X
X
Глава - 340: Неизведанные земли (часть 1)
Предыдущая глава
Следующая глава

Граница Королевства Солдун. Самая южная часть центрального континента.

 

Вшу-ух!

 

Вспышка света озарила окрестности, и на земле появились тени нескольких людей.

 

Это была массовая телепортация. Теодор и его группа переместились сюда прямиком из столицы Мелтора, преодолев практически половину континента. Даже Теодор Миллер не мог свободно перемещаться на такие расстояния, однако, благодаря вспомогательным объектам Башен Магии, единоразовая телепортация подобного масштаба была вполне возможной.

 

"Когда я вернусь, мне нужно будет ещё поработать над этим, но… Разве теперь это происходит не намного быстрее?"

 

Магия действительно была весьма удобным инструментом для путешествий. Расстояние, на прохождение которого пешим ходом ушло бы несколько месяцев, а в карете – несколько недель, было преодолено всего за несколько минут. В Эпоху Мифов существовали пространственные врата, соединявшие весь континент, однако даже в те времена волшебники, которые могли использовать массовую телепортацию на такие расстояния, были настоящей редкостью.

 

Затем Теодор перестал думать о результате проделанной им работы и огляделся по сторонам:

"… Как там мои компаньоны?"

 

Даже самым опытным волшебникам не удавалось до конца преодолеть побочные эффекты использования пространственной магии. Чем больше было расстояние, покрытое пространственным перемещением, тем сильнее были симптомы в виде тошноты и головокружения.

 

– Уф… Уф-уф…

 

– Просто ужасно. Ты, конечно, предупреждал об этом, но… – покачал головой Рэндольф, которому никак не удавалось восстановить равновесие, в то время как побледневшая Титания судорожно вдыхала воздух. Несмотря на её высочайшее сопротивление к магии, Теодору удалось телепортировать её, а потому и последствия для эльфийки были куда более серьёзными.

 

Глядя на то, что эльфийка не может даже подняться на ноги, Тео посоветовал ей:

 

– Не спеши. Просто посиди какое-то время. Пространственная тошнота – это далеко не то, что лечится с помощью волшебства или зелий.

 

Всё было так, как он и сказал. Мастер Белой Башни, Орта, даже пытался использовать этот побочный эффект как часть своей атакующей магии. В отличие от обычной тошноты, вызванной головокружением или отравлением, пространственная тошнота возникала вследствие изменения восприятия человеком его пространственного положения. Это был побочный эффект, вызванный моментальным перемещением в другое место, что и приводило к данному "необъяснимому ощущению".

 

Несмотря на то, что Теодор пытался облегчить эти последствия, пространственная тошнота воздействовала на чувства даже самого заклинателя. Тем не менее, мастера обладали высочайшей скоростью восстановления, а потому после того, как их несколько раз стошнило, дело пошло на поправку.

 

Вскоре Тео осмотрел двух людей и убедился, что их состояние вернулось к нормальному.

 

– Давайте в последний раз проверим нашу экипировку и будем выдвигаться. Как только мы зайдем на болота, нужно будет соблюдать максимальную концентрацию.

 

Рэндольф и Титания ещё раз внимательно осмотрели своё снаряжение, в число которого входил целый ворох магических свитков, предназначенных для особых ситуаций, а также зелья для детоксикации ядовитых болотных зон.

 

В который раз поймав себя на мысли, что всё это добро стоит несколько тысяч золотых, Рэндольф не удержался и присвистнул:

 

– Разве я не смогу купить себе особняк или даже целый город, если продам всё, что на меня надето?

 

– А если скооперируешься вместе с Титанией, так и вовсе сможешь стать королём каких-нибудь отдалённых земель, – усмехнулся Теодор.

 

– Да уж, действительно.

 

Конечно же, всё это было сказано в шутку, но и доля истины здесь также была. Рэндольф чувствовал себя несколько обремененным ценностью всех этих артефактов, которые ему были выданы. Пусть он и получил дворянский титул, но в глубине души Рэндольф всё ещё оставался наёмником, который знал цену каждой заработанной монеты.

 

– Км-кхм. Кстати, я не думал, что мы пойдём всего лишь втроём. Я готов был поспорить, что с нами будет или сестрёнка, или та девочка, – сменил тему Рэндольф.

 

– … Тогда бы сила Мелтора уменьшилась более чем наполовину.

 

Мастер Жёлтой Башни, Парагранум, не раскрывал ни своей истинной силы, ни идентичности. Вот почему защита Мелтора полностью зависела от других Мастеров Башен. Было бы глупо нападать на Мелтор, у которого был заключён договор о ненападении с Королевством Андрас и союз с Эльфхеймом. Тем не менее, маги всегда учитывали самый худший сценарий.

 

Однако у Рэндольфа на этот счёт была своя точка зрения.

 

– Хм-м, я думал, что сестрёнка пойдёт за тобой в любом случае.

 

– Что?

 

– Та нет, ничего. Когда придёт время, ты сам всё поймёшь.

 

– …?

 

Теодор непонимающе уставился на Рэндольфа, однако наёмник попросту отвернулся, тем самым показывая, что больше не хочет говорить на эту тему. Что касается Титании – она всё это время слушала их разговор, то и дело покачивая головой.

 

А затем Теодор понял, что время тратится впустую.

 

– Давайте выдвигаться. До болота чуть меньше часа, но здесь монстры нам вряд ли встретятся.

 

– Хорошо, идём.

 

– Надеюсь, оно не настолько вонючее, как все говорят.

 

Трое компаньонов одновременно поднялись на ноги и двинулись в сторону неизведанных земель, где непрошенными гостями испокон веков считались не монстры, а люди.

 

* * *

 

Вскоре группа достигла своего места назначения. Как и ожидал Теодор, на это им потребовалось чуть более получаса.

 

Это была их первая встреча с пресловутым болотом.

 

– Это место и вправду вызывает тревогу.

 

Как правило, зелёный цвет считался цветом жизни. Однако это зеленоватое болото не источало ровным счётом никакой жизненной силы. Если Теодору пришлось бы описать это место двумя словами, он назвал бы его "гнилой топью".

 

Насквозь прогнившее и смертельно-опасное, это место превратилось в ядовитую землю, на которой никогда бы не выжило ни одно обыкновенное существо. Каждый стебелёк редкой растительности и даже падающие листья были насквозь пропитаны ядом, а единственными обитателями этой топи были монстры.

 

– … Н-никогда бы не подумала, что в мире существует настолько ужасное место, – содрогнувшись, пробормотала Титания. Болото вызывало у неё настоящее отвращение даже несмотря на то, что она была высшим эльфом, которые славились своей связью с природой.

 

Цветущие почки, листья и ветви были преисполнены яда. Это был мир, где угрозу в себе несло абсолютно всё. Однако самый главный вопрос заключался в другом: почему за тысячелетия его существования экология болота нисколько не изменилась? Почувствовав некоторое несоответствие, Теодор прошептал:

 

– Митра, можешь появиться на пару секунд?

 

– Хонь! Вот она я! – тут же раздался жизнерадостный голос девушки, выскочившей прямиком из-под земли.

 

– Да, да, хорошая работа.

 

Стоявшая в Y-образной позе Митра посмотрела на Тео с восторженным выражением лица. Даже несмотря на то, что она повзрослела, её поведение осталось всё таким же милым и задорным. Теодор погладил её по голове и указал в сторону болота. Если бы они смогли проложить себе путь, воспользовавшись её силой, то исследование болота пошло бы намного проще, чем предполагалось.

 

– Митра, ты можешь контролировать растения в этом болоте?

 

– Хень? Я попробую, – ответила Митра, после чего подошла впритык к топкой земле и вытянула перед собой руки, – Ооо? Хонь. Уху-ху-хунь. Хонь? Хо-о-о-ой?

 

Издав несколько непонятных звуков и показав несколько слов на языке жестов, смущённая девушка повернулась к Тео. Это было весьма необычное выражение для её невинного лица.

 

– Тео! Эти ребята какие-то странные!

 

– Это как?

 

– То, что они говорят, не имеет никакого смысла! Я ничего не понимаю! Мы словно говорим на разных языках!

 

Теодор догадывался, что примерно так всё и будет. Южные болота представляли собой место, где материальный мир пересекался с другими измерениями, а в нескольких его частях пребывала какая-то зловещая энергия. Учитывая это, местная растительность уже не была частью этого материального мира, а потому и сила Митры на неё не воздействовала.

 

Так или иначе, но даже древние духи не могли вмешиваться в природу других измерений.

 

– Спасибо. Что ж, тогда увидимся позже.

 

– Хонь! – ответила Митра, после чего вернулась в землю.

 

– Ничего не поделаешь. Давайте заходить внутрь, – обратился к своим компаньонам Теодор.

 

Исследовать болото извне было попросту невозможно, так что единственное, что им оставалось, – это войти внутрь. Если даже три мастера не смогут пройти сквозь это вонючее и туманное пространство, то это не сможет сделать никто. По крайней мере, в эту эпоху.

 

Чавк… Чавк…

 

Почва под ногами была липкой, так и норовя засосать спутников хотя бы по щиколотку. Тем не менее, их продвижение существенно упростилось после того, как Теодор залил поверхность магией льда. Правда, для этого ему пришлось побороть желание выжечь здесь всё Адским Пламенем. Если бы он был Вероникой, он бы, наверное, так и сделал. Подумав об этом, Теодор рассмеялся, а затем огляделся по сторонам.

 

Болото было мерзким, гнилостным и дурно пахнущим. В нём было неприятно абсолютно всё.

 

"Пока что это лишь самая окраина… Но даже здесь нам может кто-то встретиться".

 

Существа, обитающие на окраине болота, вполне могли стать жертвой рыцарей Солдуна, однако Теодор не мог быть в этом уверен наверняка, а потому сохранял максимальную осторожность.

 

Один шаг, два шага, десять шагов, сто шагов…

 

Углубившись в болото, Теодор внезапно остановился. Пока что им не встретилось ни одного монстра.

 

– Странно, – пробормотал Тео.

 

Два человека, следовавшие за ним, также остановились, прислушиваясь к каждому шороху.

 

– Ни криков, ни рёва, ни чьих-либо следов… Неужели все здешние монстры отправились в Солдун…?

 

– … Теодор.

 

– Хм?

 

– Здесь что-то не так.

 

Теодор обернулся назад и увидел, что Рэндольф и Титания насквозь пропитаны потом.

 

– Ты чувствуешь это? У меня получается противостоять этому ощущению, но если я расслаблюсь хоть на секунду, то тут же развернусь назад, – сказал Рэндольф.

 

– Что именно ты чувствуешь?

 

– Это ощущение… Трудно описать словами; у меня такое чувство, будто я не должен туда идти. Ноги словно сами хотят повернуть и как можно скорее покинуть это место. Кстати, эта девушка, судя по всему, испытывает то же самое.

 

– Духи собираются оставить меня. "Это" не имеет большого влияния на Героса, но другие духи боятся, – мрачно подтвердила Титания.

 

– Ясно.

 

Теодор уже догадался о причине происходящего. Их нежелание идти вперёд было вызвано Страхом Дракона, тогда как сам Теодор был невосприимчив к этому эффекту из-за текущей внутри него крови Аквило. Вот почему он не чувствовал никакого давления.

 

"Я должен внимательно следить за их состоянием".

 

Это не было сопоставимо с прямой атакой, но до тех пор, пока группа будет оставаться в зоне действия Страха Дракона, её психическое состояние продолжит ухудшаться. Потребление умственной силы было большой переменной на поле боя, а потому, если Теодор примет какое-то безрассудное решение, то это может серьёзно навредить или даже погубить Рэндольфа и Титанию.

 

Однако была ещё одна, куда большая проблема, чем их психическое состояние.

 

– Отныне будьте готовы ко всему.

 

– Хм?

 

– Что это значит?

 

Рэндольф и Титания попытались узнать, что Теодор имеет в виду, однако сам волшебник не спускал глаз с покрытого туманом болота.

 

– Учитывая эти обстоятельства, в болоте должны были остаться лишь те монстры, которые могут жить под таким давлением.

 

Существа, способные сопротивляться Страху Дракона, по-настоящему заслуживали того, чтобы называться монстрами. И один из них не заставил себя ждать.

 

Бу-дум! Бу-дум!

 

Топкая земля затряслась, и троица мгновенно поняла, что эта дрожь вызвана вовсе не природным явлением. А раз так, то учитывая возможный вес чудовища, в классификации Теодора было не более десяти существ, способных на подобное воздействие.

 

И вот, неудивительно, что появившееся перед ними существо выглядело более чем достойно.

 

– Циклоп! Они ведь не живут в болотах! – воскликнула изумленная Титания.

 

Тем временем Теодор заметил нечто странное. В отличие от обычных циклопов, у этого монстра была яркая кожа и пылающий красный глаз. Более того, эта краснота была вызвана отнюдь не сильными эмоциями.

 

– … Магический глаз? – пробормотал Тео, на мгновенье замерев на месте.

 

И ровно в тот момент, когда он перестал двигаться…

 

Фьу-у-у-у-у-у!

 

Глаз циклопа загорелся, словно лава, и выплеснул из себя ослепительный луч света.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава