав громкий голос Гладио, Теодор повернулся и спросил:

– Это касательно интервью? Я ведь говорил, что сегодня…

– Это посланник из Королевства Солдун. После утренней встречи с королём он запрашивает встречу с хозяином.

– Королевство Солдун? И как же зовут посланника? – на всякий случай спросил Теодор, посчитав, что это наверняка Бэк Чонмюн, который приехал повидаться с Бэк Донгилем.

Однако его ожидания не оправдались.

– Его имя – Маркиз Фергана.

– … Он? Но почему?

Это был волшебник 7-го Круга, побежденный Теодором во время гражданской войны и в конце концов ставший королевской гончей.

– Я должен встретиться с ним, – решил Теодор, поднявшись со своего места.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава