X
X
Глава - 1758: Личная Беседа В Частной Комнате
Предыдущая глава
Следующая глава

Перец Чили сжала губы и сказала: – Эй, ты ведь не можешь быть столь узко мыслящим, верно?

– Забудь об этом. Видя, что ты спас Маленького Редиса, тебе нет необходимости менять имя.

– Я не был рассержен. Мне действительно не нравится шум, – с улыбкой сказал Чу Фэн.

Перец Чили вздохнула: – Ты взрослый человек, как ты можешь быть таким узко мыслящим? Хорошо, скажем, что ранее я была не права. Теперь всё хорошо, нет?

– Кроме того, если тебе действительно не нравится шум, я смогу изолировать звук и видимость снаружи одной духовной формацией. Таким образом мы можем быть полностью изолированы от того, что происходит снаружи, – Перец Чили пожала плечами и продолжила говорить. Она была уверена, что Чу Фэн злится.

– Айа, Брат Чу Фэн, действительно не просто заставить эту мелкую Перец Чили извиняться перед другими. Давай, окажи ей немного уважения и присоединяйся к нам. Я принёс с собой довольно много хороших вин и блюд. Там мы сможем насладиться выпивкой, – предложил Большой Редис.

– Верно, благодетель, пойдём и отдохнём вместе, – в то же самое время, Маленький Редис также предложил Чу Фэну присоединиться к ним.

– Хорошо, – как говорится, сложно отказаться от изумительного гостеприимства. В подобной ситуации Чу Фэну не подобало отказаться вновь.

Поэтому Чу Фэн присоединился к Большому Редису, Маленькому Редису и Перцу Чили, и вошёл в строение духовной формации для отдыха.

Перец Чили сдержала своё обещание и запечатала строение духовной формации, которое она создала, чтобы изолировать звук снаружи. Она даже закрыла окна.

– Вау, техника мирового духа старший сестры Перца Чили действительно поразительна. Я так завидую. Я тоже хочу стать мировым спиритистом, – говорил Маленький Редис с выражением зависти.

– Если ты хочешь выучить техники мирового духа, у меня есть способ принудительного внедрения в тебя духовной силы.

– Однако я предлагаю тебе сконцентрироваться на боевом развитии. Лучше сосредоточиться либо только на боевом развитии, либо техниках мирового духа.

– В прошлом, если бы я не позавидовала техникам мирового духа мировых спиритистов и не настояла на том, чтобы моя мать внедрила в меня духовную силу, что заставило меня сосредоточиться на изучении техник мирового духа, моё текущее развитие не было бы только как у Боевого Короля девятого ранга.

Перец Чили похлопала по груди и сказала: – Если бы я искренне сосредоточилась на боевом развитии и не тратила время и усилия на моих техниках мирового духа, я не хватаюсь, но сейчас я бы по крайней мере была Наполовину Боевым Императором.

– Что сказала Перец Чили – верно. Не стоит разделять цель. Лучше искренне сосредоточится на боевом развитии, – предложил Большой Редис.

Маленький Редис похлопал по рту и сказал: – Но разве этот Чу Фэн не развивается и в техниках мирового духа, и боевом развитии одновременно? Не только его боевая сила исключительна, он также Королевский Мировой Спиритист Отметки Змеи.

– Ты сможешь сравниться с этим Чу Фэном? Гения как Чу Фэна не найдешь даже среди десяти тысяч, нет, десяти миллионов людей, – сказала Перец Чили.

– Тц… – маленький редис сжал губы. Будучи так сильно осаженным по этой теме, Маленький Редис больше не хотел обсуждать её.

Впоследствии Большой Редис достал еду и вина, что он принёс, и начал накрывать стол полный деликатесов. Возможно это из-за того, что он был благодарен Чу Фэну, но Большой Редис настаивал, что они должны пить до опьянения.

Видя, что Большой Редис и Чу Фэн весело пили, Маленький Редис также присоединился к веселью. Однако сейчас Чу Фэн обладал телом, иммунным к ядам. Поэтому вне зависимости от того, насколько крепки могли быть вина, Чу Фэн больше не мог опьянеть.

Поэтому в итоге напились Большой Редис и Маленький Редис. Алкоголь вошёл в их даньтяни и даже подействовал на их источник энергии. Если бы Чу Фэн тайно не помогал им, эти двое навредили бы своим телам.

Однако при таких обстоятельствах эти двое в итоге уснули. Более того, они спали сном мертвеца.

В подобной ситуации, в строении духовной формации, лишь Чу Фэн и Перец Чили остались бодрствовать.

Поскольку Перец Чили была очень разговорчивой, исчезновение двух людей, с которыми она привыкла болтать, Маленького Редиса и Большого Редиса, заставило её чувствовать себя крайне неудобно.

Поначалу она всё же была немного сдержанна. Однако не говорив всё утро, она наконец не смогла сдержать себя и начала болтать с Чу Фэном и спрашивать его о вещах, что он пережил в своей жизни.

Поскольку Чу Фэн думал, что Перец Чили была забавной, он решил не говорить ей правду. Напротив, он беспечно придумал себе личность, чтобы подразнить её.

Узнав её на протяжении почти двух дней, Чу Фэн обнаружил, что Перец Чили была такой, как говорил Большой Редис, довольно хорошим человеком. Она была очень беззаботной и не сдерживалась ни в чём. Она была женщиной с очень искренним темпераментом. Женщины как она, были довольно редки.

В данный момент она вздыхала: – Какая именно у тебя внешность? Всё же, мы друзья. Разве ты не можешь снять эту коническую бамбуковую шляпу и показать мне своё лицо? – сказала Перец Чили уставившись на Чу Фэна.

– Лучше не надо. Я боюсь, что напугаю тебя, – сказал Чу Фэн.

– Тц, я видела самых разных уродливых людей. И всё же, ни разу не была напугана.

– Всё в порядке, дай мне увидеть, как именно ты выглядишь. Если ты действительно чрезвычайно уродлив, я Золотой Мировой Спиритист, и я могу изменить твою внешность, чтобы ты в будущем смог найти жену, – с сияющей улыбкой сказала Перец Чили.

– Ты так сильно хочешь увидеть мою внешность? – спросил Чу Фэн.

– Мм, вроде того. Мы друзья. Я думаю, что друзья должны быть искренними друг с другом. Поэтому ты должен предстать перед нами в своём настоящем обличии, – сказала Перец Чили с очень серьёзным выражением лица.

Как Чу Фэн мог не догадаться, что замышляла Перец Чили? Поэтому он хитро улыбнулся и сказал: – На самом деле, у меня есть вопрос, который я всё это время хочу задать. Однако я немного волновался задавать этот вопрос. Однако поскольку ты сказала эти слова, я пожалуй, также могу спросить тебя.

– Как только ты ответишь на мой вопрос, я покажу свою внешность. Что скажешь?

– Помни, это ты сказала, что друзья должны быть искренними друг с другом, – сказал Чу Фэн.

– Айа, так ты меня ждал, – Перец Чили сжала губы. Затем она сказала: – Хорошо, спрашивай.

– Между тобой и Чу Фэном нет никаких отношений. Поэтому, почему ты его подобным образом защищаешь? – спросил Чу Фэн. Всё это время ему было любопытно.

– Позволь меня спросить вот что. Ты думаешь, что должна быть причина, чтобы человек обожал другого человека? – спросила Перец Чили.

– Да. Я думаю, что во всём должен быть смысл. К примеру, в плане любви к кому то, либо это будет знакомство, что порождает привязанность, либо любовь с первого взгляда.

– Однако даже если это любовь с первого взгляда, всё же должна быть причина для этого. По крайней мере, это означает, что человек, в которого ты влюбляешься, вне зависимости от его внешности или темперамента, соответствует желаниям твоего сердца. В этом причина, по которой кто-то испытывает любовь с первого взгляда, – сказал Чу Фэн.

– Я не думаю, что в этом есть нужда. Услышав о достижениях Чу Фэна, я просто чувствую, что он очень мужественен, храбр и неуступчив.

– Он верен своим друзьям и беспощаден к врагам. Откуда может взяться девушка, которой не нравится подобный мужчина?

– Однако я также слышала, что у Чу Фэна, судя по всему, нет девушки. Может ли быть, что он не по части женщин, а напротив, по части мужчин? – Перец Чили подпёрла рукой подбородок и имела в виду размышления. Затем она вздохнула и сказала: – Это не важно. Я восхищаюсь лишь им, и у меня нет других мыслей. Будет достаточно, если я смогу встретить его однажды.

Пока она говорила эти слова, Перец Чили сложила руки на груди и прищурила глаза. Она выглядела как влюблённая дурочка.

В этот момент, Чу Фэн чувствовал себя довольно неловко. Особенно слова «Может ли быть, что он не по части женщин, а напротив, по части мужчин?», заставили его сердце дрожать. Как кто-то мог думать о нём такое?

Он явно был гетеросексуалом. К тому же у него были девушки, ладно? Просто они не были на публике, вот и всё.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава