X
X
Глава - 1036: Еще одна встреча с Ян Лином (часть 1)
Предыдущая глава
Следующая глава

- Цай Юнь, ты такая бестолочь. Почему ты такая бестолочь? Зачем нужно было это делать? Зачем?

 

Хао Ву провел своей шершавой ладонью по бледному лицу Цай Юнь. Его сердце разрывалось от горя.

 

Лицо Зар Фэймора тоже было залито слезами. Он чувствовал вину за нынешнее состояние своей правнучки, потому что события далекого прошлого стали причиной ужасных взаимоотношений между ними.

 

- Эх, я раскаиваюсь, я раскаиваюсь... — с болью произнес Зар Фэймор.

 

Нынешнее состояние Зар Цай Юнь сильно повлияет на силу клана.

 

- Цай Юнь, ты слышишь меня? Очнись. Я заберу тебя домой, в наш общий дом. Мы снова будем жить как раньше, — бормотал Хао Ву, пытаясь ее разбудить.

 

Однако веки Зар Цай Юнь даже не дрогнули.

 

- Хао Ву, отдай Цай Юнь мне. Семья Зар сделает все возможное, чтобы спасти ее, — обратился Зар Фэймор к Хао Ву.

 

В глазах Хао Ву мгновенно промелькнул опасный блеск, когда он услышал его. Он свирепым взглядом уставился на старика и ледяным тоном ответил:

 

- Зар Фэймор, тебе следует подумать о своих действиях. Какое право ты имеешь, чтобы забирать у меня Цай Юнь? Нет у тебя такого права. Если бы не Цай Юнь, то ваша семья Зар не обладала бы такой свободой действий до сих пор.

 

Слова Хао Ву были подобны ведру холодной воды, вылитому на Зар Фэймора. Тот стоял на месте с пустым взглядом, будто лишившись своей души.

 

Затем Хао Ву повернулся к Цзянь Чену, краем глаза покосившись на Руй Цзиня с Хэй Ю. Во взгляде Хао Ву отразилась толика страха, и он заговорил:

 

- Цзянь Чен, Цай Юнь больше не является членом семьи Зар. Теперь, когда она оказалась в таком состоянии, я надеюсь, что ты забудешь про свои разногласия с ней.

 

На лице Цзянь Чена отражались смешанные эмоции. Он медленно кивнул и ответил:

 

- Господин Хао Ву, позвольте мне задать вам один вопрос. Каковы ваши отношения с Небесной Волшебницей?

 

Хоть Цзянь Чен уже догадался, что Хао Ву был ее отцом, но ему нужно было услышать подтверждение из его уст.

 

Лицо Хао Ву стало мрачным.

 

- Она моя дочь, но не признает меня как отца.

 

Когда Цзянь Чен упомянул Небесную Волшебницу, сердце Хао Ву заболело.

 

Цзянь Чен все равно был удивлен этому, но быстро успокоился и подлетел к Хао Ву, взглянув на лишенную сознания Зар Цай Юнь. Некоторое время он все еще колебался, но затем медленно закрыл глаза.

 

От тела Цзянь Чена тут же принялся исходить молочно-белый свет, охватив его полностью и скрыв внутри себя. В это мгновение Цзянь Чен будто превратился в сияющего бога, купающегося в свете.

 

- Это изначальная энергия Светлой Святой Силы! Он уже достиг 7 класса! — одновременно воскликнули председатель и великий старейшина.

 

Хоть они и знали, что Цзянь Чен забрал с собой священную реликвию, но перейти на 7 класс Сияющего Святого Мастера было не так просто. Чтобы кто-то в его возрасте смог стать Сияющим Святым Мастером 7 класса – это было невиданным событием на континенте.

 

- Он действительно гений, но жаль только...

 

Председатель покачал головой и вздохнул с сожалением.

 

Цзянь Чен использовал изначальную энергию, чтобы лично исцелить Зар Цай Юнь. По его действиям уже можно было понять, что он решил касательно семьи Зар.

 

Хоть они с Небесной Волшебницей и не были женаты, но совершили акт, полагающийся только после свадьбы. Небесная Волшебница же, в свою очередь, была дочерью Хао Ву, который сильно любил Зар Цай Юнь. Цзянь Чен понятия не имел, что произошло между этими тремя, чтобы создать такую сложную ситуацию, но он был уверен в своем решении.

 

Если он продолжит свои попытки забрать жизнь Зар Цай Юнь, то Хао Ву будет сражаться с ним до смерти. Сам же Цзянь Чен не хотел, чтобы его отношения с Хао Ву были враждебными.

 

К тому же, Небесная Волшебница прервала их битву, так что из этого можно было сделать соответствующие выводы. Небесная Волшебница не хотела, чтобы ее отец сражался с Цзянь Ченом.

 

От Хао Ву он узнал, что Небесная Волшебница не признавала его своим отцом, но факт оставался фактом – она являлась его дочерью.

 

Рана, нанесенная Святым Драконьим Мечом Руй Цзиня, была достаточно серьезной. Могущественная Энергия Истока разъела всю плоть вокруг раны, оставив дыру размером с кулак в теле Зар Цай Юнь. Однако благодаря чудотворному воздействию изначальной энергии Светлой Святой Силы, ему потребовалась всего одна частица данной энергии, чтобы исцелить Зар Цай Юнь. Но она все равно не очнулась.

 

Действия Цзянь Чена тронули Хао Ву, и он принялся непрерывно благодарить его. Хао Ву прекрасно знал, кем являлся сейчас Цзянь Чен. Кланы защитников не могли ничего против него сделать, а так же за ним следовали двое экспертов, которые были не по зубам даже Святым Императорам Континента Божественного Зверя.

 

Однако Хао Ву не знал о связи между Цзянь Ченом и его дочерью.

 

- Я исцелил ее телесные раны, но бессилен против травм, затрагивающих изначальный дух, — вздохнул Цзянь Чен.

 

- Я найду способ вылечить душу Цай Юнь. Это я повинен в ее нынешнем состоянии, так что я посвящу всю свою оставшуюся жизнь на благо Цай Юнь.

 

Хао Ву взглянул на лицо Зар Цай Юнь, а затем ушел, держа ее в руках.

 

- Цай Юнь! — скорбно воскликнул Зар Фэймор, глядя в направлении, где исчезли эти двое.

 

Он не хотел расставаться с ней и сожалел о своих поступках.

 

В это время все больше и больше Святых Правителей собиралось в округе, наблюдая со стороны. Их всех привлекла сюда недавняя битва.

 

Цзянь Чен посмотрел наверх, сквозь пустое пространство. Его духовное сознание позволило ему отчетливо ощутить присутствовавших там Святых Королей, включая предка клана Кара.

 

Сейчас Цзянь Чен уже был не в настроении разбираться с разногласиями между ним и семьей Зар, так что он обратился к членам восьми великих кланов:

 

- Я не буду мстить вам за произошедшее много лет назад. Можете считать, что избежали смерти, но ваши преступления остаются на вашей совести.

 

Святые Правители восьми великих кланов облегченно вздохнули, будто избежали катастрофы. Они боялись, что Цзянь Чен решит отомстить им за их действия в прошлом.

 

- Цзянь Чен, моя семья Чан сожалеет о своих действиях. Я благодарю тебя за проявленное милосердие и покараю сам себя, чтобы извиниться перед тобой.

 

Святой Правитель семьи Чан заговорил первым, а затем ударил себя кулаком в грудь и закашлялся кровью.

 

После этого все остальные Святые Правители восьми великих кланов тоже ранили сами себя, заплатив цену за преследование Цзянь Чена много лет назад и отблагодарив его за пощаду.

 

Данная сцена вызвала оживленные дискуссии между остальными присутствовавшими экспертами.

 

Таким образом, вражду между Цзянь Ченом и восьми великими кланами можно было считать завершенной. Хоть Хао Ву и Зар Цай Юнь вынудили его изменить свои планы, но Цзянь Чен считал такой исход наиболее приемлемым.

 

Затем он подлетел к группе людей из Гильдии Сияющих Святых Мастеров и сложил ладони перед ними.

 

- Цзянь Чен приветствует председателя и великого старейшину.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава