Глава - 101: ДЕСЯТИТЫСЯЧНЫЙ ИММУНИТЕТ (ЧАСТЬ 2)
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

*Бултых*

Цзянь Чен снял с себя всю одежду и запрыгнул в бочку с кровью. В это же время он достал желчный пузырь змеи из бутылки и проглотил его.

Спустя некоторое время он вдруг почувствовал сильную активность всех его органов чувств, а его желудок начал урчать против его воли. Появилось ощущение, что у него возникла диарея.

Цзянь Чен уселся, скрестив ноги. Кровь внутри бочки доставала до его шеи.

Чувствуя холод, который испускала кровь, Цзянь Чен расслабился и закрыл глаза. Затем он начал впитывать уникальные гены внутри крови, следуя процедуре, вычитанной в книгах.

Из-за существования этих уникальных элементов в крови полосатой золотой змеи у нее была способность нейтрализовать яд. Если верить книге, то человек должен впитать все эти элементы в свое тело и объединить их со своей кровью. Кровь будет поддерживать тело и подарит ему способность противостоять ядам. Эта способность была настолько мощной, что человек мог стать полностью невосприимчив к ядам.

Это означало, что человек, заполучивший Десятитысячный Иммунитет, будет невосприимчив ко всем ядам, которые слабее яда полосатой золотой змеи, но кроме этого он будет способен противостоять ядам одного с ней уровня. Таким образом, опасность от ядов будет снижена до минимума, а скорость их распространения по телу замедлится.

Этого было достаточно, что бы Цзянь Чен пришел в восторг от одной лишь мысли об этом. В конце концов, яд этой змеи был известен по всему континенту и лишь несколько других ядов были сильнее его. Однако эти яды встречались еще реже, чем яд полосатой золотой змеи.

Цзянь Чен сидел в бочке с закрытыми глазами, а его желудок продолжал урчать невыносимо громко. Любой стоящий рядом человек мог бы услышать этот звук.

Внутри его желудка будто разразился шторм, и в это же время Цзянь Чена поразило чувство тошноты. Он с трудом сдерживался, что бы его не вырвало.

- Наверное, желчь внутри желчного пузыря как-то протекла наружу.

Цзянь Чен с трудом сопротивлялся тошноте. Он знал, что самым важным ингридиентом был желчный пузырь, а потом кровь. Эти два компонента были обязательны для создания Десятитысячного Иммунитета. Желчный пузырь притягивал к себе уникальные элементы, находящиеся в крови, поэтому их можно было поглотить лишь вместе с ним.

Эти элементы не были похожи на Мировую Эссенцию, которую можно было поглотить в любое удобное время. Если у тебя нет особого объекта, дабы притянуть их, то ты не сможешь поглотить уникальные элементы, находящиеся в крови змеи. Если ты просто выпьешь кровь змеи, то это будет временным противоядием, а затем она выйдет из тела вместе с походом в туалет. Так что иного способа заполучить невосприимчивое к ядам тело просто не было.

В этот момент в животе Цзянь Чена образовался теплый поток. Это тепло продолжало усиливаться, а в следующие мгновения его живот уже горел, будто внутри него полыхало пламя. Вместе с этим изменением внутри его живота все поры на теле Цзянь Чена одновременно раскрылись.

Внутри бочки появились следы загадочной особой энергии, которая материализовалась в виде маленьких рыбок внутри крови. Они принялись плыть в сторону Цзянь Чена и проникать в его тело сквозь поры.

Как только эта энергия проникла в его тело, спокойное выражение лица Цзянь Чена вдруг изменилось. Странная энергия внутри него превратилась из мирных овечек в группу яростных тигров. Они принялись буйствовать внутри его тела и причинять жуткую боль ему.

- Плохо, в этой крови оказались уникальные звериные элементы берсерка. Они даже сильнее, чем в ядрах монстров.

Цзянь Чен мгновенно понял происходящее, ибо энергия любого магического зверя содержала в себе элемент берсерка. Это знали все на континенте уже на протяжении тысячелетий. Однако большая часть этого элемента крылась внутри ядра монстра, поэтому Цзянь Чен не ожидал встретить этот элемент внутри крови змеи. Кроме того, элемент берсерка в ее крови был примерно в сто раз сильнее, чем в ядрах монстров.

Сопротивляясь острой боли внутри тела, Цзянь Чен с удивлением подумал: «Почему я не почувствовал этот элемент берсерка, когда впервые выпил кровь змеи?»

Пока он сидел в бочке, его тело начало дрожать от сильной боли, а каждый мускул в его теле сокращался спазмами. Даже его поры болели, а лицо приняло бледный окрас.

Особая энергия продолжала проникать внутрь тела Цзянь Чена, будто ее притягивали магнитом. Количество этой энергии в его теле повышалось вместе с элементом берсерка, становлясь все сильнее и сильнее. Из-за боли Цзянь Чен начал обильно потеть, однако он сжал зубы и кулаки, продолжив сопротивление.

В этот момент голубой и фиолетовый пятнышки внутри его даньтяня внезапно загорелись и испустили слабые лучи света. В следующее мгновение яростная боль внутри Цзянь Чена испарилась бесследно. Элемент берсерка будто притягивался какой-то загадочной силой и поглощался голубым и фиолетовым пятнышками внутри его даньтяня. Как только этот элемент проникал в его тело вместе с особой энергией, то он направлялся прямиком в даньтянь и поглощался пятнами внутри него.

Некоторое время Цзянь Чен не понимал, что произошло. Однако он вскоре заметил причину и облегченно вздохнул. Он вспомнил, что каждый раз элемент берсерка внутри ядер монстров поглощался этими странными пятнами внутри даньтяня. Таким образом, то, что сейчас происходило, не показалось ему странным.

Больше не испытывая муку от элемента берсерка, Цзянь Чен вновь расслабился, однако он продолжил наблюдать за ситуацией внутри его тела.

Единственное, что он ощущал, это особые элементы. Элемент берсерка сразу поглощался, и оставались лишь безобидные особые элементы, собирающиеся вокруг желчного пузыря змеи.

Поглощение этих элементов было крайне медленным. Цзянь Чен просидел в бочке весь день и ночь, прежде чем смог впитать все эти элементы в кровь. В данный момент желчный пузырь змеи в желудке Цзянь Чена уже собрал все особые элементы, сформировав толстый слой.

Кровь змеи, находящаяся в бочке, к этому времени потеряла свой цвет и запах.

Теперь оставался лишь последний шаг, прежде чем Цзянь Чен мог создать Десятитысячный Иммунитет. Этот шаг был самым важным, от которого зависел успех ритуала.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава