X
X
Глава - 349: Замысел Прометея (часть 3)
Предыдущая глава
Следующая глава

– Пространственная магия!

 

Не произнеся ни слова, их противник разорвал целый участок пространства. Пространственная магия всегда славилась своей способностью игнорировать обычные средства защиты и наносить смертельные раны всего небольшим прикосновением.

 

И вот, то, что испытала на себе группа Теодора, было по крайней мере атакующим заклинанием 8-го Круга. В тот момент, когда Тео выкрикивал предупреждение своим коллегам, несколько прядей его волос было срезано, из-за чего вдоль позвоночника пробежала волна холода. Если бы он замешкался ещё хоть на мгновенье, то просто-напросто лишился бы своей головы.

 

Однако вскоре Теодор сумел восстановить своё самообладание и громко прокричал:

 

– Аквило! Не трансформируйся! Ты умрёшь сразу же, как только станешь драконом!

 

Здравый смысл диктовал, что это был абсурдный совет, но, так или иначе, в данной ситуации он был единственно верным. Плоть дракона была защищена чешуйками, более прочными, чем мифрил, но даже они не могли выстоять против заклинания, воздействующего на само пространство. Более того, их противником был маг, достигший 9-го Круга и способный с лёгкостью пробиться сквозь магическое сопротивление дракона. Если бы Аквило приняла форму дракона, то стала бы ещё более лёгкой мишенью.

 

– Хорошо! Доверюсь тебе и на этот раз, мальчик!

 

Никто не знал, прислушался ли бы такой гордый и высокомерный дракон к инструкциям какого-нибудь другого человека, но в данном случае имело место исключение из правил. Во время битвы с Супербией Аквило осознала, насколько она ограничена, к тому же теперь сила Теодора порядком превосходила её собственную. В связи с этим она приготовилась сражаться в человеческой форме и создала вокруг себя несколько водных капель, намереваясь проводить обстрел волшебника сжатой водой.

 

Фьу-у-у-ух…

 

Однако был один человек, перешедший в контратаку ещё быстрее, чем она.

 

– Чтобы так открыться передо мной… Какой же ты идиот!

 

Рэндольф ускорился так сильно, что его закованное в доспехи тело просто-напросто расплылось, в то время как отсвет ауры его двух клинков стал напоминать собой хвост падающей кометы. Превзойдя скорость звука, мечи Рэндольфа поглотили колдуна.

 

Стиль двух мечей Кловисов.

 

Секретная техника.

 

Громовые когти.

 

Это был самый смертоносный удар Рэндольфа. Водоворот синей ауры, поддерживая по-настоящему бешеный темп, не оставлял на теле своей жертвы ни одного живого места. Данная техника кардинально отличалась от того, какой была пять лет назад. За прошедшие годы Рэндольф усовершенствовал фехтование своей семьи, а его скорость увеличилась более чем в два раза. Теперь, сконцентрировав свою ауру, он мог разрубить даже мифрил.

 

"… Что…?"

 

Однако ощущение, которое он почувствовал ладонями, сжимавшими клинки, было каким-то неестественным и странным. Ему казалось, будто его удары вонзились не в человеческую плоть, а в калёную сталь.

 

А затем в его ушах прозвучал встревоженный голос Теодора, тут же вернувший его в реальность.

 

– Рэндольф!

 

Бу-ду-у-у-у-ух!

 

Безжалостная ударная волна отбросила тело наёмника на добрую сотню метров. Если бы он в последнее мгновенье не вскинул свои клинки, то, возможно, был бы уже мёртв. Чувствуя, как ротовая полость начинает заполняться кровью, Рэндольф осознал свою ошибку. Он совершенно забыл, что в действительности означает такое понятие, как "трансцендентность".

 

– Чёрт… Умереть вот так – было бы настоящим позором…

 

Тем временем маг уже наставил свой посох на Рэндольфа, который ещё даже не успел подняться и стабилизировать свою расшатавшуюся ауру. Он не мог ни защититься от этого удара, ни избежать его. Словно сама смерть тянула свою костлявую руку к его шее… Но в следующий момент…

 

Фьу-фьу-фьу-фьу!

 

Кончик посоха вздрогнул от обрушившегося на него целого шквала стрел. Это была работа Титании, вовремя успевшей прикрыть Рэндольфа. Трансцендентный маг остановил свою попытку добить Рэндольфа и медленно повернулся к лучнице.

 

– □□□□.

 

А затем он пробормотал какое-то слово, и стрелы, которые могли пробить заслон из многослойной стали, развернулись по направлению к тому, кто их выпустил.

 

Сложнейшая магия, сочетавшая в себе как искажение, так и преломление пространства, была завершена в мгновение ока! Титания тут же начала манёвр уклонения, в то время как Теодор уже во второй раз за схватку поднял планку возможностей их противника. Его заклинания загнали Рэндольфа в угол и полностью нейтрализовали все выпущенные Титанией стрелы. И это была лишь часть его способностей. Настоящее чудовище – лишь так можно было описать того, с кем они столкнулись.

 

"Он избежал ударов Рэндольфа, расширив пространство… Затем он сжал его и создал ударную волну. Магия, отразившая стрелы, – это более продвинутый метод преломления, заставляющий все физические процессы течь в обратном направлении… Да уж, пространственной магией мне его не одолеть".

 

Даже заручившись помощью Орты и его магическим глазом, не было ни одной причины сражаться с врагом в той сфере, в которой он достиг пика. Таким образом, в считанные секунды сменив сразу несколько стратегий дальнейшего ведения боя, Теодор послал Аквило небольшое сообщение. Волшебник и морской дракон были связаны кровью, а потому могли моментально передавать друг другу свои мысли.

 

– Хорошо, я попробую, – тут же ответила Аквило.

 

В отличие от Рэндольфа, который только начал вставать, и Титании, отчаянно уклоняющейся от своих собственных стрел, морской дракон имела некоторую свободу действий.

 

И вот, плавающие вокруг неё капли воды ринулись в нужном направлении, в результате чего трансцендентный маг тут же обернулся, словно почувствовав их. Однако атака Аквило была быстрее.

 

Фьу-у-у-у-у-ух.

 

Водянистые шарики, подверженные огромному давлению, существенно превосходили в скорости как выстрелы Титании, так и удары Рэндольфа. Несколько лет назад, во время их первой встречи с Аквило, Теодор был практически убит одним из таких шариков.

 

Тридцать два шарика летели равномерно, взяв в качестве своей цели пространство, куда несколько секунд назад должны были попасть стрелы эльфийки.

 

– □□□.

 

А в следующий момент…

 

Фу-шу-ух!

 

Несмотря на это, атака Аквило была заблокирована. Отразить и обратить их вспять волшебник не успевал, однако он вполне мог просто-напросто остановить их. Это был простой и весьма элегантный ответ на серию ударов, в несколько раз превосходящую скорость звука. А ещё это было очередным доказательство того, что одной внезапной атаки было недостаточно, чтобы нанести ему хоть какой-то урон.

 

– Думаешь, ты справился с этим?

 

Тем не менее Аквило лишь посмеялась над магом 9-го Круга, словно заранее предвидела эту ситуацию.

 

"Настоящей" атакой были вовсе не капли воды. Истинная сила синего дракона заключалась в его абсолютном доминировании над "энергией", существовавшей в этом материальном мире. Капли воды представляли собой излюбленную технику Аквило, но, когда дело доходило до сражения, у неё были и другие способы нападения.

 

В конце концов, ни одно живое существо не могло выжить без воды.

 

Водные капли, остановившиеся возле тела трансцендентного мага, моментально испарились. Это была та самая техника, которой Бланделл несколько раз убил Теодора во время испытания Абэ-но Сэймэя. Это было Обезвоживание, иссушающее всю воду в организме цели, вызывая тем самым её мгновенную смерть.

 

Фшу-у-у-у…

 

Прошло всего одна-две секунды, и плоть волшебника начала высыхать, как рисовое поле в жару. Именно тогда он осознал всю серьезность текущей ситуации и прыгнул в пространственную дыру. У него не было души и собственного сознания, а потому он не чувствовал боли и действовал абсолютно инстинктивно. Однако именно это и было его фатальной слабостью.

 

Теодор прочитал направление пространственного рывка и бросил специальное заклинание прямиком туда, где должен был появиться волшебник.

 

– Взойдите, воображаемые пальцы!

 

Это был "приказ" – трюк, которому Теодор обучился у чернокнижника Джерема. Приказ, основанный на силе Слова Дракона, в несколько раз увеличивал циркуляцию магической силы Теодора. Первоначально, на активацию Вечной Тюрьмы (Aeternum Carcerem), теневого заклинания высшего уровня, потребовалось бы целых пять секунд, но при помощи приказа на это ушло всего лишь одно мгновенье.

 

И вот, как только трансцендентный маг закончил своё пространственное перемещение…

 

– Сомкнитесь, оковы вечной тени!

 

Руки Теодора вступили в контакт друг с другом, а тени под ногами волшебника охватили друг друга, словно стальные кандалы. Это была теневая магия, которую не могла остановить даже пространственная магия.

 

Как и в случае с обычными тенями, не имеющими физической силы, попавшая в них жертва лишилась возможности воздействовать на эту тюрьму. Впрочем, несмотря на то, что с помощью конечной магии это и было возможно, Глаттони не считала, что в сложившейся ситуации их противник окажется на это способен.

 

– Лишившись души, тело не может использовать конечную магию. Душа – это ключ к использованию магии высшего порядка, это один из способов доминирования над миром. Пустая оболочка, лишённая эго, не сможет разрушить эту область.

 

Трансцендентный маг, не способный использовать конечную магию, был в два раза слабее, чем следовало. Вот почему Теодор решил сражаться. Основываясь на средних показателях магической силы, Теодор был наголову сильнее среднестатистического мага 8-го Круга, к тому же мог заручиться помощью ещё трёх мастеров.

 

"Конечно, было бы куда лучше, если бы он провел в этой тюрьме минут десять…" – мысленно пробормотал Теодор, уставившись на постепенно истончающуюся Вечную Тюрьму.

 

Свет – вот что никогда не могло сосуществовать с тенями. И в теневой тюрьме определённо появился его источник. Поначалу это было всего лишь тусклое свечение, однако с каждой секундой оно становилось всё ярче и ярче, пока, наконец, не выжгло в стене дыру размером в пару сантиметров. Это отверстие было слишком узким даже для того, чтобы просто дышать, однако Теодор уже понял, что его трюк оказал лишь временное воздействие.

 

"… Я догадывался, что так и будет".

 

Пусть их противник и не обладал своим прежним самосознанием, но трансцендентный волшебник всё ещё оставался сверхсуществом, вышедшим за пределы обычного существования. Возможно, чтобы найти выход из теневой тюрьмы, ему хватило своих собственных инстинктов.

 

Это был далеко не тот противник, которого можно было нейтрализовать чем-то вроде этого.

 

Затем Теодор почувствовал, что Рэндольф оправился от полученного шока и вернулся на поле боя.

 

– Приготовься. Он скоро выберется.

 

– Да.

 

В битве между настоящими мастерами разговоры были слишком медленным способом взаимодействия. Они могли несколько раз лишиться своей жизни, прежде чем успеть произнести хоть одно слово. В связи с этим Теодор и Рэндольф замолчали, сосредоточившись настолько, чтобы средством связи между ними стали не слова, а инстинкты.

 

А затем началась атака.

 

Фжу-у!

 

Суперчувствительность Теодора закричала, и его тело моментально вспыхнуло голубым светом. Используя трансформацию в молнию, он мгновенно сместился в сторону, опередив даже ускорившегося Рэндольфа. В тот момент, когда из двухсантиметрового отверстия, которое было слишком узким для прохождения сквозь него взрослого мужского тела, выскочила тень…

 

Прямой блок Танца Фей.

 

Четыре основные секретные техники.

 

Дождевые капли-топоры.

 

Молниеносный кулак Теодора рассеял тени и обрушился прямиком на трансцендентного мага, который не показывал никаких признаков попытки блокировать атаку.

 

Бу-ду-дух!

 

Вторая секретная техника предполагала использования быстрых, как град, ударов кулаками. Мощь одного такого удара превышала силу атакующей магии 6-го Круга и с точки зрения скорости не уступала даже каплям воды Аквило.

 

И вот, сопровождаемая громоподобным рёвом, во все стороны хлынула ударная волна. Это была совершенная неожиданная и опасная атака.

 

"Что?"

 

Однако единственным удивлённым человеком в этой ситуации был Теодор.

 

"Ни один из них не попал…?"

 

По сравнению с отражением атаки Рэндольфа, на этот раз всё было совершенно иначе. Вместо того, чтобы расширять пространство, трансцендентный маг согнул его, а затем развернул во все стороны. В результате некоторые удары Теодора потеряли свою силу, наткнувшись друг на друга, в то время как остальные устремились в совершенно случайных направлениях.

 

Но куда более удивительным было то, что источником пространственного искажения был посох в руке волшебника!

 

– Рэндольф! Этот ублюдок способен вести ближний бой!

 

Однако было уже поздно.

 

Бу-дух!

 

Обычные физические атаки были бессмысленны для того, кто мог растягивать и сжимать пространство, словно резиновую ленту. Выброшенный вперёд посох ударил Теодора, после чего откинулся назад и нанёс удар по запястью Рэндольфа. При этом, несмотря на то, что атак было две, звук раздался всего один раз.

 

– Кха!

 

– Ч-что за!

 

В какой-то степени эта схватка напоминала собой сражение со 2-ым Мечом Империи Андрас, Зестом Шпейтемом. После того, как пространство было искажено, два мастера почувствовали, как вдоль их позвоночника пробежала волна холода. Тем временем трансцендентный маг продолжал безжалостно орудовать своим посохом. Это была вовсе не какая-то особая техника. Его высочайшее боевое искусство было всего лишь набором эффективных движений.

 

Учитывая это, какими же навыками должен был обладать трансцендентный мастер рукопашного боя?

 

– Ты плюешь в своё собственное лицо, Пользователь.

 

"Заткнись", – хмуро ответил Теодор и вновь использовал свою молнию.

 

Тем не менее, высокоскоростная атака не была ответом. За эти годы Теодор сумел увеличить продолжительность пребывания в данной форме, однако потребление магической силы как было высоким, так и осталось. Куда лучше было просто тянуть время вместе с восстановившимся Рэндольфом. Кроме того, Аквило и Титания тоже были ещё живы.

 

– Позволь мне кое-что тебе напомнить. Как я уже говорил, в прежние времена человечество обладало гораздо более развитыми духовными и физическими способностями. Это была эпоха, когда монстры одним ударом уничтожали целые горы. Из этого следует, что маги также были привычны к ближнему бою.

 

"Действительно…"

 

Волшебник, изучающий как пространственную магию, так и рукопашный бой, становился поистине грозным противником. Но самый главный вопрос заключался в другом: какие средства нужно было использовать, чтобы справиться с ним?

 

Возможно, грандмастера, стоявшие на вершине боевых искусств, могли бы лишь рассмеяться над столь очевидным вопросом, но Теодору с Рэндольфом едва удавалось предпринимать хоть что-то, чтобы не быть убитыми в считанные секунды.

 

Однако…

 

"Разве это не абсолютная самозащита?"

 

Любая попытка пространственного перемещения тут же встречала контратаку Теодора. Вместе с этим, по скорости он также не был многократно сильнее Рэндольфа и остальных. Недаром в Эпоху Мифов трансцендентные существа редко когда позволяли кому-то приблизиться к себе, ведь даже они не были всесильными. Ну а в довершении был ещё один немаловажный нюанс. Как только противники трансцендентного существа начинали понимать закономерность и последовательность его действий, он переставал казаться им неуязвимым.

 

– □□□□.

 

Проблема заключалась в том, что трансцендентный маг об этом знал.

 

– □□□, □□□□□.

 

Бесстрастное лицо волшебника слегка исказилось, а в следующее мгновенье из его посоха появился свет, окрашенный в странные неразличимые оттенки.

 

Су-у-у-у-у…

 

Мир стал чёрно-белым, а тела и дух двух людей просто-напросто застыли. Благодаря тому, что Теодор пребывал на 8-ом Круге, он не был полностью остановлен, а потому изо всех сил пытался преодолеть этот кризис.

 

"Магия времени? Более того, это явление… Только не говорите мне…"

 

Как бы Теодор не хотел отрицать реальность происходящего, именно так всё и было. Магия времени обладала максимальной совместимостью с пространственной магией, а их противник явно в совершенстве ею овладел. Тем не менее данная магия находилась на пике магического развития, а потому Теодор был искренне уверен, что их противник не сможет её использовать.

 

– □□□□□, □□…

 

В чёрно-белом мире, где все процессы были остановлены, лишь трансцендентный маг действовал абсолютно свободно. Даже для него использование магии такого уровня было чревато серьёзной нагрузкой, а потому он явно не собирался терять времени даром и что-то бормотал.

 

И пусть Теодор не понимал значения этих слов, он прекрасно чувствовал….

 

"Мне нужно как можно скорее выбраться из этой ловушки!"

 

В замкнутом чёрно-белом мире голубые глаза Теодора вспыхнули. В каком-то смысле, это был его первый вызов магии наивысшего уровня.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава