Глава - 10: ВЫСОКОЕ УВАЖЕНИЕ
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Обе руки Чан-Ян Ке плотно сжимали топор, когда он внимательно смотрел на брата. Благодаря уроку, который он только что выучил, он бы не посмел недооценить Цзянь Чэня во второй раз, в этом раунде он аккуратно двигался вокруг него.

Цзянь Чэнь начал смеяться над Чан-Ян Ке, заставляя его хмурится в замешательстве.

— Третий брат, можем мы уже начать спарринг.

Чан-Ян Ке сильнее обхватил топор, на этот раз он использовал святую силу, чтобы помочь себе. В очередной раз он бросился на Цзянь Чэня, но теперь гораздо быстрее.

Цзянь Чэнь небрежно махнул полуметровой палкой в его руках. По какой-то странной причине он чувствовал себя просто восхитительно, это было так, словно между ним и палкой была некая таинственная связь. В тоже время его сердце чувствовало те же ощущения, что и в предыдущем мире, когда он был на грани смерти, и он смог понять невероятную силу Царства Бога Меча. В тот момент он был в состоянии контролировать свой меч с его «духом», и направил его в полет на сто метров в горло Dugu Qiubai.

Вспоминая тот момент Цзянь Чэнь начал действовать, как ветвь направленная в сторону Чан-Ян Ке вылетела навстречу ему.

«Вшш!»

Повинуясь воле Цзянь Чэня, ветвь, будто оживая, вылетела из его руки. Летя с невероятной скорость в сторону Чан-Ян Ке, она была окутана слабым белым свечением света. Сильное, но так же острое Ци меча испускалось из ветви, делая её похожей на молнию. С блестящей вспышкой света, она уже достигла живота Чан-Ян Ке.

Сразу увидев траекторию пути, так же как и количество Ци меча в ветке, Цзянь Чень побледнел от испуга. Он отчаянно пытался остановить ветвь от достижения своей цели. Если бы она не была остановлена, то она без сомнений могла пронзить Чан-Ян Ке и убить его. Даже если он не умрет сразу, Чан-Ян Ке все еще будет страдать от смертельной раны, что навлечет бедствия на Цзянь Чэна.

Правда как ветвь достигла живота Чан-Ян Ке, она начала замедлятся, но всё же немного проколола живот. Приглядевшись, она просто пробила кожу, однако если бы реакция Цзянь Чэня был чуточку медленнее, то ветвь прошла бы насквозь через тело Чан-Ян Ке. Такие мысли было ужасно представлять.

 

Стирая пот со лба, он заметил, что на ветке все еще была тонкая линия его души. Подтвердив еще раз, что ветка пронзила только кожу Чан-Ян Ке, Цзянь Чэнь облегченно выдохнул.

Чувствуя легкую боль в животе, немного пухлый Чан-Ян Ке бледнел на глазах. Когда он взглянул вниз и увидел пятна крови, его лицо резко изменилось. Как он начал плакать, послышался вопль, и слезы бесконечным потоком падали вниз, как будто его глаза были фонтанами.

— К... кровь... у меня идет кровь! Ваааа, Четвертый брат, ты... ты ударил меня! Ваааа, Ма... мама, я собираюсь рассказать об этом матери. Мать... четвертый брат ударил меня...! — Чан-Ян Ке сразу же превратился в ребенка, который мог только плакать. Бросив деревянный топор, он выбежал из сада не переставая рыдать. Чан-Ян Ке было едва десять лет, он еще не достаточно повзрослел, чтобы выдержать такое тяжелое испытание.

Глядя на медленно исчезающего Чан-Ян Ке, Цзянь Чэнь покачал головой. Когда он сам вышел из сада, он почувствовал небольшой страх в своем сердце. Какое строгое наказание его ждет за это.

 

— Что? Чанг Бай ты решила сыграть со мной в злую шутку? — В кабинете лидера клана Чан-Ян, Чан-Ян Ба от неожиданности встал со стула. Собирая свое внимание на старейшине перед ним, Чан-Ян Ба был поражен тем, что он только что услышал.

Старейшиной, что был напротив Чан-Ян Ба, была Чанг Бай домработница клана Чан-Ян.

Чанг Бай торжественно кинула головой.

— Господин мой, даже я не верила этому сначала, но десятки слуг с кухни четко все видели. Четвертый молодой мастер действительно избил одного из слуг, а также смог поднять слугу который весил более 100 фунтов, и швырнул на 5 метров. Наиболее важно то, что этот слуга достиг 3го слоя святой силы.

Услышав Чанг Бай, глаза Чан-Ян Ба расширились в восторге от этой части невероятной новости.

Чанг Бай посмотрела на главу клана, и после некоторых колебаний продолжила.

— Мой Господин, также я узнала, что четвертый молодой мастер недавно спарринговался с третьим молодым мастером. Используя ветвь дерева, четвертый мастер смог ранить третьего мастера!

—Что?! Сян Эр и Ке Эр сражались, и Сян Эр победил? — С каждой секундой глаза Чан-Ян Ба расширялись все больше и больше.

— Совершенно верно господин. Четвертый мастер использовал только ветвь дерева, а третий мастер был с деревянным топором, — добавила Чанг Бай.

— Как это возможно!? — Чан-Ян Ба снова вскочил из своего кресла. — Сян Эр не может пользоваться святой силой, а Чан-Ян Ке на три года старше его и уже на третьем слое святой силы. Притом, что Ке Эр практикуется в боевых искусствах каждый день, как он мог быть не в состоянии победить Сян Эр?

Достав ветку из одежды, Чанг Бай протянула её Чан-Ян Ба.

— Мой Господин, четвертый мастер использовал вот эту ветку в спаринге.

Чан-Ян Ба взял в руки ветку которая была не толще пальца. Осмотрев её, он заметил кончик окрашенный кровью.

Всматриваясь в засохшую кровь на сломанной ветке, скрывая эмоции на лице Чан-Ян ба спросил: «Чанг Бай, Ке Эр в прорядке?»

— Третий мастер цел, если не считать проколотую кожу, — ответила Чанг Бай.

Чан-Ян Ба кивнул с нейтральным выражением лица. Осмотрев ветку более внимательно, в нем все больше и больше зарождались подозрения. Наконец он заговорил.

— Чанг Бай, в этой ветке нет ничего особенного. К тому же, наконечник вообще не острый, имея силу как у Сян Эр, этой веткой вообще невозможно нанести рану Ке Эр.

Чанг Бай кивнула в знак согласия, её глаза блестели.

— Мой Господин, у меня есть невероятное предположение, что, если четвертый мастер на самом деле не калека, неспособный развивать святые силы? Видя силу показанную четвертым мастером сегодня, возможно, что четвертый мастер уже достиг четвёртого слоя развития святой силы? Иначе нет другого способа для четвертого мастера, чтобы побить третьего мастера.

Услышав Чанг Бай, на лице лидера клана появились яркие эмоции. Чтобы рассматривать его сына, который считался гением, и после выявления что он калека, это было наибольшим сожалением Чан-Ян Ба.

— Чанг Бай, ты говоришь что Сян Эр не только имеет возможность культивировать святую силу, но на самом деле он все же гений, — голос Чан-Ян Ба начал дрожать от волнения. На всем континенте Тянь Юань, только гении могли за семь лет достичь четвёртого слоя развития святой силы. В среднем, по достижении четвёртого слоя святой силы, люди уже имели возраст больше ** лет.

Чанг Бай кивнула.

         — Я наблюдал за ростом четвертого мастера с самого детства. В моих глазах, он выдающийся гений и я верю в него. Я считаю, что в будущем он превзойдет даже меня.

Когда Чан-Ян Ба слушал это, он начал дрожать и трястись, а глаза выражали ликующее волнение и мелкое неверие.

Чанг Бай продолжила говорить: «Возвращаясь назад, когда было выявлено, что четвертый мастер не способен культивировать святую силу, я сочла это странным. Я всегда считала эту ситуацию подозрительной, но не могла понять, что именно было не так, до сегодняшнего дня. С двумя сегодняшними проявлениями силы четвертого мастера, я, наконец, могу подтвердить мои подозрения: четвертый мастер никогда не был калекой, он действительно гений культивации.

Чан-Ян Ба дышал полной грудью, чтобы успокоить участившееся сердцебиение, но прежде чем он что-то смог сказать, прибежали члены клана и уважительно произнесли: «Мой господин, третий мастер был ранен. Третья супруга сейчас же желает видеть господина».

—Я понял, можете идти, — Чан-Ян Ба махнул рукой, равнодушно отпуская посыльного.

— Да мой господин! — Прежде чем медленно удалится, посыльный уважительно поклонился.

Чан-Ян Ба посмотрел на экономку.

— Чанг Бай, было бы лучше, если бы мы думали головой при проверке Сян Эр. Все так долго пренебрегали им, — после сказанного он вдруг стал очень серьезен: «Чанг Бай, двое слуг, что посмели оскорбить Сян Эр на кухне, я оставлю их на тебя, чтобы их не было в моем особняке. Чтобы какие то слуги, думали что могут оскорбить сына Чан-Ян Ба без последствий».

Чанг Бай коротко рассмеялась.

— Мой господин, этих слуг уже выдворили отсюда. Хотя один из них был принят первой госпожой Цзин Лонг, а второй брат капитана одной из команд стражи патрулирующих особняк. Но так как они посмели обидеть четвертого мастера, они потеряли какие-либо причины оставаться в этом особняке. В любом случае я не думаю, что они когда-либо рискнут показать свои лица около особняка Чан-Ян.

В большой украшенной комнате, на кровати лежал недавно раненный Чан-Ян Ке. С бледным лицом он смотрел на недавно перевязанную рану.

На краю кровати сидела мать Чан-Ян Ке, Ю Фэн Янь. С видом скорби она ухаживали за сыном. Недалеко от них стояли Цзянь Чэнь с его матерью Би Юнь Тянь, также первая тетя Цзин Лонг, вторая тетя Бай Юй Шуан и вторая сестра Чан-Ян Мин Юэ.

Фэн Юй Хан оглянулась со злым взглядом на Би Юнь Тянь.

«Четвертая сестра, ваш дорогой сын становится все более и более возмутительным. Иметь наглость напасть на моего Ке Эр с таким опасным оружием, хорошо, что мой Ке Эр очень сильный и не ролучил смертельную рану. Иначе, кто знает, что могло бы произойти?»

Цзянь Чэнь слушая её слова, хмурился, вообще не принимая её слов, ответил: «Нельзя винить меня за то, что третий брат попросил меня о спарринге с ним. Небольшие раны как эта неизбежны. Кроме того, в качестве оружия я использовал обычную ветвь с дерева. Если кого и винить, так это третьего брата за нехватку мастерства».

После ответа Цзянь Чэня лицо Фэн Юй Хан, стало пепельным, в его словах определённо был смысл, и в любом случае она не могла опровергнуть его слов.

Просто думая о том, что она не могла опровергнуть слова ребенка, нечестивая ярость поднималась в ней. Вместе со словами «Если кого и винить, так это третьего брата за нехватку мастерства», лицо Фэн Юй Хан быстро сменило цвет с зеленого на белый. Эти слова значили, что её сын был слабее калеки неспособного культивировать святую силу.

Услышав, что Хань Юй Фэн уступила ребенку, пока Цзин Лонг сидела с непроницаемым лицом, Бай Юй Шуан не могла не рассмеяться.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава