X
X
Глава - 399: Преступник
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

С помощью Полёта Дракона Через Девять Небес, Чу Фэн летел на своей максимально скорости. Однако, после четырёх часов полёта, действие Запретной Пилюли стало быстро проходить, и вместо него наступало отторжение. При таком раскладе, Чу Фэн не осмелился продолжать путь, и выбрав поблизости небольшой горный хребет, решил спрятаться там. «Опаснейшее место таит в себе лучшее укрытие» – в этой фразе была доля истины. Вне всяких сомнений, горный хребет представлял собой не самое лучшее убежище, однако, так, скорее всего, подумают и люди, разыскивающие Чу Фэна. А значит не станут его там искать, потому-то он и выбрал это место. *Бах! Бах! Бах!* Спустившись вниз, он схватил Призрачный Топор Асуры, размахнулся изо всех сил и прорубил в скале пещеру. После этого, он установил два вида Духовных Формаций: Выявляющие – рядом с пещерой, а Скрывающие – на входе. Таким образом никто больше не мог обнаружить это место. Лишь после этого Чу Фэн почувствовал себя в безопасности. – А-агх!.. Очень быстро настало отторжение, приходящее после Запретной Пилюли, и боль от него стремительно росла. Она была настолько сильной, что даже после принятия лекарственной пилюли Чу Фэн всё ещё скрипел зубами от ужасной боли. Страдания его были невыносимы – словно тысячи муравьев прогрызали себе путь в тело Чу Фэна, и там уже проедали себе новые ходы в венах, под самой кожей и даже во внутренностях. Нестерпимый странный зуд и мучительная боль скрутили его тело. Впрочем, вскоре, раздирающая агония прошла, и вместо неё пришёл плавящий тело жар, будто Чу Фэна кинули в раскаленную печку. Его окружал знойный океан огня, и одновременно он сам сгорал изнутри. Страдая от ужасного жара, Чу Фэн судорожно разорвал в лоскуты свою одежду, и, будучи уже нагим, в муках извивался на полу пещеры. Однако и это ему не помогло побороть пытку. Наконец, лихорадка спала. Однако, рано обрадовавшегося Чу Фэна, смело следующей волной отторжения – пробирающего до костей холода. И вновь наступили непереносимые муки, но на этот раз он дрожал от стужи, расползшейся по ставшей вдруг ледяной пещере. Его то прошибал липкий пот, бисеринками скатывавшийся с тела, то пронизывала крупная дрожь. Чу Фэн то хватался за сердце и расцарапывал себе грудь, то бил себя по торсу и топал ногами. Мучился он на грани жизни и смерти. В самом начале отторжения Чу Фэн ещё мог кричать – это помогало ему высвободить часть боли. Однако, вскоре, сил у него не осталось даже на крик, всё, на что его хватало, – припадать к земле или корчиться в судорогах. Стоит отметить, что отторжение после Запретной Пилюли было действительно пыткой. От него нельзя было уйти, потеряв сознание от боли, нет. Оно заставляло держаться в трезвом уме и ясной памяти, заставляло прочувствовать телом и душой все муки. Такова была цена. Каждый желавший мгновенной силы платил за неё соответственно, и отторжение служило платой за использование Запретной Пилюли. И Чу Фэн расплачивался за это. За всю его жизнь он не испытывал такой боли. Однако, он не жалел ни о чём. Ведь мало того, что он выжил, Чу Фэн ещё и заработал миллион и пятьдесят тысяч жемчужин Основ благодаря этой авантюре. С помощью этой суммы Чу Фэн сможет неплохо развить свой уровень, а это значит, что он был ещё на шаг ближе к седьмой ступени Сферы Основ. И ещё это значит, что он стал на шаг ближе к спасению сестёр Су Роу и Су Мэй. Да, он чувствовал, что всё это далеко не напрасно. И даже если бы муки отторжения были ещё сильнее и длились дольше – оно того всё равно стоило. Кстати говоря, устрашающие действия Цзы Сюаньюаня возымели свой эффект: Цзе Синпэн действительно ушёл и даже не пытался тайком преследовать Чу Фэна. На этот счёт Чу Фэн мог быть спокоен. В то же время, пока Чу Фэн раз за разом проходил все круги ада в горной пещере, главные силы континента, каждая из которых потеряла по сто пятьдесят тысяч жемчужин Основ, не собирались молча проглатывать это оскорбление. Все они сделали свой ход. Школа Юаньган, Школа Огненного Бога, Скрытая Белая Секта, Свободная и Несдержанная Долина, Долина Бога Меча и клан Цзе – все шесть сил объединились, предложив солидную награду и распространив по всему континенту Девяти Провинций объявления о розыске Чу Фэна. Причину своих обвинений против него они выдумали довольно нелепую. Шестёрка сил объяснила преступление Чу Фэна как кражу Элитного Оружия – Призрачного Топора Асуры – который они нашли в древних руинах Горы Тысячи Монстров. Также они добавили, что их сильнейшие мастера, из-за всей этой суматохи, понесли большие потери. Они даже принялись утверждать, будто бы Чу Фэн был проклят, и бесчисленные несчастья посыпятся на землю, если его не убить. Гильдия Мирового Духа молча слушала эти обвинения, даже не думая вступиться за Чу Фэна. В конце концов, они уже оказали ему большую услугу, помогая ему сбежать. Из-за этого Школа Юаньган и остальные возненавидели Гильдию всем сердцем, а некоторые даже возжелали напасть на неё. Это ещё больше укрепило её нейтральную позицию: ведь теперь, когда трения между Чу Фэном и шестью силами достигли пика, положение Гильдии Мирового Духа стало очень шатким. Что же до Престижной Виллы, она не только никак не отреагировала на побег Чу Фэна с их долей в сто пятьдесят тысяч жемчужин Основ, но и не стала издавать объявления о розыске «Преступника». Причина такого удивительного спокойствия, наверняка, была как-то связана с Цзы Сюаньюанем. Сразу после того, как распространили объявления о розыске Чу Фэна, в народе пошли волнения. Ведь на Свадебном Собрании Чу Фэн успел стать всеобщим любимцем, и многие очень уважали его, признав в нём выдающийся талант. Никто бы и не подумал, что Чу Фэн был способен на такое. Его доброе имя, для многих людей, было утрачено. Особенно подлили масла в огонь шесть главных сил, клевеща на Чу Фэна и называя его подлым, лишенным чести и совести нечестивцем. Неудивительно, что бессчётное количество людей в презрении отвернулись от него. И вот, с тех пор, как Чу Фэн сбежал из Престижной Виллы, минуло уже десять суток. Люди, всё ещё принимавшие участие в Свадебном Собрании, вновь собрались на вершине горы. Все с нетерпением ждали этого дня только потому, что Цзы Лин, которая уже много дней провела в уединении, наконец, заканчивала сегодня свою тренировку и собиралась объявить перед всеми имя своего избранника. – Интересно, кто мог понравиться госпоже Цзы Лин? – Это, должно быть, Цзе Цинмин. А если не он, то наверняка Сюй Чжунъюй. Ведь среди всех на Свадебном Собрании только они воистину достойны госпожи Цзы Лин. – Как такое возможно? Разве Цзе Цинмин и Сюй Чжунъюй уже не заключили помолвку с девушками из Престижной Виллы? – Они уже договорились о браке со Старшими Цзы Лин из той же виллы, и потому, как такая смышлёная и умная девушка, как леди Цзы Лин, могла выбрать этих двоих? – Не обязательно. Помолвку можно легко заключить, и также легко расторгнуть. Ведь леди Цзы Лин изолировала себя ещё до того, как стали заключать помолвки, а у неё уже тогда был возлюбленный. – Я считаю, что любовь госпожи Цзы Лин сильна. Даже если её любимый уже помолвлен, она всё равно не сдастся так легко и объявит его имя перед всеми. В то же мгновение, на собрании закипели бурные обсуждения. Одни горой стояли, заявляя, что избранником Цзы Лин, скорее всего, стал либо Цзе Цинмин, либо Сюй Чжунъюй. Другие диким потоком утверждали, что такое просто-напросто невозможно. Одним словом, завязались ярые споры. – Пфф, Цзе Цинмин то, Цзе Цинмин сё. А кроме него лишь Сюй Чжунъюй. Как будто никого, кроме этих двоих, больше нет на всём континенте Девяти Провинций! – выплюнул Тан Исю. И посреди толпы, лица Тан Исю, Бай Юньфэя, Лю Сяояо и Сун Цинфэна были одинаково недовольными. Да, они тоже получили приглашение на Свадебное Собрание, однако, всё внимание было сосредоточено лишь на Цзе Цинмине и Сюй Чжунъюе – и это было им как соль на рану.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава